27 января, среда
Санкт-Петербург
Войти

«Я работаю в Екатеринбургском цирке» Заведующая, дирижер, гардеробщик, дрессировщица и артистка балета — о жизни в цирке и уральском здании

«Я работаю в Екатеринбургском цирке»

В рубрике «Где ты работаешь» The Village исследует знаковые нежилые здания Екатеринбурга. Этот выпуск посвящен Екатеринбургскому государственному цирку имени Валентина Филатова, который в феврале 2020 года отметит сорокалетие со дня открытия. В здание входят два манежа, гримерные, помещения для содержания животных и конюшни, а также музей, библиотека, ресторан и гостиница на 68 номеров.

В 2018 году здание реконструировали — впервые за все время починили и перекрасили купол, а высококачественную отделку зашили в бюджетную плитку. Цирк спроектировал тот же инженер, что и Останкинскую башню — по его замыслу, массивный блок с куполом парил на колоннах над землей, чтобы гармонизировать огромное здание в городском пространстве. После остекления цирк утратил этот эффект.

Сегодня это один из многочисленных филиалов «Российской государственной цирковой компании», который долгое время лидировал в частном рейтинге организации, а в 2019 году пережил настоящий кризис из-за смены руководства. Сотрудники и артисты цирка рассказали The Villagе о том, как искали свое призвание и почему хотят сохранить эту работу.

Текст

Маргарита Махонина

Фотографии

Сергей Потеряев

Аэросъемка

АНТОН СМЕТАНИН

Екатеринбургский Государственный цирк им. В.И. Филатова

АДРЕС: улица 8 Марта, 43

ГОДЫ ПОСТРОЙКИ: 1974 — 1980

АРХИТЕКТОРЫ: Юлиан Шварцбрейм, М. Ф. Коробов

СТИЛЬ: Советский авангард 1960-1970 годов

Высота купола: 50 метров

КОЛИЧЕСТВО ЭТАЖЕЙ: 3

ПЛОЩАДЬ: 14 463 квадратных метров

КОЛИЧЕСТВО МЕСТ: 2 558

circus-ekaterinburg

Константин Бугров

Доктор исторических наук, научный сотрудник Института истории и археологии УрО РАН, профессор кафедры Истории России УрФУ


При плановой экономике сталинского СССР цирки стали государственными: организацию выступлений осуществляли региональные управления зрелищными предприятиями (УЗП). В 1930-х годах целый ряд цирковых зданий построили на Урале: это были однотипные деревянные постройки, предназначенные для выступлений гастрольных групп. Принцип гастролирования сохранялся даже тогда, до 1936 года по Советскому Союзу гастролировали иностранные труппы. То, что цирк в СССР был популярен — это ничего не сказать. В Свердловске деревянное здание по проекту конструктора Безухова построили в 1933 году: на углу улиц Розы Люксембург и Куйбышева (в 1976 году здание погибло при пожаре, — Прим. ред.). А до этого в городе работал цирк-шапито.

Первый капитальный цирк Свердловской области появился в Нижнем Тагиле в 1975 году: громадное здание возвели на набережной заводского пруда. Всего на Урале было пять аналогичных по величине проектов: в трех областных центрах — Екатеринбурге, Челябинске и Перми, а также в крупнейших промышленных городах — Нижнем Тагиле и Магнитогорске. Последние стали единственными городами России, которые получили собственные цирки, не являясь центрами регионов.


Барельефы цирка относятся к числу самых ценных монументальных работ в уральской архитектуре — каждый изображает момент циркового представления


Свердловский цирк открыли в 1980 году. Разработкой проекта руководил видный московский архитектор Юлиан Шварцбрейм, специализировавшийся в области зрелищных сооружений. Огромную роль в строительстве сыграл и директор стройки, а также будущий руководитель цирка — Феликс Лейцингер.

