Поток «Вторая смена» при поддержке Volkswagen посвящен одному дню из жизни людей, живущих в современном мегаполисе и одновременно совмещающих две непохожие професcии. У всех героев разный темперамент, но один и тот же ритм. Чтобы выдержать его, все они передвигаются по городу на автомобиле Volkswagen Tiguan, который готов разделить самые дерзкие стремления и вдохновить на новые открытия.

Два в одном: Быть совладельцем шоу-рума и журналистом. Изображение № 1.

Два в одном: Быть совладельцем шоу-рума и журналистом. Изображение № 2.
Предприниматель, совладелец шоу-рума Physika, колумнист журнала Tatler и телеведущий
  Два в одном: Быть совладельцем шоу-рума и журналистом. Изображение № 3.
Получил высшее образование в области PR. В 2008 году уехал в Париж развивать французский офис компании «Русский Стандарт Водка». Разочаровавшись в корпоративном бизнесе, стал работать диджеем в богемных клубах и сотрудничать с шоу-румом Door Studios. В 2011 году вернулся в Москву, чтобы запустить собственный проект Physika — шоу-рум, представляющий в России экспериментальных и независимых дизайнеров одежды и обуви. В начале 2012 года стал колумнистом журнала Tatler, в который пишет про новые бары и клубы Москвы. Планирует еще несколько бизнес-проектов.

Два в одном: Быть совладельцем шоу-рума и журналистом. Изображение № 4.

В Москве мне всегда было сложно найти небанальную одежду, ну а по сопоставимым с мировыми ценам — почти невозможно. После того, как я поработал в парижских шоу-румах и оброс там нужными знакомствами в этой сфере, я решил воплотить давнюю мечту. Вернулся в Москву и стал строить бизнес: привозить в Москву популярные в Европе бренды, мало или вообще не представленные в России, и продавать их по европейским ценам. Так появилась Physika. Концепция шоу-рума сформировалась из личных предпочтений, помноженных на реалии и возможности. Наш стиль — это стиль парижских бобо, или богемных буржуа, с акцентом на богемность. Ассортимент — нечто среднее между парижскими же Colette и L’eclaireur, но с более «грязной», андеграундной подачей. У нас были случаи, когда в шоу-рум заходили случайные люди, и им казалось, что вещи поношенные или грязные. Не каждому просто объяснить, что дырочки на этой рубашке Margiela сделаны специально, а это красное платье выглядит тем лучше, чем больше порвано, да мы и не пытаемся.

Шоу-рум Physika. Изображение № 5.Шоу-рум Physika

Один из основных критериев при формировании ассортимента — это цена. Нам важно, чтобы с учетом всех почтовых и таможенных расходов вещь стоила не дороже, чем в подобных магазинах в том же Париже. У меня есть несколько знакомых дизайнеров, у которых мы покупаем вещи напрямую, минуя агентов.

Начать бизнес в России, как оказалось, не так сложно и долго, как я опасался. А вот с помещением пришлось помучаться. Мы почти пропустили осенний сезон, потому что никак не могли найти подходящее помещение. А после того как нашли, нам пришлось еще месяц делать в нем ремонт, чтобы это не выглядело как офис начала 2000-х. Изначально мы хотели устраивать в магазине вечеринки, ведь все партнеры в нашем проекте так или иначе связаны с музыкой, но оказалось, что шуметь в этом доме после 22 часов нельзя. Плюс некоторые гости жалуются, что при том, что мы находимся прямо на Тверской улице, найти нас не так просто: надо подняться на третий этаж и пройти по коридору. Так что пока мы работаем в тихом режиме и подумываем о переезде.

Шоу-рум Physika. Изображение № 12.Шоу-рум Physika

Physika становится все известнее, и сейчас мы готовим ребрендинг, который затронет общую эстетику нашего магазина и даже повлияет на выбор брендов. В любом случае, нашими фаворитами останутся Maison Martin Margiela, Damir Doma, Lucien Pellat-Finet, Sultanwash, Isaac Sellam. Кроме Марджелы, я знаком со всеми этими дизайнерами лично и имею доступ к нераспроданным коллекциям, а также к вещам из их шоу-румов. Это гарантирует мне лучшие цены, чем остальным московским байерам. Maison Martin Margiela — это наша икона. Не сам Мартин, а философия Дома Margiela. И пока у нас есть возможность покупать вещи любых коллекций этого самого авангардного бренда современности по хорошим ценам — мы будем это делать.

Мы были первыми, кто привез в Россию бренд Sultanwash. Джереми Султан уже давно является фаворитом французского трейд-шоу Tranoi, его коллекции отлично продаются в Париже и Токио, а в России, насколько мне известно, он представлен только у нас. Также мы первыми привезли в Россию Forfex, итальянские дизайнерские кеды, которые просто разлетаются в парижском Colette. Этот бренд из просто модного уже переходит в Европе в разряд культовых. Forfex сотрудничают с Opening Ceremony, Terence KohSanrio. Их ботинки носят Лил Уэйн и Андре Сарайва, главные мировые модники. Мы очень любим дизайнеров, которые делают не просто одежду, а произведения искусства. Многие из представленных у нас брендов сотрудничают с современными художниками, делают с ними капсульные коллекции. Мы уважаем бунтарей. Почти все представленные у нас дизайнеры — это бунтари от моды. Они сознательно рушат каноны, создавая платформу для новых стилистических категорий.

