«Я работаю в Иркутском музыкальном театре» Балерина, дирижер и реквизитор — о влиянии погоды на музыку, об изготовлении «трупиков» и о том, что публика не должна видеть

«Я работаю в Иркутском музыкальном театре»

Музыкальный театр имени Загурского — одно из самых необычных архитектурных сооружений Иркутска. Расположенный на возвышении, он виден со всех смотровых площадок города и сам может служить видовой точкой. Это огромное здание, выполненное в модернистском стиле. Сейчас музтеатр — самая большая площадка в городе для проведения любых культурных событий: его площадь — 13 тысяч квадратных метров, а зал вмещает около 900 человек. The Village побывал в Иркутском музыкальном театре и спросил у его сотрудников, как им здесь работается. 

Фотографии

Евгений пономарёв

Иркутский областной музыкальный театр имени Н. М. Загурского

Расположение: ул. Седова, 29

Количество этажей: 9 этажей

Количество сотрудников: 341 человек

Дата основания: 1941 год

Годы строительства: 1984 — 1989 годы


История

Музыкальный театр появился в Иркутске по стечению обстоятельств. В 1940 году в город приехали с гастролями артисты Горьковского театра музкомедии. Спектакли прошли с большим успехом, и иркутяне попросили коллектив остаться. А с началом войны в 1941 году возвращение в Горький стало невозможным. Так в Иркутске появился свой театр музкомедии.  

Первоначально он располагался в здании бывшего Дворянского общественного собрания (сейчас — здание ТЮЗа имени А. Вампилова). К середине 50-х годов небольшие сцена и зал стали тесны, спектакли проходили при полной загрузке. В 60-х у театра появилась своя балетная студия, и это тоже требовало дополнительных площадей. 

В 1972 году в театре произошел пожар, который серьезно повредил сцену и зрительный зал. Театр временно разместился в ДК завода имени Куйбышева. К марту 1973 году внутренние помещения театра были полностью реконструированы. А через 10 лет было принято решение построить новое здание. 

Для постройки было снесено несколько десятков деревянных усадеб — памятников архитектуры конца 19-го века. В двух оставшихся впоследствии разместилось Министерство культуры Иркутской области. В 1984 году началось строительство нового здания на улице Седова. 

Архитекторами выступили Дмитрий Лурье, Николай Стужин, Александр Кудрявцев. Уникальные люстры в зрительном зале, фойе и вестибюле создал Народный художник России Борис Бычков. Аркадий Лодянов стал автором ваз из байкальского камня, Виктор Огиенко — резных дверей вестибюля и зрительного зала. 

В конце 1989 года музкомедия въехала в новое здание и получила название Иркутского музыкального театра. В год 60-летнего юбилея театру присвоили имя народного артиста России Николая Загурского. 

В 2008 году впервые за 20 лет в здании провели капитальный ремонт. В ходе работ обновили зрительный зал и сцену театра, была улучшена акустика.

Перед 350-летием Иркутска театр также ждало обновление. В 2011 году было полностью реконструировано фойе, перенесен гардероб. Кроме того, заменили кровлю и обновили вентиляцию. 

Театр делится на зрительскую часть (два фойе, зал на 878 мест с партером и балконом, гардероб), административную и подсобный корпус. Последний работники здания называют «кишкой» из-за его протяженности. Там находятся декорационный, бутафорский, пошивочные цеха, столярная мастерская.

В здании есть балетный и музыкальные классы, множество гримерок, технических помещений, кафе для работников театра. Декорации хранятся в больших помещениях, прилегающих к сцене.  

Как здесь работается

Михаил Тарасов

дирижер

Первое образование у меня исполнительское, я учился играть на баяне. Мы проходили такой общий предмет, как дирижирование. И каждый мог продолжать специализированное изучение этого предмета. Я подумал: почему бы и нет? Решил получать второе высшее и пробовать поступать на оперно-симфоническое дирижирование в Московскую консерваторию.

Меня зачислили сразу на второй курс, я учился четыре года. Тогда уже прекрасно знал, что буду возвращаться в свой родной город. Имея образование и диплом определенного уровня, я знал, что буду востребован в Иркутске.

По приезду дирижировал двумя концертами в филармонии, а затем сам пришел в музыкальный театр. Директор Владимир Константинович Шагин мне сказал: «Вы нам нужны, приходите». Так я оказался в Иркутском музыкальном театре, это было в сентябре 2010 года.

