Опенспейс министров: Как изменилась работа чиновников после переезда в «Сити» Лучшие места у начальников и борьба за диваны

Опенспейс министров: Как изменилась работа чиновников после переезда в «Сити»

В марте прошлого года почти 5 тысяч российских чиновников переехали в Единый правительственный комплекс — «Башню министерств» в квартале «Москва-Сити». Привычные кабинеты и коридоры старых зданий в центре города покинули сотрудники Минэкономразвития, Минпромторга, Минкомсвязи, а также подведомственных им служб: Росимущества, Ростуризма, Росаккредитации и Росстандарта. Взамен им обещали возможность работать в новом 42-этажном небоскребе с панорамными окнами, комфортными общественными пространствами и инновационными цифровыми решениями — от беспроводного подключения принтеров до системы мониторинга кибербезопасности. Но не все госслужащие восприняли переезд с энтузиазмом. «Офис, конечно, модный и красивый, но никакой приватности», — жаловался сотрудник Минэкономразвития в интервью The Bell.

В течение года социологи Центра перспективных управленческих решений изучали, как чиновникам работается в «Сити», и сегодня опубликовали доклад «Оценка эффекта переезда российских государственных ведомств в Единый правительственный комплекс». Эксперты анонимно и обстоятельно (беседа с каждым длилась около полутора часов) опрашивали респондентов о том, нравится ли им новый офис и что хотелось бы в нем исправить. Мы изучили результаты исследования и пообщались с его авторами, чтобы разобраться, помогли ли эргономичные опенспейсы, пришедшие на смену устаревшим кабинетам, сделать работу российских чиновников более эффективной.

Диван для департамента

Как выяснилось в результате исследования, один из недостатков офиса в «Сити» — это нехватка мест для неформального общения. Участники опроса признавались, что не говорить о делах на территории Единого правительственного комплекса допустимо разве что в столовой и зоне для курения — остальные пространства так или иначе считаются рабочими. В этом случае шанс перекинуться парой слов возле кулера и завести знакомство у сотрудников, не взаимодействующих друг с другом напрямую, невелик. По мнению авторов доклада, из-за отсутствия возможностей для неформальной коммуникации между чиновниками не устанавливаются горизонтальные связи, не растет уровень доверия и не происходит передача знаний и опыта.

Хотя помещения, предназначенные для отдыха и общения, в Едином правительственном комплексе есть, они оказались оккупированы работниками отделов, сидящих к ним ближе всего. «Как я понимаю, на каждом этаже предусмотрена зона отдыха. Но та зона отдыха, которая в том крыле, она не для нас. Пользуются ей только те [сотрудники], кто там сидит», — рассказывает один из опрошенных госслужащих. «Есть ряд диванов, которые находятся в другой части здания, и они на территории другого департамента. Мы здесь негласно стараемся по другим департаментам не ходить, а диваны все вон там, у них. Может быть, имелось в виду, что этими диванами будет пользоваться весь этаж, но в итоге получилось так, что мы туда не ходим и их территорию не нарушаем», — признается еще один респондент, работающий в «Башне министерств».

Мебель специально поставили так, чтобы обозначить границы между «своими» и «чужими»

Несмотря на то что диваны нужны для установления неформальных связей, сотрудники одного из ведомств решили использовать их для противоположной цели — чтобы отгородиться от коллег. Мебель специально поставили так, чтобы обозначить границы между «своими» и «чужими». Другие находчивые госслужащие вообще заблокировали вход на свой этаж для работников из других органов, разместившихся на соседних этажах. Попасть туда можно только по приглашению, то есть созвонившись или написав электронное письмо нужному человеку. Просто зайти и обсудить рабочие вопросы оказывается затруднительно, и чиновники вынуждены тратить время и готовить официальные обращения, даже если кабинет коллеги находится буквально над головой.

