Я работаю в ботаническом саду Нижегородские ботаники — о поиске редких видов, правильном уходе за растениями и любимых местах

Я работаю в ботаническом саду

Ботанический сад в Нижнем Новгороде — современные городские джунгли, которые много лет назад облюбовали фотографы в поисках новых локаций и натуралисты-любители. Но в первую очередь это памятник природы, объединяющий множество ученых и студентов — в коллекцию сада входит около пяти тысячи видов растений, которые требуют особого ухода и внимания. The Village Нижний Новгород пообщался с сотрудниками ботсада о том, чем они занимаются зимой, как вырастить новый организм из кусочка ткани растения и что такое «ботаническое кладоискательство».

Текст

Юлия Пальцева

Фотографии

Илья большаков

Ботанический сад ННГУ имени Николая Ивановича Лобачевского

АДРЕС: ул. Ботанический сад, 1

Дата основания: 1934 год

площадь: 35,2 га


Историческая справка

Осенью 1934 года на юго-восточной окраине города было выделено 250 гектаров для создания ботанического сада. Заведующий кафедрой ботаники Горьковского университета Сергей Сергеевич Станков был назначен директором, он же принимал активное участие в подборе кадров для работы по обработке почвы, в приобретении посадочного материала и техники, строительстве, посадке коллекционных растений, поступающих как со всей территории СССР, так и из других стран. Сначала был заложен участок систематики растений, затем были выделены площади для дендропарка, для технических и лекарственных растений, плодово-ягодных и овощных культур. Начали возводиться временные деревянные постройки, вместе с посадками они заняли площадь в 65 гектаров.

В предвоенный период уже начал выпускаться каталог семян для обмена с другими ботаническими садами. Дендрологическая коллекция к 1942 году составляла около 700 видов деревьев и кустарников, в оранжереях была собрана коллекция субтропических и тропических растений. В годы Великой Отечественной войны было необходимо сохранить все имеющиеся виды и переключиться на оказание помощи фронту. Было выделено 16 гектаров земель для выращивания лекарственных растений, и еще один большой участок отдали под рассаду. Часть площадей сада была отведена под посевы и посадки сельскохозяйственных культур. Во время войны в оранжереях остались работать только женщины, а для ухода за лекарственными растениями привлекались ученики пятых — седьмых классов.

К концу войны сад возвращается к решению своих основных задач: накоплению коллекций и формированию экспозиций. Все отделы продолжили работы по интродукции растений, вновь стали проводиться экскурсии. Сотрудники активно проводили фенологические наблюдения за зимостойкостью, ростом растений, изучали влияние на них различных удобрений и микроэлементов. Велась и селекционная работа, выводились новые сорта растений. Благодаря деятельности ботанического сада в городе увеличились зеленые насаждения, были засажены улицы и скверы. Велись научные работы, публиковались исследования, осуществлялся отбор декоративных дикорастущих многолетников и создавались новые коллекции, сад процветал.

В 1979 году сотрудники сада вели полевые исследования по выявлению исчезающих видов на территории Горьковской области, было организовано десять экспедиций, из которых были привезены семена и живые растения 44 видов, в том числе 23 вида — из нуждающихся в охране на территории Горьковской области.

На основе статьи «Страницы истории развития интродукции растений в Нижнем Новгороде» в иллюстрированном каталоге «Растения земного шара в Нижнем Новгороде» 2010 года выпуска.

Как здесь работается


Татьяна Рудольфовна Хрынова

заместитель директора ботанического сада по учебной работе


В ботаническом саду работают около 30 человек. Я курирую группу травянистых растений открытого грунта и составляю годовые научные отчеты. Кроме того, занимаюсь уходом — как и все наши сотрудники, включая кураторов, директора и его замов. Мы ведь здесь и работаем, потому что очень любим растения, и не ухаживать за ними было бы странно.

Наша коллекция ботанического сада насчитывает около пяти тысяч наименований растений, из них где-то полторы — древесно-кустарниковые в открытом грунте, еще полторы — травянистые в открытом грунте и еще две тысячи в оранжереях. Летом работы очень много: уход за растениями, экскурсии, занятия со студентами. Многие нас спрашивают: «А что же вы зимой делаете?» Я отвечаю, что работы зимой у нас не меньше, если не больше. Потому что именно зимой происходит обработка результатов исследований. Если основная учебная и уходовая работа проходит с весны по осень, то за короткую зиму надо обработать все результаты, написать статьи и отчеты, разослать их в архивы — работа бумажная, кропотливая.