Здесь мы играем оперетты, музыкальные спектакли, мюзиклы, балеты, оперные отрывки — большой спектр жанров. Мы очень плотно завязаны на репертуаре, должны его «держать». Больше времени провожу за пультом во время спектаклей, чем на репетициях.

Перед каждым спектаклем у нас проводится настройка микрофона в естественных, максимально приближенных к выступлению, условиях. Настраиваются микрофоны на сцене, в оркестровой яме. Мы выстраиваем звук каждый вечер. В зависимости от сезона, погоды меняется влажность, давление, акустические условия зала, и мы должны к этому ко всему подстроиться. Разный актёрский состав требует разных настроек микрофона. Дирижер проводит репетицию, находится за своим пультом, а настраивает звукорежиссер.


Задача дирижера — всё совместить, соединить и всё «задышать». Люди приходят в самом разном настроении, а уйти от нас они должны полными жизни и радости


Профессия дирижера — не всегда явная. Он обеспечивает звучание специфических моментов, которые требуют отдельной отстройки, например, сверхгромкие или очень тихие отрезки. Дирижер является главным ответственным лицом за звучание в театре.

В моем понимании, музыкальный театр — это образовательно-воспитательное учреждение для горожан. Мы работаем, чтобы иркутяне повышали свой культурный уровень, и в то же время могли отвлечься, почерпнуть что-то новое или вспомнить давно забытое чувство. Наша общая задача, как мне кажется — вдохнуть жизнь в самого зачерствелого человека, призвать к действиям. Люди приходят в самом разном настроении, а уйти от нас они должны полными жизни и радости.

Приходя сюда, жители города попадают в иное пространство. Каждый вечер мы создаем другой мир. Дирижёр, в свою очередь, должен чувствовать зал, зрителя. Он должен во время спектакля, не выделяя кого-то отдельно, всё соединить таким образом, чтобы всё существовало органично. Его задача —всё совместить, соединить и всё «задышать».

Вадим Кудрявцев

начальник художественно-декоративного отдела

Работаю в театре 26 лет, пришел сюда после армии, в 1992 году, тогда здесь была вакансия в декоративной цех. Пригодились навыки, которые получил в Иркутском художественном училище.

У каждого человека есть любимое дело. Воспитателям, например, нравится работать с детьми, а мы вот любим каждую свою вещь, каждый спектакль. Любой спектакль имеет свою «вкусняшку».

Главное, чтобы постановка радовала глаз зрителя. А наш цех для этого работает. Мы делаем всё, что находится на сцене: реквизит, декорации. В соседнем цехе у нас шьют костюмы, рядом еще столярная мастерская. У нас есть плоттер, на нем мы печатаем «нарезки» для афиши у кассы.

Приезжает художник, даёт эскизы, мы делаем макет, затем все обсуждаем, определяем материалы, составляем смету и запускаем процесс. В столярной мастерской выпиливают нужную деталь, присылают нам. Мы собираем, бутафоры обклеивают суровой бязью, чтобы ничего не пучилось и не портилось, и артисты, допустим, не зацепили занозу. Затем мы красим, декорируем. Полуготовую вещь можем отдать артистам, чтобы они примерились. Возможно, нужно уменьшить, что-то подпилить.

Делаем всё: оружие, предметы мебели, сценические конструкции. Например, для спектакля «Монте Кристо. Я — Эдмон Дантес» мы делали «трупика», заворачивали его в мешковину.

Что чувствую, когда вижу свои работы на сцене? Как сказать... Вот, например, художник картину написал, через месяц достал и удивился: «Это что, я сделал?» Здесь так же.

Театр для меня — это дом. Вся жизнь здесь. Этим нужно болеть. В любой момент на сцену сбегаешь: там подмажешь, здесь покрасишь. Бывает, остаешься до полуночи, до часу, но зато на следующий день ты уверен, что столярка уже работает над тем, что ты вчера доделал. Конечно, можно работать с девяти до шести, но это несерьезно.

Анна Рыбникова

солистка

В 1999 году я выпустилась из Иркутского театрального училища и сразу была зачислена в труппу музыкального театра. И по сей день служу ему.

Есть творческий постановочный процесс, и он никогда не меняется. Как нас учили, так и есть: сначала идёт распределение ролей, читка, так называемый «застольный период». Сцены «разводятся» в музыкальном классе. Потом ставятся танцы, всё собирается, идут прогоны на сцене и получается спектакль.


В девять-десять вечера мы уходим со сцены. У солистов это не каждый день — каждый день у балета и хора — вот это ребята впахивают, конечно.


