26 июня, воскресенье
Москва
Войти

Свалить на другого: Почему проект «Свалка» раскололся на два враждующих лагеря И куда теперь сдавать ненужные вещи

Свалить на другого: Почему проект «Свалка» раскололся на два враждующих лагеря

В начале 2019 года мы выпустили большой материал о проекте «Свалка». Тогда на «Вернисаже» в Измайловском кремле работал магазин подержанных вещей, куда приезжали закупаться охотники за необычными вещами. Проектом управляли основатели Ирина и Алексей Баринские, а для сторонников осознанного потребления в регионах вот-вот должна была запуститься франшиза. С тех пор изменилось многое: Баринские вышли из бизнеса, а «Свалка» успела расколоться на две части, команды которых боролись за возможность сохранить за собой название бренда. Рассказываем, как «Свалка» оказалась замешана в историях с угрозами, задержками зарплат и недовольством покупателей франшизы в регионах и кто в итоге заполучил раскрученное имя.

Предприниматели

Как зарабатывать миллионы на ненужных вещах

Читать 

Забытые в Москве

В начале 2019 года дела у «Свалки» шли хорошо: бизнес приносил прибыль, была готова стратегия развития региональных филиалов, а магазин, кажется, наконец обосновался на постоянном месте. На тот момент создателям проекта Алексею и Ирине Баринским удалось собрать команду молодых и энергичных сотрудников, которым предстояло развивать «Свалку» в России, пока сами основатели будут запускать проект в Израиле. Решение о смене места жительства они приняли еще в 2018 году, с тех пор собрали необходимые документы для репатриации и подготовили московскую «Свалку» к тому, чтобы работать и расти автономно.

«Оказалось, что переехать очень сложно, это другая страна, другие люди, другие правила. Пришлось очень быстро адаптироваться, — рассказывает Ирина Баринская. — У меня есть стандартный четырехмесячный цикл запуска „Свалки“ (в Москве я запустила их шесть), я перепилила свой план под Израиль и стала заниматься этим проектом». Ирина вспоминает, что бюджет был небольшой, потому многие обязанности она взяла на себя — сортировала вещи, приводила в порядок магазин, выстраивала коммуникации, искала партнеров. «Я настолько сфокусировалась на „Свалке“ в Израиле, что перестала следить за тем, что происходит с проектом в России. От операционной деятельности я отошла», — говорит основательница.

 Приоритет отдавался новому магазину в «Доме культур», на оплату его аренды отправлялась выручка точки на «Вернисаже»

Магазин в Тель-Авиве официально открылся в июле 2019 года, но тогда Ирина приняла решение покинуть «Свалку». «Это произошло по нескольким причинам. Во-первых, по личной — мы разошлись с Алексеем, и нам стало сложно работать вместе. Во-вторых, я начала понимать, что что-то идет не так. До меня начали доходить какие-то странные сообщения от сотрудников, но у меня совершенно не было возможности с этим разбираться. Я свою задачу выполнила, магазин открыла — и приняла решение, что из проекта выхожу. Разошлись мы полюбовно», — рассказывает Баринская. Единственным активом, который тогда оставался у нее, были аккаунты «Свалки» в социальных сетях, но в августе на них нашелся покупатель. «Из вырученных денег я заплатила долг по израильскому проекту. Я считала, что на этом моя история со „Свалкой“ закончилась», — вспоминает Ирина.

Алексей Баринский тоже вышел из бизнеса, а московской «Свалкой» стали заниматься сразу несколько человек: новая глава компании и преемница Алексея Ева Деменкова, операционный директор Глеб Андроновский, коммерческий директор Николай Носов и Татьяна Сорочинская, на которую был оформлен магазин на «Вернисаже». Тогда же начался раскол «Свалки». Бывшая сотрудница проекта Екатерина (имя изменено) рассказывает, что приоритет отдавался только что открывшемуся магазину в «Доме культур» на Сретенке, на оплату его аренды отправлялась выручка точки на «Вернисаже». В это время у старого магазина накопился значительный долг за аренду — около миллиона рублей. Бизнес шел не слишком хорошо, потому многие сотрудники покинули проект, а владельцем «Свалки» стал Николай Носов — коммерческий директор, который раньше занимался развитием франшиз. Соцсети у Ирины Баринской выкупил как раз его представитель.

