Поток «Вторая смена» при поддержке Volkswagen посвящен одному дню из жизни людей, живущих в современном мегаполисе и одновременно совмещающих две непохожие професcии. У всех героев разный темперамент, но один и тот же ритм. Чтобы выдержать его, все они передвигаются по городу на автомобиле Volkswagen Tiguan, который готов разделить самые дерзкие стремления и вдохновить на новые открытия.

Два в одном: Быть владельцем коммуникационного агентства и активистом движения Slow Food. Изображение № 1.

Два в одном: Быть владельцем коммуникационного агентства и активистом движения Slow Food. Изображение № 2.
Консультант, специалист по PR и активист международного движения Slow Food
  Два в одном: Быть владельцем коммуникационного агентства и активистом движения Slow Food. Изображение № 3.
Уехав из СССР в 1987 году, жил в Италии, Канаде, Украине. Был программистом, туристическим гидом, радиожурналистом, менеджером проектов. В 1995 году вернулся в Россию. Работал во Всемирном банке, ЕБРР, в международном PR-агентстве, а затем создал собственное группу «Коммуникатор». С 1999 года преподает в РГГУ, доцент, зав. кафедрой. Несколько лет назад стал активистом международного движения Slow Foоd, лидером московского отделения Slow Food Moscow-Ulitka.

Два в одном: Быть владельцем коммуникационного агентства и активистом движения Slow Food. Изображение № 4.

В 1995 году я приехал в Россию из Канады по приглашению Всемирного банка. В качестве консультанта по коммуникациям я работал над масштабным техническим проектом. В ходе работы мне, в числе прочего, приходилось много общаться с журналистами. Боссы заметили, что у меня это хорошо получается, и помогли мне начать движение по этой стезе. Ну, а следующая работа была уже чистым PR. С тех пор своей новой профессии, а точнее — призванию, я не изменял.

Создание собственного агентства, как и выбор профессии, произошло по вине обстоятельств. Это было в начале нулевых. Я работал главой московского офиса международного сетевого PR-агентства. Наряду с транснациональными компаниями мы обслуживали и несколько российских клиентов. Я сам привлек их и работал с ними с большим удовольствием: в этих проектах было гораздо больше возможностей для творчества. Агентство готовилось к продаже и хотело избавиться от местных клиентов. И вот один из этих клиентов предложил мне уйти и открыть свое собственное агентство, чтобы не бросать его проект на полпути. Руководство международного агентства не возражало, произошел «цивилизованный развод», и я возглавил собственное агентство — «Коммуникатор».

Два в одном: Быть владельцем коммуникационного агентства и активистом движения Slow Food. Изображение № 5.

Сейчас это уже целая группа компаний, мы занимаемся стратегическим маркетингом, мероприятиями, PR, переводами, мониторингом. Та часть, которой рулю я, занимается как традиционным PR, так и разнообразными комплексными маркетинговыми программами, включающими продвижение, маркетинг в социальных сетях, общественные инициативы. Часто к нам приходят клиенты с задачами вроде «мы знаем, что нам нужно что-то делать, но не знаем что». Мы разрабатываем для них маркетинговую стратегию, продуманную по многим направлениям — от корпоративных коммуникаций до поддержки продаж, кампаний в соцсетях до продвижения первых лиц. Затем мы реализуем эту стратегию, используя экспертизу всех компаний группы «Коммуникатор».

Среди наших клиентов есть и транснациональные корпорации, например Citibank, Symantec, и российские — НТЦ «Электроэнергетика», СУ-155. В последние годы мы с огромным удовольствием работаем с некоммерческими организациями и инициативами, такими как IFAW, Кино России 2020, Антитабачная коалиция. Наш бизнес развивается органически. Для нас нет любимых направлений и секторов — мы, как настоящие консультанты, не боимся нового, а наоборот, ищем его. Стараемся следовать за актуальными трендами, осваивать новые технологии. В соцсетях, например, мы работали уже в 2007 году. Сейчас много занимаемся проектами, связанными с гастрономией и в целом лайфстайлом — для нас это очень перспективное направление.

Офис группы «Коммуникатор». Изображение № 13.Офис группы «Коммуникатор»

Лет пять-шесть назад я путешествовал по Сицилии вместе со своей дочерью. В маленьком городке Катанья мы зашли на ланч в небольшой скромный ресторан, и когда нам подали меню, я понял, что тут что-то не так: блюда в меню были мне совершенно незнакомы. Оглянувшись на соседние столы, я понял, что и на вид еда тут отличается. Это был ресторан slow food — все блюда были приготовлены по местным рецептам и из местных продуктов.

