В Москве в четверг, 4 августа, пройдёт очередная закрытая вечеринка международного музыкального проекта Boiler Room. Она стартует в 19:00, в это же время начнётся трансляция мероприятия в интернете. Согласно правилам, на Boiler Room попадёт ограниченное количество гостей из числа друзей организаторов и тех, кто выиграл билет в лотерею. Место проведения события держится в тайне и сообщается приглашённым в последний момент.

В этот раз мероприятие проходит в рамках проекта Future Shift, который Boiler Room запустили вместе с adidas Originals. Платформа Future Shift представила серию документальных фильмов об актуальных музыкальных объединениях России. Масштабный рейв с участием их представителей 4 августа станет кульминацией проекта. Российскую сцену здесь представят Pharaoh, Boulevard Depo, i61, Summer of Haze, Koloah, HKG Knights и King Plague. Кроме того, на Boiler Room выступит американский продюсер, создающий музыку в стиле клауд-рэп, — Clams Casino.

The Village пообщался с куратором Boiler Room Михаилом Штанглем и бренд-менеджером adidas Originals Кириллом Бондаренко и узнал, как выбирали артистов и гостей вечеринки, а также что сейчас происходит с российской андеграундной музыкой.


Михаил Штангль

куратор Boiler Room

Сейчас Boiler Room — очень большой проект, трансляции наших вечеринок в интернете смотрит больше 150 миллионов людей в месяц. В этом году мы были в Южной Африке, Китае, Японии, Корее и Бразилии. А в Москве сейчас пройдёт один из самых больших Boiler Room в мире. Заявки на участие в лотерее подали больше 6 тысяч человек, а пригласить мы можем примерно полторы тысячи.

При этом о Boiler Room нужно понять одну вещь — мы не такие крутые, как все думают. Но что мы действительно сделали, так это поставили на ноги платформу, которая соединяет музыканта и зрителя, а также показывает, что сейчас происходит в мировой электронной музыке.

У музыки, которую мы выбрали для вечеринки в Москве, — в частности, у ребят из YungRussia — очень много активных фанатов. В России на самом деле очень крутой, современный и передовой звук хип-хопа, а за последние годы появились новые формы этого жанра. Мы решили выбрать пару наиболее представительных групп и, конечно, позвать тех, кто уже стал легендой, кто послужил прототипом для этой новой эстетики.

За Hyperboloid Records я слежу давно и думаю, что это один из самых интересных коллективов в Европе — и с точки зрения музыки, и с точки зрения эстетики. Это очень качественная музыка — лейблов такого уровня в Европе сейчас мало.

«Витчаут» (より多くの愛) тоже очень интересны, но не как лейбл, а как коллектив и как платформа. Здесь хорошо чувствуется русская меланхолия, некая тёмная русская душа, это что-то наше, уникальное.

Я был на выходных на фестивале электронной музыки Present Perfect в Петербурге и заметил, что за последние годы у русских музыкантов появилась своя уникальная форма выражения. Если раньше были в основном техно и хаус, то сейчас появилось больше экспериментального, агрессивного. Получается настолько уникальный звук, что слушаешь и сразу понимаешь: это продукт не откуда-нибудь, а из России.

Что касается публики на Boiler Room, то она здесь очень активная. В некоторых странах все стоят полтора часа где-то в углу, с правой на левую ногу переминаются, и нужно долго ждать, чтобы люди разогрелись. А в России с первой минуты ты ощущаешь 100 % энергии публики.

Для нас Россия — особенная страна. Здесь у вечеринки появились фанаты ещё в 2010 году, а ведь тогда Boiler Room не было в Москве. Когда мы начинали и были маленьким проектом, нам кто-то рассказал про группу во «ВКонтакте», в которой уже состояло несколько десятков тысяч человек. Они ухаживали за нашим контентом, всё переводили с английского на русский — сами, без нашей поддержки. Это показывает энтузиазм русской публики, поэтому Россия для нас очень важна.

Что касается финансов, то Boiler Room начинался без бизнес-плана в подвальном помещении c трансляцией через веб-камеру. Мы же не приглашаем суперзвёзд, мы ищем новые имена, новых артистов, фиксируем то, что они делают. И таким образом они становятся известны. Boiler Room — как радиостанция: музыканты приходят, играют, презентуют себя публике и в ответ получают новых фанатов. Однако логистика, передовая техника, инфраструктура для этого создаются нами. Сейчас, например, мы сняли три документальных фильма про музыкантов — участников вечеринки. Каждый выходит с Boiler Room с гораздо большим результатом, чем если бы просто получил гонорар — мы помогли сделать карьеру куче людей.


Кирилл Бондаренко

бренд-менеджер adidas Originals

Музыканты отбирались очень просто. Есть мнение нашего бренда и есть мнение Boiler Room. В этот раз всё просто совпало, долго думать не пришлось — костяк лайнапа определился сразу же. Просто это самые перспективные и самые прогрессивные музыканты в нашей стране на данный момент.

Мы отсматриваем, что интересного происходит в андеграундной и не совсем андеграундной, потенциально популярной культуре и стараемся помочь этому развиться, помочь тем, кто этим занимается, и помочь людям об этом узнать чуть больше.

Если говорить про сам продакшн и про качество — то, что делается в России, уже ничем не отличается от мирового уровня, пора избавиться от этих стереотипов. И отрыв в понимании тенденций нашей публикой тоже почти нивелирован. Но, наверное, сейчас у нас становится актуальным что-то другое, чем, например, в Берлине, который двигает техно, и оно там всегда популярно. Техно мы прошли, хотя эта волна не спала и вряд ли спадёт полностью.

Что сейчас актуально в России, так это, во-первых, клауд-рэп, который у нас представлен проектом YungRussia, во-вторых, витч-хаус, представленный «Витчаутом», и, в третьих, просто хорошая электронная музыка, за которую на нашей вечеринке отвечает Hyperboloid Records.

В первую очередь на Boiler Room, конечно, собираются люди из индустрии, опинион-лидеры, трендсеттеры. Но в этот раз мы решили пойти дальше. Сейчас будет один из самых больших Boiler Room, когда-либо проводимых в мире. Выбрана очень большая площадка. Около тысячи человек должны иметь возможность посетить это мероприятие. Так что мы сделали его более массовым и более доступным —чтобы показать как можно большему количеству людей, что сейчас актуально и что существует.

По своему опыту могу сказать, что 10 % попадают по гостевым спискам, но 90 % людей, которые будут там присутствовать, попадают по лотерее. Это абсолютно случайная выборка. Любой может подать заявку, чтобы получить билет на мероприятие. И все имеют абсолютно равные шансы. Другое дело, что есть дополнительные ворота. Мы проводили препати, и среди тех, кто пришёл на них, разыгрывались билеты. Здесь, очевидно, проще попасть — меньше конкуренция.

Как таковые гонорары музыкантам, которые участвуют в Boiler Room, не платятся. Естественно, мы берём на себя большое количество издержек, которые связаны с приездом и проживанием, плюс райдеры. Но в целом и участники, и диджеи, и организаторы рубятся за идею, за пласт культуры.


обложка: Ilyayaya/wikimedia.org (CC BY-SA 4.0)