14 января в Ельцин Центр в Екатеринбурге слетелась добрая половина московской глянцевой тусовки и несколько именитых персонажей мировой моды (включая президента Comme des Garçons Эдриана Йоффе), чтобы вживую увидеть новую коллекцию дизайнера Гоши Рубчинского. После Санкт-Петербурга и Калининграда он выбрал для перформанса музей Бориса Ельцина, где на фоне чистого голубого неба изображено огромное слово «Свобода» — картина Эрика Булатова. За основу новой коллекции Гоша взял триптих Булатова «Друг вдруг враг», который художник представит в 2018 году. Специально для The Village журналист Аня Елисеева вела дневник с показа, увидеть который вживую разрешили всего 150 гостям.

Текст

Аня Елисеева

Фото- и видеосъемка

Сергей Потеряев

19:53

Высаживаюсь из такси у конференц-зала Ельцин Центра. За мной по снегу семенят три пары тонких ног в трениках и кроссовках adidas. Кажется, что до этого дня они ни разу еще не ступали здесь. Хозяин одной из пар ног кидает мне: «Куда тут идти на Гошу?» В ответ я только пожимаю плечами.

Слухи о показе Рубчинского появились месяц назад, а из-за чего такой шум, где и как он произойдет, мало кто мог ответить. За пару дней до Нового года фанатам Гоши предложили регистрироваться на показ, который пройдет в Ельцин Центре, на сайте, и с восьми вечера 14 января занимать удобное место в атриуме центра, где на большом экране покажут прямую трансляцию шоу.

20:00

Сижу в стритвер-магазине Freedom Store и сквозь стекло наблюдаю за тем, как из-под полы в бумажные стаканчики разливают белое вино и как быстро заполняется атриум. Среди зрителей не только миллениалы, но и те, кто знает о 90-х не понаслышке.

20:10

На втором бокале кое-кто из организаторов жалуется мне на панику, развернувшуюся вокруг показа. Говорят, что пригласительный на сам показ не выпрашивал только ленивый, а коллекция ночевала в Ельцин Центре в отдельной аудитории под охраной.

Списки из 150 гостей на показ согласовывала команда Рубчинского. Из екатеринбургских ребят безоговорочное одобрение сразу же получили только ювелир марки Avgvst Наташа Брянцева и хозяин Urals Дима Заложных. На остальных пришлось долго уговаривать.

20:30

Узнаю, что показ пройдет в музейном Зале свободы, и направляюсь туда. На пути встречаю пару журналистов, которые не прошли аккредитацию. Они, довольствуясь малым, пристают ко мне с вопросами о том, что я думаю о Гоше и показе. Отбиваюсь вполне дежурными фразами — как можно говорить о том, чего еще не видел?

20:35

Когда добираюсь до музея, убеждаюсь, что на манеже все те же. До боли знакомые лица екатеринбургских персонажей разбавляли москвичи: Ольга Карпуть (KM20), бывший редактор Tatler Шахри Амирханова, фотографы Герман Ларкин и Алексей Киселев, редакторы SNC, Numéro, Buro 24/7, L’Officiel и Vogue.

20:40

В уме подсчитываю бюджет показа, отведенный на пиар. Цифры стремительно растут, когда в толпе замечаю автора Dazed Эмму Хоуп Олвуд, Стефано Пилати и президента Comme des Garçons Эдриана Йоффе, который взял Рубчинского под крыло.

20:43

Среди гостей появляется Татьяна Борисовна Юмашева. На следующие пять минут она забирает все внимание фотографов на себя.

20:45

Замечаю, что до этого никогда не была на показе с таким небольшим количеством фотографов. Для репортажа из Москвы выписали екатеринбуржца Тиму Балдина, а остальным СМИ приходилось обходиться айфонами.

20:50

От волнения у всех пересохло в горле. Это первый показ, где до начала шоу гостей не задабривают алкоголем. В углу ребята находят кулер и стремительно опустошают его наполовину.

21:10

Никто не замечает, что показ задерживается уже на десять минут. Главред Numéro Игорь Андреев успешно развлекает толпу, снимая прямой эфир в инстаграме. Он подходит ко мне, хвалит мою леопардовую шубу и признается, что уже сильно пьян, потому что начал заливать за шиворот еще с утра.