Вернувшись в Москву, я зарылся в интернет и узнал, что Slow Food — это крупнейшее международное экогастрономическое движение, появившееся в Италии в середине 1980-х и стремительно завоевавшее весь мир. Защита биоразнообразия, сопротивление варварским методам агроиндустрии (таким как ГМО), организация фермерских ярмарок, обучение детей «грамматике» вкуса — вот несколько из множества направлений деятельности Slow Food. Сейчас слоуфудовцы помогают местным фермерам, учат детей правильно есть и проводят самые разнообразные мероприятия в более чем 150 странах мира. В России Slow Food появился лет восемь назад — его первопроходцами стала группа ученых, героически боровшихся за сохранение уникальных российских пород домашних животных и сортов растений.

Я вдохновился идеями slow food и стал искать единомышленников. Уже к началу 2009 года образовалась группа энтузиастов, и мы начали действовать. Конвивиум (группа активистов) Slow Food Moscow-Ulitka , к которому я принадлежу, занимается, в первую очередь, популяризацией движения. Мы провели два Фермерских фестиваля, которые в общей сложности посетили около 60 тысяч человек, выступаем с мастер-классами на десятках площадок, организовываем конференции и круглые столы. Еще одно очень важное направление — сенсорное образование детей. Это серия из восьми-десяти занятий, разработанная Slow Food по заказу Евросоюза. Детей обучают сознательному мультисенсорному восприятию — проще говоря, учат понимать, что и как они едят, почему им вкусно одно, невкусно другое, как отличить свежую и качественную еду. Надо сказать, в нашей стране этими навыками обладает не так много взрослых.

Мастер-класс по сенсорике для детей. Фотографии из личного архива Виктора Майклсона. Изображение № 22.Мастер-класс по сенсорике для детей. Фотографии из личного архива Виктора Майклсона

Планы у нас наполеоновские. Третий Фермерский фестиваль пройдет в середине сентября на Дорогомиловском рынке. Вскоре мы проведем цикл сенсорных классов для детей совместно с рестораном «Простые вещи», продолжим классы и на других площадках. Планируем фестиваль фермерских меню в московских ресторанах, презентации продуктов slow food из разных стран и многое другое. В этом году мы запускаем еще один важный проект — программу slow-путешествий совместно с агентством «Весь мир». Это будут путешествия для настоящих путешественников. Для тех, кто не спешит, кому уже не интересно привезти миллион фотографий «я на фоне...», для тех, кто хочет погрузиться в неторопливую провинциальную жизнь Италии, Испании, России и других стран. Первая поездка — на международный Салон вкуса в Турин и по маленьким городкам и фермам Тосканы — состоится уже в октябре этого года.

Slow food для меня — не только хобби, увлечение, но и философия, удивительно совпавшая с тем, что было у меня внутри. Прежде всего, это защита права на удовольствие. В отличие от множества «ограничительных» диет, slow food — это просвещенный гедонизм, возвращающий нам наслаждение от вкусной, свежей (прямо с грядки) и чистой (без химии и добавок) еды. Наше движение является частью мирового тренда осознанного потребления, мы не просто любим качественные продукты, но и помогаем фермерам их производить, находить дорогу к потребителю и сохранять биоразнообразие.

Фермерский фестиваль slow food. Фотографии Александра Тихомирова. Изображение № 24.Фермерский фестиваль slow food. Фотографии Александра Тихомирова

Мы организуем массу разных мероприятий slow food — в ресторанах, детских клубах, на Дорогомиловском рынке. Я стараюсь применить к развитию slow food в России все свои навыки — стратегического консультанта, пиарщика, шоумена. В отличие от многих международных некоммерческих инициатив, мы не получаем никаких средств от головной организации, работаем на чистом энтузиазме, порой тратим свои деньги. Все приходится делать самим, поэтому в багажнике моей машины ездят и фермерские продукты, и промоматериалы, и образцы для детских классов. Мои сотрудники часто помогают нам: в подготовке Фермерских фестивалей участвует вся команда «Коммуникатора». Навыки, знания, контакты, приобретенные через slow food, помогают мне в бизнесе: гастрономические проекты, которыми мы увлеклись в последнее время, стали возможны именно благодаря нашей репутации в «мире вкусного».

Как руководитель бизнеса, я работаю без фиксированного графика, у меня нет часов, отведенных на работу, и времени на общественно полезную деятельность. Все идет параллельно, приходится работать долгие часы, но вся эта работа — удовольствие. Я согласен с Марксом, который утверждал, что «лучший отдых — это смена вида деятельности». Я не отделяю для себя бизнес-проекты от социальных — главное, чтобы то, что ты делаешь, было в радость. Так что трудно сказать, сколько часов я трачу на каждый из видов своей деятельности. Ну, а если я отдыхаю — то тоже не на диване. Занимаюсь йогой, устраиваю в своем большом красивом офисе выставки, в прошлые выходные готовил бранч в ресторане «Простые вещи». В общем, скучать не приходится.

Фотографии: Егор Васильев

Два в одном: Быть владельцем коммуникационного агентства и активистом движения Slow Food. Изображение № 39.

Два в одном: Быть владельцем коммуникационного агентства и активистом движения Slow Food. Изображение № 40.