Этой осенью на английском языке вышел роман Людмилы Улицкой «Зелёный шатёр», удостоившийся внимания множества критиков в международной прессе — от The New York Times до Vulture. Любовь иностранцев к русской литературе, конечно, не новость в контексте Достоевского и Толстого, однако как иностранцы реагируют на, скажем, Сорокина — всё ещё загадка. Чтобы узнать, какие эмоции вызывают у читателей из других стран хиты русских писателей последних 20 лет в переводе, The Village изучил рецензии на Amazon и Goodreads. 

«Улицкая поворачивает в сторону Джорджа Мартина»: Иностранцы читают русские романы. Изображение № 1.

Текст

Ксения обуховская

 

Виктор Пелевин. «Чапаев и пустота»

В целом, ребята, описывать роман Пелевина — занятие бесполезное. Начнём с того, что у него по крайней мере три названия: в США его называют «Мизинец Будды», в Англии — «Глиняный пулемёт», а в России — «Чапаев и пустота». Одному богу известно, как он называется на идише или китайском. Если сама книга, кажется, не понимает, о чём она, то чего ждать от остальных? Тем не менее я попытаюсь, но я вас предупреждал.

Главный герой — Пётр Пустота, который появляется в двух разных временных пространствах. Пётр — пациент в постсоветской московской психбольнице и в то же время адъютант в Красной армии во время Гражданской войны. В психушке ему снится, что он на Гражданской войне, а на войне ему снится, что он в психушке. Для сравнения автор приводит сновидения ещё трёх пациентов. Одному снится, что он обсуждает философию с двумя мафиози вокруг костра, другому — что он работает на японскую мафию, а третьему — что он знаменитая актриса, которая летает на истребителе с Арнольдом Шварценеггером. В общем, я даже не буду это комментировать.

пользователь benshlomo, США

«Улицкая поворачивает в сторону Джорджа Мартина»: Иностранцы читают русские романы. Изображение № 2.

«Улицкая поворачивает в сторону Джорджа Мартина»: Иностранцы читают русские романы. Изображение № 3.

Владимир Сорокин.
«День опричника»

Я решила купить Kindle-версию этой книги, потому что в одном из учебников продвинутого курса русской истории XX века, которую я изучаю в колледже, упоминалось имя господина Сорокина. Правда, в контексте истории о том, как российские подростки смывали его книги в унитаз. Я была заинтригована. На парах мы изучали Владимира Маяковского, и мне стало интересно: вдруг Сорокин такой же, как Маяковский? Книга оказалось довольно странной, но мне понравилось. Особенно заинтересовала опричнина и Иван Грозный. Хорошее чтиво. Я даже упомянула его в эссе. Получила пять.

ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ SUSAN JENKINS, США

«Улицкая поворачивает в сторону Джорджа Мартина»: Иностранцы читают русские романы. Изображение № 4.

Борис Акунин.
«Азазель»

Ни один Джеймс Бонд в книге или на экране не может сравниться с темпом развития событий этого относительно неизвестного романа. Или, я должна сказать, неизвестного в США. Очевидно, господин Акунин — большая звезда в России. К сожалению, на английский решили переводить только по одной книге про приключения Фандорина в год. Мне даже захотелось выучить русский! Однако пока я не настолько амбициозна и умна, могу только посоветовать всем прочитать про этого прекрасного юношу, Эраста Фандорина, который пользуется своим образованием и очарованием, логикой и интуицией для раскрытия преступных агентов. Он даже избегает чар коварных женщин во имя чести русского царя и матушки России! Я же уже говорила, что эти книги вызывают такое же привыкание, как вкусные русские тортики?

пользователь Deborah Barchi, США 

«Улицкая поворачивает в сторону Джорджа Мартина»: Иностранцы читают русские романы. Изображение № 5.

Татьяна Толстая.
«Кысь»

Этот современный русский роман был выбран моим книжным кружком. Он рассказывает про постапокалиптическое будущее, где всё отвратительно. Первая часть книги рисует угрюмую и грустную картину этого ужасного места. Во второй части главный герой женится и живёт немного лучше. Но жизнь всё ещё очень странная, порядок невозможен, а грусть продолжает править миром. Здесь нет человечности, все друг друга ненавидят и воруют. Какой-то сюр. Да, написано хорошо, всё-таки автор — родственница Толстого. Но книга описывает тошнотворно-грустную Россию, про которую тяжело читать. Это одна из худших книг, которые я когда-либо читала.

