Свалить на другого: Почему проект «Свалка» раскололся на два враждующих лагеря И куда теперь сдавать ненужные вещи

Свалить на другого: Почему проект «Свалка» раскололся на два враждующих лагеря

В начале 2019 года мы выпустили большой материал о проекте «Свалка». Тогда на «Вернисаже» в Измайловском кремле работал магазин подержанных вещей, куда приезжали закупаться охотники за необычными вещами. Проектом управляли основатели Ирина и Алексей Баринские, а для сторонников осознанного потребления в регионах вот-вот должна была запуститься франшиза. С тех пор изменилось многое: Баринские вышли из бизнеса, а «Свалка» успела расколоться на две части, команды которых боролись за возможность сохранить за собой название бренда. Рассказываем, как «Свалка» оказалась замешана в историях с угрозами, задержками зарплат и недовольством покупателей франшизы в регионах и кто в итоге заполучил раскрученное имя.

Предприниматели

Как зарабатывать миллионы на ненужных вещах

Читать 

Забытые в Москве

В начале 2019 года дела у «Свалки» шли хорошо: бизнес приносил прибыль, была готова стратегия развития региональных филиалов, а магазин, кажется, наконец обосновался на постоянном месте. На тот момент создателям проекта Алексею и Ирине Баринским удалось собрать команду молодых и энергичных сотрудников, которым предстояло развивать «Свалку» в России, пока сами основатели будут запускать проект в Израиле. Решение о смене места жительства они приняли еще в 2018 году, с тех пор собрали необходимые документы для репатриации и подготовили московскую «Свалку» к тому, чтобы работать и расти автономно.

«Оказалось, что переехать очень сложно, это другая страна, другие люди, другие правила. Пришлось очень быстро адаптироваться, — рассказывает Ирина Баринская. — У меня есть стандартный четырехмесячный цикл запуска „Свалки“ (в Москве я запустила их шесть), я перепилила свой план под Израиль и стала заниматься этим проектом». Ирина вспоминает, что бюджет был небольшой, потому многие обязанности она взяла на себя — сортировала вещи, приводила в порядок магазин, выстраивала коммуникации, искала партнеров. «Я настолько сфокусировалась на „Свалке“ в Израиле, что перестала следить за тем, что происходит с проектом в России. От операционной деятельности я отошла», — говорит основательница.

 Приоритет отдавался новому магазину в «Доме культур», на оплату его аренды отправлялась выручка точки на «Вернисаже»

Магазин в Тель-Авиве официально открылся в июле 2019 года, но тогда Ирина приняла решение покинуть «Свалку». «Это произошло по нескольким причинам. Во-первых, по личной — мы разошлись с Алексеем, и нам стало сложно работать вместе. Во-вторых, я начала понимать, что что-то идет не так. До меня начали доходить какие-то странные сообщения от сотрудников, но у меня совершенно не было возможности с этим разбираться. Я свою задачу выполнила, магазин открыла — и приняла решение, что из проекта выхожу. Разошлись мы полюбовно», — рассказывает Баринская. Единственным активом, который тогда оставался у нее, были аккаунты «Свалки» в социальных сетях, но в августе на них нашелся покупатель. «Из вырученных денег я заплатила долг по израильскому проекту. Я считала, что на этом моя история со „Свалкой“ закончилась», — вспоминает Ирина.

Алексей Баринский тоже вышел из бизнеса, а московской «Свалкой» стали заниматься сразу несколько человек: новая глава компании и преемница Алексея Ева Деменкова, операционный директор Глеб Андроновский, коммерческий директор Николай Носов и Татьяна Сорочинская, на которую был оформлен магазин на «Вернисаже». Тогда же начался раскол «Свалки». Бывшая сотрудница проекта Екатерина (имя изменено) рассказывает, что приоритет отдавался только что открывшемуся магазину в «Доме культур» на Сретенке, на оплату его аренды отправлялась выручка точки на «Вернисаже». В это время у старого магазина накопился значительный долг за аренду — около миллиона рублей. Бизнес шел не слишком хорошо, потому многие сотрудники покинули проект, а владельцем «Свалки» стал Николай Носов — коммерческий директор, который раньше занимался развитием франшиз. Соцсети у Ирины Баринской выкупил как раз его представитель.