Лейцингер был профессиональным строителем, человеком трудной судьбы: его, ленинградского немца, в 1942 году по прогррамме трудмобилизации отправили в лагерь под Нижним Тагилом на строительство Новотагильского металлургического комбината. Именно он руководил строительством тагильского цирка, который впоследствии возглавлял до 1978 года. К прибытию в Свердловск он в совершенстве знал все практические тонкости эксплуатации циркового здания, и на этапе строительства внес массу предложений, которые улучшили проект.

Здание Екатеринбургского цирка уникально по двум причинам. Первая — знаменитый купол, напоминающий о работах бразильского архитектора Оскара Нимейера. Именно изящный, ажурный купол отличает его от других российских цирков. Другая черта, не менее важная, хотя и менее бросающаяся в глаза — барельефы, выполненные свердловским скульптором Анатолием Калашниковым, который также известен барельефами на Дворце Молодежи. Их двенадцать и они относятся к числу самых ценных монументальных работ в уральской архитектуре — каждый изображает момент циркового представления. Стоит обойти цирк кругом, чтобы увидеть их все: например, замечательного фокусника в цилиндре, мима с обезьянкой или гимнастку на коне. Одновременно со зданием цирка были выстроены и жилые дома для цирковых работников.

Михаил Голобородский

Кандидат архитектуры, профессор, заведующий кафедрой истории искусств и реставрации УрГАХУ


Над проектом нового цирка начали работать в 1970 — 1971 годах. Этим занимался институт «Гипротеатр» совместно со свердловским «Гражданпроектом», где я в то время работал. Зданию не сразу нашли место: изначально его планировали построить на противоположном берегу Исети — даже проводили геологическое исследование. Однако в это же время утвердили новый генеральный план города, согласно которому архитектурную доминанту следовало возвести на перекрестке 8 Марта — Куйбышева.

В 1972 году у нас прошла выставка, на которой главный архитектор «Гражданпроекта» представил первый вариант здания. Его архитектуру и сейчас определяют конструкции сверху, похожие на сферу. Тогда их планировали застеклить золотистым материалом, чтобы купол был прозрачным и светящимся. Однако от идеи отказались: она привела бы к снижению температуры внутри — стеклопакетов ведь тогда не было!

К этой «корзине» на канатах повесили шатер. Такие вантовые конструкции — это традиция шапито, они использовались и как средство художественной образной выразительности здания. Каркас не железобетонный — это металлоконструкция, которая после сборки была черной и графичной, смотрелось красиво.


Создатели проекта отказались от авторства: были обижены на то, как исказили идею


Нам как-то проводили экскурсию по уже достраивавшемуся зданию. Директор стройки говорил, что на месте манежа предполагалась сменная арена — на ледовую, песчаную, с водой и чашей, которая будет вращаться. Но этого в жизнь не воплотили. А создатели проекта отказались от авторства: были обижены на то, как исказили идею. Тем не менее, отмечу, что таких решений больше нигде нет — цирк в Екатеринбурге уникален. В 1960-1970 годы уже нельзя было четко говорить о стилях, но здание можно отнести к новой авангардной советской архитектуре.

После постройки оно продолжало меняться. В частности, когда прокладывали метро, рядом с трассой начала проседать почва. У многих зданий начались изменения в фундаменте. Так, на провисающих консольных конструкциях цирка появились трещины и просадки. Их сначала укрепили штабелем из железнодорожных шпал, а потом сделали опоры и застеклили. Из-за этого здание утратило эффектность, также скрылся вход внутрь. Выбелили барельефы, который создавали в немного неряшливой манере — «штукатурке на отлип», при которой образуется шершавая поверхность, впитывающая сажу и грязь. Сейчас, после очередной реконструкции, стало лучше. В эти же барельефы экс-директор хотел добавить цвета, однако ему не разрешили в администрации города.