Собственница магазина на «Вернисаже» Татьяна Сорочинская рассказывает, что летом 2019 года она приняла решение прекратить сотрудничество со «Свалкой» и отказаться от прежнего названия магазина — из него убрали гласные, и он превратился в SVLK. Разобраться с долгом и наладить внутренние процессы Татьяне помог отец, Борис Сорочинский, он стал финансовым директором. «SVLK сейчас не имеет никакого отношения к проекту „Свалка“, мы с уважением относимся к прошлому, но идем разными дорогами», — говорит Татьяна. Во время пандемии магазин SVLK был закрыт, но принимались заявки на вывоз вещей — сотрудники забирали их бесконтактным способом. Но все же карантин оказался для проекта сложным временем: у SVLK снова появились долги, сотрудники обвинили Сорочинскую в невыплате зарплат и обещали подать досудебную претензию. Сейчас судьба магазина на «Вернисаже» непонятна: он закрыт, но Татьяна обещает, что точка скоро снова заработает.

Несанкционированная SVLK

Екатерина, бывшая сотрудница проекта, работавшая в магазине SVLK на «Вернисаже», рассказывает, что Николай Носов сразу дал понять недавним коллегам — «Свалка» может быть только одна. Старый магазин остался без аудитории: доступ к выкупленным соцсетям и сайту Татьяне Сорочинской ограничили, сотрудники не могли принимать заявки на вывоз вещей, а в колл-центре «Свалки» убеждали клиентов, что точка в Измайловском кремле закрылась и ее работники получают вещи обманом.

Несмотря на то что магазин на «Вернисаже» работал официально, туда несколько раз приходили с проверками полицейские и сотрудники налоговой инспекции. Екатерина уверена, что это происходило после заявлений Николая. Она рассказывает, что во время встречи с Носовым ей пришлось столкнуться с давлением и попытками манипуляций: Николай пришел на встречу с двумя мужчинами, один из которых представился юристом, они требовали у Екатерины передать им кассовый аппарат и документы, а в случае отказа грозились вызвать полицию. «Они надеялись оказать на меня психологическое давление, запугать и добиться результата. Весь их диалог был пронизан сексизмом по отношению ко мне и национализмом по отношению к сотрудникам нашего сервиса», — говорит Екатерина. Сейчас девушка из проекта вышла, как она объяснила, из-за невозможности заниматься им по состоянию здоровья.

 Люди, которых еще я брала на работу на старую «Свалку», говорили, что происходила какая-то жесть: им угрожали, их травили

О конфликте между двумя командами некогда единого проекта стало известно Ирине Баринской: «Когда я вернулась в Россию, я стала со всех сторон слышать истории, что „Свалка“ разделилась на две сущности. Одна принадлежит Тане Сорочинской, которая несколько лет работала у нас управляющей, а вторая — Николаю Носову, который тоже был нашим сотрудником. Люди, которых еще я брала на работу на старую „Свалку“, говорили, что происходила какая-то жесть: им угрожали, их травили. Хотя Таня буквально тащила на себе зарабатывающий и весьма осязаемый кусок проекта — магазин на „Вернисаже“». Информация о противостоянии команд дошла даже до людей, причастных к проекту, но живущих далеко за пределами Москвы. «Я смотрю, как обращаются новые владельцы с Татьяной, это какая-то война. Хотя хочется напомнить, что, ребята, мы все в одной лодке, нам есть смысл начать договариваться», — говорит Алексей Первухин, открывший «Свалку» в Красноярске.