Кроме того, провожу занятия со студентами: практика, теория, экскурсии. Экскурсий в целом проходит очень много: для школьников, садоводов-любителей и просто интересующихся. Мы выстраиваем маршрут где-то на полтора километра, экскурсия для взрослых и студентов идет около двух часов, для малышей — час. Говорим о самых интересных растениях этого сезона, потому что они могут цвести по-разному, и на что-то можно обратить особое внимание. А еще у нас с 2004 года действует школа садовников, где мы в течение года готовим квалифицированных работников сада. В программе много теории и практики, начиная с основ биологии, агротехники, почвоведения и заканчивая защитой растений от вредителей и болезней. Основной блок, конечно, — это уход за растениями, создание композиций и ландшафтов.


Уже более ста лет существует международный обмен семенами, в рамках которого мы переписываемся с садами по всему миру — от Новой Зеландии до США


У нас есть несколько лабораторий, в том числе те, которые занимаются мировой или региональной флорой; есть лаборатория микроклонального размножения растений; также работает фонд ботанических коллекций — гербарий, который находится в университете на проспекте Гагарина; есть биологическая станция — Старая Пустынь в Арзамасском районе. Сейчас мы активно занимаемся обустройством большой оранжереи на территории нашего сада — это поликарбонатное сооружение более 11 метров в высоту. Там представлены разные коллекции теплолюбивых растений; есть виды, которые даже в природной флоре встречаются редко, но сохраняются у нас.

Мы ежегодно пополняем коллекции нашего сада. Система очень интересная: уже более ста лет существует международный обмен семенами, в рамках которого мы переписываемся с садами по всему миру — от Новой Зеландии до США. Нам присылают списки семян, которые готовы предложить в обмен, мы присылаем свои и меняемся. Бывает, что на сто ваших семян вам пришлют какой-нибудь один редкий образец, или наоборот. Все обмениваются, исходя из своих возможностей: кто-то просит формировать не больше пяти заказов, кто-то вовсе не ограничивает. Часто мы сталкиваемся с ботаниками-любителями, которые тоже создают свои коллекции и предлагают нам что-нибудь на обмен. Еще одна часть растений поступает к нам из питомников. Кроме того, мы устраиваем экспедиции: иногда сотрудники ездят в заповедники или другие ботанические организации и привозят оттуда живые растения. Таким образом, у нас сформировалась крупнейшая коллекция в регионе, мы котируемся и на международном уровне. Особенно ценными являются наши коллекции вересковых и орхидных закрытого грунта, ими восхищаются даже столичные специалисты.

При уходе за растением нужно быть внимательным ко всему. Многое зависит от его природы и посадки: если посажено удачно, растение требует меньше ухода. Важно знать, откуда растения, теплолюбивые они или нет, как давно их посадили. Сложнее всего ухаживать за сеянцами — самыми маленькими растениями, на них нужно буквально дышать. Мы сеем их в ящички, терпеливо наблюдаем за всходами, делаем пикировку. После пикировки растение попадает в питомники: если оно быстрорастущее — скоро пересаживается в основные экспозиции, если нет — несколько лет живет в питомниках, пока не наберется достаточно сил, для того чтобы быть пересаженным на постоянное место.

Мне нравится вести экскурсии, интересна и научная работа, ну и, конечно, люблю покопаться в земле — это вообще релакс полный. Иной раз остаешься без спины, но получаешь настоящее наслаждение. Работа тяжелая, морально, физически и умственно, приходится очень много общаться с людьми, это выматывает. Поэтому, если кто у нас работает, так это настоящие энтузиасты своего дела, случайные люди здесь долго не задерживаются.


Илья Львович Мининзон

действительный член Русского ботанического и Русского географического обществ, сотрудник ботанического сада ННГУ, автор книги «Флора Нижнего Новгорода»


Я занимался флористикой и ботаникой еще до работы здесь. Когда мой предшественник, Арий Анатольевич Янсен, — как мы его называли, «дядя Ясин», — собирался выходить на пенсию, он прежде всего стал искать, нет ли где-нибудь поблизости фенологов. Обратился в Географическое сообщество, и там ему ответили, что есть какой-то специалист, который бесплатно присылает к ним свои наблюдения к сведению. Это был я. Правда, со временем я бросил их писать, не до этого было. Но все же «дядя Ясин» нашел меня и передал свои знания.

