В 2011 году голливудская продюсерская компания «Триггер Стрит» и Кевин Спейси запустили конкурс коротких сценариев Jameson First Shot. Участниками стали начинающие кинематографисты из трёх стран — США, России и ЮАР. В каждой выбирался свой победитель — и призом каждому из них стала возможность, не потратив ни копейки собственных денег, снять в Лос-Анджелесе короткометражный фильм с Кевином Спейси в главной роли. Так летом 2012-го в интернете появилось сразу три мини-ленты с Кевином Спейси, включая «Конверт» российского режиссёра Алексея Нужного. Проект имел успех, видео посмотрели миллионы человек, и год спустя свет увидели ещё три короткометражки, на этот раз с другой голливудской звездой, Уиллемом Дефо. Российскую, под названием «Человек-улыбка», снял Антон Ланшаков. В 2014 году — ещё три фильма, с участием Умы Турман. Российский победитель — Иван Петухов с картиной «Подарок». Уже известно, что в 2015-м году к проекту присоединится актер Эдриен Броуди.

Милослав Чемоданов пообщался со всеми тремя российскими победителями конкурса, чтобы узнать, как он помог их режиссёрской карьере, а заодно обсудил с Кевином Спейси, зачем всё это лично ему.

 

— Кевин, как вы оказались задействованы в этом проекте?

— Это было лет пять назад. Я был в Ирландии на кинофестивале по приглашению Jameson, там мы смотрели старые фильмы и много пили. В какой-то момент, когда я был уже изрядно пьян, я принялся приставать к организаторам с идеей, что им пора бы уже перейти от поддержки фестивалей к непосредственно производству кино — выйти на новый уровень. Так распитие большого количества виски привело нас к созданию вот уже девяти короткометражных фильмов — и мы не думаем останавливаться. Со следующего года мы собираемся ещё и увеличить число стран-участниц проекта.

— В Лос-Анджелесе живут, наверное, полтора миллиона киношников. К чему создавать всё новых и новых?

— Да-да, в Лос-Анджелес со всего мира стекаются сотни и сотни тысяч желающих снимать кино. Но посмотрим на ситуацию в России или Южной Африке, где киноиндустрия ещё не достигла возможного пика: у вас есть множество талантливых кинематографистов, но они не получают достойной поддержки. Поэтому каждый год мы выбираем одного из них, помогаем ему снять фильм и показываем его работу миру — в том числе людям, которые могут помочь ему с дальнейшими проектами.

— Но зачем эта морока лично вам?

— Да потому что я сам — продукт других людей, которые когда-то поверили в меня и помогли мне, без которых я никогда не стал бы тем, кем стал. Это в точности то, чем мне нравится заниматься сейчас. Будем считать это частью моей личной философии того, как стоит прожить свою жизнь. Если тебе повезло достичь успеха в карьере, которую ты для себя выбрал, твоя обязанность — послать лифт вниз к следующим людям, которым он нужен. Потому что я сам был таким Ваней (показывает на Ивана Петухова).

— И как, на третий год проекта, вы довольны тем, как всё получается?

— В восторге абсолютном. И не только от самих фильмов. Прошлые два года я ездил в Россию и Южную Африку, где знакомился с родными и друзьями ребят — это тоже было прекрасно. Что ещё безумно приятно, так это наблюдать за дальнейшими достижениями наших победителей. У Алексея, в короткометражке которого я снялся два года назад, вот-вот выйдет первый полнометражный фильм, и я сам не могу дождаться, когда его посмотрю.

Кевин Спейси с Дэной  Брунетти («Триггер Стрит») и всеми победителями Jameson First Shot. Изображение № 1.Кевин Спейси с Дэной Брунетти («Триггер Стрит») и всеми победителями Jameson First Shot

— Что-то вам запомнилось особенно после той встречи с родными и близкими русских ребят?

— Ой, нет, мы ж все пьяные были. Помню, как мы пешком шли весь путь от моего отеля до «Стрелки», где год назад показывали наши короткометражки, было очень красиво, в какой-то момент ещё дождь пошёл. Единственное, о чём жалею, так это что я так и не сходил в московский театр.