Александра Зарятдинова

Заведующая исторической экспозицией цирка


В детстве я начала посещать Дворец Культуры Новотрубного завода в Первоуральске. Там работали пять коллективов, одним из которых был Народный цирк — место, где этому искусству обучались обычные люди и рабочие. В нем занимались порядка 360 человек в возрасте от 7 до 70 лет. Некоторый реквизит нам изготавливали на самом заводе — например, диабло (снаряд для жонглеров, — Прим. ред.). Лично я увлеклась акробатикой, воздушной гимнастикой и жонглированием. Все благодаря учителю и режиссеру коллектива — Эдуарду Пудлесу.

Цирк — это народное искусство. Помимо таких коллективов и филиалов Союзгосцирка, тогда же работали цирки на сцене. Они приезжали из Новосибирска, Ростова-на-Дону, Ташкента, Москвы и Ленинграда в сельскую местность. Ведь там жители не могли регулярно посещать крупные города ради представлений. Поэтому артисты приезжали к ним на автобусах и машинах.

После окончания школы я начала работать артисткой, преподавать в кружке, а после руководить коллективом. А впоследствии окончила училище культуры и искусства по специальности «Режиссер циркового отделения и организатор досуговой деятельности». Заочно получила корочки Ленинградской высшей профсоюзной школы культуры.

О работе

Стоит понимать, что Народный цирк — это не просто дополнительные занятия. Наш коллектив имел честь работать в старом свердловском здании на улице Куйбышева. В 1970-е годы мы успели отработать там три сезона. При этом речь идет о полноценных программах в два отделения. В программы вошли все жанры: гимнасты, жонглеры, акробаты-эксцентрики, фокусники и клоуны. Также мы участвовали в концертах и мероприятиях, которые организовывал завод.

В 1980 году Эдуарда Пудлеса пригласили в Свердловский государственный цирк, где он стал первым режиссером-постановщиком. А я переехала на Уралмаш и получила должность руководителя Народным цирком уже во Дворце Культуре этого завода. При этом постоянно общались с городским цирком: к нам на занятия приходили его артисты, а мы посещали его представления.

К этому времени я вышла замуж. Вместе с мужем мы выступали с акробатическим номером. Тогда в день на репетицию трюков уходило по девять часов. При этом мы много работали, в том числе преподавали. Пришлось постепенно отказываться от участия в представлении в пользу семьи.


Я люблю гулять — пройтись до Дендрария или просто по округе. Обедаю в буфете либо хожу в «Вилку-Ложку», которая находится недалеко от здания


В 2002 году я организовала Музей истории цирка в ДК «Уралмаш». На тот момент в коллекцию вошли 2,5 тысячи экспонатов — документов, фотографий, костюмов. Им заинтересовался экс-директор цирка Анатолий Марчевский, и в 2007 году экспозицию перенесли в это здание. С тех пор объем фонда вырос до 6 130 единиц хранения.

Я работаю каждый день, кроме понедельника, но с ненормированным графиком. Экспозицией занимаюсь сама. Меня всему научили в Музее истории при Санкт-Петербургском государственном цирке, а именно — как вести документацию, инвентарные книги, книгопоступление, как оформлять экспонаты. Тому музею 90 лет и там работают четыре человека, а я справляюсь одна.

О здании

Под музей мы получили часть здания из нескольких залов, а также кабинет на третьем этаже — информационный центр. В будние дни я в основном нахожусь там и работаю с документами, а в выходные открываю решетку на входе и общаюсь с посетителями цирка. В зале для них стоят декорации с представлений и мероприятий — например, бутафорские костюмы клоунов Олега Попова и Юрия Никулина, которые остались после фестивалей клоунов. А также подарки артистов: они видят нашу экспозицию и оставляют что-нибудь, чтобы мы про них тоже рассказали.

Информационный центр же работает в основном для сотрудников цирка. К нам часто приезжают дети и внуки известных артистов, и мы рассказываем об их родителях и бабушках с дедушками. Делимся фотографиями и записями выступлений.