Я всегда смотрю, не растет ли где что-то интересное — и в ботаническом саду, и когда гуляю по городу или разъезжаю по области. Собираю редкие виды, заполняю полевой дневник, который постоянно публикую. Мои любимые места — это насыпи железных дорог и окрестности поселков, там всегда появляются дичающие растения — те, которые растут без участия человека. Я ведь, помимо прочего, еще и «чернокнижник»: веду с 2012 года так называемую «черную книгу», в которой описываю одичавшие культивируемые растения. А в саду еще занимаюсь так называемыми фенологическими наблюдениями, например, вот запись от 13 ноября: «Лиственница полужелтая, бук целиком желтый, чубушник — остались одни плоды, у рябинника — тоже одни плоды, у сведены — полный опад листвы, у малины — до сих пор желтые листья...» В конечном счете это все сводится к таблицам, которые накапливаются годами и которые необходимы любым ботаническим учреждениям.


Как-то я забрел на территорию Нижегородской ярмарки и увидел там прорастающий портулак огородный — этот вид ранее вообще не был у нас зафиксирован


В нашем саду есть естественная дубрава, липняк, луговины, участки смешанного саждения, питомник, пустыри, посадки декоративных деревьев, кустарников и трав. Я работаю с деревьями и кустарниками, с травянистыми растениями и хвощами, с папоротниками и многими другими — со всем, что входит в понятие «сосудистые, или высшие, растения». Совершаю фитомониторинг местности — смотрю, где они растут, как мигрируют на новые места, как появляются или исчезают.

Больше всего в работе я люблю ботаническое кладоискательство. Принадлежу к тому типу ботаников и флористов, для которых поиск новых растений является самоцелью, то есть хожу гулять главным образом туда, где могу встретить интересные экземпляры. Например, в окрестностях деревень, городов, массивов коллективных садов, на пустырях, развалах грунта как раз могут появиться новые для города и области виды. Как-то я забрел на территорию Нижегородской ярмарки и увидел там прорастающий портулак огородный — этот вид ранее вообще не был у нас зафиксирован. Со мной экскурсируют мои коллеги из разных вузов, которым я передаю знания о геоботанике и флористике. У нас очень давно не занимались комплексным географическим обследованием территории, поэтому один из моих напарников, доцент кафедры географии нашего педагогического университета, подробно изучает флору вместе со мной. Экскурсии у меня исследовательские, а не познавательные или учебные.

Чтобы найти интересный образец, нужно идти очень медленно, не торопясь, обращать внимание на каждый любопытный вид, гербаризировать его. Иногда со мной напрашиваются молодые ботаники и географы, которым я показываю растения и рассказываю о растительных сообществах. Ежегодно я провожу занятия со студентами, которые под моим руководством занимаются изучением сорняков. А бывает, что мы с коллегами устраиваем семейные поездки с детьми и внуками, в которых тоже обязательно что-нибудь находим.


Лавр Крюков

заведующий лабораторией инновационных технологий производства растений ботанического сада университета ННГУ


Мне всегда было интересно работать с растениями и хотелось попробовать что-то на границе ботанической науки. Я увлекался генной инженерией, но у нас это направление было представлено слабо, поэтому для работы выбрал лабораторию микроклонального размножения растений, которая стала моим главным научным инструментом. Сейчас моя главная обязанность — организация работы по культивации необходимых нам видов растений. Это важно, чтобы поддерживать коллекционный фонд растений ботанического сада.

Наша лаборатория использует метод работы с культурой тканей. Мы берем кусок растения, очищаем от спор и бактерий и размножаем: помещаем на питательные среды, ждем прорастания семени, затем под действием гормонов и разных добавок инициируем клонирование. Когда растение достигает размера пробирки, мы отдаем его в ботанический сад, и там оно уже уходит по назначению: либо остается в саду, либо идет на подарки, на обмен с другими ботаническими садами, либо мы сажаем его в поле или лесу и смотрим, как оно себя там ведет.