Шоу-рум Physika. Изображение № 16.Шоу-рум Physika

В проекте Physika я отвечаю за ассортимент, закупки, концепцию и развитие. Постоянно общаюсь с дизайнерами, забираю посылки с одеждой на почте и привожу их в шоу-рум. Менеджментом занимаются мои партнеры, они же мои друзья. Открытие магазина в Москве — только первый шаг в проекте под названием Physika. Мы активно работаем над запуском интернет-магазина, планируем открыть отдельный шоу-рум для прессы и байеров и начать привозить новые для России европейские, американские, австралийские и японские марки. Еще мы хотим наладить выпуск одежды и аксессуаров под нашим собственным брендом. Может быть, со временем получится организовать выставку-ярмарку актуальных и независимых дизайнеров одежды, которая будет проходить дважды в год и собирать байеров со всей необъятной России. Надеюсь, со временем таможенные законы будут меняться, и мы сможем проще и быстрее импортировать и экспортировать одежду и обувь со всего мира. На дворе XXI век, и свободное движение товаров должно стать для России приоритетом в экономике.

Я начал работать с восемнадцати лет и по странному стечению обстоятельств работал всегда с алкогольными брендами — сначала с Johnnie Walker, Baileys, Smirnoff, а затем в отделе маркетинга компании «Русский Стандарт Водка». Оттуда я перешел в европейский офис компании, и это был судьбоносный для меня шаг. Прожив в Париже год, я понял, что работа в больших корпорациях перестала быть для меня интересной и теперь больше хочется заниматься творчеством. Я стал рисовать и писать рассказы. Затем мне предложили стать редактором российской версии сайта Formula 1. В мои функции входило написание статей и ведение онлайн-трансляций. Мне понравилось писать. Вернувшись в Россию, я решил дальше развиваться как журналист и публицист. Однажды, когда я еще работал в «Русском Стандарте» и отвечал за сотрудничество с московскими барами и клубами, мне позвонила главный редактор российского Tatler Ксения Соловьева. Она спросила, интересно ли мне вести для них колонку о барах и клубах. Я решил попробовать и стал колумнистом Tatler.

Издательский дом Condé Nast. Изображение № 21.Издательский дом Condé Nast

Каждый месяц я пишу обзор одного из новых ресторанов, баров или клубов. Когда мы обсуждали с Ксенией идею моей колонки, то договорились, что я описываю свои личные, субъективные впечатления — неважно, положительные или отрицательные. Мне нравится, что мы не сотрудничаем с заведениями на коммерческой основе. Мои посещения баров и клубов проходят анонимно, а их хозяева читают уже опубликованные рецензии, на содержание которых повлиять никак нельзя. Само собой, Tatler имеет свой формат и стилистику, поэтому мне приходится мириться с тем, что к моим мыслям, во многом философским и иногда мрачноватым, добавляются «красивости» от редакторов. Но мы с редакцией всегда стараемся идти навстречу друг другу, ведь мы все выигрываем от этого сотрудничества. Tatler получает колумниста-панка, а я совмещаю приятное с полезным — отдыхаю в барах и пишу про то, как я это делаю.

Недавно я стал соавтором и ведущим программы «dепеш mod» на телеканале «Москва 24». Для меня это первый опыт на телеэкране, очень интересный. Мы стараемся делать максимально прикладную, информативную программу о Москве — о том, что, где и за сколько можно купить и как это все носить. Здорово, что моя мама видит меня на экране и знает, что я живой и занимаюсь делом.

Два в одном: Быть совладельцем шоу-рума и журналистом. Изображение № 31.

Журналистику я все еще воспринимаю как хобби, хотя сейчас она требует даже больше сил и времени, чем мой основной бизнес. Приходится многое успевать в течение не только дня, но и ночи, когда происходит основная работа для Tatler. Мне повезло, что офис Издательского дома Condé Nast и шоу-рум Physika находятся в трех минутах езды друг от друга, и я всегда могу заскочить в редакцию и проверить, как идут дела в магазине. В целом же это две почти не пересекающиеся области деятельности. Tatler весь такой светский, и сложно представить, чтобы кто-то из его типичных читателей пришел бы ко мне в магазин за покупками. А наши покупатели, в свою очередь, тоже вряд ли читают глянец и ходят по тем заведениям, о которых я пишу. Вообще, было бы очень интересно и продолжать писать статьи в глянец, и развиваться на телевидении. Я с детства мечтал быть спортивным журналистом, может быть, мне когда-нибудь представится и такая возможность. Было бы круто.

По сравнению со среднестатистическим жителем мегаполиса я нахожусь в очень привилегированном положении — я это осознаю. У меня свободный график. Когда нужно, я могу поспать подольше, но зато иногда приходится заниматься делами до поздней ночи. Но, в любом случае, это свобода, которая дорогого стоит — свобода самому планировать свой день. Я это ценю.

Фотографии: Егор Васильев

Два в одном: Быть совладельцем шоу-рума и журналистом. Изображение № 35.

Два в одном: Быть совладельцем шоу-рума и журналистом. Изображение № 36.