21:23

Признание Андреева вдохновило всех на воспоминания о вчерашней препати в «Мизантропе». Судя по обрывкам памяти, вчера под русскую попсу всем было очень весело.

21:30

Из колонок доносится громкий бит, начинается показ. В толпе теряются модели. Гости тоже теряются, не ожидая необычного формата шоу: никакого first row или внятного подиума.

21:31

Через минуту всем становится ясно: показ Рубчинского задуман как перформанс. Расступаться не надо, модели шагают хаотично, агрессивно расталкивая зрителей.

21:32

Пару раз получила в плечо от модели с барабанными палочками в руках. Еле сдержалась, чтобы не дать сдачи.

21:33

Модели дают перформанс не только в зале, но и во всех комнатах музея: звонят по телефону, листают книги. Толпа сразу выбрала фаворита — парня с выбритым логотипом adidas на голове. Вспоминаю, что сейчас с маркой Гоша работает над линейкой спортивной одежды, приуроченной к чемпионату мира по футболу в России. Еще в коллекции есть вещи из его совместной линии с Burberry, джинсовые куртки и брюки в стиле пэчворк для Levi’s и лакированные лоферы, созданные вместе с Dr. Martens.

21:34

В это время уже пару минут кто-то из моделей выдает диссонансы на электрогитаре, другой рычит в микрофон, стоя на колонке.

21:35

Все модели останавливаются в зале, встают лицом к софитам и начинают петь «Гудбай, Америка». Никто из гостей не подпевает — почти все наблюдают за происходящим через экраны айфонов.

21:36

В конце вокала наверху появляется Гоша и срывает аплодисменты. Кажется, на этом моменте кто-нибудь точно расплакался. Еще мгновение все медлят и не двигаются с места.

21:37

Все решают отправиться на афтепати в Center Club — он здесь же, в Ельцин Центре. Люди с показа и владельцы VIP-карт Ельцин Центра проходят бесплатно, остальные вынуждены заплатить 3 тысячи рублей. На выходе из музея гостям дарят футболки Гоши Рубчинского в картонных коробках.

21:45

В клубе все, конечно же, обсуждают показ. Рекламщику Боре Короткину поведение моделей на показе показалось метафорой — именно так, локтями, сегодняшние миллениалы расталкивают 30-летних.

22:00

После первого бокала кто-то вспоминает песню Лизы Монеточки про Гошу Рубчинского и цитирует оттуда фразу «Такое говнище за такое баблище».

22:20

За пульт встает команда Рубчинского, после все ждут сет DJ Orange. Я рассказываю каждому, чему хотел научить нас Гоша: одежда и статус — не главное, а важна идея. Собутыльники, вспоминая, как они только что стояли бок о бок со Стефано Пилати, соглашаются, кивая головами.

22:40

В клубе становится тесновато. Оказалось, что людей, готовых отдать 3 тысячи рублей, чтобы оказаться на танцполе рядом со звездной тусовкой, больше, чем предполагали организаторы.

23:00

Ретируюсь, сжимая в руках новую футболку. Готовлюсь к тому, что разговоры о показе будут гудеть еще не один день.

23:35

Получаю несколько СМС с вопросом: «А чем крут этот Гоша?» — и не нахожу, что ответить.

Интервью: Алина Фархутдинова

На показе The Village поговорил с теми, кого называют поколением Рубчинского, об их отношении к русской моде, дизайну Гоши и его связи с Екатеринбургом.

Никита, 29 лет

совладелец винтажного магазина

Я никогда не интересовался модой специально, а фраза «екатеринбуржец, увлекающийся модой», до сих пор кажется смешной. Мой стиль был адекватным для гопников — какой-нибудь пацаноориентированный рэп. Кажется, что сейчас вообще самое легкое время, чтобы быть модником, хотя в Екатеринбурге чувствуется усиленное чувство необходимости быть как все, быть нормальным, чтобы не подумали, что ты *****, — это вообще наша главная национальная идея, по-моему.

Сейчас русский фэшн — это одинаковые черные кофты с протестными фразочками на кириллице. Хочется, чтобы это поскорее закончилось. У меня нет одежды Гоши Рубчинского, но если бы дали — носил бы. А покупать это мне кажется странным. Монеточка в своей песне гениально отразила мысли общества по этому поводу. Мне даже в фейсбуке недавно кто-то написал, что не понимает, как его футболки продаются за 12 тысяч: люди реально думают, что могут пойти и напечатать в копицентре такие же.