При этом Николай Носов отрицает и какую-либо связь с проектом SVLK, и трения между двумя командами: «Конфликта никакого нет, как и проекта под названием SVLK. Он закрылся. Тут можно только сказать, что ребята в свое время попытались незаконно завладеть названием и, используя наш кейс, превратить его в успешную бизнес-модель. У них не вышло». Татьяну Сорочинскую, которая, как и он, раньше была наемной сотрудницей «Свалки» под управлением Баринских, Носов сравнивает с недобросовестными мелкими бизнесменами, использующими имя крупных корпораций: «Кейс „Свалки“ уникален и привлекателен, и, что вполне логично, возможно появление схожих проектов даже с похожими названиями. Знаете, как, например, часто различные кебабные используют логотип „Макдоналдса“ в названии своих точек, дабы привлечь таким образом внимание проголодавшегося человека? Так и здесь!»

Разбираться с теми, кто будет использовать название бренда, новый владелец обещает с помощью уполномоченных органов, но он уверен, что люди, выступающие за осознанное потребление, сами смогут «отличить поддельный „adibas“ от оригинала». Миссию проекта Носов описывает как «помощь планете вздохнуть полной грудью» и подчеркивает, что «Свалка» — это прежде всего философия: «Можно использовать похожее название и попытаться делать то же самое, но это будет уже не то пальто». В качестве подтверждения того, что бизнес «Свалки», в отличие от конкурентов из SVLK, успешен, Николай советует обратить внимание на соцсети своего проекта.

Секонд-хенд для регионов

Судя по соцсетям, дела у «Свалки» идут прекрасно: проект сотрудничает c AliExpress и принимает вещи в поп-ап-пространстве на Петровке, привлекает в качестве резидентов апсайкл-бренды и проводит лекции в ресторане Blanc. Новый флагманский магазин находится на Электродной улице, на территории строящегося арт-кластера «Графит», и его ровные ряды с аккуратно развешенной одеждой мало похожи на прежнюю точку на «Вернисаже» с творческим беспорядком. Владелец бренда Николай Носов рассказывает, что компания преодолела кризисный этап во время карантина и уверенно развивается: тенденция к расхламлению во время самоизоляции оказалась «Свалке» на руку, а количество людей, обратившихся к идеям осознанного потребления, только растет.

Николай говорит, что проект отлично работает и в регионах, но с этим согласны не все. Так, покупатели франшизы в Петербурге оказались в невыгодном положении. Там сначала заработала «Свалка», открытая по франшизе (по неподтвержденным данным, франчайзи заплатили за нее 2 миллиона рублей), а потом Николай Носов запустил там свою «Свалку». Тамила Гирман, занимающаяся петербургским франшизным проектом, говорит, что для нее и других сотрудников появление в городе конкурента, да еще и проекта Носова, продавшего им франшизу, стало совершенно неожиданным.

 Франшиза «Свалки» перестала быть масштабным экопроектом и превратилась в простой секонд-хенд

В марте 2020 года, когда Ирина Баринская уже вернулась в Россию и начала работать в корпоративном секторе, с ней связалась экоактивистка из Волгограда Оксана Бабижева. Николай Носов ей тоже предложил купить франшизу «Свалки», но вместо сервиса по вывозу и продаже вещей, который Оксане был знаком, проект больше напоминал обычный секонд-хенд. «Свалка» оказалась магазином, в который поставляют вещи из московского головного офиса. Несмотря на то что москвичи показывали красивый инстаграм, экономика у них не сходилась. Бабижевой это показалось подозрительным, она написала лично Ирине и от предложения купить франшизу отказалась.

Алексей Первухин, владеющий франшизой «Свалки» в Красноярске, рассказывает, что общается с франчайзи в других городах, многим помогал консультациями и лично побывал на всех «Свалках», кроме открытых в последнее время — в Туапсе, Самаре и Иваново. По его словам, владельцы бизнеса во многих городах сейчас не получают достаточно поддержки, а просто «заплатили почти миллион за вывеску», как франчайзи «Свалки» в Хабаровске.

Первухин говорит, что идея разделить франшизу на две части — проект по вывозу и сортировке вещей и магазин — и продавать их отдельно появилась еще у Алексея Баринского, а дальше ее начал развивать Николай Носов. У франчайзи в регионах часто возникали проблемы с вещами, не имеющими коммерческой ценности (их могло быть до 90 % от вывозимых вещей). Их тяжело подать так, даже чтобы оправдать свои расходы, а предложение просто выкидывать ненужное полностью противоречило идее осознанного потребления и сокращения отходов. По замыслу московской команды, с продажами подержанных вещей, присылаемых из единого центра, региональные сотрудники вполне могли справиться. Но так франшиза «Свалки» перестала быть масштабным экопроектом и превратилась в простой секонд-хенд. К тому же отправка вещей из столицы увеличивает углеродный след и никак не помогает жителям российских городов избавляться от ненужного.