пользователь Linda Linguvic, США

 

Светлана Алексиевич. «Чернобыльская молитва»

ПРОЧИТАЙТЕ ЭТУ КНИГУ! Я военный лётчик на пенсии, когда-то пилотировал самолёт с ядерным оружием. И этот сборник личных историй показался мне по-настоящему душераздирающим. Он вызывает эмоции, которые жгут душу. Первая глава заставила меня рыдать до того, как я добрался даже до середины. Я закончил книгу в 11 вечера, но не мог уснуть полночи. Эти истории — обвинительный акт системе и тревожное предупреждение о том, что атомная энергия должна быть под строгим контролем. После прочтения книги я полностью против коммерческого использования атомной энергии. Вот бы мне хватило денег — я бы отправил копию этой книги каждому конгрессмену.

пользователь из США

«Улицкая поворачивает в сторону Джорджа Мартина»: Иностранцы читают русские романы. Изображение № 6.

«Улицкая поворачивает в сторону Джорджа Мартина»: Иностранцы читают русские романы. Изображение № 7.

Захар Прилепин.
«Грех»

Эта книга, в которой описывается жизнь молодого русского парня Захарки, стала бестселлером в России. Стиль письма во многом отличается от того, к чему я привыкла, и время от времени мне было сложно её читать. К тому же в рассказанных историях довольно много насилия; начинает казаться, что насилие в России — это обычная рутина. Однако, думаю, это всё-таки стоит прочесть. Интересно, правда ли в России всё так, как он пишет?

пользователь Susie, Канада

«Улицкая поворачивает в сторону Джорджа Мартина»: Иностранцы читают русские романы. Изображение № 8.

Михаил Шишкин. «Письмовник»

Я взял её в местной библиотеке. Мне нравится, как автор использует двух людей, чтобы обозначить светлое и тёмное. Светлое — это Сашенька, девочка, которая символизирует жизнь, а мальчик Володенька символизирует смерть. Это просто моя точка зрения, так как письма Сашеньки счастливые, а письма Володеньки — про смерть. Из писем мне показалось, что роман очень романтичный, хотя он сам по себе и не любовный.

пользователь Ailyn Koay, Малайзия

«Улицкая поворачивает в сторону Джорджа Мартина»: Иностранцы читают русские романы. Изображение № 9.

Людмила Улицкая. «Зелёный шатёр»

Первые сто страниц или больше — это прекрасная история, которая вызывает лучшие ассоциации с классикой русской литературы. Я был зачарован. Затем Улицкая сомнительно поворачивает в сторону Джорджа Мартина и забывает о главных и самых интересных персонажах в пользу новых и блёклых. Трое друзей из детства снова появляются в романе только через 300 страниц — и кажется, будто они помирились после неприятного и долгого расставания. Понятно, что всему виной советская система, но я ожидал немного другого.

пользователь Jeremy, США

 

Виктор Пелевин. «Generation П»

Виктор обличает пороки своей любимой России язвительно и по-чёрному. В этой антиутопии Пелевин фокусируется на мире русской рекламы. Главный герой Бабилен Татарский, ассистент продавца в московском киоске, натыкается на вакансию копирайтера. Действие происходит в ельцинской России, где богатые клиенты Бабилена не успевают заплатить ему гонорары, так как их быстрее отстреливает мафия. Бабилен занимается адаптацией западной рекламы под русские реалии, которые для этого не приспособлены.

Поиск смысла жизни в стране с пьяным президентом, ежедневными покушениями и кровавым конфликтом в Чечне — задача не очень. Поэтому Татарский обращается к потусторонним силам, а именно к спиритическим сеансам, где он настраивает контакт с Че Геварой и Достоевским. «Generation П», пожалуй, будет очень весело читать, если ты русский, но для американцев это собрание клише о русских из американских боевиков.

ПОЛЬЗОВАТЕЛЬ M. A. ZAIDI, Пакистан

«Улицкая поворачивает в сторону Джорджа Мартина»: Иностранцы читают русские романы. Изображение № 10.

ОБЛОЖКА: Людмила Улицкая