Cын Фрэнсиса Форда и брат Софии Копполы, Роман Коппола долгое время участвовал в съёмках их фильмов в самых разных ипостасях — от ассистента режиссёра до продюсера. При этом первую славу он снискал как режиссёр музыкальных клипов — для Phoenix, The Strokes и многих других. Сегодня Роман снимает и собственное большое кино, но более всего известен всё же как сценарист.

Через 4 дня после церемонии «Оскар», где он претендовал на награду за сценарий к «Королевству полной луны», Роман Коппола прибыл в Россию, чтобы представить в двух столицах свой новый фильм, «Умопомрачительные фантазии Чарли Свона Третьего» (в прокате с 14 марта). Комедия, в которой Коппола выступил как режиссёр, сценарист и продюсер, показывает, как успешный дизайнер (его играет Чарли Шин), находит весьма нетривиальные способы спастись от личностного кризиса. Компанию в этом приключении ему составляют лучший друг и менеджер (Джейсон Шварцман и Билл Мюррей), личности не менее эксцентричные.

Что Роман Коппола делает в течение двух суток в Москве и Санкт-Петербурге?

— По прилёте в Россию проводит вечер на кухне Stay Hungry (это квартира
в центре Москвы, где несколько раз в неделю приглашённые повара готовят ужины «для своих» — попасть туда можно, только оставив предварительно заявку, которую должны рассмотреть хозяйки проекта). Опасавшийся поначалу пафосных московских заведений с золотыми люстрами, Коппола приходит в восторг от ужина в камерной дружеской атмосфере. Оставив без внимания поданную на второе перловку, он уплетает солянку и нахваливает домашнюю хреновуху. Оказавшись в этот вечер соседом Копполы по столу, можно было услышать, например, что он не готовил к «Оскарам» речь на случай победы — за исключением той, что написал ещё ребёнком. Как он признаётся в любви к режиссёрам Стивену Содербергу и Полу Томасу Андерсону. Сетует на отсутствие фантазии у большинства современных кинематографистов, а также и журналистов, которые бесконечно задают ему вопросы о жизни в семье Коппола и о том, правда ли так безумен Чарли Шин (они дружны ещё с тех пор, как тот снимался у Фрэнсиса Форда в «Апокалипсис сегодня»).

Гости столицы: Роман Коппола. Изображение № 1.

— Дважды присутствует при показе фильма «Умопомрачительные фантазии Чарли Свона Третьего» (в Москве и Петербурге) и невозмутимо отвечает на множество вопросов о Чарли Шине и семействе Коппола.

— Вместе с беременной супругой, певицей Дженнифер Фурчес, и их годовалым ребёнком устраивает 40-минутный пробег по Эрмитажу с целью посмотреть Ван Гога и Матисса.

— Фотографирует.

— После двух дней общения с Софико Шеварднадзе (журналистка и внучка бывшего президента Грузии помогала ему представлять фильм в России) настаивает на том, чтобы пойти в Санкт-Петербурге в грузинский ресторан,
где заказывает хинкали, харчо, сациви, хачапури и «Тархун».

— Напоследок чуть не опаздывает на самолёт в Вену. Не спавшие два дня организаторы отвезли семью режиссёра вместо аэропорта Пулково-1 
в Пулково-2. Ошибка открывается уже на стойке регистрации, за 40 минут
до вылета. В придачу выясняется, что никто не знает, где паспорта, которые вроде как должен был хранить Коппола (те в результате обнаруживаются
в детской коляске). По прибытии в Пулково-1 компания обнаруживает очередь к металлоискателю из полутора сотен гастарбайтеров из Средней Азии. Они никак не реагируют на увещевания сопровождающих Копполы, что здесь известный режиссёр опаздывает на рейс, и очень впечатляют самого Копполу: он живо интересуется, кто все эти люди и почему они уезжают.

— Отвечает на несколько вопросов петербургского корреспондента The Village Анны Лаврентьевой.

 

— Как вам Россия на этот раз? До этого вы приезжали сюда в детстве 
с отцом ещё во времена Советского Союза. Заметна разница?

— Когда я был здесь в прошлый раз, всё казалось очень странным: повсюду длинные очереди, однообразные места. Я помню, на обеде в гостинице нам подавали только помидоры и огурцы. Каждый день. При этом я убеждён, что нам показывали лучшее из того, что было. Но больше всего перемен я вижу в людях: они стали более любознательными, подвижными, увлечёнными. Похоже, люди в России полны энергии и энтузиазма. 

 


 

 

 быть сейчас в России —
это очень интересный опыт,
и я не исключаю,
что он мне ещё пригодится

 

 

 

— Ваши герои похожи на русских интеллигентов: эксцентричные, самоотверженные, склонные к рефлексии. Где вы берёте эти образы? 