О любимых местах

Я люблю гулять — пройтись до Дендрария или просто по округе. Обедаю в буфете либо хожу в «Вилку-Ложку», которая находится недалеко от здания.

Борис Важенин

Главный дирижер циркового оркестра


Я заслуженный артист России. В музыку пришел в 12 лет: учился играть на трубе в ДК «Эльмаш». А уже через два года поступил в музыкальное училище имени Чайковского. Меня обучал Матюшин Евгений Павлович — лауреат международных конкурсов.

На первом курсе я получил работу музыкантом в Театре кукол, а через год с помощью конкурса попал в оркестр Театра музкомедии. Так же через конкурс в 16 лет получил должности солиста и артиста в оркестре Оперного театра, который считался очень солидным. Естественно, попутно играл в различных джазовых оркестрах и ездил на международные фестивали — в Болгарию, Польшу, Югославию.

Из Оперного театра меня забрали на срочную службу в армию — в то время она длилась два года. Меня определили в оркестр при воинской части на улице Бебеля, так что после демобилизации, я заключил контракт и провел там еще 6 лет. Фактически я жил дома и приходил туда как на работу к 9 утра. Хотя иногда нас забирали на учения: вывозили в поле и тренировали, как обращаться с химзащитой.

В 1984 году контракт кончился. У меня уже были жена, ребенок, квартира, мощный опыт в профессии, и я решил пойти в новый цирк: сюда звали на должность дирижера, а не музыканта.

О работе

Цирк — это такое искусство, в котором собраны все жанры: и драма, и оперетта. Работа интересная и ее было много: мы приходили туда 6 дней в неделю, а на репетицию новой программы давали всего три дня. Фонограмму практически не использовали, оркестр был задействован по три часа без перерыва. Нормой ставили по 30 представлений в месяц, а мы исполняли по 50. Но и оплата была хорошей: в советские годы музыканты здесь получали в два раза больше, чем в филармонии. Даже в первый год работы — 200 рублей. Кроме того, были 13 и 14 выплаты в конце года.

Чтобы попасть в наш оркестр, следовало пройти конкурс. При таком графике мы не могли брать слабых музыкантов — время на подготовку просто отсутствовало. И у нас был пофамильный список людей, кого можно было пригласить на замену, если сотрудник заболел и не смог выйти.


Прокатчики программ предоставляют свои фонограммы для артистов, которые бывают некачественными. В этом случае я предлагаю заменить ее живой музыкой, но на это соглашаются все реже


В 90-е здесь, как и везде в России, начались проблемы. Иногда не выплачивали зарплату, мы постоянно подрабатывали. Например, я преподавал в школе искусств. Однако почти весь коллектив остался верен цирку. Если у нас и уходил кто-то, то только один человек за год, и зачастую по личным обстоятельствам.

Люди остаются здесь из-за здоровой обстановки в коллективе: мы хорошо друг друга знаем, понимаем особенности каждого и принимаем их. До февраля этого года в оркестре работали 17 человек, после роспуска стало 13 — саксофонисты, трубачи, тромбонист, клавишник, басист, гитарист и барабанщик. Остальных пока не приглашают.

Сегодня мы работаем только перед началом представления и в антракте. Прокатчики программ предоставляют свои фонограммы для артистов, которые бывают некачественными. В этом случае я предлагаю заменить ее живой музыкой, но на это соглашаются все реже.

О здании

В детстве я, естественно, посещал старый деревянный цирк. Однажды даже без спроса поехал туда сам, чтобы посмотреть программу иллюзиониста Эмиля Кио. А в 1965 году выступал там в качестве музыканта.

Новое здание мне очень понравилось. К тому времени я уже во всем разбирался и во время представления обращал внимание на акустику и постановку художественного света. Правда, у здания были и минусы: осенью мы могли репетировать в верхней одежде из-за поздней подачи отопления.