— Каково это было — сниматься у Алексея, российского режиссёра-дебютанта? Это отличалось от работы с западными опытными режиссёрами?

— Я стараюсь концентрироваться не на различиях, а на том, что их объединяет. Талант к рассказыванию истории. Что искренне поразило меня конкретно в Алексее, это насколько точно он объяснял, чего он хочет, всем участникам съёмочного процесса, и в том числе мне, актёру, — и это притом, что он не очень силён в английском и всё время на площадке объяснялся исключительно через переводчика. Это было удивительно: одни из самых точных рабочих указаний в моей карьере я, так вышло, получал от человека, общающегося через переводчика.

— У него хватало духу сказать вам, что вы что-то делаете неправильно?

— Да, абсолютно! Мне по душе как раз такой подход. Я гораздо лучше работаю с режиссёром, чем без. И работать с Алексеем как с режиссёром было замечательно.

— Как происходят переговоры со звёздами, участвующими в этих короткометражках? Вы просто звоните и говорите: «Ума, я предлагаю тебе сняться в фильмах никому не известных режиссёров?»

— Да! Ты говоришь: «Я предлагаю тебе сняться сразу в трёх фильмах неизвестных режиссёров — причём я пока даже не знаю, кто это будет. И ещё — у этих фильмов до сих пор нет сценариев. Но я хочу, чтобы ты подтвердила своё согласие прямо сейчас». Конечно, громадное спасибо Уме и Уиллему, что они поверили в наш проект.

Кевин Спейси и Ума Турман на премьере фильмов-лауреатов Jameson First Shot 2014. Изображение № 2.Кевин Спейси и Ума Турман на премьере фильмов-лауреатов Jameson First Shot 2014

— Вы обсуждали с ними их впечатления по итогам этих съёмок? Или они больше никогда не разговаривали с вами после этого?

— Расскажу одну историю. Раз в год на протяжении десяти лет мы затевали в Лондоне один амбициозный проект: 24 актёра, шесть сценаристов и шестеро режиссёров собираются в полночь субботы и до семи утра воскресенья пишут с чистого листа шесть 15-минутных пьес. Весь следующий день они репетируют, чтобы вечером представить публике шесть спектаклей, которых день назад ещё не существовало. И вот я должен выйти и объявить многотысячной аудитории, купившей билеты, чтобы увидеть всё это безобразие, что мы начинаем. А за кулисами стоит Брайан Кокс, блестящий британский актёр. Он комкает сценарий и орёт: «Они дали мне роль без слов! Они дали мне роль без *** слов!» Ну я подхожу к нему и говорю: «Брайан, милый, каждый человек в этом зале прекрасно понимает, что это авантюра, что у вас было меньше суток на то, чтобы поставить эти пьесы, они пришли в расчёте на то, что увидят немного крови на полу. И если это будет твоя кровь, то, как по мне, *** ли нет!» Он уходил со словами: «Удачи, обсосы! Чтоб ещё хоть раз я с вами связался!». Но знаешь что, для актёров это всё равно был интересный опыт. Также для меня и для Умы интересен Jameson First Shot. Да, это не большое кино, это не знаменитые режиссёры, это не серьёзные деньги — ничего из этого дерьма. Но это возвращает тебя обратно к тому времени, когда ты, двадцатилетний и перепуганный, проходил свои первые пробы, не зная ни черта ни о чём. Мы слишком привыкли жить в комфорте, а порой приятно сделать что-то рисковое и непривычное.

— Последний вопрос: как вы вообще, Кевин?

— Да как я, у меня день рождения, я отлично.

— Шутите?

— Да нет же, правда.

— Ну да, ну да, конечно. Вы же актёр, привыкли дурить людей (В тот день Кевину Спейси и правда исполнилось 55 лет. — Прим. ред.). На самом деле у меня другой вопрос. Вы сделали блестящую карьеру, о которой только могут мечтать ребята, что участвуют в конкурсе. Так вот: оно того стоило? Вы счастливы? Можете честно сказать им, что, когда они станут вами, то будут более счастливы, чем сегодня?