Собственница магазина на «Вернисаже» Татьяна Сорочинская рассказывает, что летом 2019 года она приняла решение прекратить сотрудничество со «Свалкой» и отказаться от прежнего названия магазина — из него убрали гласные, и он превратился в SVLK. Разобраться с долгом и наладить внутренние процессы Татьяне помог отец, Борис Сорочинский, он стал финансовым директором. «SVLK сейчас не имеет никакого отношения к проекту „Свалка“, мы с уважением относимся к прошлому, но идем разными дорогами», — говорит Татьяна. Во время пандемии магазин SVLK был закрыт, но принимались заявки на вывоз вещей — сотрудники забирали их бесконтактным способом. Но все же карантин оказался для проекта сложным временем: у SVLK снова появились долги, сотрудники обвинили Сорочинскую в невыплате зарплат и обещали подать досудебную претензию. Сейчас судьба магазина на «Вернисаже» непонятна: он закрыт, но Татьяна обещает, что точка скоро снова заработает.

Несанкционированная SVLK

Екатерина, бывшая сотрудница проекта, работавшая в магазине SVLK на «Вернисаже», рассказывает, что Николай Носов сразу дал понять недавним коллегам — «Свалка» может быть только одна. Старый магазин остался без аудитории: доступ к выкупленным соцсетям и сайту Татьяне Сорочинской ограничили, сотрудники не могли принимать заявки на вывоз вещей, а в колл-центре «Свалки» убеждали клиентов, что точка в Измайловском кремле закрылась и ее работники получают вещи обманом.

Несмотря на то что магазин на «Вернисаже» работал официально, туда несколько раз приходили с проверками полицейские и сотрудники налоговой инспекции. Екатерина уверена, что это происходило после заявлений Николая. Она рассказывает, что во время встречи с Носовым ей пришлось столкнуться с давлением и попытками манипуляций: Николай пришел на встречу с двумя мужчинами, один из которых представился юристом, они требовали у Екатерины передать им кассовый аппарат и документы, а в случае отказа грозились вызвать полицию. «Они надеялись оказать на меня психологическое давление, запугать и добиться результата. Весь их диалог был пронизан сексизмом по отношению ко мне и национализмом по отношению к сотрудникам нашего сервиса», — говорит Екатерина. Сейчас девушка из проекта вышла, как она объяснила, из-за невозможности заниматься им по состоянию здоровья.

 Люди, которых еще я брала на работу на старую «Свалку», говорили, что происходила какая-то жесть: им угрожали, их травили

О конфликте между двумя командами некогда единого проекта стало известно Ирине Баринской: «Когда я вернулась в Россию, я стала со всех сторон слышать истории, что „Свалка“ разделилась на две сущности. Одна принадлежит Тане Сорочинской, которая несколько лет работала у нас управляющей, а вторая — Николаю Носову, который тоже был нашим сотрудником. Люди, которых еще я брала на работу на старую „Свалку“, говорили, что происходила какая-то жесть: им угрожали, их травили. Хотя Таня буквально тащила на себе зарабатывающий и весьма осязаемый кусок проекта — магазин на „Вернисаже“». Информация о противостоянии команд дошла даже до людей, причастных к проекту, но живущих далеко за пределами Москвы. «Я смотрю, как обращаются новые владельцы с Татьяной, это какая-то война. Хотя хочется напомнить, что, ребята, мы все в одной лодке, нам есть смысл начать договариваться», — говорит Алексей Первухин, открывший «Свалку» в Красноярске.

При этом Николай Носов отрицает и какую-либо связь с проектом SVLK, и трения между двумя командами: «Конфликта никакого нет, как и проекта под названием SVLK. Он закрылся. Тут можно только сказать, что ребята в свое время попытались незаконно завладеть названием и, используя наш кейс, превратить его в успешную бизнес-модель. У них не вышло». Татьяну Сорочинскую, которая, как и он, раньше была наемной сотрудницей «Свалки» под управлением Баринских, Носов сравнивает с недобросовестными мелкими бизнесменами, использующими имя крупных корпораций: «Кейс „Свалки“ уникален и привлекателен, и, что вполне логично, возможно появление схожих проектов даже с похожими названиями. Знаете, как, например, часто различные кебабные используют логотип „Макдоналдса“ в названии своих точек, дабы привлечь таким образом внимание проголодавшегося человека? Так и здесь!»

Разбираться с теми, кто будет использовать название бренда, новый владелец обещает с помощью уполномоченных органов, но он уверен, что люди, выступающие за осознанное потребление, сами смогут «отличить поддельный „adibas“ от оригинала». Миссию проекта Носов описывает как «помощь планете вздохнуть полной грудью» и подчеркивает, что «Свалка» — это прежде всего философия: «Можно использовать похожее название и попытаться делать то же самое, но это будет уже не то пальто». В качестве подтверждения того, что бизнес «Свалки», в отличие от конкурентов из SVLK, успешен, Николай советует обратить внимание на соцсети своего проекта.