У нас есть интересный опыт по криосохранению растений, которым можно будет воспользоваться в случае эпидемии или войны


Мне нравится моя работа, даже то, что мы вынуждены сами искать себе финансирование, не расстраивает, ведь мы получаем возможность сделать дополнительное исследование, чтобы получить грант, а это всегда приятно. Производственная сложность — это введение растения в культуру, потому что нужно отработать ту технологию, которая будет действовать для каждого конкретного растения. У нас, например, были случаи, когда растения были успешно помещены в питательную среду, но потом выяснялось, что они заражены бактериальной инфекцией. Скорее всего, это произошло, из-за того что был нарушен режим — во время экскурсий люди посещали стерильное помещение. Но вообще можно сказать, что успех выращивания растения напрямую зависит от уровня мастерства ученого. Поскольку наш руководитель — очень серьезный специалист по части культивирования растений, у нас практически все растения хорошо себя чувствуют и продолжают расти и размножаться.

Нам удается клонировать виды, с которыми другие не справляются — и мы гордимся этими исследованиями. Также у нас есть интересный опыт по криосохранению растений: мы проводили годовой эксперимент, в рамках которого помещали семена в холодильные установки, после чего извлекали и проращивали. Это идея семенного банка, которым можно будет воспользоваться на случай эпидемии или войны. Еще есть проект по лекарственным орхидеям, где мы добиваемся получения растения с увеличенным корнеклубнем с прицелом на промышленность: зачем выращивать растение с маленьким лекарственным корешком, когда можно с большим? Кроме того, мы учимся избавляться от вирусов и получать идеальное растение после посадки. Пускай все проекты небольшие, но все равно это наш вклад в науку.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Я работаю в Литературном музее имени Горького
Я работаю в Литературном музее имени Горького Об эхе отзвучавшей музыки, ответственности и чернильных пятнах
Я работаю в Литературном музее имени Горького

Я работаю в Литературном музее имени Горького
Об эхе отзвучавшей музыки, ответственности и чернильных пятнах

Я работаю в Нижегородской консерватории
Я работаю в Нижегородской консерватории Преподаватели консерватории — о музыкальных династиях, дружбе со студентами и творческой рутине
Я работаю в Нижегородской консерватории

Я работаю в Нижегородской консерватории
Преподаватели консерватории — о музыкальных династиях, дружбе со студентами и творческой рутине

«Алита: Боевой ангел», «Честный человек», «Айка» и «Капернаум»
«Алита: Боевой ангел», «Честный человек», «Айка» и «Капернаум» Манга о девочке-роботе, любовный треугольник Луи Гарреля, мытарства мигрантки в зимней Москве и трудное детство в Ливане
«Алита: Боевой ангел», «Честный человек», «Айка» и «Капернаум»

«Алита: Боевой ангел», «Честный человек», «Айка» и «Капернаум»
Манга о девочке-роботе, любовный треугольник Луи Гарреля, мытарства мигрантки в зимней Москве и трудное детство в Ливане

Открытие двух выставок в галерее FUTURO
Открытие двух выставок в галерее FUTURO Максим Трулов, Ксюша Ласточка и Иван Серый
Открытие двух выставок в галерее FUTURO

Открытие двух выставок в галерее FUTURO
Максим Трулов, Ксюша Ласточка и Иван Серый

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

Чем заняться в Москве в последнюю теплую неделю?

Как проверить, есть ли у вас долги

Главной защитнице мигрантов Валентине Чупик запретили въезд в Россию на 30 лет

Где покупать винтажную мебель и декор для дома в Москве

Правозащитников судят за посты пятилетней давности. Это законно?

Первая полоса

Чем заняться в Москве в последнюю теплую неделю?
Чем заняться в Москве в последнюю теплую неделю? Фильмы с «Кинотавра», концерт «Кровостока» и фестиваль «Слезы авторки»
Чем заняться в Москве в последнюю теплую неделю?

