Фотографии

алёна винокурова

В марте в Москве открылась музыкальная школа Glinka. Там учат не сольфеджио и не нотной грамоте, а работе с Ableton, ритмике, семплингу и другим вещам, без которых нельзя представить современную музыку. Преподают московские музыканты — Антон Маскелиаде, Фил Герус и Kovsh Beats, а создатели школы говорят, что даже новичок после интенсивного курса сможет записать собственный трек.

Открыли школу Андрей Рощевкин и Дмитрий Панов. Оба работают в далёких от музыки сферах: Андрей — в Coub, а Дима — в Музее ГУЛАГа. Несмотря на это, желание создать современную музыкальную школу в какой-то момент возникло у них обоих. У Андрея оно выросло из стремления писать музыку: «Когда я стал работать с Ableton, то понял, что невозможно проводить 24 часа за просмотром уроков на YouTube, да и писать музыку так не научишься, — говорит он. — Ухо новичка не натренировано: ты не понимаешь, правильно ли сыграны аккорды, гармонично звучит или криво. Поэтому важно, чтобы кто-то слушал тебя и конструктивно критиковал ошибки».

Glinka

DI Telegraph, Тверская, 7

+7 (499) 391–53–47

glinka.education


Стоимость курса — 29 999 рублей

Подходящей для себя офлайн-школы Андрей так и не нашёл: основной проблемой оказывались преподаватели, авторитетность которых была для него под вопросом. Примерно в это время он познакомился с Димой, который вынашивал идею собственной музыкальной школы уже несколько лет. Панов обратил внимание на то, что многие музыканты, например Дэвид Боуи или Ричард Хэлл, заканчивали так называемые Art Schools — только потом шли не в художники, а занимались музыкой. Его мечтой было сделать в России что-то подобное — не ремесленное училище, а место, которое будет настраивать на самостоятельное творчество.

Опыта создания собственного бизнеса ни у Димы, ни у Андрея не было, поэтому они действовали интуитивно и запускали школу своими силами. Между идеей и стартом первого курса прошло примерно семь-восемь месяцев, большая часть которых ушла на планирование и исследования. В развитии школы с самого начала помогали основатели Moscow Coding School Вадим Резвый и Кирилл Жвалов, которые после запуска присоединились к Glinka в качестве партнёров.

Открылась школа курсом «Основы Ableton Live», посвящённым самой популярной программе для создания и записи музыки, которой пользуются и любители, и профессионалы. Преподаёт его Антон Маскелиаде — музыкант и, как выяснилось, хороший педагог. Второй курс «Гармония и ритмика. От Баха до Дрейка» провёл другой московский электронщик — Фил Герус. Первые занятия проходили в клубе Powerhouse, пространство которого на несколько часов превращали в аудиторию. Но уже на повторе курса Маскелиаде школа переехала в DI Telegraph, поскольку вошла в один образовательный холдинг с базирующейся здесь Moscow Coding School. В Центральном телеграфе Glinka занимает небольшое помещение прямо над конференц-залом.

Между идеей и стартом первого курса прошло примерно семь-восемь месяцев, большая часть которых ушла на планирование и исследования

Обычно курс длится три пары выходных по пять часов в день. Как поясняет Рощевкин, формат интенсива позволяет дать начинающему мощный толчок в развитии, а дальше он может сам решить, как применять полученные знания. В среднем курс посещают около десятка учеников, и это позволяет уделить достаточно времени каждому из них. Возраст разный: пока самому младшему ученику было 15 лет, старшему — около 40.

В июне Glinka планирует запустить два новых курса. Первый — «Финты на виртуальных cинтах с саунд-продюсером Леонидом Шишениным, где студенты будут разбирать от и до синтезаторы. Параллельно с ним запланирован курс по битмейкингу, который проведут ребята из Kovsh Beats.

Преподавателей Рощевкин и Панов выбирают самостоятельно, в соответствии с собственными взглядами на тенденции в музыкальном образовании. Выбор темы и подход к обучению остаётся за преподавателем, поэтому курсы получаются полностью авторскими. Два единственных условия: занятия должны быть рассчитаны на новичков и ориентированы на результат. Перед запуском каждый курс проходит тестовый прогон, на котором оценивается то, что рассказывает преподаватель и, главное, как он это делает.

По задумке создателей школы, общение преподавателя и ученика должно происходить на равных. Лекторы рассказывают максимально доступно и не жалеют времени, чтобы объяснить не до конца понятые учеником моменты. На занятия можно принести весь свой материал и получить от преподавателя фидбэк. «Мы создаём не просто обучающие курсы, а комьюнити, — рассказывает Андрей. — Мне кажется, в России довольно закрытая музыкальная тусовка. А мы по сути выстраиваем мост между новичками и профессиональными музыкантами».

Оба основателя не раз повторяют, что их главная цель — провести каждого студента из точки А в точку Б и достигнуть результата

Другой приятный аспект обучения в Glinka — соответствие современному контексту. Многие вещи, о которых говорят преподаватели, тут же иллюстрируются примерами из знакомых треков — будь то Канье Уэст или Radiohead. Оба основателя не раз повторяют, что их главная цель — провести каждого студента из точки А в точку Б и достигнуть ощутимого результата. «Если люди хоть чуть-чуть располагают свободным временем и им интересно, мы приложим максимум усилий, чтобы у них что-то получилось, — продолжают Панов и Рощевкин. — мы даём не просто теоретические знания — это само собой разумеющееся. На выходе из школы у человека должен быть ещё и трек, который он создаст собственными руками».

Описывая планы на будущее, оба основателя говорят, что ориентируются на школы мирового уровня — одной из них они видят в будущем Glinka. Постепенно здесь планируют увеличивать количество курсов и делать их регулярными. «Мы исповедуем систему блочного подхода, — делится своим видением Панов. — Для начала нужно понять, как работает софт. Дальше для кого-то может быть актуальна теоретическая база, а кто-то захочет заняться вокалом. Самостоятельно эту структуру выстроить очень сложно, потому что ты не знаешь, в каком порядке нужно получать информацию».

На вопрос, на кого рассчитаны курсы, Андрей и Дима отвечают, что не ставили себе ограничений. Они хотят донести максимально большому количеству людей, что зубрить теорию и хорошо разбираться в программах — не так уж важно, потому что итог зависит не от этого. «Одна из наших студенток после курса начала активно записывать треки, и на неё вышел американский кассетный лейбл, предложивший их издавать. Хотя полтора месяца назад она вообще не понимала, что у нас здесь за программы. Так что каждый курс мы сидим с открытыми ртами и наблюдаем, что из этого всего получается».