Кроме того, многим госслужащим вообще кажется сложным общаться с коллегами, находясь в опенспейсе: когда ты и твой компьютер у всех на виду, отлынивать от работы ради похода на кухню или беседы не получится, и остается только усердно трудиться. Сотрудники учреждений признаются, что отказались от привычных торжеств: «У нас раньше праздновался и Новый год, и 8 Марта, и дни рождения, в кабинете что-то накрывалось после работы. Сейчас перестали. Вот эта утрата приватности к чему ведет». Получается, что размещение в открытом пространстве не пошло на пользу коммуникациям, а, наоборот, сделало сотрудников немобильными внутри здания и менее активными в общении с коллегами.

Чужая кухня

Эксперт Центра перспективных управленческих решений Дарья Рудь сравнивает офисные пространства с городскими: в обоих случаях там должно быть комфортно, безопасно и интересно, а окружающая среда призвана направлять поведение людей в нужную сторону. «Как урбанисты решают проблемы неблагополучных и опасных городских районов, так и дизайнеры офисов стараются сделать так, чтобы там невозможно было скрыться от необходимой коммуникации с коллегами, было бы затруднительно нарушать общие правила — например, поставить собственный холодильник в опенспейсе», — говорит Дарья.

Она объясняет, что общий тренд городской среды — это развитие и расширение публичных пространств и так называемых третьих мест, позволяющих людям обмениваться мнениями и поддерживать связи внутри сообществ. Похожая тенденция существует и в проектировании офисов: руководство компаний заинтресовано в том, чтобы сотрудники не просто работали бок о бок, а стали командой близких по духу людей. Помогают в этом как раз опенспейсы без перегородок, столы для пинг-понга и кухни, где приятно выпить чашку кофе за беседой с коллегами.

«Понимаете, там общий чайник. Мне неприятно то, что другие люди его трогают, я после них не хочу трогать»

Понимая важность нерабочих взаимодействий между сотрудниками, проектировщики помещения в «Башне министерств» организовали для этого специальные зоны. На каждом этаже обустроили одну большую общую кухню для всех работников и несколько кухонь поменьше. Но на практике эти пространства так и не стали зонами, где люди из разных департаментов случайно встречались бы во время ланча или кофе-брейка и вели непринужденные разговоры. Мест на кухнях оказалось меньше, чем желающих ими воспользоваться. К тому же кухни, как и зоны отдыха с диванами, оказались захвачены соседними департаментами. Чиновники признавались, что сотрудники, сидящие ближе к этим помещениям, считаются их неформальными владельцами и не одобряют появления там чужаков из других отделов.

Как оказалось, проблему для госслужащих представляет и чистота кухонь. «Понимаете, там общий чайник. Мне неприятно то, что другие люди его трогают, я после них не хочу трогать», — жалуется один из респондентов. «Мы бы очень хотели, чтобы для сотрудников всех этажей был вопрос решен кардинально. Чтобы была установлена дата, когда у нас будут мыть холодильники», — говорит сотрудник, работающий в «Башне министерств».

Что не устраивает чиновников,
переехавших в «Сити»

  • Шкафы в коридорах
  • Качество воздуха
  • Шум
  • Температура в помещениях
  • Совместное использование пространств

Начальник в зоне комфорта

Кроме интервьюирования госслужащих, исследователи наблюдали за тем, как организован рабочий процесс в новом здании. Оказалось, что рабочие места распределяются совсем не так, как было задумано. С одной стороны, опенспейс действительно спасает от жесткой кабинетной иерархии, но с другой — лучшие места, рядом с панорамными окнами и вдали от основных маршрутов движения по зданию, все еще доставались тем, кто находится выше по служебной лестнице. У младших чиновников-исполнителей могут быть совсем неудобные места, например у прохода. Стажеры вообще занимают гостевое положение: специально оборудованного места для них не предусмотрено, поэтому, где им сидеть, выбирает ответственный за них сотрудник.

Люди на руководящих должностях чаще обставляют свои рабочие места личными вещами, будто стремятся обозначить свое присутствие. Как признаются чиновники, в опенспейсе вообще важно занять территорию, чтобы на нее не покушались коллеги. Один из сотрудников, переехавших в «Сити» позже коллег из других департаментов, рассказывает, что «все сразу же побежали подписывать полки в общих шкафах про запас» и ставить туда пустые папки.