Секонд-хенд для регионов

Судя по соцсетям, дела у «Свалки» идут прекрасно: проект сотрудничает c AliExpress и принимает вещи в поп-ап-пространстве на Петровке, привлекает в качестве резидентов апсайкл-бренды и проводит лекции в ресторане Blanc. Новый флагманский магазин находится на Электродной улице, на территории строящегося арт-кластера «Графит», и его ровные ряды с аккуратно развешенной одеждой мало похожи на прежнюю точку на «Вернисаже» с творческим беспорядком. Владелец бренда Николай Носов рассказывает, что компания преодолела кризисный этап во время карантина и уверенно развивается: тенденция к расхламлению во время самоизоляции оказалась «Свалке» на руку, а количество людей, обратившихся к идеям осознанного потребления, только растет.

Николай говорит, что проект отлично работает и в регионах, но с этим согласны не все. Так, покупатели франшизы в Петербурге оказались в невыгодном положении. Там сначала заработала «Свалка», открытая по франшизе (по неподтвержденным данным, франчайзи заплатили за нее 2 миллиона рублей), а потом Николай Носов запустил там свою «Свалку». Тамила Гирман, занимающаяся петербургским франшизным проектом, говорит, что для нее и других сотрудников появление в городе конкурента, да еще и проекта Носова, продавшего им франшизу, стало совершенно неожиданным.

 Франшиза «Свалки» перестала быть масштабным экопроектом и превратилась в простой секонд-хенд

В марте 2020 года, когда Ирина Баринская уже вернулась в Россию и начала работать в корпоративном секторе, с ней связалась экоактивистка из Волгограда Оксана Бабижева. Николай Носов ей тоже предложил купить франшизу «Свалки», но вместо сервиса по вывозу и продаже вещей, который Оксане был знаком, проект больше напоминал обычный секонд-хенд. «Свалка» оказалась магазином, в который поставляют вещи из московского головного офиса. Несмотря на то что москвичи показывали красивый инстаграм, экономика у них не сходилась. Бабижевой это показалось подозрительным, она написала лично Ирине и от предложения купить франшизу отказалась.

Алексей Первухин, владеющий франшизой «Свалки» в Красноярске, рассказывает, что общается с франчайзи в других городах, многим помогал консультациями и лично побывал на всех «Свалках», кроме открытых в последнее время — в Туапсе, Самаре и Иваново. По его словам, владельцы бизнеса во многих городах сейчас не получают достаточно поддержки, а просто «заплатили почти миллион за вывеску», как франчайзи «Свалки» в Хабаровске.

Первухин говорит, что идея разделить франшизу на две части — проект по вывозу и сортировке вещей и магазин — и продавать их отдельно появилась еще у Алексея Баринского, а дальше ее начал развивать Николай Носов. У франчайзи в регионах часто возникали проблемы с вещами, не имеющими коммерческой ценности (их могло быть до 90 % от вывозимых вещей). Их тяжело подать так, даже чтобы оправдать свои расходы, а предложение просто выкидывать ненужное полностью противоречило идее осознанного потребления и сокращения отходов. По замыслу московской команды, с продажами подержанных вещей, присылаемых из единого центра, региональные сотрудники вполне могли справиться. Но так франшиза «Свалки» перестала быть масштабным экопроектом и превратилась в простой секонд-хенд. К тому же отправка вещей из столицы увеличивает углеродный след и никак не помогает жителям российских городов избавляться от ненужного.

«Люди, которые стали владельцами бизнеса, сами каштаны из огня не таскали — не принимали звонки, не ездили на вывозы вещей, не сортировали, не продавали. Это не плохо быть просто управленцем, но в случае со „Свалкой“ нужно четко понимать все процессы», — говорит Алексей Первухин. Кроме того, он считает, что новых владельцев больше интересуют «тусовка, хайп, движуха» и заработок, чем идеи осознанного потребления, отсюда и попытка продавать франшизу секонд-хенда и отгружать вещи из Москвы. «Я хотел бы оказаться неправым, но, мне кажется, они очень хотят заработать и, я бы даже сказал, сорвать денег», — говорит Первухин.

Куда еще можно сдать ненужные вещи в Москве и Петербурге:


Фотографии: Алена Винокурова

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Свалка»: Как зарабатывать миллионы на ненужных вещах
«Свалка»: Как зарабатывать миллионы на ненужных вещах Основатели сервиса — о постоянной смене мест, проклятых пианино и непреодолимом желании разбить телевизор
«Свалка»: Как зарабатывать миллионы на ненужных вещах

«Свалка»: Как зарабатывать миллионы на ненужных вещах
Основатели сервиса — о постоянной смене мест, проклятых пианино и непреодолимом желании разбить телевизор

Вместо тысячи слов: Кто зарабатывает на стикерах в мессенджерах и соцсетях
Вместо тысячи слов: Кто зарабатывает на стикерах в мессенджерах и соцсетях И какие картинки больше всего любят отправлять россияне
Вместо тысячи слов: Кто зарабатывает на стикерах в мессенджерах и соцсетях

