Слово «антихайп», чередующееся с «изи-изи», «синк эбаут зис» и «рил ток», прочно закрепилось в лексиконе не только школьников, но практически всех, кто рискнул открыть YouTube за последние пару недель. Причина: рэпер Гнойный, представитель творческого объединения «Антихайп», одержал триумфальную победу над патриархом русского рэпа Оксимироном на баттле, а затем закрепил успех, продолжив иронизировать над оппонентом в интервью журналисту Юрию Дудю.

The Village встретился с двумя представителями группы «Антихайп» — Виктором СД и Букером, — чтобы обсудить идеологию и цель творческого союза, занявшего место временного правительства в русскоязычном хип-хопе. Взять комментарии у других членов объединения не получилось — изначально согласившийся на интервью Андрей Замай в итоге не стал говорить с The Village, сославшись на нехватку времени, а Славе КПСС, который общался с изданием в июле, участники якобы запретили давать комментарий, объяснив, что «это неправильно с точки зрения хайпа».

Иллюстрации

Иван Анненков

Вячеслав Карелин

Возраст: 27 лет

Псевдонимы: Слава КПСС, Гнойный, Соня Мармеладова, Валентин Дядька, Бутер Бродский и другие

Город: Санкт-Петербург (родился в Хабаровске)

Андрей Замай

Возраст: 30 лет

Псевдоним: Хан Замай

Город: Санкт-Петербург (родился в Бишкеке)

Виктор Гевиксман

Возраст: 30 лет

Псевдоним: СД, СД aka Садист

Город: Москва

Федор Игнатьев

Возраст: 22 года

Псевдонимы: Букер Д. Фред, Молодой Чинаски

Город: Санкт-Петербург

Составляющие «Антихайпа»

«Мы простебали все, что ты считал серьезным рэпом. Для этой Речи Посполитой я — верховный гетман» — с этих строк начинается куплет Славы КПСС в треке «Антихайп», вышедшем в 2016 году. В одноименное объединение вошел сам Слава Карелин (ненастоящая фамилия рэпера), некоторым слушателям более известный как Гнойный, а также Андрей Замай, Виктор СД и Букер, он же Федор Игнатьев. Единственный москвич в группе — СД, остальные участники живут в Петербурге. Стратегические решения «Антихайпа» принимают СД и Замай. «Мы повелеваем. Я — как владыка, он — как директор», — объясняет СД. Букер уточняет, как собирался «Антихайп»: «С Витей (СД. — Прим. ред.) мы познакомились на его баттле с Замаем — меня Андрей попросил вписать Виктора в мою квартиру в петербургской хрущевке. А для меня, как и для любого другого человека, который начинал слушать русский рэп не с Фараона, Витя был культовой фигурой. Со Славой я познакомился на баттле — бились друг против друга, и я ******* [проиграл], потому что не знал, как делать баттл-рэп. А вот Замай не помню, как появился — свалился как снег на голову. Позвал меня как-то в Таврический сад гулять, с тех пор дружим. Потом сидели как-то на кухне, и он предложил вступить в „Антихайп“».

Музыка «Антихайпа»

Наверное, у каждого, кто загуглил «Антихайп» после знаменитого баттла и уже не менее знаменитого интервью, объединение ассоциируется в первую очередь с нелепым мерчем и агрессивной антикоммерческой иронией Славы КПСС и неизменно присутствующего где-то рядом Замая. Основные мишени — другие рэперы (и друзья или даже члены «Антихайпа»), «обывалы», мода (Рубчинскому и вейперам достается отдельно), мейнстримный хип-хоп вообще. По традиции андеграундного хип-хопа 2000-х, лидеры «Антихайпа» эпатируют правой риторикой, с чем связан один из главных конфузов популяризации: если привычного слушателя слово «жид» и отсылки к Третьему рейху смутить уже давно не способны, то медийная фейсбук-публика была шокирована так, словно последних 40 лет и контркультурной апроприации демонстративного антисемитизма просто не существует. Карелин уже публично, вполне в духе НБП объяснил зрителям, что «жидами» в его вокабуляре являются «лакеи капитала», а другие подписанты за апологией так далеко не лезут: «Замай — киргиз, и что, он обиделся, что ли?» — комментирует Букер раунд СД против Замая на Versus, который Виктор начал со слов «я с киргизами здороваюсь: зиг хайль».