Чем заняться в Москве в последнюю теплую неделю?
Фильмы с «Кинотавра», концерт «Кровостока» и фестиваль «Слезы авторки»

Как проверить, есть ли у вас долги
Как проверить, есть ли у вас долги А также кто прописан в вашей квартире и пользуется вашей цифровой подписью
Как проверить, есть ли у вас долги

Как проверить, есть ли у вас долги
А также кто прописан в вашей квартире и пользуется вашей цифровой подписью

Главной защитнице мигрантов Валентине Чупик запретили въезд в Россию на 30 лет
Главной защитнице мигрантов Валентине Чупик запретили въезд в Россию на 30 лет Кто она такая и чем грозит ее высылка
Главной защитнице мигрантов Валентине Чупик запретили въезд в Россию на 30 лет

Главной защитнице мигрантов Валентине Чупик запретили въезд в Россию на 30 лет
Кто она такая и чем грозит ее высылка

Где покупать винтажную мебель и декор для дома в Москве
Где покупать винтажную мебель и декор для дома в Москве
Где покупать винтажную мебель и декор для дома в Москве

Где покупать винтажную мебель и декор для дома в Москве

Правозащитников судят за посты пятилетней давности. Это законно?
Правозащитников судят за посты пятилетней давности. Это законно? «Невозможно знать наверняка, что вы не репостите экстремистские материалы»
Правозащитников судят за посты пятилетней давности. Это законно?

Правозащитников судят за посты пятилетней давности. Это законно?
«Невозможно знать наверняка, что вы не репостите экстремистские материалы»

Последний показ «Идеального мужа»: каким был главный спектакль Константина Богомолова
Последний показ «Идеального мужа»: каким был главный спектакль Константина Богомолова И почему он не мог оставаться на сцене МХТ, но останется в истории театра
Последний показ «Идеального мужа»: каким был главный спектакль Константина Богомолова

Последний показ «Идеального мужа»: каким был главный спектакль Константина Богомолова
И почему он не мог оставаться на сцене МХТ, но останется в истории театра

Москвичи, которые выбрались из психоневрологического интерната

Москвичи, которые выбрались из психоневрологического интернатаИ теперь живут вместе

Москвичи, которые выбрались из психоневрологического интерната

Москвичи, которые выбрались из психоневрологического интерната И теперь живут вместе

Шансон или Шарлот: Сможете ли вы отличить романсы Вертинского от поп-музыки
Спецпроект
Шансон или Шарлот: Сможете ли вы отличить романсы Вертинского от поп-музыки
Шансон или Шарлот: Сможете ли вы отличить романсы Вертинского от поп-музыки
Спецпроект

Шансон или Шарлот: Сможете ли вы отличить романсы Вертинского от поп-музыки

«Дрэг как протест в России никому не нужен»: 4 проблемы предстоящего шоу Анастасии Ивлеевой
«Дрэг как протест в России никому не нужен»: 4 проблемы предстоящего шоу Анастасии Ивлеевой Объясняют активисты и феминистская исследовательница
«Дрэг как протест в России никому не нужен»: 4 проблемы предстоящего шоу Анастасии Ивлеевой

«Дрэг как протест в России никому не нужен»: 4 проблемы предстоящего шоу Анастасии Ивлеевой
Объясняют активисты и феминистская исследовательница

«Я живу в ЖК „Пресня Сити“»

«Я живу в ЖК „Пресня Сити“»

«Я живу в ЖК „Пресня Сити“»

«Я живу в ЖК „Пресня Сити“»

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре

Гуляем с «Позорами» по Басманному району
Гуляем с «Позорами» по Басманному району Говорим о лучших репточках, пении вагиной и томском пиве
Гуляем с «Позорами» по Басманному району

Гуляем с «Позорами» по Басманному району
Говорим о лучших репточках, пении вагиной и томском пиве

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики» Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons

Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны
Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны
Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны

Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны

Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану
Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану Что слушать, читать и смотреть на этой неделе
Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану

Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану
Что слушать, читать и смотреть на этой неделе

Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Промо
Выпустить нитки и сделать декоративные дырки Как носить вещи осознанно и продлевать их срок службы
Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Промо

Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Как носить вещи осознанно и продлевать их срок службы

Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен
Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен Даркнет, 228 статья и учеба в Америке
Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен

Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен
Даркнет, 228 статья и учеба в Америке

Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти
Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти «Это наш гомеопатический домик»
Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти

Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти
«Это наш гомеопатический домик»

Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
Спецпроект
Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты И все эти чудеса в России
Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
Спецпроект

Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
И все эти чудеса в России

«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева
«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева Электронные музыканты осваивают мир инструментов: «Мы не умеем играть, но мы играем»
«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева

«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева
Электронные музыканты осваивают мир инструментов: «Мы не умеем играть, но мы играем»

Подпишитесь на рассылку