«Я работаю в Доме офицеров и выступаю в Сирии с ансамблем» Вокалистка, библиотекарь, звукорежиссер и сотрудница музея о командировках в горячие точки, работе с военными и очаровании сталинского ампира

«Я работаю в Доме офицеров и выступаю в Сирии с ансамблем»

На площади Советской Армии в Екатеринбурге, где пересекаются улицы Первомайская и Луначарского, стоит Окружной дом офицеров — горожане называют его просто «ОДО». Внутри торжественного здания с колоннами и шпилем высотой в семь этажей, возведенным на конструктивистской постройке, находятся концертный зал, библиотека, музей и детские кружки. Дом офицеров принадлежит министерству обороны, и потому здесь проходят главные праздники военных, а в довесок коммерческие концерты малоизвестных исполнителей и ярмарки шуб. The Village поговорил с обитателями дома, где странным образом переплетаются военная дисциплина и культура.

Текст

ОлЯ Татарникова

Фотографии

Сергей Потеряев

Окружной дом офицеров Центрального военного округа

Адрес: ул. Первомайская, 27

Статус: памятник истории и культуры федерального значения

Архитектор: Владимир Емельянов

Стиль: сталинский ампир

Площадь: 9 500 кв. м

Вместимость залов: 830 и 150 мест

Количество сотрудников: 48

Творческих коллективов: 5


Строгое здание со шпилем и колоннами появилось в советском Свердловске за несколько месяцев до начала Великой Отечественной войны. Оно должно было стать главным домом культуры для всех военных Урала, хотя строители закладывали фундамент совсем для другого проекта — конструктивистского комплекса, который стал бы продолжением ансамбля соседнего Городка Чекистов.

В 1932 году архитектор Владимир Емельянов создал проект для сотрудников Рабпроса — работников просвещения. За пять лет строители успели положить фундамент и возвести несколько стен и колонн. Но деньги у профсоюза закончились, и стройка встала. Средства на продолжение строительства нашлись у военных, Дом Красной армии как раз не помещался в бывшем здании «Колизея» (там, в городском Доме радио, до недавнего времени работал кинотеатр). Правда, строить дом по первоначальному проекту уже было нельзя: в конце 30-х конструктивистов объявили вредителями и лаконичные контуры стали украшать колоннами, медальонами и шпилем. Так с декоративными элементами конструктивизм здания превратился в сталинский ампир — самый соответствующий стиль для дворцов советской империи. От конструктивизма здесь остались только лаконичные колонны на первом этаже и форма здания с четким разделением на концертную и административную части.

За 80-летнюю историю ОДО почти не изменился ни внешне, ни функционально: над главным входом стоит скульптура бойцов Красной армии, колонны украшены звездами, серпами и молотами, вкруг стоит военная техника, а внутри проходят концерты для солдат, офицеров и ветеранов. За эти годы здесь лишь сделали трехэтажный пристрой под музей, а профиль Сталина на башне сначала прикрыли, а после спилили.

Галина Коротаева

солистка ансамбля «Созвездие Урала»

Первый раз я выступала в Доме офицеров, когда училась в консерватории. Помню, зашла в большой зал, задрала голову наверх и долго рассматривала люстру и украшения на потолке. Три года назад случайно пришла подменить артистку на патриотическом концерте. Когда репетировала, в зал зашел начальник ОДО — его заинтриговал мой голос — и позвал работать в коллектив «Созвездие Урала».

Когда муж узнал, что я поеду в Сирию, глаза у него были по пять рублей — он не хотел меня отпускать. Потом моя крестная его убедила, что это подвиг: отдать долг стране и поддержать русских солдат, которые живут там по пять месяцев и света белого не видят. Мне было немного страшно, но это был мой выбор, ведь никто лететь не заставлял. И это правда опасно: несмотря на то, что военные обеспечивают полную безопасность, от несчастных случаев никто не застрахован. Можно вспомнить ансамбль Александрова, который разбился в прошлом году в Сочи. Мы летали этим же самолетом с этими же пилотами.