— Я был счастлив, когда мне было восемнадцать и я только начинал работать в театре. Знаешь, моя карьера вообще очень медленно развивалась. Можно назвать чистым везением, что в своё время на моём пути встретились люди, которые помогли мне, и делать сейчас то же для этой молодёжи — одна из вещей, которые приносят мне наибольшее удовлетворение.

 

Как за полгода стать режиссёром и бесплатно снять фильм с голливудской звездой. Изображение № 3. 

Алексей Нужный, 30 лет

Автор и режиссёр фильма «Конверт», 2012
В главной роли – Кевин Спейси

Мне жена рассказала про этот конкурс — прочитала про него в интернете. Я в тот момент впервые пробовал себя в роли креативного продюсера на съёмках одного фильма, но ещё никогда не занимался режиссурой. Про конкурс я узнал в октябре, в декабре написал сценарий — было много идей, но всё какой-то bullshit, пока жена не посоветовала мне вспомнить про моих любимых Ильфа и Петрова, а в начале марта мне сказали, что я должен разгрузить свой график, потому что я победил. Тогда я бросил всё — работу, коллег — и уехал сюда снимать кино с Кевином Спейси.

Это была смешная история — как Дэна Брунетти (директор продюсерского центра «Триггер Стрит») и Кевин Спейси мне сообщили, что я победил. Было одиннадцать вечера, а в полдвенадцатого я должен был быть на площадке, работать в ночную смену. И вот я очень нагло заявляю: «Вы не можете мне скорее сказать, да или нет, а то мне ехать пора?» Поэтому всё произошло очень быстро. Я дал им нужные эмоции, покричал «Да! Классно!», побил кулаками по столу и сказал: «Всё, чуваки, мне надо бежать», — и захлопнул ноутбук. Они офигели. Говорили потом: «Вот ведь безумно наглый русский».

 

С Кевином Спейси было
точно так же
, как с моим другом Колей московским. Я мог материться, рассказывать какие-то истории, мы шутили друг над другом

 

Я, конечно, никогда не ругался на Кевина на площадке. Это вообще этика режиссёрская — сказать, что тебе всё очень нравится, а потом поправить. «Кевин, очень здорово, но у меня есть предложение». Мы снимали со всего двух-трёх дублей каждую сцену, порой и с одного. И знаешь, у меня было ощущение чёткое, что мы — друзья. С Кевином Спейси было точно так же, как с моим другом Колей московским. Я мог материться, рассказывать какие-то истории, он рассказывал мне свои, мы шутили друг над другом. Это было классно. Но на площадке было собраннее, конечно.

Снимали два дня, потом я монтировал и посылал монтажный вариант Кевину, который уже улетел сниматься в «Карточном домике». К третьей версии мы решили, что нас всё устраивает, и они послали мой фильм на «Оскар» — правда, он не вошёл в пятёрку номинантов.

Этот конкурс дал мне чёткое понимание, что я должен думать о своём предназначении, — для меня это пипец как важно. Моё предназначение — делать максимально зрительское кино, заставляющее зрителя смеяться, испытывать счастье вместе с героем. И я считаю, что я должен вкалывать каждый день, чтобы добиться этого.

Полгода после конкурса я ждал своего «следующего проекта мечты». Разные продюсеры предлагали мне что-то, но всё это было не то. В конце концов меня пригласили экранизировать уже написанный кем-то сценарий, и я сказал, что согласен взяться за эту историю, только если я её перепишу. Этот фильм скоро выйдет в прокат. История молодого отца, сын которого попал в больницу — нужна срочная операция. Помочь герою может только бандит провинциального города, но взамен он требует у него выполнить три его желания. Главные роли сыграли Леонид Ярмольник и Александр Ильин, известный как Лобанов из «Интернов». Эта история мне была интересна ещё и тем, что я сам молодой отец. Я задавался вопросом: «На что я готов ради своего ребёнка?» Вроде бы я готов на многое, но все-таки часто ссу. Фильм помог мне разобраться со своими страхами.