В 2015 году СД записал совместный трек с Сашей Скулом, некогда участником хип-хоп-группировки «Бухенвальд Флава». «Я был на огромнейшем количестве концертов Саши Скула и с уверенностью могу сказать, что люди адекватно понимают каждый зиг хайль, который он кидает со сцены. Все это делается с сарказмом и юмором. У нас коллектив — евреи, киргиз и русский. Кто для кого семит? Мы всех ненавидим одинаково», — объясняет СД. Букер подтверждает: «Это странно, чтобы Сашу Скула кто-то на полном серьезе слушал. У нас нет национальной ненависти, есть просто ненависть к любым человеческим проявлениям, которые мне не нравятся». О каких именно человеческих проявлениях речь, Федор не уточняет и пускается в диалектику: «Вообще „Антихайп“ основан не на ненависти, а на любви и дружбе: четыре человека с негативной позицией собираются вместе, чтобы творить — разве это не примат любви над ненавистью?»

В конце концов все равно значительная часть текстов рэперов «Антихайпа» сводится к провокации и мамо******. «Русская культура слишком великая, чтобы оскорбить ее фразой „мать ****“. Эти вещи могут задевать людей, но это значит, что с людьми что-то не так. Когда ты говоришь: „Ты лох“ — и зрителя это задевает, то он действительно лох. А вот если он это слышит и представляет, как он абстрактному какому-то дураку говорит: „Ты лох“, значит, он правильно двигается и может понять антихайп, — продолжает Букер. — Бывают провокационные заявления, но к ним нужно относиться с пониманием — как сказал Леха Никонов (поэт, участник группы «Последние танки в Париже». — Прим. ред.), в первую очередь важны эмоции. Мамо****** — это условность, просто провокационные строчки». СД добавляет: «В 2007 году, когда мы со Стимом были первыми, кто в России использует эти фразы, нам казалось это дико прикольным. Мы чувствовали себя новаторами, думали: почему до этого никто так не делал? Потом поняли, что слишком большое количество подростков начало нам подражать, вести себя как конченые мудаки. Кстати, на Федю (Букера. — Прим. ред.) это тоже повлияло — ты видел его баттлы? Там „***-пармезан“, ну что это такое?»

CД уверен, что шоковый порог уже пройден и слушатели научились воспринимать провокацию как естественную особенность сцены: «Возможно, мы запустили очередной элемент естественного отбора — неудивительно, что за майки „Антихайп“ уже кого-то спрашивают. Но если в 13 лет это кому-то и не кажется иронией, то подрастут — и покажется. Я лет в пять-шесть слушал группу „Дюна“, и мне это казалось максимально серьезным». «Если человек знает слово „*****“, у него должна быть какая-то самоответственность. А нет — значит, родители плохо воспитали», — подытоживает Букер.


«Возможно, мы запустили очередной элемент естественного отбора — неудивительно, что за майки „Антихайп“ уже кого-то спрашивают. Но если в 13 лет это кому-то и не кажется иронией, то подрастут — и покажется»


Его собственные тексты, как и последний альбом СД, значительно отличаются от пересмешничества Замая и Гнойного, напоминая, скорее, очень умеренную пародию на более привычный русский рэп. «Начинал с 50 Cent, Эминема и Оксимирона. Учился на философском в СПбГУ. В какой-то момент начал баттлить на SlovoSpb, потом меня позвали на Versus и другие площадки: 140 BPM и „Рвать на битах“», — рассказывает о своем творчестве Букер. Он также называет себя Молодым Чинаски — альтер эго Чарльза Буковски — и транслирует характерные гедонизм и мачизм с оглядкой на аудиторию: «если мне скучно ее трахнуть, она мне присылает мемы», «лучший чокер — мои руки на ее шее». Свои треки Букер разбавляет эдлибами на манер молодых рэперов из Атланты и референсами на «Пилу» и «Джона Уика». Вместо устаревшего фараоновского «скер-скер» — «эщкере», популяризированное рэпером Face. «Фейс — ******** [отличный]. Моя подруга ходила на лекцию культуролога, который разбирал феномен русского рэпа и его значение для культуры. В частности, он рассматривал тексты Оксимирона, Луперкаля и Фейса. Он сказал, что все бессодержательны, кроме Фейса. Более того, Фейс социально опасен, потому что он не рефлексирует, а просто передает поток сознания. По-моему, это шикарно. Чистая харизма, человек транслирует себя таким, какой он есть», — рассказывает Букер, вспоминая, как они встретились в Москве на фестивале этим летом. С Фейсом познакомился и Слава КПСС — об этом свидетельствуют совместные сторис в инстаграме из столичного бара «Камчатка». «Вот этот телефон заряжается от зарядки Фейса. Это не ******* [ложь], — характерно шутил Карелин, крутя пауэрбанком перед камерой, — отныне и впредь Ваня Face в „Антихайпе“».