Дом артистов цирка по адресу ул. 8 Марта, 45, часть комплекса
Дом артистов цирка по адресу ул. 8 Марта, 45, часть комплекса
Дом артистов цирка по адресу ул. 8 Марта, 45, часть комплекса
Дом артистов цирка по адресу ул. 8 Марта, 45, часть комплекса

О любимых местах

Когда в цирке было по два-три представления в день, я обязательно выходил на улицу в перерывах. Просто гулял рядом со зданием или шел в парк. До сих пор люблю пройтись по мосту вдоль улицы Куйбышева.

Раньше у цирка была великолепная столовая, которую примерно в 1995-м году переделали в ресторан. До этого туда пускали только артистов и работников цирка. Меню было как в обычной советской столовой: тертая морковь и оливье, картофельное пюре с котлетой, борщ и другие блюда. Комплексный обед стоил рубль-полтора, что мы считали недорогим.

Лаура Барон

Артистка Росгосцирка


Моя семья родом из Тулы — небольшого, но важного в советские годы города. Я — дрессировщик лошадей во втором поколении. Мой отец Даниэль Барон начал путь с конного спорта. Позднее он познакомился с сыном дрессировщика Александра Колганова, под руководством которого увлекся джигитовкой — ездой на лошадях с акробатическими элементами. Впоследствии создал собственную труппу джигитов-наездников.

В целом, у меня был выбор, куда пойти после школы. Папа сам говорил, что можно поступить в техникум или университет. Но с другой стороны, цирковая жизнь очень замкнутая и заниматься чем-то другим уже не хотелось. Так что в 16 лет меня зачислили в Союзгосцирк и я два года стажировалась у отца в качестве ученицы.

О работе и лошадях

Отец постоянно ездил на гастроли, а семья вместе с ним. Поэтому каждые два-три месяца нас с сестрой зачисляли в новую школу. Менять их было непросто, однако нас спасало то, что в Советском Союзе была единая учебная программа. Куда бы я не поехала, отставала всего на пару дней и могла догнать.

Ухаживать за лошадьми нас не заставляли: это серьезное животное, которое требует внимания. Тренироваться получалось в основном летом, когда учеба не занимала большую часть времени. На занятиях отец был строг: «С лошадьми нельзя быть расхлябанными!». Конечно, бывали стычки, конфликты, слезы — но это как в спорте: работаешь на износ.


В воспитании животных самое сложное — это донести, что от него хочешь, они ведь не понимают язык. Поэтому ты объясняешь им все жестами и постоянным контактом


В 19 лет я начала выступать как артистка. Одно время пробовала себя в других жанрах, например, исполняла номер «Игра с хула-хупами», но в итоге вернулась к лошадям. Через несколько лет купила собственного коня — его звали Кавгун. Привезли мне его маленьким полуторогодовалым жеребенком.

В воспитании животных самое сложное — это донести, что от него хочешь, они ведь не понимают язык. Поэтому ты объясняешь им все жестами и постоянным контактом. При этом ни в коем случае нельзя злить животное. Папа во время учебы все время говорил: «Ты себя попробуй дернуть — больно или нет?». Если мне надо, чтобы конь поднял ножку, я ее легонько касаюсь. Он может ее едва подвинуть, но уже за это нужно хвалить.

А еще важно, чтобы животное тебе доверяло. Я всегда слежу, чтобы у моих лошадей была еда и подстилка из опилок в конюшне. Их содержат в цирках. А во время переездов помещают в специальные коневозки — обитые мягкими стенками прицепы для тягача. А мы садимся в «купе», которое позволяет наблюдать за животными во время поездки. Ковгун прожил со мной 24 года. Это как ребенка вырастить.

О свердловском цирке и городе

В Свердловск мы приехали после Омска, мне было 8 лет. В том городе была злая учительница, так что первое, на что я обратила внимание — замечательные педагоги. Остановились в гостинице «Свердловск», и кроме цирка и школы запомнился только новый каток, где я впервые научилась стоять на коньках.