Мы сразу начали ездить на гастроли по военным частям, были в Таджикистане, Хакасии, Туве и Сирии. В Сирийской Республике я выступала пять раз, имею звание ветерана боевых действий, у меня есть медаль


Атмосфера на военной базе очень отличается от обычной военной части. Выходишь из самолета и видишь сплошные автоматы, каски и бронежилеты. Это впечатляет. Когда едешь на автобусе до пункта назначения и видишь эту среду, становится жутковато. А на самой базе уже все по-другому. Никто с оружием не ходит, и появляется ощущение безопасности.

Артисты для солдат в Сирии — как глоток свежего воздуха. Благодаря нам у них появляются эмоции. На войне ведь эмоции у человека стираются. У военных вообще другое восприятие мира, другие ценности. Они более холодные и тщательно скрывают свои чувства. Я первый раз вышла на сцену, начала улыбаться, петь что-то позитивное, а они сидели с каменными лицами. Я тогда подумала, может, это со мной что-то не то, может, лучше просто встать, спеть и уйти. А потом привыкла: я уверена, что солдаты эмоционально реагируют на каждую песню, просто не показывают этого.

Я могу здесь петь тот репертуар, который в театре никогда бы не исполнила: патриотические песни и эстраду 60–80-х. Мне всегда нравились такие песни, и я их слушаю, когда хочется погрузиться, посопереживать, подумать. Сейчас таких вещей уже не пишут. Хоть я и не знаю, что такое война, но не могу исполнять такие песни спокойно — наворачиваются слезы. Современную музыку послушать могу, но она меня не трогает и нужна только для расслабления.

В Доме офицеров вокалистов никто не ограничивает в выборе репертуара. В прошлом году я делала сольный концерт в стиле классикал-кроссовер — это смешение академического и эстрадного звучания. Сейчас, после новогодних праздников, репетиций стало меньше, и я прихожу через день в студию звукозаписи, чтобы придумать с коллегами новые аранжировки.

Здесь я чувствую себя в своей тарелке. Я — человек дисциплины. Люблю порядок, начиная с того, как ты встал, заканчивая тем, как ты существуешь. Поэтому мне комфортно среди военных. Для творческих людей любовь к дисциплине — это редкость.

Светлана Гненкова

библиотекарь

Раньше я работала учителем в школе, потом мужа командировали в Екатеринбург, и я стала заведующей библиотекой в Доме офицеров. Работаю здесь одна: делаю книжные выставки, собираю подшивки газет и журналов, выдаю читателям книги. В библиотечном фонде около 90 тысяч книг. Большинство — художественная литература, но много книг на военную тематику, ведь библиотека — подразделение министерства обороны. Есть редкие экземпляры: газета «Красная звезда» и «Красный боец» 1936 года, карманные издания времен Великой Отечественной войны, дореволюционные детские энциклопедии.

Еще я работаю с солдатами-срочниками: это называется военно-шефской работой. Я веду переговоры с театрами и музеями и передаю служащим билеты. Нередко военные просят занять ребят в воскресенье, и я провожу с ними беседы. За раз в зале собираются 15–20 срочников, и мы говорим о культуре. Недавно я рассказывала про Новый год: где и как его отмечают, когда начали праздновать его на Руси. Солдаты — благодарные слушатели, но иногда мне не по себе, потому что у них очень слабые знания. Например, я хотела поговорить о парадах, и оказалось, что никто ничего не знает о военных традициях. И если мне удается донести для них что-то новое, я рада.


Солдаты — благодарные слушатели, но иногда мне не по себе, потому что у них очень слабые знания. Например, я хотела поговорить о парадах, и оказалось, что никто ничего не знает о военных традициях


Я занимаюсь военно-патриотическим воспитанием солдат, которые служат в частях, и провожу мероприятия на их территории. Военным не интересно слушать лекции, поэтому я беру с собой артистов. Например, я рассказала солдатам о писателях-фронтовиках, показала презентацию, а артист прочитал стихотворение и спел песню. Еще солдаты очень скованные, особенно если рядом сидит командир. Больше всего они любят викторины. Если сначала сидят и помалкивают, то когда я достаю конфетку, календарик или ручку какую-нибудь, сразу начинают шевелиться.