Работаем мы с 11:00, есть перерыв днём, и дальше до самого вечера. В девять-десять вечера мы уходим со сцены. У солистов это не каждый день —каждый день у балета и хора — вот это ребята впахивают, конечно. У нас вся работа в основном проходит в самом большом классе в театре — репетиционном.

Выходя на сцену, ты никогда не знаешь, что с тобой произойдет, и каждый раз у тебя партнер разный: сегодня ты видишь его одним, а завтра он уже немножко другой, и каждый раз разные пристройки. Это не кино, где один раз отработал и всё. 

Бывает физическая усталость, и себя нужно как-то «всколыхнуть», чтобы работать. Но эти стены, сцена, люди, дух — всё это помогает. У нас очень дружный коллектив. Я не знаю наверняка, но мне кажется, что это не во всех театрах так.

Это уже жизнь, ты без театра не можешь: дома уже три дня сложно просидеть. Я вообще считаю себя счастливым человеком, мне в жизни повезло: я обрела эту профессию.

Максим Трайбер

осветитель


Нет такого, что у тебя всё забито в программу, и ты сидишь в ус не дуешь. Нужно ориентироваться: всё может поменяться


Я пытался поступить в театральное училище, и поскольку набор был уже закончен, мне сказали: «Пойдите три месяца погуляйте, потом вернетесь». Тем временем я устроился монтировщиком сцены в Иркутский музыкальный театр, и решил не уходить через три месяца. Здесь я уже 12 лет. Один год проработал монтировщиком, а затем перешел к осветителям.

Работа осветителя – это отстроить оборудование, подготовить его до спектакля, а основной процесс идёт во время постановки. Когда трудимся вместе с напарником, у нас общение сейчас идёт уже на уровне подсознания. Долго не нужно ничего объяснять.

Режиссер при подготовке спектакля говорит, что примерно он хочет видеть в плане света, а мы должны придумать решения и представить варианты. Затем он смотрит, вносит поправки. Творчество не запрещается, и у нас можно с чем-то поиграться, но нужно в финале найти такой вариант, который устроит режиссера.

Если что-то идет не так, на сцене всегда есть дежурный человек, который должен подойти, исправить, причём очень быстро. Нет такого, что у тебя всё забито в программу, и ты сидишь в ус не дуешь. Нужно ориентироваться: всё может поменяться. У тебя только что были одни задачи, а сейчас другие.

Наша миссия — сделать так, чтобы понравилось зрителю. В то же время работа технических цехов не должна быть понятна и заметна публике, зритель должен видеть только финальную картинку.

Я отвечаю за световые и дымовые эффекты, есть ремонтные дела. Ты должен уметь починить лампу, что-то припаять, починить кабель. Руками нужно хорошо работать.

Рабочий день у нас ненормированный. Если спектакль сложный по сборке, мы работаем вместе с монтировщиками и решаем вместе, кому во сколько выйти, чтобы и им не упахаться, и нам, и звукарям всё успеть. Порой за спектакль наматываешь по пять-десять километров, особенно на гастролях, когда не хватает рук.

Мария Стрельченко

Ведущая солистка балета, заслуженная артистка РФ

Я родилась в Иркутске, образование получала в хореографическом училище в Улан-Удэ. Когда мы учились, нам казалось, что по окончанию надо только в оперный ехать. Но на тот момент я очень скучала по дому, семье и родителям, по комфорту. В 17 лет я вернулась в Иркутск, сказала: «Я на годик», и вот 23-й год я здесь.

Когда пришла устраиваться в музыкальный театр в 1996 году, мне сказали: «Вас не возьмут». Я спрашиваю, мол, почему? «Так у нас нет квартир». «А я местная, мне не нужна квартира!» (смеётся)

Балет – коллективный труд. Начинается утро всегда с урока (мы называем его «тренаж») в 10:30. Кто-то приходит в 10 часов, чтобы разогреваться. 45 минут идет урок, потом до 14:00 — репетиции и сверка вечернего спектакля. Когда мы что-то не успеваем, то перед спектаклем проводим сольные репетиции. Вечером после спектакля — домой.

В основном мы находимся в балетном классе. На сцену репетировать выходим, чтобы ощутить пространство. Иногда просим, чтобы нам включили свет — нужно почувствовать освещение.