Иван Дремин, он же Face, резко набрал популярность такими треками, как «Гоша Рубчинский» (почти 4 миллиона просмотров), «Мне ***** [все равно]» (2,5 миллиона просмотров) и «Бургер» (1,5 миллионов просмотров за три недели») — боевиками вполне в духе «Антихайпа», только радикально проще, звучнее и с хорошим продакшеном. «Я не считаю, что в регрессии есть что-то плохое, это естественный процесс. Сыр с плесенью по объективным причинам является ужасным, но лично мне он нравится», — объясняет Букер. По его мнению, регресс неизбежно заканчивается прогрессом, и Face тому лучшее доказательство: «Он усложняет свое творчество. Трек „Baby“ очень жизненный для молодых лет 17–18. Безответная любовь умирает, когда закрываются двери социальных сетей». СД не согласен с этой линейной концепцией: «Рэп — это не прогресс, а рефлексирование. Иногда получаются действительно серьезные музыкальные произведения или социальные манифесты, но в основном это просто эмоции автора в данный момент. Раньше люди на гитаре играли или дневник вели, а сейчас вот рэп записывают».

«Антихайп — вжух, и я вернул 2007-й», — с этого начинается последний альбом Виктора СД. «В то время мы работали вместе с Серегой и Стимом. Объездили всю страну, пели странный на тот момент рэп. Почему странный — тогда пели „в жизни так бывает” и про улицы, а мы пели другую ***** [фигню]. Жанр называется баттл-рэп — его популяризировал Оксимирон, тогда все еще говорили: ужас, как можно трахать чьих-то мам?» — вспоминает СД. На релизе также можно услышать песни про любовь («Для меня ты подарок, / Может, даже важнее, чем воздух»). В треке «Ануннак» СД возвращается к юмору и ненависти, столпам «Антихайпа»: «Я главный жид-рептилоид… повелевал, маму ****». Один из хайлайтов альбома посвящен видеоблогеру Руслану Гительману, который в своих обзорах открывает все новые и новые изощренные способы покурить сигареты. «Увидел его выпуск и понял: надо помочь этому парню, — рассказывает СД. — Теперь там реклама „Вулкана” везде. Просмотры растут, значит, он станет новым Хованским».

Лейбл «Ренессанс» и Дмитрий Маликов

Релизы участников «Антихайпа» выпускает лейбл «Ренессанс», которым, в свою очередь, занимается издательство «Джем». В телефонном разговоре с The Village представитель «Джема» подтвердил, что «„Ренессанс“ — это наш подлейбл», с которым компания сотрудничает «года два», уточнив, что их фирма занимается исключительно «технической поддержкой» и не вмешивается в креативный процесс. Контакт фирмы также указан в паблике «Ренессанс / Антихайп» во «ВКонтакте». Фактически компания владеет правами на релизы лейбла «Ренессанс» и, соответственно, песнями объединения «Антихайп». Также издательство «Джем» является правообладателем творчества Дмитрия Маликова, который судил баттл Замая и Букера на Versus и цитировал в своем твиттере дисс Славы КПСС на петербургского рэпера Jubilee: «Что может быть хуже, чем „Emoji“ (Emoji FM, название микстейпа Jubilee. — Прим. ред.)?» Помимо прочего мерча, который можно купить в объединенном паблике «Антихайпа» и «Ренессанса» во «ВКонтакте», есть и черные футболки со знаменитым хештегом Маликова #тяжеловато.

Аккаунт «Джема» в твиттере выкладывает релизы издательства: сборники «Любимые 90-е», «Руки вверх!», Ладу Дэнс и Славу КПСС. «Мы — часть музыкального издательства, и все, что мы делаем, изначально обладает авторскими правами. Выкладывается и релизится все в режиме „панк-рок“, но на деле за этим стоят люди, которые обрабатывают материал», — поясняет СД. Букер улыбается: «„Ренессанс“ — это класс, а „Антихайп“ — компания хулиганов в нем, которые из ручек плюют друг в друга».

Идеология «Антихайпа» и отношение к популярности

Популярность пришла к объединению во многом благодаря баттл-рэпу: на петербургских площадках сражались все его участники. До того как бар «1703» стал одной из любимых локаций пользователей российского YouTube, Замай, Гнойный и СД баттлились на веб-просторах hip-hop.ru и других ресурсов.