Ещё один фильм, над которым я работаю, основан на реальной истории: в 2009 году я похудел на 28 килограммов за полтора месяца. Фильм называется «Я худею», это история девушки, которая хочет сбросить 15 килограммов к своей свадьбе. Я буду снимать его весной и искренне считаю, что это потенциальный хит.

 

Как за полгода стать режиссёром и бесплатно снять фильм с голливудской звездой. Изображение № 4.

Антон Ланшаков, 27 лет

Автор и режиссёр фильма «Человек-улыбка», 2013
В главной роли — Уиллем Дефо

До конкурса я занимался примерно тем же, чем и сейчас — работал сценаристом и режиссёром на маленькой студии (мы с другом открыли её, ещё не закончив институт), снимал ролики и маленькие клипы. Также писал сценарии для большого кино и искал на них деньги — только после конкурса всё стало быстрее немного.

Узнал про конкурс на сайте Film.ru, написал сценарий за день. Решил, что Уиллем Дефо с парализованной улыбкой на лице — это будет очень смешно. А потом мне позвонил по скайпу Дэна Брунетти и сказал: «К сожалению, в следующем году ты не поедешь в Лос-Анджелес, сейчас этот парень тебе объяснит почему», — на этом он поворачивает камеру, а там — Кевин Спейси в беретке, говорит: «Потому что ты едешь в этом году!» Я тут подумал, что ослышался: у меня связь была очень плохая. Ну а первая моя реакция была — это я сказал: «Fuck!» — чтобы они поняли, как это важно для меня.

 

Уиллем Дефо ни разу не ныл
о том, что ему по сюжету всё время приходится улыбаться, хотя в конце дня у него сводило мышцы рта

 

Я читал интервью Уиллема, и по ним было понятно, что он простой парень. Так и оказалось. Он сидит на площадке всё время. Когда надо подать из-за кадра реплику актёру, он всегда подаёт, хотя это мог бы делать и ассистент. Что там говорить! Когда в кадре должна мелькнуть его штанина или плечо, он садится и сам всё делает, чтобы это было именно его плечо. И он ни разу не ныл о том, что ему по сюжету всё время приходится улыбаться, хотя когда я попробовал сделать это, то понял, что это тяжело. В конце дня у него сводило мышцы рта, продюсеры даже хотели поставить ему скобку внутрь, чтобы искусственно натягивать рот, но я сказал: «Нет, пусть он улыбается сам», — и он ответил: «Я готов». Вот такой парень.

Когда мы только сняли и смонтировали это, я очень переживал. Очень был расстроен, не верил, что получится смешно. Постоянно звонил Уиллему и спрашивал: «Как думаешь, из этого что-то получится?» — а он меня успокаивал: «Расслабься ты, парень!» Зато сейчас я понимаю, что «Человек-улыбка» — это то, чем я хотел бы заниматься по жизни. Он неплох, но я мог бы лучше, и он придал мне уверенности в себе.

По-хорошему после конкурса для меня многое изменилось. Примерно через месяц, когда ролик разошёлся по интернету, мне стали звонить разные российские продюсеры, предлагать встретиться. Возможно, просто чтобы посмотреть, что это за парень, и иметь какой-то контакт на случай возможного сотрудничества в дальнейшем. Некоторые предлагали готовые сценарии, чтобы я снял их как режиссёр. Я не хотел возгордиться — в конце концов, я всего лишь снял короткометражку, — но в то же время я знал, что не хочу делать плохие штуки. Поэтому я либо сразу отказывался, либо предлагал переписать сценарий.

Сейчас я надеюсь получить деньги под два своих сценария: один — комедия, другой — тоже комедия. Первый — про социопатов, второй — про детей, которые сбегают из лагеря. За этот год я вообще много писал: и сериалы, и детектив, которым я горжусь. Один канал, правда, уже отказал, потому что тема слишком мрачная. Он и правда мрачен от начала до конца, но у него счастливый финал.

 

Как за полгода стать режиссёром и бесплатно снять фильм с голливудской звездой. Изображение № 5.