Из-за установившегося кабинетного стиля работы иерархия сохраняется даже в опенспейсе

Оказавшись не в привычных кабинетах, а в опенспейсе, многие сотрудники стараются адаптироваться: одни сидят в наушниках, чтобы создать эффект уединения, другие отгораживаются от посторонних взглядов дополнительными мониторами. Но некоторые свой комфорт ставят выше потребностей коллег и попросту используют переговорные комнаты, предусмотренные для командной работы, для решения индивидуальных задач. Фокус-комнаты, по замыслу проектировщиков, нужны сотрудникам в самые ответственные моменты, когда необходимо сосредоточиться на делах. На практике же оказалось, что чиновники заходят туда ради телефонных переговоров, причем не только рабочих, но и личных. Госслужащие, опрошенные авторами исследования, также жаловались, что фокус-комнаты не подходят для уединенной работы из-за плохой системы вентиляции, а у некоторых дискомфорт вызывает полная прозрачность помещения.

Младший эксперт Центра перспективных управленческих решений Анна Барышникова рассказывает, что еще во время учебы в институте заинтересовалась закрытыми бюрократическими системами. «Хотелось заглянуть за кулисы и посмотреть, как выглядит рабочий день среднего чиновника и почему важный документ может готовиться продолжительное время», — говорит Анна. Подобные вопросы возникали и у самих работников министерств: в результате исследования стало понятно, что зачастую госслужащие, спрятанные внутри своих кабинетов, мало общаются друг с другом и могут быть не в курсе того, чем занимается их коллега за стенкой.

Анна Барышникова отмечает, что опенспейс как раз дает чиновникам возможность сделать рабочий процесс прозрачным и обеспечить быструю коммуникацию — ждать своей очереди у двери кабинета начальника теперь не нужно. Но, как оказалось, из-за установившегося кабинетного стиля работы этими преимуществами готовы пользоваться не все, и иерархия зачастую сохраняется даже в опенспейсе.

Жарко или дует

Исследователи собрали у госслужащих, перебравшихся в Единый правительственный центр, самые распространенные претензии к новому помещению. Одних не устроило слишком яркое LED-освещение, других — запрет украшать рабочее пространство цветами и картинами, а третьих — ремонт в офисе. «Краска с потолка опадает на белоснежную бумагу с правительственными гербами», — говорит сотрудник одного из ведомств.

Многие оказались недовольны качеством воздуха: окна в башне не открываются, а кондиционерам доверять чиновники не готовы. Один из респондентов возмущался, что, с одной стороны, на госслужбе хотят видеть «молодых, крепких, здоровых, умных сотрудников», а с другой — из-за кондиционеров создаются все условия для того, чтобы люди чаще уходили на больничный. Вечный конфликт любителей прохлады и людей, боящихся любых сквозняков, оказался актуальным и для министерств и ведомств. «Мне все нравится, кроме системы отопления, которая, как я понимаю, одна на весь этаж, и если что-то делаешь, то одним жарко, другим холодно», — признается участник исследования.

Что нравится госслужащим в «Башне министерств»

  • Дизайн
  • Территория вокруг здания
  • Переговорные комнаты
  • Башня в целом
  • Близость коллег

Престижное место

Переезд чиновников в инновационный офис должен был решить сразу несколько проблем. Во-первых, российской государственной службе требовалась трансформация. Многие ее неотъемлемые черты — роскошные кабинеты начальников со столами из красного дерева, постоянные чаепития в рабочее время и необходимость провести в ожидании несколько часов, прежде чем попасть на аудиенцию к начальнику, — стали своеобразными символами неэффективного труда. Во-вторых, переезд помог бы экономить бюджетные деньги: обслуживать госструктуры, собранные в одном здании, дешевле, чем все их офисы, рассредоточенные по разным районам Москвы. Действительно, за первый год работы Единого правительственного комплекса затраты на охрану и пропускной режим сократились на 40 миллионов рублей, а на содержание и эксплуатацию зданий — более чем на 300 миллионов рублей.