«Баттл-рэп — это шоу с накалом страстей, подковерной борьбой. Популярность Versus и других площадок объясняется тем, что телевизор целиком ******* [проиграл] нишу этих событий и столкновений. Раньше вся страна смотрела КВН и прочее беззубое всратое дерьмо, интересное только бабушкам. И то некоторым бабушкам нравится Versus, потому что это живые люди, а не „Дом-2“ с непонятной конечной целью. Образный Федя (Букер. — Прим. ред.), который поднялся в баттлах, может стать трендсеттером, забаттлить с Оксимироном, стать вектором. ST, который никогда не считался баттл-рэпером, стал известен после баттла с Оксимироном. А теперь вот Гнойный, — размышляет СД. — Если человек не производит ничего, кроме баттл-рэпа, то отдельные песни ему писать будет сложно. У Славы же до его баттл-истории были неплохие песни, и те, кто не может их воспринимать, послушайте внимательно, это же действительно крутые треки». Букер добавляет, что на баттлах выступают не только рэперы: «У нас на SlovoSpb были и девочка-айтишница, и человек, который угорал по дэткору, и горный инженер. Есть такая проблема недостаточной конвертируемости хайпа. Ты можешь быть известен в баттл-кругах, но людям сложно начать воспринимать тебя по-другому». СД конкретизирует: «Много молодых людей в России знают Пашу Техника благодаря его баттлам, но кто-нибудь слышал его песни? Вопрос не в баттл-рэпе конкретно, а в том, что у людей в целом поверхностное отношение ко всему. Знают Оксимирона по баттлам, ну, может быть, трекам вроде „Девочки-******“. А погуглить дальше не могут».


«Антихайп — это лозунг бесконечного самовыражения, — продолжает Букер. — Мы живем в обществе постмодерна, все уже придумали, остается только иронизировать над этим. Если кто-то придумает что-то новое — будет молодцом»


«Антихайп — это лозунг бесконечного самовыражения, — продолжает Букер. — Мы живем в обществе постмодерна, все уже придумали, остается только иронизировать над этим. Если кто-то придумает что-то новое — будет молодцом». На вопрос о том, изменится ли что-то с приходом популярности, он качает головой: «Моча в голову никому бить от этого не будет». СД добавляет: «Никакой идеологии нет. Мы не против хайпа, мы за хайп. Надеемся, будут больше покупать нашу музыку и чаще приходить на концерты. Но не будут — не расстроимся. И так неплохо жили».

Объясняя практически все свои поступки постиронией, участники «Антихайпа», не обходят стороной ни один тренд: в 2015–2016-м это были песни про вейп и Гошу Рубчинского, в начале 2017 года — приседание под биты шлягера «Тает лед» в рамках очередного челленджа. Слава КПСС сменил Дмитрия Маликова, крутящего спиннеры, на аватаре паблика «МДК» и рекламирует алкоголь и букмекерские конторы прямо в эфире шоу Юрия Дудя, оттягивая брендированную футболку в сторону камеры. «Мы временное правительство, и у нас карт-бланш на свинство — мы продаем 40-секундные прероллы в клипах, в которых стоит возрастное ограничение из-за того, что мы забыли звездочку в названии поставить», — объясняет СД.

Роль «Антихайпа» в современном хип-хопе

Отпраздновав победу Гнойного над Оксимироном, Слава и Замай выпустили клип «Fuckrap», сопровождающийся громким манифестом: теперь Карелин — «король хип-хопа», а свержение предыдущего монарха (Оксимирона) ознаменовало начало «второй хип-хоп-революции».

«Временное правительство — это я и Замай. Сейчас мы проводим вторую хип-хоп-революцию — первую делали Птаха и группа „Центр“ в 2008 году. Не должно быть, что на протяжении долгого времени кто-то один сидит наверху и твитами влияет на карьеру других людей — иначе все будут слушать только Моззи Монтану. Если проводить параллели с политической ситуацией — я против Путина, придет Навальный — я буду против него. Так же и с рэпом — я против Оксимирона, раньше был против „Касты“. Это принципиальная позиция — иначе они будут там ****** [наглеть] сидеть, сходить с ума. Мы можем наблюдать последствия на примере того же Путина», — рассказывает СД о миссии «Антихайпа».

«Я вижу группу „Антихайп” как четырех полоумных, которые несутся на кривой кобыле куда-то ** ***. У коня изо рта пена, вокруг сыплется галька», — визионерствует Букер. СД добавляет: «Замай — это наш Владимир Ильич Ульянов, он ведет нас к славному будущему». Однако в роли гегемона объединение «Антихайп» себя не представляет: «А зачем? Мы творцы, нам интересно свергать», — объясняет СД.