Я очень доверчив. Очень. Не то чтобы я идиот и каждый, кто подойдёт и попросит у меня денег в долг до субботы, тут же получит всё, что есть у меня в кармане, но во мне живёт какая-то мало чем подкреплённая уверенность, что я очень хорошо разбираюсь в людях. Чаще всего я оказываюсь прав. Я могу довольно быстро определить, насколько гнилой человек, стоит ли от него ждать подлянки и прочие совершенно необходимые для ведения бизнеса в столице вещи. При этом я могу довериться первому встречному, если во мне есть какое-то внутреннее понимание, что он не подведёт.

Вторая патология, живущая во мне, — это, как писал, кажется, Довлатов, непреодолимая тяга к низам. Мне очень интересны малоприятные люди, я легко иду на контакт с теми, кто может подставить, обмануть. Мне даже в каком-то смысле проще общаться с теми, про кого я знаю — вот он уж точно гондон и никаких сюрпризов. У нас в школе была девочка, и каждый раз, когда мы встречались на любом мероприятии, у обоих на лице появлялась гримаса крайнего отвращения, мягко говоря, мы друг друга недолюбливали, она вызывала у меня омерзение и морскую болезнь. Со временем мы начали радоваться тому, как открыто проявляем наши чувства при встрече, ещё через какое-то время подружились и теперь регулярно общаемся.

Иногда два этих навыка путаются, тогда я совершаю странные ошибки. Полгода назад я затеял ремонт в съёмной квартире. Серьёзный ремонт: не просто покрасить стены, а построить новую стенку, сделать ванную комнату, поменять полы и ещё что-то такое. Зачем я начал этим заниматься — не знаю, но тогда мне казалось, что это отличная идея и совершенно точно я всё делаю правильно. Я нашёл мастера, который, придя в мой дом, в первую же секунду рассказал о сыне, который сидит в тюрьме за убийство. Он показался мне человеком милейшим — я  тут же отдал ему ключи от квартиры и аванс. Стоит ли говорить, что даже когда я съезжал с этой жилплощади, квартира оставалась в том же разрушенном состоянии, что и была.

 

Мне всегда ужасно нравился образ этакого раздолбая, человека безумно (на мой взгляд) талантливого во всём, за что бы ни брался, но совершенно необязательного.

 

Какое-то время я никому не доверял, пока на моём горизонте не появился компьютерных дел мастер Николай. Николай был огромного роста, в чёрном пальто, на лице его чётко опознавался длительный флирт, нет, роман, даже больше — свадебные узы с героином и прочими наркотиками, его руки были похожи на рёбра барана на рынке, и он звонил мне пятьдесят раз в сутки. Что-то в нём показалось мне внушающим доверие, и я отдал ему пять компьютеров и предоплату в 50 000 рублей за все работы. Николай пропал. Сначала на неделю. Потом на месяц. Потом позвонил и сказал, что маленький ребёнок, который бегал у него в гостях, пролил на компьютер краску. Потом перезвонил через неделю и рассказал почти то же самое, только вместо краски фигурировал мёд. Когда я потребовал вернуть все мои вещи, оказалось что денег давным-давно нет, работа не сделана, в компьютере завелись инородные насекомые (как это возможно, я вообще не понимаю, они же ушли из Москвы лет пять назад). Николай звонит мне в два раза чаще, и видно, что он переживает, но сделать с собой ничего не может, а сайт его фирмы так и продолжает предлагать качественные услуги быстро и недорого.

Оказывается, я на самом деле разбираюсь в людях, потому что все они действительно неплохие ребята, но просто дела с ними иметь не надо. И в этот миг я задумался о себе. Мне всегда ужасно нравился образ этакого раздолбая, человека безумно (на мой взгляд) талантливого во всём, за что бы ни брался, но совершенно необязательного. Человека, который может опаздывать на встречи, забывать перезвонить и даже вовремя сдать эту колонку. Мне казалось, что всё остальное, что есть во мне, в разы перевешивает эту небольшую проблему. И каждый раз, когда кто-то действительно рвал со мной отношения, мне казалось, что это человек идиот и не может идти на компромиссы или я ему просто не понравился.

В каждой рабочей неудаче (а многие мои попытки обосноваться в офисе заканчивались неудачей) я видел какую-то личную неприязнь. Когда мы с бывшими коллегами напивались, я часто спрашивал, чем же я им так не понравился, и всегда не был удовлетворён ответом про раздолбайство. А потом вдруг всё встало на свои места: сначала ушла девушка, просто потому что я всегда опаздывал и редко делал то, что обещал. Потом мой бывший начальник разорвал со мной отношения, хотя мы делали по-настоящему крутые и необычные проекты. Несколько моих друзей как-то вдруг исчезли и ещё много всего.

По факту оказывается, что обязательность и надёжность — по сути, самое важное, что может быть в нашей жизни. Кажется, в Англии тебя не могут уволить со съёмок фильма, если ты приходишь вовремя и трезвым. Раньше я всегда думал, что это чушь, а теперь понимаю, что без этого никуда. Я всё ещё думаю, что разбираюсь в людях лучше всех своих знакомых, просто выяснилось — не в этом дело.