Мне нравится общаться с людьми. Читатели, особенно пожилые, приходят не столько книжку почитать, сколько поговорить. Солдаты берут разную литературу — «Фауста» и приключения, учебники по шахматам и фантастику. Книги на руки выдаю не всем. Если придет срочник, который из другого города и в Екатеринбурге временно, я ему не дам — его же потом не найдешь. В читальном зале хранятся единичные экземпляры. Секретной литературы у меня нет.

Самое сложное — навести порядок, потому что я одна. За день поднимаюсь наверх с книгами в руках бесконечное количество раз. Недавно нам передали книги из расформированного училища, и я до сих пор не могу их разобрать, потому что времени нет. Чтобы их поставить, нужно списать старые книги, а то места на полках не хватает. Какие книги нужны, а какие нет — решаю я. Обычно на макулатуру идут старые издания.

Самое красивое место в Доме офицеров — это моя двухъярусная библиотека. В годы войны здесь проходили курсы для жен военнослужащих. Статуя Ленина стояла здесь всегда, это же он завещал нам: «Учиться, учиться и еще раз учиться». Очень хочется, чтобы люди больше читали. Но сейчас жизнь такая бешеная, что времени нет. Даже у меня на тумбочке лежат четыре книги, которые я все стараюсь дочитать: Куприн, Распутин, Шолохов и что-то современное.

Роман Шонохов

звукорежиссер

Я работал в телерадиокомпании из Каменска-Уральского звукорежиссером и ведущим. Затем переехал в Екатеринбург и открыл в ОДО студию, а одновременно стал главным звукорежиссером ансамбля «Созвездие Урала». С артистами мы пишем аранжировки, я свожу материал и иногда делаю видео. Кроме того, сотрудничаю с разными музыкантами, в том числе московскими. Недавно писал звук для Алекса Колчина, белорусского участника Евровидения. Сейчас у меня тут работают екатеринбургская группа Blues Doctors и бывшие участники группы Neva.

Самое тяжелое — подготовка к спектаклям перед фестивалем. Мы начинаем репетировать в восемь вечера и продолжаем до трех ночи. Затем я должен внести все правки в единый файл, чтобы назавтра все уже было готово. Это ужасно. Дело в том, что для спектаклей мы готовим звуковой ряд, который воспроизводится без остановки и синхронизируется со светом.

Оборудование я вожу с собой, даже если это командировка в Сирию. Мне необходимо привычное управление, чтобы все каналы работали, и чтобы во время концерта не было никаких накладок. Самое увлекательное в командировках — собирать звук в полевых условиях. Вокруг бесконечные ряды солдат, а у тебя есть пара часов, чтобы подключиться к генератору, разобраться в проводах, найти нужные переходники — это как головоломка. Ну и встречают там радостнее: публика неизбалованная, Лепса к ним не привозят. Солдаты сначала ходят суровые и говорят, что нельзя фотографировать лица и погоны, а после концерта сами подбегают и начинают фоткаться с артистами. Ветеранские корочки Сирии мне выдали через пару месяцев после командировки. Благодаря им я в Петергоф за четверть цены прошел, а в Третьяковку — бесплатно.


Ветеранские корочки Сирии мне выдали через пару месяцев после командировки. Благодаря им я в Петергоф за четверть цены прошел, а в Третьяковку — бесплатно


Чтобы быть хорошим звукорежиссером, нужно быть внимательным к человеку. Приходит музыкант, у него свои проблемы, переживания. Он не может сразу спеть песню, сначала его нужно размять и подготовить — отвлечь и поговорить о музыке. Я его не пущу к микрофону, пока он не будет готов. Чтобы спеть хорошо, не нужно думать о нотах, а нужно прочувствовать музыку и слова.

Мне не важно, с какой музыкой работать, лишь бы это было что-то искреннее. Вот расстается музыкант с девушкой, страдает, сидит на кухне, пьет коньяк и пишет песни. Эти песни будут искренние и честные. А если что-то специально придумывается ради понта — это неинтересно. Кстати, только в Доме офицеров я начал вникать в военные песни. Раньше слушал «Журавли» и вообще не цепляло, а после исполнений местных вокалистов эти страшные картины перед глазами встают.