Тася, 17 лет

школьница

На Урале сложно быть модником, потому что, если ты что-то делаешь не так, как все, люди смотрят на тебя по-ханжески. Помню, как я наклеила канцелярские блестки на губы и пришла в школу — моя учительница на весь класс сказала, что я выгляжу словно блевала блестками. Жаль, что показ проходит в центре города. Не думаю, что люди специально поедут смотреть «Уралмаш», Белую башню, гостиницу «Мадрид», тем более в такой холод, а там есть на что посмотреть.

Зарина, 20 лет

стилист

Когда я узнала, что показ Гоши Рубчинского пройдет в Екатеринбурге, я подумала, что это шутка. Не было почти никакой подробной информации, я сидела с дрожащими руками и ждала: может, удастся как-то попасть туда, писала знакомым, друзьям-стилистам. Как бы странно это ни звучало, но для меня большая честь присутствовать здесь, увидеть, как человек работает.

Как только люди моего возраста стали интересоваться советской культурой, мир сильно изменился. Все же исходит из Советского Союза, и мы об этом никогда не задумывались, потому что в большинстве случаев это не особо интересно. А Гоша Рубчинский пришел и показал людям это прошлое, преобразовав его во что-то современное. Это такая новая субкультура, поклонники которой начали изучать советское время, чтобы найти зацепки и понять, почему он поступает именно так.

Когда я рассказываю о России своим знакомым из других стран, многие вспоминают что-то стереотипное: Сибирь, Урал, холодно, сурово, тяжело, заводы, строители и все прочее. Может, поэтому Гоша и решил провести показ в Екатеринбурге.

Виталий, 22 года

исполнительный директор концепт-агентства

Быть модником легко в любом городе, если ты принимаешь, что кто-то о тебе может думать плохо. Для этого нужно быть очень сознательным человеком, и таких не очень много. Мы — ребята, которые находятся за Уральским хребтом, до нас все доходит медленней, поэтому мы вынуждены производить что-то свое.

Гоша Рубчинский — очень интересный человек. Так правильно подать русскую действительность, о которой не принято говорить (футбольные фанаты, жители моногородов, окраин, условного гетто, люди, которые действительно донашивали одежду друг за другом), и весь мир одеть в русское — это заслуживает большого уважения. Рубчинский — маркер нового времени, и он объясняет миру, какая Россия сейчас и что Екатеринбург — это не Сибирь.

Борис, 27 лет

стилист

Екатеринбург, с одной стороны, кажется мне очень толерантной средой для модных экспериментов, с другой — безразличной. Ты можешь выглядеть очень ярко, и никто не будет против, но никто не будет восхищен. Еще здесь нет такого явления, как стритстайл-фотография. Это проявляется где-то локально, но здесь такие пустоши зачастую, что модного человека видишь, а фон очень плачевный.

Когда я узнал, что показ Гоши Рубчинского состоится в Екатеринбурге, конечно, был восторг. Был и чисто прагматический интерес — увидеть вблизи работу бренда высокого уровня. Еще меня всегда сентиментально радовали фото людей, за которыми я слежу в инстаграме и которых я никогда не ожидал увидеть в России, где они, например, отдыхают в шапках в Сандуновских банях в Москве. Видеть этих людей в русском контексте чертовски странно, но приятно.

Почему для показа выбрали локацию Ельцин Центра, я не знаю. Можно связать идею Зала свободы и эстетику зародившейся когда-то демократии в России и Гошу Рубчинского, который показывает посттоталитарные методы работы с модой и культурой. Он пользуется эстетикой времени, наступившего сразу после перестройки, когда у людей все появилось и когда они смогли смешивать самые разные стили, сочетать то, чего раньше не было, — такой экстаз и всегда чересчур. Все это странные, слишком яркие сочетания, когда ты хочешь реализовать свою свободу на 100 %. Или на 150.


Фотографии: обложка, 32–38 — Сергей Потеряев, 1–31 — Commes des Garsons/Президентский Центр Б.Н. Ельцина