Мы не сами себе ставим номера, этим занимается балетмейстер. Конечно,  можем что-то предложить: чувствуем свое тело — допустим, я стою на одной ноге, и мне логично вот в эту сторону сделать поворот. Но это не значит, что балетмейстер скажет: «Да, да, да, именно так и делаем». Он может сказать: «Нет, делай в эту сторону, потому что затем рисунок пойдет туда». Конечно, мы выносим «продукт» на сцену, и спрос с нас, артистов. Но я считаю, что основную работу делает балетмейстер. Мы можем внести окраски, свою индивидуальность.


Когда выверены пируэты, вращения, я могу чуть помедленнее сделать движение, помягче. Чтобы не получилось, что мы лицом только хлопочем, нужно ещё и телом вносить краски


Мне сначала нужно выучить рисунок, лексику танца, а внутреннее состояние, жизненный и сценический опыт я накладываю потом. Кто-то начинает сначала эмоционально работать, а форма у него потом приходит.

Когда выверены пируэты, вращения, подходы по вешкам, я могу чуть помедленнее сделать движение, помягче. Как идет рука, поворот головы —всё это эмоциональный окрас. Чтобы не получилось, что мы лицом только хлопочем, нужно ещё и телом вносить краски.

Что бы ни происходило в нашей стране, в нашем городе, театр был и будет. Порой переболели — и дальше начинаем существовать. Театр — это культура, что-то высокое. Я всегда говорю: «Смотрите, как высоко наш театр стоит! На пригорочке».

Евгений Рекутный

Солист и реквизитор

В Иркутском театральном училище мы пели под фортепиано, и придя сюда, я не представлял, как работать с оркестром. Во время первого выступления меня очень сильно лихорадило. На меня надели микрофон, я выхожу на сцену. И я вот та-а-а-ак (изображает дрожь — прим. авт.) спел всё. Поначалу очень страшно, потом постепенно привыкаешь.

Три года я работаю в музыкальном театре солистом. Еще у меня обязанности реквизитора. До начала спектакля нужно всё разложить, подготовить, что-то подремонтировать. Во время — помочь, передать.

Приезжаю на работу утром часам к 10, и до 22:00 стабильно здесь. Бывает тяжело, конечно, скапливается усталость. Тогда спишь весь день в выходной. При этом ты понимаешь, что у тебя куча дел накопилась, но все равно спишь до упора.

Андрей Федотов

начальник монтировочного отдела

Я приехал из Забайкалья. Пришел из армии, и позвали сюда товарищи. Меня всё устроило, и так работаю до сих пор, уже 15 лет.

Суть работы монтировщика — монтаж декораций. Работаем вместе с осветителями и режиссером. С первыми — чтобы конструкция была правильно освещена. А режиссер нам показывает на технической репетиции, когда и как выносить декорации, как взаимодействовать с актерами.

Есть такой момент, как затемнение или полная вырубка. Выключается свет между сценами и нам нужно поменять декорации — перевернуть их, вынести новые или утащить за кулисы. Это такая физическая работа. Во время затемнения осветители дают нам небольшой синий цвет, чтобы мы могли ориентироваться.


У нас в цехе армейская атмосфера. Надо командовать ходить, иначе ребята расслабляются


В этой работе важно быстро соображать и реагировать. Новых ребят приходится обучать, для этого около сезона нужно. У нас в цехе армейская атмосфера. Надо командовать ходить, иначе ребята расслабляются.

День ненормированный, всё зависит от сложности спектакля. Есть те, которые 1,5 часа собираются, а есть, которые и по четыре. Приходим на работу утром в 9-11 часов, а уходим после 22:00. И так шесть дней в неделю. Жена всё понимает, она сама здесь работает начальником реквизитного отдела, здесь с ней и познакомились. Отбой дома в 02:00 — это стандартно уже.

Театр стал для меня семьей. Я в других местах работал и не задерживался дольше полугода. А здесь мне всё нравится: люди, обстановка, атмосфера.

Читайте нас там, где удобно:

Facebook

VK

Instagram

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Я работаю в доме с корнями»
«Я работаю в доме с корнями» Что происходит в монструозном здании, которое появилось в Текстильщиках в начале 2000-х
«Я работаю в доме с корнями»

«Я работаю в доме с корнями»
Что происходит в монструозном здании, которое появилось в Текстильщиках в начале 2000-х

«Я работаю в „Европе“»
«Я работаю в „Европе“» Как родственники Ленина спасли первый в Екатеринбурге торговый центр
«Я работаю в „Европе“»

«Я работаю в „Европе“»
Как родственники Ленина спасли первый в Екатеринбурге торговый центр