Елена Худякова

научный сотрудник музея

Я пришла в музей из рекламного бизнеса. Эта работа не была похожа на картинку из американского сериала, где все дружно придумывают что-то гениальное. На деле работа рекламщика — это печать полиграфии, верстка, логистика, обслуживание точек продаж, бесконечная документация. Я не понимала, что я делаю и ради чего. После окончательного дна — работы с алкомаркетами «Семь пятниц» — я определилась, что пора уходить, и выбрала культуру. Здесь я наконец стала понимать, что делаю на работе и для чего. Я общаюсь с людьми, чтобы рассказывать им то, чего они не знают.

Военный музей — это совершенно другой мир. Чтобы друзьям было понятно, я говорю, что оказалась в сериале «Граница. Таежный роман». Здесь другая среда, другие цели, другое общение, иерархия. Сначала было дико. Я думала, что пришла в учреждение культуры, где все будут осторожными и деликатными, а военные отдавали приказы как на плацу. Через полгода я приняла правила игры, и, например, перестала носить рваные джинсы


Я думала, что пришла в учреждение культуры, где все будут осторожными и деликатными, а военные отдавали приказы как на плацу. Через полгода я приняла правила игры, и, например, перестала носить рваные джинсы


Большая часть моей работы — это экскурсии. Экспозиции мы практически не меняем, а лишь немного дорабатываем. Все что здесь есть — фонды Музея боевой славы Урала, которые с 1959 года начали формировать ветераны. Я придумываю разные авторские экскурсии для школьников. Например, маленьким предлагаю поиграть в летчиков и говорю про самолет, его устройство, про качества хороших пилотов. Взрослым ребятам я уже рассказываю про ЦВО, военачальников и контрактную службу.

Моя задача как сотрудника военного музея — патриотическое воспитание. Я как-то должна сделать так, чтобы дети совсем другой культуры с уважением и пониманием относились к истории. Помню, как сама в детстве спросила маму после очередного парада: «А что бы было, если бы немцы победили?» И мама тогда ответила, что нас тогда бы не было. Я обалдела от этого ответа, потому что моя жизнь и моя семья мне казались данностью. И сейчас мне хочется объяснить ребятам, что такое подвиг и для чего нужно помнить историю.

Сложнее всего работать с десятиклассниками. Чаще всего их приводят из-под палки перед крупными праздниками. У них на лицах написано: «Ну давай, попробуй нас удивить». Они взрослые, все знают, и достучаться до них очень тяжело. Но если удается выйти на контакт и начать что-нибудь обсуждать, я очень радуюсь. Самое приятное — это работать с маленькими детьми. Они очень искренне и заинтересованно на все реагируют, и я могу сделать так, чтобы они воспринимали музей как дружелюбное пространство, в котором интересно.

Когда меня спрашивают, как я отношусь к Сталину, я отмалчиваюсь. Мне важно донести посетителям историческую правду без перегибов в ту или иную сторону. И, честно говоря, меня коробит от извращенного патриотизма, когда на стекла машин клеят фразу «1941–1945. Повторим?»

Я обожаю Дом офицеров. В первые дни работы тут я дочитывала книгу Светланы Аллилуевой «Двадцать писем другу», воспоминания дочери Сталина. И, когда приходила в ОДО, у меня картинка совпадала с текстом. Мне казалось, что я попадаю в то время, которое отражено в книге. Чтобы понять жизнь Дома офицеров, нужно услышать только одну фразу — мы работаем на нужды военных. Дом офицеров так же суров, как и очарователен.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Коридоры времени. Как выглядит изнутри екатеринбургский Главпочтамт
Коридоры времени. Как выглядит изнутри екатеринбургский Главпочтамт Полвосьмой этаж, исчезнувшая комната, детская площадка на крыше и другие секреты конструктивистского Дома связи
Коридоры времени. Как выглядит изнутри екатеринбургский Главпочтамт

Коридоры времени. Как выглядит изнутри екатеринбургский Главпочтамт
Полвосьмой этаж, исчезнувшая комната, детская площадка на крыше и другие секреты конструктивистского Дома связи

