Режиссёр «Королевства полной луны» и «Семейки Тененбаумов» снял очаровательную комедию о том, как в первой половине XX века консьерж роскошного отеля в Восточной Европе попал в крупный переплёт, связанный с наследством, оставленным ему 86-летней постоялицей-миллионершей и по совместительству его любовницей. Консьержа сыграл Рэйф Файнс, покойную — Тильда Суинтон; вообще же в фильме собралось огромное число кинозвёзд — от Билла Мюррея и Джуда Лоу до Эдварда Нортона и Эдриена Броди.

Вместе с этой командой мечты Уэс Андерсон оккупировал крохотный городок Гёрлиц на германо-польской границе и превратил его в вымышленное государство Зубровка, по которому разъезжал на гольф-карте. Разговор с ним мы начали с выяснения обстоятельств того, как он вообще нашёл это место.

 

  

— Действие «Отеля „Гранд Будапешт“» происходит в Восточной Европе, а снимали его в Западной Европе. Сегодня в киноиндустрии обычно происходит наоборот.

— Прежде чем приступить к съёмкам, мы совершили целое путешествие: объездили всю Восточную Европу, а затем и всю Германию. В Гамбурге мы осматривали любопытный отель «Атлантик» — он был построен в 1909 году для путешественников, собиравшихся пересечь океан. Очень старосветское место, словно напоминание путешественникам о том, что они оставляют. Были в венском «Империале» — его вообще строили как дворец для одного герцога, но тому не понравилось, и здание превратили в отель. А в Праге мы, например, встречались с членами Гильдии консьержей.

Во время своего путешествия мы видели фантастическую архитектуру, столько разных прекрасных зданий в Будапеште, в Карловых Варах, в Праге — они были гораздо большим, чем просто отражением коммунистической идеологии. Они подарили нам множество идей того, каким должен быть дизайн нашего отеля, дизайн самого фильма.

 

Тильда Суинтон смешная. А ещё она умная, интеллигентная, фантастически очаровательная личность

 

В итоге остановились в Германии. Там большие налоговые льготы для кинопроизводства, но что нас привлекло в первую очередь, так это здание старого обанкротившегося универмага, которое мы нашли. Идеальное! Ну и место, в котором оно расположено, — Гёрлиц, городок, разделённый надвое рекой и наполовину расположенный в Германии, а наполовину — в Польше.

— Прямо «Закон есть закон» с Фернанделем. Государственная граница проходит по кухне.

— Да! Ужинать мы предпочитали в Польше. Поляки отлично делают кролика, по-особенному. Да и с курсом евро там какие-то тонкости — в Польше всё гораздо дешевле. А двадцать минут от города — и вы уже в Чешской Республике. Гёрлиц вообще нас вдохновлял, и многие люди оттуда участвовали в съёмочном процессе, причём и в кадре, и за кадром: кондитеры, булочники — мы старались всё, что нам нужно, получать на месте.

— И почему назвали отель «Будапешт», а не «Варшава» или, скажем, «Загреб»?

— Теперь и не упомнить, как мы к этому пришли. Но правда в том, что это всё имеет отношение скорее не к Будапешту, а к Голливуду. И давным-давно я начал подумывать об этом фильме как о чём-то в духе американских лент тридцатых годов, снятых режиссёрами-эмигрантами из Восточной Европы.

Уэс Андерсон о Тильде Суинтон, Рэйфе Файнсе и очаровании Восточной Европы. Изображение № 1.

— Вы тут в связи с фильмом ссылались на Стефана Цвейга в том ключе, что он писал о Европе, по которой можно было путешествовать без билета, гораздо более открытой и интеллигентной.

— Да, сказанное верно для Европы времён Первой мировой войны. И новеллы Цвейга, и его воспоминания стали частью атмосферы, которую мы пытались воссоздать. Персонажи живут в тех же местах и в схожих выражениях описывают время. Помните, когда главный герой читает утреннюю газету и сокрушается по поводу того, как всё изменилось?

— В вашем фильме снялась Тильда Суинтон. Публика в восторге от её демонических ролей, сама же она в одном интервью сказала, что считает себя и свою внешность очень забавной и удивлена, что ни публика, ни режиссёры этого не замечают. Вы ведь её такой и увидели? Она правда смешная?

— О, да! Она смешная. А ещё очень умная, интеллигентная, фантастически очаровательная личность. Всё, что вы только можете от неё ожидать, — всё в ней есть. Вообще же если актёр действительно хорош, то это распространяется и на серьезные, и на смешные роли. Взять Рэйфа Файнса — он ведь совсем не считается комиком, но вспомните его в «Залечь на дно в Брюгге». Это страшное кино, но и невероятно смешное — и Рэйф Файнс смешной там. Я уже давно хотел поработать с ним, мы знакомы лет десять: как-то встретил его в гостях, мы сели на кухне и разговорились. Он уникальный актёр, и мне очень хотелось придумать что-то специально для него. То же самое и с Тильдой Суинтон. Она может быть как страшной, так и смешной, и вообще любой, какой захочет.

— А правда, что Харви Кейтель сидел в настоящей тюрьме
для фильма?

— Да, он же должен был играть зэка и сказал, что хотел бы пожить в тюрьме, чтобы почувствовать, что ощущал его персонаж. Все, кто по сюжету должны были сидеть вместе с ним, тоже поддержали эту идею. И мы это организовали. Это была пустая тюрьма, не работавшая уже много лет, и Харви с компанией были там единственными заключёнными. Они там остановились на несколько дней, ночевали там, несмотря на дикий холод. Да, было здорово иметь поддержку таких людей.

  

 

Текст: Марина Латышева