Вместо тысячи слов: Кто зарабатывает на стикерах в мессенджерах и соцсетях
И какие картинки больше всего любят отправлять россияне

Как работают в «AliExpress Россия»
Как работают в «AliExpress Россия» Совместные ланчи, праздники распродаж и медитация онлайн
Как работают в «AliExpress Россия»

Как работают в «AliExpress Россия»
Совместные ланчи, праздники распродаж и медитация онлайн

Как сэкономить на сезонном обновлении гардероба
Как сэкономить на сезонном обновлении гардероба 5 простых советов
Как сэкономить на сезонном обновлении гардероба

Как сэкономить на сезонном обновлении гардероба
5 простых советов

Тэги

Сюжет

Места

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

8 главных событий выходных в Сочи

8 главных событий выходных в Краснодаре

Кто такие бьюти-эксперты

Где есть и пить в Центральном Сочи

Экомаршруты Сочи и Красной Поляны

Первая полоса

8 главных событий выходных в Сочи
8 главных событий выходных в Сочи Май, фейерверк, музыка, вино и цирк
8 главных событий выходных в Сочи

8 главных событий выходных в Сочи
Май, фейерверк, музыка, вино и цирк

8 главных событий выходных в Краснодаре
8 главных событий выходных в Краснодаре Лекции, спектакли, скачки, выставка и квартирник
8 главных событий выходных в Краснодаре

8 главных событий выходных в Краснодаре
Лекции, спектакли, скачки, выставка и квартирник

Кто такие бьюти-эксперты
Промо
Кто такие бьюти-эксперты И почему они нам жизненно необходимы
Кто такие бьюти-эксперты
Промо

Кто такие бьюти-эксперты
И почему они нам жизненно необходимы

Где есть и пить в Центральном Сочи
Где есть и пить в Центральном Сочи Достойные заведения на разный бюджет
Где есть и пить в Центральном Сочи

Где есть и пить в Центральном Сочи
Достойные заведения на разный бюджет

Экомаршруты Сочи и Красной Поляны
Экомаршруты Сочи и Красной Поляны Для новичков и опытных туристов
Экомаршруты Сочи и Красной Поляны

Экомаршруты Сочи и Красной Поляны
Для новичков и опытных туристов

Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
Промо
Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей И как сделать городской транспорт еще удобнее
Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
Промо

Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
И как сделать городской транспорт еще удобнее

Возвращение Kings of Conveniece, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт
Возвращение Kings of Conveniece, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт А также удмуртский электрофолк и якутский хоррор
Возвращение Kings of Conveniece, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт

Возвращение Kings of Conveniece, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт
А также удмуртский электрофолк и якутский хоррор

Как начать инвестировать и не пожалеть об этом
Как начать инвестировать и не пожалеть об этом Советуют эксперты финансового рынка
Как начать инвестировать и не пожалеть об этом

Как начать инвестировать и не пожалеть об этом
Советуют эксперты финансового рынка

The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России
The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России Рассказывает Сергей Храмцевич
The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России

The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России
Рассказывает Сергей Храмцевич

Болезнь молодых:
Что такое рассеянный склероз
Промо
Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз И как жить активной жизнью с таким диагнозом
Болезнь молодых:
Что такое рассеянный склероз
Промо

Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз
И как жить активной жизнью с таким диагнозом

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья
Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья
Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

От мечты до полета к звездам
Спецпроект
От мечты до полета к звездам Как сложилась карьера тех, кто в детстве грезил космосом
От мечты до полета к звездам
Спецпроект

От мечты до полета к звездам
Как сложилась карьера тех, кто в детстве грезил космосом

«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе
«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе Mr. Oizo снова снимает абсурд
«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе

«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе
Mr. Oizo снова снимает абсурд

Черноморские дельфины на грани исчезновения: как спасти краснокнижных животных
Черноморские дельфины на грани исчезновения: как спасти краснокнижных животных И чем можно помочь центру спасения «Дельфа»
Черноморские дельфины на грани исчезновения: как спасти краснокнижных животных

Черноморские дельфины на грани исчезновения: как спасти краснокнижных животных
И чем можно помочь центру спасения «Дельфа»

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов
9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов Мистический модернизм, шведский фем-комикс и проза детской скорби
9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов
Мистический модернизм, шведский фем-комикс и проза детской скорби

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok
Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok
Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии
«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии Или как Pixar обращается к неамериканскому контексту
«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии
Или как Pixar обращается к неамериканскому контексту

Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela
Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela
Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela

Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela

Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом
Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом
Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом

Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома»

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома» Тучерез, о котором писал Маяковский

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома»

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома» Тучерез, о котором писал Маяковский

Подпишитесь на рассылку