Из учреждений исчезли так называемые люди на ногах — сотрудники, ответственные за передачу физических копий документов

Даже несмотря на то, что пространства Единого правительственного комплекса оказались недостаточно адаптированными для нужд чиновников, исследователи отмечают плюсы переезда министерств и ведомств в «Сити». Так, в их работе стало меньше «функциональных колодцев» — ситуаций, когда госслужащий концентрируется на реализации только собственной задачи, минимально вступая во взаимодействие с остальными сотрудниками, ведомствами и потребителями госуслуг. Из учреждений исчезли так называемые люди на ногах — сотрудники, ответственные за передачу физических копий документов в другие ведомства. Если раньше для этого нужно было отправлять курьера, сейчас достаточно спуститься или подняться на лифте. Также зачастую документы по учреждениям развозили рядовые специалисты, а это отвлекало их от выполнения непосредственных рабочих задач.

Благодаря переезду в «Сити» улучшился и имидж министерств, особенно в глазах молодежи. Исследователи отмечают, что большинство работников с небольшим опытом госслужбы (более молодые или пришедшие из негосударственного сектора люди) позитивно оценивают новое пространство. По мнению таких сотрудников, дизайн Единого правительственного комплекса не уступает офисам работодателей в коммерческом секторе, например консалтинговых компаний. Нравится молодым чиновникам и расположение «Башни министерств» в «Сити»: за кварталом небоскребов закрепилась репутация места, где живут и работают успешные люди.

Прочитать текст доклада полностью можно здесь.

Обложка: Анна Михеева

Share
5
скопировать ссылку

Читайте также:

«Я работаю в Москва-Сити»
«Я работаю в Москва-Сити»Крупные корпорации, выкупающие целые башни, владельцы апартаментов и стартапы на 20 квадратных метрах — узнали, кто арендует рабочие места в комплексе небоскребов
«Я работаю в Москва-Сити»

«Я работаю в Москва-Сити» Крупные корпорации, выкупающие целые башни, владельцы апартаментов и стартапы на 20 квадратных метрах — узнали, кто арендует рабочие места в комплексе небоскребов

На что живут чиновники
На что живут чиновникиСотрудница одного из московских госучреждений — о поисках работы, борьбе с бюрократией, доходах и расходах
На что живут чиновники

На что живут чиновники Сотрудница одного из московских госучреждений — о поисках работы, борьбе с бюрократией, доходах и расходах

«Я не смог работать в опенспейсе»
«Я не смог работать в опенспейсе»Люди, которые не выдержали шумных коллег, открытые форточки и сплетни — об уходе из открытого офиса
«Я не смог работать в опенспейсе»

«Я не смог работать в опенспейсе» Люди, которые не выдержали шумных коллег, открытые форточки и сплетни — об уходе из открытого офиса

Как выглядит офис Райффайзенбанка, рассчитанный на интровертов и социальную дистанцию
Как выглядит офис Райффайзенбанка, рассчитанный на интровертов и социальную дистанцию
Как выглядит офис Райффайзенбанка, рассчитанный на интровертов и социальную дистанцию

Как выглядит офис Райффайзенбанка, рассчитанный на интровертов и социальную дистанцию

«Я работаю в Москва-Сити»
«Я работаю в Москва-Сити»Крупные корпорации, выкупающие целые башни, владельцы апартаментов и стартапы на 20 квадратных метрах — узнали, кто арендует рабочие места в комплексе небоскребов
«Я работаю в Москва-Сити»

«Я работаю в Москва-Сити» Крупные корпорации, выкупающие целые башни, владельцы апартаментов и стартапы на 20 квадратных метрах — узнали, кто арендует рабочие места в комплексе небоскребов

На что живут чиновники
На что живут чиновникиСотрудница одного из московских госучреждений — о поисках работы, борьбе с бюрократией, доходах и расходах
На что живут чиновники

На что живут чиновники Сотрудница одного из московских госучреждений — о поисках работы, борьбе с бюрократией, доходах и расходах