«Я работаю в здании Центрального телеграфа»
«Я работаю в здании Центрального телеграфа» От залов с сотнями машин до коворкинга и ресторанов — узнали о том, как работается в одном из самых примечательных зданий на Тверской
«Я работаю в здании Центрального телеграфа»

«Я работаю в здании Центрального телеграфа»
От залов с сотнями машин до коворкинга и ресторанов — узнали о том, как работается в одном из самых примечательных зданий на Тверской

Я работаю в маленьком книжном магазине
Я работаю в маленьком книжном магазине Продавец магазина «Книголюб» в Канавинском районе Наталья Логинова — о том, как живет и выживает небольшой районный книжный
Я работаю в маленьком книжном магазине

Я работаю в маленьком книжном магазине
Продавец магазина «Книголюб» в Канавинском районе Наталья Логинова — о том, как живет и выживает небольшой районный книжный

Тэги

Новое и лучшее

Эксклюзив The Village: Запрет на выезд из России можно проверить на черном рынке

Кафе Birds в Белграде

Криптовалюта — все еще удобный способ вывода денег. Варианты для уехавших

Гид по магазинам Стамбула: От местного ЦУМа до винтажных лавочек

Проблемы диаспоры. Лев Левченко — о том, почему русские в эмиграции не здороваются друг с другом

Первая полоса

«Яндекс» запустил тариф «Вместе» для поездок с незнакомцами в такси

В Minecraft появился постсоветский зимний двор — с пятиэтажками, гаражами и турниками

Какая погода ожидается в Москве, Петербурге, Тбилиси, Ереване и Белграде в начале декабря

Сколько пожертвовали москвичи на строительство православных храмов за 12 лет

В 1976 году Путин провел обыск за надпись «Вы распинаете свободу, но душа человека не знает оков» на Петропавловке

«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта
«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта Ужасно, когда на войне погибают, но порой еще хуже, когда с нее возвращаются
«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта

«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта
Ужасно, когда на войне погибают, но порой еще хуже, когда с нее возвращаются

Спрос на iPhone 14 в России упал в 2,5 раза по сравнению с продажами гаджетов предыдущей модели

Ведущая «Спокойной ночи, малыши» предложила привезти на фронт Хрюшу со Степашкой и попросить украинцев «остановиться»

Little Big покинули двое музыкантов. Похоже, что группа распалась

Студентку, рассказавшую о принудительных гуманитарных сборах, исключили из техникума

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда

Это идеальная ЛГБТ-пропагандаЛучшие фильмы, чтобы посмотреть с гомофобом, если ему не слабо

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда Лучшие фильмы, чтобы посмотреть с гомофобом, если ему не слабо

Гид по рынкам Тбилиси
Гид по рынкам Тбилиси Продукты на Дезертирке и в Глдани, антиквариат на «Навтлуги», фуд-корт на Bazari Orbeliani, а еще цветочный рынок и «Золотая биржа»
Гид по рынкам Тбилиси

Гид по рынкам Тбилиси
Продукты на Дезертирке и в Глдани, антиквариат на «Навтлуги», фуд-корт на Bazari Orbeliani, а еще цветочный рынок и «Золотая биржа»

В ноябре число объявлений о срочной продаже квартир в России достигло рекорда

Петербургскую тюрьму «Кресты» выставят на продажу

Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают
Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают Объясняем, почему так и где купить украшения дешевле, пока не поздно
Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают

Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают
Объясняем, почему так и где купить украшения дешевле, пока не поздно

Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды
Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды Пошаговая инструкция для россиян
Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды

Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды
Пошаговая инструкция для россиян

В парках Москвы открылся 21 каток с искусственным льдом

«ВКонтакте» заблокировала группу «Совета матерей и жен военнослужащих»

РПЦ безвозмездно получила здание петербургской РАНХиГС. Студентов чуть не выселили

Московские кинотеатры «Факел», «Юность» и «Звезда» откроются в новом году

В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству
В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству Антивоенные сборы, борьба с патриархатом на Балканах и зоозащитники
В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству

В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству
Антивоенные сборы, борьба с патриархатом на Балканах и зоозащитники

Более 50% благотворительных фондов заявили о сокращении пожертвований

Движение Food not bombs в Москве прекратило деятельность из-за угрозы опасности

Сегодня в Тбилиси пройдет марш против сексуального насилия

Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь
Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь Участвовать в благотворительном забеге, слушать «Аигел» и смотреть «Треугольник печали»
Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь

Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь
Участвовать в благотворительном забеге, слушать «Аигел» и смотреть «Треугольник печали»

На Бауманской горит ТЦ «Елоховский пассаж»