Я живу в Городке Чекистов с прослушкой в вентиляции
Я живу в Городке Чекистов с прослушкой в вентиляции The Village рассказывает о жизни в самых известных и необычных домах Москвы, Петербурга и Екатеринбурга
Я живу в Городке Чекистов с прослушкой в вентиляции

Я живу в Городке Чекистов с прослушкой в вентиляции
The Village рассказывает о жизни в самых известных и необычных домах Москвы, Петербурга и Екатеринбурга

«Я живу в жилкомбинате свердловского НКВД»
«Я живу в жилкомбинате свердловского НКВД» Как устроен конструктивистский небоскреб с фонтаном в Екатеринбурге
«Я живу в жилкомбинате свердловского НКВД»

«Я живу в жилкомбинате свердловского НКВД»
Как устроен конструктивистский небоскреб с фонтаном в Екатеринбурге

Где работает Евгений Ройзман
Где работает Евгений Ройзман Мэр Екатеринбурга — о здании Горсовета и правительственном телефоне
Где работает Евгений Ройзман

Где работает Евгений Ройзман
Мэр Екатеринбурга — о здании Горсовета и правительственном телефоне

Тэги

Сюжет

Места

Прочее

Новое и лучшее

«Основной инстинкт»

Счастлива как никогда: Билли Айлиш повзрослела — и это прекрасно

Куда могут поехать россияне, привитые «Спутником V»

«У меня будто сердце разорвалось, а у людей тут обед»

Как провести последнюю неделю июля в Москве

Первая полоса

«Основной инстинкт»

«Основной инстинкт»Как Пол Верховен снял второсортный фильм с актерами первой величины и обманул всех

«Основной инстинкт»

«Основной инстинкт» Как Пол Верховен снял второсортный фильм с актерами первой величины и обманул всех

Счастлива как никогда: Билли Айлиш повзрослела — и это прекрасно
Счастлива как никогда: Билли Айлиш повзрослела — и это прекрасно Артем Макарский — о главном альбоме этого года
Счастлива как никогда: Билли Айлиш повзрослела — и это прекрасно

Счастлива как никогда: Билли Айлиш повзрослела — и это прекрасно
Артем Макарский — о главном альбоме этого года

Куда могут поехать россияне, привитые «Спутником V»
Куда могут поехать россияне, привитые «Спутником V» Составили список таких стран
Куда могут поехать россияне, привитые «Спутником V»

Куда могут поехать россияне, привитые «Спутником V»
Составили список таких стран

«У меня будто сердце разорвалось, а у людей тут обед»
«У меня будто сердце разорвалось, а у людей тут обед» Журналисты «Проекта», «Открытых медиа» и активистка — о статусе иноагента
«У меня будто сердце разорвалось, а у людей тут обед»

«У меня будто сердце разорвалось, а у людей тут обед»
Журналисты «Проекта», «Открытых медиа» и активистка — о статусе иноагента

Как провести последнюю неделю июля в Москве
Как провести последнюю неделю июля в Москве 30 главных событий: концерты, спектакли и кинопоказы
Как провести последнюю неделю июля в Москве

Как провести последнюю неделю июля в Москве
30 главных событий: концерты, спектакли и кинопоказы

Морской «4/1» в Калашном переулке, кухня цветов и трав в «Л.Е.С.», «Публика» на Старой Басманной
Морской «4/1» в Калашном переулке, кухня цветов и трав в «Л.Е.С.», «Публика» на Старой Басманной И другие гастрономические новости этой недели
Морской «4/1» в Калашном переулке, кухня цветов и трав в «Л.Е.С.», «Публика» на Старой Басманной

Морской «4/1» в Калашном переулке, кухня цветов и трав в «Л.Е.С.», «Публика» на Старой Басманной
И другие гастрономические новости этой недели

От брюк до транспортира: Как подготовить ребенка к школе
Промо
От брюк до транспортира: Как подготовить ребенка к школе И ничего не забыть
От брюк до транспортира: Как подготовить ребенка к школе
Промо

От брюк до транспортира: Как подготовить ребенка к школе
И ничего не забыть

Перчатки в метро больше не нужны. Накануне их проверяли особенно тщательно
Перчатки в метро больше не нужны. Накануне их проверяли особенно тщательно Рассказываем, как это было и что делать со штрафами
Перчатки в метро больше не нужны. Накануне их проверяли особенно тщательно

