Не так давно я был на свадьбе у своей бывшей девушки. Моей первой большой любви. Нет места лучше для того, чтобы крепко задуматься о своей жизни, чем подобное мероприятие. Со мной это случилось так. Была прекрасная свадьба, всё было замечательно, мне было ужасно весело, пока я не заметил, что каждые пять минут ко мне подходит очередной гость и вкрадчиво спрашивает: «Ну как ты?» Сначала я не мог понять, о чём они, потом перестал спорить, а к концу вечера задумался: а как, собственно, я? Подумав минут тридцать, я пришёл к неутешительному выводу: я, кажется, не очень.

Сидел как бедный родственник в углу, смотрел на невесту в прекрасном платье и сам не заметил, как провалился в далёкие воспоминания.

Мы начали встречаться, когда ей было 17, а мне то ли 19, то ли 20. Мы учились в одном институте. В моём институте, о котором я уже писал, было неприлично мало красивых девушек, а она однозначно была самой красивой. Я долго не знал, как с ней познакомиться. Для того чтобы заговорить, я устроил вечеринку, куда позвал всех, кто учился в нашем институте. Она почему-то называлась «День суслика», сопровождалась огромным количеством самодельных флагов, сбором средств всех учащихся и самозабвенным пьянством, но цель была достигнута.

 

 

 

На какой-то из праздников
я подарил ей сто килограммов мандаринов, потому что она
их очень любила

 

 

 

Ещё три года мы провели вместе. Она жила в другом городе, и я часто провожал её домой, возвращаясь в Москву на последней электричке. Дарил цветы и придумывал разные истории. Я старался сделать так, чтобы каждый день происходило что-то интересное. И она не отставала. На какой-то из праздников она устроила мне квест через пол-Москвы, а я подарил ей сто килограммов мандаринов, потому что она их очень любила. У неё был очень строгий папа, поэтому, чтобы увидеть её летом, мне приходилось снимать номер в гостинице за несколько километров от неё и встречаться тайком.

Каждый день я старался дарить ей цветы и постоянно придумывал какие-то безумные проекты, в которых мы оба могли бы участвовать. В общем, было хорошо. И что самое главное, все эти три года я ни разу не сомневался в том, что я сделал правильный выбор. Мы могли ссориться, швырять друг в друга предметы одежды и мебели, бросать трубки, уезжать в ночь на попутках, не разговаривать неделю, разговаривать исключительно матом, но я ни разу не думал о том, что нахожусь не там, где нужно.

Потом она ушла. В один день она просто ушла, и всё закончилось. Мы не поссорились, не перестали общаться, но, конечно, это сильно ударило по моему самолюбию. Тогда я твёрдо решил: мне нужно доказать себе и всему миру, что круче меня никого нет и что это будет последний раз, когда кто-то уходит от меня по своей воле.

Есть несколько типов молодых людей. Один из них — красавцы, которые заходят в клуб, и девушки умирают от умиления. Так вот я — не из таких. Я уже давно привык, что чаще всего первые 15 минут люди думают, что я придурок, и только те, кто всё ещё по каким-то причинам стоит рядом, начинают видеть во мне нечто, благодаря чему у нас выстраиваются прекрасные отношения.

 

 

 

самое глупое, что происходит
с тобой в жизни, — это иллюзия огромного выбора

 

 

 

У меня неплохое чувство юмора, довольно интересная жизнь, образ человека, балансирующего на грани пропасти, я неплохо пою и танцую. Но, по-хорошему, для того чтобы понравиться девушке, чаще всего мне надо с ней поговорить. Для таких, как я, видимо, и придумали когда-то Facebook. Социальная сеть позволяет тебе снять с себя ответственность за первый шаг. Ты можешь написать что угодно и кому угодно, не особо заботясь о последствиях. Те самые 15 секунд, которые обычно есть у тебя в клубе или на улице, чтобы познакомиться с кем-то, растягиваются в интернете на несколько дней. Ты всегда можешь найти понравившуюся тебе вчера девушку; написать кому-нибудь, с кем в реальной жизни тебе было бы страшно стоять рядом; предложить десяти людям сходить в кино — пять из них заинтересуются, три пойдут с тобой, две разрешат проводить домой, а одна, вероятно, позволит поцеловать себя у порога.

И вот ты уже сидишь за компьютером с десятью открытыми окнами и перебираешь тех, кто находится онлайн в твоей френдленте. Свидания начинают носить оттенок лёгкого спортивного соревнования. Ты всегда думаешь: а кто бы это ещё мог быть? неужели это всё, на что я способен? а кому ещё можно написать? а если попробовать по-другому? И вот вся твоя жизнь вдруг становится посвящена тому, чтобы поддерживать эту огромную машину необязательных отношений, которую ты сам запустил. А потом ты вдруг просыпаешься рядом с человеком и понимаешь, что вы оба здесь только потому, что каждый из вас хотел доказать себе, что он это может. В такой момент ты ощущаешь себя по-настоящему одиноким.

Мне кажется, самое глупое, что происходит с тобой в жизни, — это иллюзия огромного выбора. Аузан в книге про институциональную экономику писал, что каждый человек лет в 15 делает несколько пробных выпадов, понимает, с кем он мог бы быть в реальной жизни, и первый или второй человек, который соответствует этим критериям, вполне может стать его спутником на всю жизнь.

 

 

 

я был счастлив и готов
к новой жизни. в Facebook
пришло сообщение

 

 

 

Я не знаю, насколько это правда, но я уверен, что тогда — восемь, семь и шесть лет назад — я был по-настоящему счастлив, потому что знал, что та, ради которой я был готов ездить в другие города, вставать в пять утра, придумывать и делать что-то, — единственная женщина в моей жизни. А сейчас моя жизнь полна приключений, волнующих моментов, маленьких и больших побед, но ни разу я не чувствовал себя по-настоящему счастливым.

Заиграла громкая музыка — я вдруг очнулся посреди клуба, все уже порядком напились, и я понял, что надо ехать домой. Я твёрдо решил всё поменять. Больше не делать глупостей и проводить время только с теми, кто мне действительно интересен. Я вышел на улицу. Было уже утро, мимо проезжал первый трамвай. Я был счастлив и готов к новой жизни. В Facebook пришло сообщение. «Я готов к новой жизни. С завтрашнего дня и начну», — подумал я и поймал такси.