«Люди, которые стали владельцами бизнеса, сами каштаны из огня не таскали — не принимали звонки, не ездили на вывозы вещей, не сортировали, не продавали. Это не плохо быть просто управленцем, но в случае со „Свалкой“ нужно четко понимать все процессы», — говорит Алексей Первухин. Кроме того, он считает, что новых владельцев больше интересуют «тусовка, хайп, движуха» и заработок, чем идеи осознанного потребления, отсюда и попытка продавать франшизу секонд-хенда и отгружать вещи из Москвы. «Я хотел бы оказаться неправым, но, мне кажется, они очень хотят заработать и, я бы даже сказал, сорвать денег», — говорит Первухин.

Куда еще можно сдать ненужные вещи в Москве и Петербурге:


Фотографии: Алена Винокурова

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Свалка»: Как зарабатывать миллионы на ненужных вещах
«Свалка»: Как зарабатывать миллионы на ненужных вещах Основатели сервиса — о постоянной смене мест, проклятых пианино и непреодолимом желании разбить телевизор
«Свалка»: Как зарабатывать миллионы на ненужных вещах

«Свалка»: Как зарабатывать миллионы на ненужных вещах
Основатели сервиса — о постоянной смене мест, проклятых пианино и непреодолимом желании разбить телевизор

Вместо тысячи слов: Кто зарабатывает на стикерах в мессенджерах и соцсетях
Вместо тысячи слов: Кто зарабатывает на стикерах в мессенджерах и соцсетях И какие картинки больше всего любят отправлять россияне
Вместо тысячи слов: Кто зарабатывает на стикерах в мессенджерах и соцсетях

Вместо тысячи слов: Кто зарабатывает на стикерах в мессенджерах и соцсетях
И какие картинки больше всего любят отправлять россияне

Как работают в «AliExpress Россия»
Как работают в «AliExpress Россия» Совместные ланчи, праздники распродаж и медитация онлайн
Как работают в «AliExpress Россия»

Как работают в «AliExpress Россия»
Совместные ланчи, праздники распродаж и медитация онлайн

Как сэкономить на сезонном обновлении гардероба
Как сэкономить на сезонном обновлении гардероба 5 простых советов
Как сэкономить на сезонном обновлении гардероба

Как сэкономить на сезонном обновлении гардероба
5 простых советов

Тэги

Сюжет

Места

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

6 причин, почему разваливаются отношения

Первая полоса

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

Слово редакции
Слово редакции Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****
Слово редакции

Слово редакции
Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове» Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время ***** Исследование социологини Кати Дегтяревой
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Исследование социологини Кати Дегтяревой

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут» Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком» Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту С минимальными потерями
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
С минимальными потерями

6 причин, почему разваливаются отношения
6 причин, почему разваливаются отношения Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»
6 причин, почему разваливаются отношения

6 причин, почему разваливаются отношения
Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей В нем участвуют рестораны из пяти городов России
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
В нем участвуют рестораны из пяти городов России

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей
Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей
Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»
«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****» The Village начинает публиковать литературные тексты
«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»

«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»
The Village начинает публиковать литературные тексты

Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние
Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние Собрали лучшие кадры астрономического явления
Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние

Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние
Собрали лучшие кадры астрономического явления

«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России
«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России
«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России

«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России

Гид по Beat Film Festival 2022
Гид по Beat Film Festival 2022 Что получилось привезти в этом году
Гид по Beat Film Festival 2022

Гид по Beat Film Festival 2022
Что получилось привезти в этом году

Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России
Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России
Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России

Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России

«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью
«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью
«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью

«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом
Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом Новый владелец сети обещает, что «хуже не будет»
Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом
Новый владелец сети обещает, что «хуже не будет»

Подпишитесь на рассылку