«Я не смог работать в опенспейсе»
«Я не смог работать в опенспейсе»Люди, которые не выдержали шумных коллег, открытые форточки и сплетни — об уходе из открытого офиса
«Я не смог работать в опенспейсе»

«Я не смог работать в опенспейсе» Люди, которые не выдержали шумных коллег, открытые форточки и сплетни — об уходе из открытого офиса

Как выглядит офис Райффайзенбанка, рассчитанный на интровертов и социальную дистанцию
Как выглядит офис Райффайзенбанка, рассчитанный на интровертов и социальную дистанцию
Как выглядит офис Райффайзенбанка, рассчитанный на интровертов и социальную дистанцию

Как выглядит офис Райффайзенбанка, рассчитанный на интровертов и социальную дистанцию

Комментарии

5 комментариев
Показать все

"не устраивает запрет украшать рабочее пространство цветами и картинами" - прям вспомнилась Амбридж с ее котятками

Тэги

Сюжет

Места

Прочее

Новое и лучшее

Можно ли уволить сотрудника за посты в соцсетях?

Кудри в городе: Как кудрявые девушки создают собственное комьюнити, косметику и парикмахерские в Москве

Как студентам и стартаперам-новичкам выстрелить

От 10 до 90 тысяч: Как устроить шопинг при любом бюджете

Надо ли вам пить витамин D?

Первая полоса

Можно ли уволить сотрудника за посты в соцсетях?
Можно ли уволить сотрудника за посты в соцсетях?И как отстаивать свои права любителям провокационных твитов и фотографий
Можно ли уволить сотрудника за посты в соцсетях?

Можно ли уволить сотрудника за посты в соцсетях? И как отстаивать свои права любителям провокационных твитов и фотографий

Кудри в городе: Как кудрявые девушки создают собственное комьюнити, косметику и парикмахерские в Москве
Кудри в городе: Как кудрявые девушки создают собственное комьюнити, косметику и парикмахерские в Москве
Кудри в городе: Как кудрявые девушки создают собственное комьюнити, косметику и парикмахерские в Москве

Кудри в городе: Как кудрявые девушки создают собственное комьюнити, косметику и парикмахерские в Москве

Как студентам и стартаперам-новичкам выстрелить
Промо
Как студентам и стартаперам-новичкам выстрелитьИ попасть в элиту мирового бизнеса
Как студентам и стартаперам-новичкам выстрелить
Промо

Как студентам и стартаперам-новичкам выстрелить И попасть в элиту мирового бизнеса

От 10 до 90 тысяч:
Как устроить шопинг при любом бюджете
Спецпроект
От 10 до 90 тысяч: Как устроить шопинг при любом бюджетеИ почему вложение в одежду может быть удачным вариантом
От 10 до 90 тысяч:
Как устроить шопинг при любом бюджете
Спецпроект

От 10 до 90 тысяч: Как устроить шопинг при любом бюджете И почему вложение в одежду может быть удачным вариантом

Надо ли вам пить витамин D?
Надо ли вам пить витамин D?И откуда сегодня такая мода на него?
Надо ли вам пить витамин D?

Надо ли вам пить витамин D? И откуда сегодня такая мода на него?

Не «Нежный редактор» — о секретной подготовке нового трека и своем пути к феминизму
Не «Нежный редактор» — о секретной подготовке нового трека и своем пути к феминизму«Это то, чего от меня точно никто не ожидает»
Не «Нежный редактор» — о секретной подготовке нового трека и своем пути к феминизму

Не «Нежный редактор» — о секретной подготовке нового трека и своем пути к феминизму «Это то, чего от меня точно никто не ожидает»

Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд»
Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд»«Это не выставки — это иммерсивные спектакли на минималках»
Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд»

Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд» «Это не выставки — это иммерсивные спектакли на минималках»

«Как мы путешествуем в доме на колесах»
«Как мы путешествуем в доме на колесах»
«Как мы путешествуем в доме на колесах»

«Как мы путешествуем в доме на колесах»