Иван Петухов, 29 лет

Автор и режиссёр фильма «Подарок», 2014
В ГЛАВНОЙ РОЛИ — Ума Турман

Я занимаюсь рекламой, я старший копирайтер в крупном рекламном агентстве. В рекламе вообще много людей участвует в этом конкурсе. Я следил за ним с первого года, но думал, что всё это очень далеко от меня: какие-то удивительные люди, которые снимают Кевина Спейси в своих фильмах. Год спустя в России был невероятно популярен «Человек-улыбка» с Уиллемом Дефо, его все-все перепощивали в социальных сетях. И тогда уже стало понятно, что это что-то более земное — что-то, в чём можно себя попробовать, но я всё равно откладывал до последнего. И вот когда объявили, что в этом году будет Ума Турман, я в очередной раз решил, что стоит попробовать, и долгое время ничего не делал потом.

Кевин Спейси с Дэной  Брунетти («Триггер Стрит») и победителями Jameson First Shot 2014. Изображение № 6.Кевин Спейси с Дэной Брунетти («Триггер Стрит») и победителями Jameson First Shot 2014

Семь страниц — это тот объём, который не позволяет тебе сослаться на вечное отсутствие времени (а когда ты работаешь в рекламе, как правило, у тебя нет времени или ты делаешь вид, что у тебя нет времени). И потом, этот формат очень близок к написанию сценария рекламного ролика. На сюжет меня вдохновил раздел заворачивания подарков в универмаге «Цветной». Образ девушки, которая постоянно находится в центре чужого праздника, но для которой это всего лишь ежедневная работа, показался мне изначально драматичным.

 

Я решил не изображать из себя того, кем я не являюсь, так что я не стал брать дорогую камеру и просить каких-то актёров поучаствовать — 
я снимал на айфон с двумя коллегами

 

Уже когда я попал в шорт-лист, я понял, что в моей жизни что-то изменилось. Потому что из сотен заявок выбрали тебя. С тех пор началась очень странная для меня работа. Попадание в шорт-лист означает переход на следующую стадию — и несколько новых заданий, которые ты должен выполнить. В том числе надо было снять свою видеобиографию и одну сцену, которую тебе присылают. Я решил не изображать из себя того, кем я не являюсь, так что я не стал брать дорогую камеру и просить каких-то актёров поучаствовать — я снимал на айфон с двумя коллегами. Решил, что идея важнее. Я взял предложенную драматическую сцену и превратил её в комедию, подумав, что за счёт этого хода все поймут, какой я креативный и невероятно талантливый.

Оглашение результатов в этом году немножко задержалось. Для меня это превратилось в ежедневное мучительное ожидание, хоть я и старался не подавать виду и всем окружающим говорил, что уже само попадание в шорт-лист — это безумное счастье. Но конечно, на самом деле мне очень хотелось выиграть — потому что это было как сесть в Ferrari и при этом не поехать. А потом мне позвонили и сообщили, что меня ждёт беседа с Умой Турман, которая хочет обсудить какие-то детали её роли. Тут я понял, что я попал в какую-то странную ситуацию, несовместимую с моей прошлой жизнью.

Я старался совмещать это с работой до самого отлёта в Лос-Анджелес. Спасибо руководству и коллегам — они поддержали меня и дали заниматься тем, чем я хочу. Коллеги подарили мне режиссёрское кресло с моим именем и наклеили звёзды по всему офису — это было безумно трогательно. Я люблю свою работу и, к счастью, у меня не было ощущения, что мне нужно сжечь мосты.

С Умой Турман вышло забавно. Я брал в отеле велосипед и много катался, и вот в какой-то момент мне стали бешено звонить на мобильный, потому что Ума приехала и очень хотела поговорить. Я, после трёхчасового катания, так же на велике доехал до её отеля, припарковал его между Ferrari и Lamborghini и отправился к Уме, извиняясь, что я такой потный и грязный. Она в ответ сказала, что она сейчас с поездки точно такая же. И вот с этого момента всё стало реальным. 

фотографии: Ovidiu Hrubaru / Shutterstock.com