— Я как губка впитываю идеи, и особенно — когда путешествую. Запоминаю людей и ситуации, вдохновляюсь ими как произведениями искусства. Ведь никогда не знаешь, что из того, что ты увидел, найдёт потом место в твоём фильме. Например, быть сейчас в России — это очень интересный опыт, и я не исключаю, что он мне ещё пригодится.

— Во время написания сценария к «Чарльзу Свону» вы представляли себе 
в главных ролях этих актёров — Чарли Шина, Билла Мюррея, Джейсона Шварцмана?

— В случае с героем Джейсона Шварцмана — да. Мы вообще очень близки с ним (Джейсон и Роман — двоюродные братья. — Прим. The Village). Наверное, так же близки, как и его герой с Чарльзом Своном, которого играет Чарли Шин. К тому же Джейсон — отличный стендап-комик, поэтому идеально подходит для этой роли. Что до Билла Мюррея, я не хотел сразу возлагать каких-то особенных надежд на его участие в моём фильме, чтобы в случае его отказа сильно не расстраиваться. Впрочем, я, конечно, думал о нём, когда писал его роль. Ну и мечтал о том, чтобы он согласился. Идея пригласить Чарли Шина родилась ближе к концу работы над сценарием. История не писалась конкретно под него, я вдруг просто понял, что он здорово для неё подходит. 

Гости столицы: Роман Коппола. Изображение № 10.

— Похоже, у вас как у сценариста сложился прекрасный тандем с режиссёром Уэсом Андерсоном. По вашим сценариям он снял «Поезд на Дарджилинг»
и «Королевство полной луны». Как вы пришли к этому?

— Прежде чем начать работать вместе, мы подружились. Это случилось в Париже, когда я помогал моей сестре Софии со съёмками «Марии-Антуанетты», где, кстати, также снимался Джейсон Шварцмен. Познакомившись с Уэсом за ужином, мы постепенно стали всё больше общаться, делиться историями из жизни, какими-то идеями. Потом я увидел первую короткометражку Уэса, «Бутылочная ракета», и она мне безумно понравилась.

— Ещё несколько дней назад вы сидели на церемонии вручения «Оскаров»,
где номинировались за свой сценарий к «Королевству полной луны». Как
вы относитесь к гонке за «Оскар»? 

— Само собой, я был очень польщён, когда меня номинировали. Но все понимают, что «Оскар» — это очень специфичная награда. Киноакадемики предпочитают определённые темы, жанры, истории, и поощряют их больше остальных. Все кинематографисты уважают «Оскар», всё-таки это часть нашей американской кинотрадиции. В то же время мне гораздо приятнее быть принятым зрителями, чем киноакадемиками.

 

 

 

 В детстве мне казалось,
что нет ничего интереснее,
чем создавать грим для какого-нибудь монстра

 

 

 

— Среди поклонников ваших фильмов — огромное число молодых образованных людей. Как думаете, чем ваши истории цепляют эту аудиторию? 

— Может, дело в том, что через фильм я стараюсь раскрыть своё чудаковатое видение мира. Я люблю дать волю фантазии, играть с картинкой — люблю магию в кино. А ещё я поклонник специфического чувства юмора в духе лент братьев Коэнов. Свой последний фильм я построил на множестве сложных визуальных приёмов, рассчитывая, что они будут поняты определённой, не самой массовой аудитории. Вероятно, именно об этой аудитории вы и говорите. 

— Кем вы хотели быть в детстве?

— Очень хотел быть гримёром. Рисовать шрамы, огнестрельные ранения. Я рос
на съёмочной площадке у своего отца и наблюдал за всем этим, много времени проводил в гримёрке. В детстве мне казалось, что нет ничего интереснее, чем создавать грим для какого-нибудь монстра. А однажды один гримёр рассказал мне, насколько сложный это труд. «Ты должен приезжать на площадку раньше всех и уезжать последним», — говорил он. И я отказался от этой идеи.

— Расскажите о вашем обучении в киношколе Нью-Йоркского университета.
Что оказалось важнее: академическое образование или «семейная школа»?

— Мне очень нравилось быть студентом. Мы с одногруппниками смотрели очень много классических фильмов, например картины Годара и Кубрика, и подолгу обсуждали их, это было удивительное время. Потом я бросил киноаналитику
в пользу курса, где кино уже не просто обсуждали, но создавали. Каждую неделю мы писали сценарии и тут же снимали короткие фильмы, и это тоже было здорово. При этом, сказать по правде, я не думаю, что для того, чтобы снимать хорошее кино, так уж необходимо отучиться в университете. Большинству важных вещей я научился всё-таки у своего отца. Он всё время придумывал какие-то новые формы для выражения своих идей, ценил философию и сторонился предубеждений. 

 

Приезд Романа Копполы в Россию был организован компанией «Кино без границ» и кинопроектом
«Кино со вкусом».

Фотографии: пресс-служба «Кино со вкусом», Максим Листопадов, Дима Цыренщиков