Сериалу «Монастырь» не выдали прокатное удостоверение. По мнению РПЦ, он оскорбляет чувства верующих

Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле
Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле Даже простое «merhaba» прибавит вам очков в глазах местных
Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле

Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле
Даже простое «merhaba» прибавит вам очков в глазах местных

Ночью в «Открытом пространстве» проходили обыски. Задержали более 15 человек, многие из них рассказывают об избиениях

Первоклашкам предложили написать письмо «незнакомому мобилизованному» — вместо Деда Мороза

Цена на импортные новогодние ёлки вырастет на 25%. В Рослесинфорге предложили россиянам самим сходить в лес за елью

О героине The Village снимут сериал. Историю Светы Уголёк экранизирует студия «Среда», премьера — в 2024 году

Госдума окончательно приняла закон о запрете «ЛГБТ-пропаганды»

Лейла Гиреева, сбежавшая из дома в Ингушетии от побоев и «лечения от атеизма», на свободе. Но все еще в опасности

Ушедшую из России Lush заменит косметическая сеть Oomph

В медицинских вузах будет больше бюджетных мест

Петербуржцам запретят добывать березовый сок и вырезать надписи на деревьях

Посмотрите, как в Ереване протестуют накануне приезда Путина, Лукашенко и Лаврова

Чехия запретила безвизовый транзит для россиян

Участок «Октябрьская» — «Новые Черемушки» закроют с 3 по 7 декабря

Якутский панк против войны
Якутский панк против войны Полицейские устали задерживать Айхала Аммосова и хотят его посадить
Якутский панк против войны

Якутский панк против войны
Полицейские устали задерживать Айхала Аммосова и хотят его посадить

Чем заняться в Москве и Питере в конце ноября?
Чем заняться в Москве и Питере в конце ноября? Собирать вещи для бездомных и танцевать в шалаше
Чем заняться в Москве и Питере в конце ноября?

Чем заняться в Москве и Питере в конце ноября?
Собирать вещи для бездомных и танцевать в шалаше

С сайта Мариинского театра убрали имя хореографа Ильи Живого. Он не раз выступал против войны

В Брянске подожгли приют для животных. Погибли 52 кошки и 2 собаки

Испания в 2022-м выдала россиянам в три раза больше шенгенских виз, чем в прошлом году

Что делать в Алматы и Астане? Выпуск № 2, ноябрь
Что делать в Алматы и Астане? Выпуск № 2, ноябрь Смотреть балет, слушать иммерсивный спектакль на Медеу и знакомиться с историей «АЛЖИРа»
Что делать в Алматы и Астане? Выпуск № 2, ноябрь

Что делать в Алматы и Астане? Выпуск № 2, ноябрь
Смотреть балет, слушать иммерсивный спектакль на Медеу и знакомиться с историей «АЛЖИРа»

На Wildberries завели дело за продажу паленого Adidas. Экспертиза показала, что весь ассортимент там — подделка
На Wildberries завели дело за продажу паленого Adidas. Экспертиза показала, что весь ассортимент там — подделка

Полковник Генштаба ВС РФ взял взятку стиральной машиной от военного комиссара района Раменки

Гастровавилон: Hummus Kimchi в Ереване
Гастровавилон: Hummus Kimchi в Ереване Израильско-корейское кафе, открытое в столице Армении эмигрантами из Москвы
Гастровавилон: Hummus Kimchi в Ереване

Гастровавилон: Hummus Kimchi в Ереване
Израильско-корейское кафе, открытое в столице Армении эмигрантами из Москвы

В кубанской станице установили скульптуру, которая очень похожа на анальную пробку

В Петербурге туристам придется оплачивать курортный сбор

«Выбрались из плена проклятых бюрократов»: Музыкантов «Интуриста» выпустили из брюссельского транзитного центра

Какая погода ожидается в Москве, Петербурге, Тбилиси, Ереване и Белграде на этой неделе

Активистки «Яблока» провели антивоенную акцию около здания Минобороны

Россияне готовы экономить на одежде и еде, но только не на алкоголе — исследование NielsenIQ

В Москве горит склад цветов

С 21 ноября россияне смогут оформить карту Visa или Mastercard на Шри-Ланке

Телеканал «Муз-ТВ» заглушил слова «мир» и «война» во время выступления певицы Zivert

На Камчатке началось извержение самого высокого действующего в Евразии Ключевского вулкана

IKEA сотрудничала с беларускими поставщиками, которые использовали труд заключенных, в том числе политзаключенных