Перчатки в метро больше не нужны. Накануне их проверяли особенно тщательно
Рассказываем, как это было и что делать со штрафами

Grace Bistro — изящная брассери в лучшей части Патриарших
Grace Bistro — изящная брассери в лучшей части Патриарших Парижский дух и ближневосточные мотивы от команды Buro TSUM
Grace Bistro — изящная брассери в лучшей части Патриарших

Grace Bistro — изящная брассери в лучшей части Патриарших
Парижский дух и ближневосточные мотивы от команды Buro TSUM

Детские страхи: Как помочь ребенку
Детские страхи: Как помочь ребенку Отрывок из книги Натальи Ремиш
Детские страхи: Как помочь ребенку

Детские страхи: Как помочь ребенку
Отрывок из книги Натальи Ремиш

Кавказские Минеральные Воды: Что смотреть на главном курорте наших бабушек
Кавказские Минеральные Воды: Что смотреть на главном курорте наших бабушек Лучшие образцы санаториев, грязелечебниц и бюветов
Кавказские Минеральные Воды: Что смотреть на главном курорте наших бабушек

Кавказские Минеральные Воды: Что смотреть на главном курорте наших бабушек
Лучшие образцы санаториев, грязелечебниц и бюветов

«Это я — Эдичка» переиздали впервые за 20 лет. Перечитываем дебютный роман Лимонова
«Это я — Эдичка» переиздали впервые за 20 лет. Перечитываем дебютный роман Лимонова Самую покупаемую книгу этого лета
«Это я — Эдичка» переиздали впервые за 20 лет. Перечитываем дебютный роман Лимонова

«Это я — Эдичка» переиздали впервые за 20 лет. Перечитываем дебютный роман Лимонова
Самую покупаемую книгу этого лета

Двухкомнатная квартира в стиле сканди кинфолк и мебелью 50-х годов в высотке на Котельнической
Двухкомнатная квартира в стиле сканди кинфолк и мебелью 50-х годов в высотке на Котельнической
Двухкомнатная квартира в стиле сканди кинфолк и мебелью 50-х годов в высотке на Котельнической

Двухкомнатная квартира в стиле сканди кинфолк и мебелью 50-х годов в высотке на Котельнической

Альтернатива Билли Айлиш, музыкальный док от Apple и книга о пользе смеха
Альтернатива Билли Айлиш, музыкальный док от Apple и книга о пользе смеха Что слушать, читать и смотреть прямо сейчас
Альтернатива Билли Айлиш, музыкальный док от Apple и книга о пользе смеха

Альтернатива Билли Айлиш, музыкальный док от Apple и книга о пользе смеха
Что слушать, читать и смотреть прямо сейчас

Как солить грибы
Как солить грибы Чем маринад отличается от посола и как сделать все правильно
Как солить грибы

Как солить грибы
Чем маринад отличается от посола и как сделать все правильно

Стритвир и дворовые вечеринки: Магазин Nuw.Store на «Флаконе»
Стритвир и дворовые вечеринки: Магазин Nuw.Store на «Флаконе»
Стритвир и дворовые вечеринки: Магазин Nuw.Store на «Флаконе»

Стритвир и дворовые вечеринки: Магазин Nuw.Store на «Флаконе»

Коллаборация Levi's и Grateful Dead
Коллаборация Levi's и Grateful Dead
Коллаборация Levi's и Grateful Dead

Коллаборация Levi's и Grateful Dead

Гид по Дорогомилову — одному из самых престижных районов Москвы

Гид по Дорогомилову — одному из самых престижных районов Москвы

Гид по Дорогомилову — одному из самых престижных районов Москвы

Гид по Дорогомилову — одному из самых престижных районов Москвы

S7 Airlines запустит второй лоукостер в России
S7 Airlines запустит второй лоукостер в России Что об этом известно
S7 Airlines запустит второй лоукостер в России

S7 Airlines запустит второй лоукостер в России
Что об этом известно

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?

Следим за главными событиями этого лета

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?
Следим за главными событиями этого лета

Подпишитесь на рассылку