Псой Галактионович Короленко — он же Павел Лион — не только перформансист и автор стихов, но и музыкант. Он сочетает стили и миксует музыку не хуже лучших диджеев. Темой его импровизаций становятся шлягер, французская баллада, еврейская песня, советская агитка, поэзия Серебряного века или просто подслушанная на улице реплика. 12 августа Псой выступит в екатеринбургском «Доме печати» с новой концертной программой «Сестра моя жизнь». Центральным инструментом в этот вечер станет фортепиано.

The Village попросил московского поэта и художника, лингвиста и композитора Псоя Короленко поделиться своими любимыми треками уральских исполнителей. Оказалось, что музыкант отличается вкусовой всеядностью и открыт самой разной музыке. Nautilus Pompilius, Александр Новиков, Сява и другие исполнители — в плейлисте музыканта с урало-сибирским духом.

Псой Короленко

Я люблю уральскую музыку широкого спектра жанров, стилей и языков. Люблю как человек, много раз бывавший и даже живший в Перми, часто навещающий Екатеринбург. Я был и в Челябинске, и в Нижнем Тагиле, и в Кунгуре с его знаменитыми пещерами, и некоторых из участников этого плейлиста я даже знаю лично.

Мои личность и вкусы формировались в семидесятническом детстве и перестроечной юности, а потом — в пресловутых девяностых и в нулевых. Тогда же я впервые и приехал на Урал. Без уральской музыки нет биографии и вкусовой карты моего поколения живущих в России людей. Трудно описать значение этой музыки для всех нас, но можно попробовать почувствовать это в десяти песнях.

«Эта музыка будет вечной»

Nautilus Pompilius

Не одну пару батареек пришлось заменить с тех пор, как я впервые услышал в автобусе по дороге на картошку на чужой «Электронике-302» эту песню Вячеслава Бутусова на стихи Ильи Кормильцева. Это один из главных хитов нашей позднесоветской юности. Ранний «Наутилус» — музыка, ставшая в каком-то смысле вечной, с честью выдержавшая проверку временем.

«Помнишь, девочка?»

Александр Новиков

Песенную классику можно уподобить хорошему выдержанному вину — годы только утончают вкус. Это полностью относится и к ностальгической балладе мэтра современной русской эстрады Александра Новикова — о любви, о юности и, как можно догадаться, о Екатеринбурге. Песню, которую сам автор считает своей лучшей вещью, мне впервые довелось услышать в том же автобусе, который вез нас на картошку (если не на той же самой кассете). Дай бог памяти, в каком это году?

«В этой деревне огни не погашены»

Народная

Еще один шлягер на века: одна из самых красивых русских песен, написанная Владимиром Громовым на прекрасные стихи Николая Рубцова, фольклорная по духу и фактически уже ставшая народной. Исполнителей этой песни всех и не перечислишь — от Геннадия Заволокина до Валентины Толкуновой. Пусть здесь она прозвучит в исполнении уральцев, народного хора русской песни и ансамбля «Зоренька» города Оренбурга.

«Бери шинель»

Чайф

Энергия и сила традиционной советской эстрады, бардовской песни, кино-песни и русского (в частности, свердловского) рока, историко-культурный опыт и преемственность трех поколений — все это воплощается в песне Валентина Сергеевича Левашова из фильма «От зари до зари» на стихи Булата Шалвовича Окуджавы в исполнении группы «Чайф».

«Бесаме мучо»

Агата Кристи

А сейчас мы мысленно перенесемся в 90-е и поиграем в декаданс. Послушаем «Бесаме мучо» Глеба Самойлова, уроженца Асбеста, — песню грустную и бодрую одновременно, как это часто бывает у «Агаты Кристи». Заключительный трек с их лучшего, по мнению многих (впрочем, не разбираюсь), альбома «Коварство и любовь».

«Без примесей»

Птицу Емъ

Несмотря на название, про эту песню нельзя сказать, что она без музыкальных примесей — наоборот, она вся, скорее, сплошная примесь. Тут и различные сэмплы, и цитаты (как музыкальные, так и поэтические), которые сразу и не распознать. Но это и не обязательно делать: екатеринбуржцев «Птицу Емъ» Александра Ситникова и Николая Бабака, которых мы также знаем и любим по более раннему проекту «Четыре позиции Бруно», можно слушать как самый обыкновенный русский абстрактный хип-хоп.

«Ремейк»

Григорий Данской

А сейчас немножко нулевых и одновременно немножко лингвистики. Эту песню многие любители бардовской новой волны знают под названием «Ремейка», поскольку в припеве поется: «Ремейка, история». Но автор песни, уроженец Чусового и выпускник Пермского университета, филолог, участник пермских групп «Рождество» и «Пятый корпус», прекрасно знает, что по-русски ремейк — это он. А в припеве просто применена инверсия — поэтический порядок слов. Это просто история одного ремейка, она знакома до слез, но волнует, как в первый раз. Моя любимая песня в одном из лучших ее исполнений — Гриши Данского вместе с нашими любимыми Олей Чикиной и Сережей Трухановым.

«История дружбы»

Сява

Еще один, чуть более близкий нам по хронологии, привет из города Молотова, Дягилева и Пастернака. Эта песня рэпера Сявы интересна тем, что написана отчасти в стиле шансона, сводя мосты между классикой, шансоном, попсой и хип-хопом. Эта маленькая песенная поэма принадлежит к сравнительно позднему «Одесскому альбому» Вячеслава Хахалкина и называется «История дружбы».

«Знакомый пилот»

Вацлав Мастеница, Владимир Власов

Мы переносимся в советские годы, в Республику Коми. В этом хронотопе мы услышим песню замечательного советского композитора, ветерана Великой Отечественной войны, одного из знаковых композиторов песенной и инструментальной народной музыки, певца, аккомпаниатора, музыканта-полиинструменталиста, ленинградца Вацлава Иосифовича Мастеницы, чья жизнь, судьба и творчество тесно переплелись с Республикой Коми.

«Клипсо-калипсо»

Настя Полева, Вячеслав Бутусов

Завершим нашу музыкальную одиссею на Урал мы встречей со знаменитой нимфой острова Огигия на Крайнем Западе, куда попал чудом спасшийся Одиссей на обломке корабля и где провел с этой нимфой семь лет. Мы прощаемся, надеюсь, очень ненадолго, под песню Насти Полевой и Вячеслава Бутусова на стихи Ильи Кормильцева «Клипсо-калипсо».


Обложка: Tov.dinast - Wikimedia Commons