13 теплых курток на зиму
13 теплых курток на зиму
13 теплых курток на зиму

13 теплых курток на зиму

Люди, которые постоянно кашляют, — о стигматизации и проблемах во время пандемии
Люди, которые постоянно кашляют, — о стигматизации и проблемах во время пандемии«Обычное покашливание я даже не замечаю»
Люди, которые постоянно кашляют, — о стигматизации и проблемах во время пандемии

Люди, которые постоянно кашляют, — о стигматизации и проблемах во время пандемии «Обычное покашливание я даже не замечаю»

Большое интервью с Cream Soda
Большое интервью с Cream SodaОб альбоме с Федуком, доходах со стримингов и хорошем вкусе
Большое интервью с Cream Soda

Большое интервью с Cream Soda Об альбоме с Федуком, доходах со стримингов и хорошем вкусе

Тальятелле, лингвини, казаречче и спагетти: Где есть пасту в Москве
Тальятелле, лингвини, казаречче и спагетти: Где есть пасту в Москве
Тальятелле, лингвини, казаречче и спагетти: Где есть пасту в Москве

Тальятелле, лингвини, казаречче и спагетти: Где есть пасту в Москве

Правда ли мы больше устаем от удаленки
Спецпроект
Правда ли мы больше устаем от удаленкиИ какую роль здесь играют видеозвонки
Правда ли мы больше устаем от удаленки
Спецпроект

Правда ли мы больше устаем от удаленки И какую роль здесь играют видеозвонки

Что делать, если ваши доходы упали
Что делать, если ваши доходы упалиКак пересмотреть свой бюджет, договориться о скидках по аренде и рефинансировании кредитов
Что делать, если ваши доходы упали

Что делать, если ваши доходы упали Как пересмотреть свой бюджет, договориться о скидках по аренде и рефинансировании кредитов

Что делать, если вам изменили
Что делать, если вам изменилиОтрывок из книги психолога Марины Травковой
Что делать, если вам изменили

Что делать, если вам изменили Отрывок из книги психолога Марины Травковой

От первой любви до дуэта длиной в 20 лет
Промо
От первой любви до дуэта длиной в 20 летС кем Майя Плисецкая танцевала свои лучшие партии
От первой любви до дуэта длиной в 20 лет
Промо

От первой любви до дуэта длиной в 20 лет С кем Майя Плисецкая танцевала свои лучшие партии

«Сейчас шахматы — это жесткий мир спортивной борьбы»: Шахматист Ян Непомнящий смотрит «Ход королевы»
«Сейчас шахматы — это жесткий мир спортивной борьбы»: Шахматист Ян Непомнящий смотрит «Ход королевы»Почему шахматисты такие странные, но такие крутые?
«Сейчас шахматы — это жесткий мир спортивной борьбы»: Шахматист Ян Непомнящий смотрит «Ход королевы»

«Сейчас шахматы — это жесткий мир спортивной борьбы»: Шахматист Ян Непомнящий смотрит «Ход королевы» Почему шахматисты такие странные, но такие крутые?

«Я — Грета»: Интимный док о жизни главной экоактивистки планеты
«Я — Грета»: Интимный док о жизни главной экоактивистки планеты
«Я — Грета»: Интимный док о жизни главной экоактивистки планеты

«Я — Грета»: Интимный док о жизни главной экоактивистки планеты

Студенты требуют скидок на онлайн-обучение. Что делают вузы и частные школы?
Студенты требуют скидок на онлайн-обучение. Что делают вузы и частные школы?И как сейчас можно добиться компенсации за дистанционку
Студенты требуют скидок на онлайн-обучение. Что делают вузы и частные школы?

Студенты требуют скидок на онлайн-обучение. Что делают вузы и частные школы? И как сейчас можно добиться компенсации за дистанционку

Видеоигры — отражение мира
Спецпроект
Видеоигры — отражение мираКак PlayStation стала культовой консолью
Видеоигры — отражение мира
Спецпроект

Видеоигры — отражение мира Как PlayStation стала культовой консолью

Подпишитесь на рассылку