Это был февраль, открытие нового здания. Все, что я помню — красивый, светлый, новый цирк. Он особенно впечатлял на фоне зимы, потому что вокруг некуда было идти гулять. Здесь состоялся мой дебют, правда, не в нынешней профессиональной деятельности. Директор цирка Феликс Лейцингер приставил меня к хору пионеров, которых пригласили, чтобы отметить открытие, и я подпевала. Отец участвовал в открытии номером «Высшая школа верховой езды». Тогда он работал на белоснежном жеребце по имени Тубус.

В следующий раз я приехала на Урал только в 2012 году. Конечно, на здании сказалось время, но в сравнении с многими другими цирками, оно находится еще в очень хорошем состоянии.

Арина Шумихина

Артистка циркового балета


Я родом из Омска, семья была из творческой среды: папа — музыкант. Его хороший друг работал барабанщиком в местном цирке, так что туда я с малых лет открывала дверь ногой и говорила: «На представление». Так же спокойно попадала во все городские театры, ведь везде узнавали.

В семь лет меня отдали учиться классической хореографии при Омском государственном музыкальном театре. Это были дополнительные занятия, которые я совмещала со школой. А вот после окончания 9 класса можно было поступить в училище при нем, где дети получают профессиональное образование. Однако конкурс я не прошла. Попыталась попасть в аналогичные учреждения Новосибирска и Перми, но также не вышло. В итоге вернулась домой и поступила в техникум рядом с домом, выучившись на специалиста по авиационным электродвигателям.

Я не танцевала порядка 4-5 лет, когда мне позвонил друг и позвал в Екатеринбург. Так и сказал: «Приезжай работать в цирк». А на все мои возражения заявил: «Ну ты же танцуешь».

iv>

Здесь мне, как и всем, нужно было пройти пробы. Помню, захожу в репетиционный манеж, а вид у меня «оторви и выбрось»: огромные ресницы и ногти, одета в майку и короткие шорты, а на ногах каблуки — как будто только из клуба вышла. А в балете, даже в цирке, нужно, чтобы все были одинаковыми: только красные ногти и помада, черно-белый макияж. Наш хореограф — очень сдержанная и воспитанная женщина, — смотрела на меня обалдевшими глазами. Поняла я это только спустя какое-то время.

Это был вторник. Меня попросили показать несколько движений — из вальса, народного, классического и современного танцев. Потом спросили, готова ли ехать дальше. Говорю: «Конечно, я же в цирк пришла»! И мне отвечают: «Отлично, значит в среду вы отправляетесь в Уфу».

С тех пор работаю уже 10 лет. Ребенка в цирке не воспитываю, хотя он здесь был: смотрел, как мы танцуем, и даже сам пытался повторить что-то. Зато привела в цирк маму: через год после меня она стала помощником дрессировщика и работала с собачками.

О работе

Я буквально сразу поехала на гастроли с программой, которой руководил сын нашего прошлого директора Руслан Марчевский. Работала на аттракционе «Иллюзион». В первый день мне вывезли огромный аппарат и сказали учиться работать с ним по видео. На тот момент нужно было за определенное время свернуться так, чтобы поместиться в куб со сторонами в 50 сантиметров. Потом его протыкали шпагами. Так прошло пять лет, после чего я ушла в балет.

Но даже в танцах пришлось все вспоминать заново. Ведь цирк — это совсем не театр. Например, здесь зритель тебя видит со всех сторон, ведь манеж круглый. А в театре только с одной. Кроме того, там между вами есть пространство, а тут тебя видно, как на ладони. Каждый номер требует новое настроение. Я могу выйти агрессивной под испанскую корриду, а в другой раз — порхающей бабочкой, легкой и воздушной. И бывает, что такие перепады ты переживаешь несколько раз за представление, меняя эти образы.


Мы танцевали с медведями, бобрами и гусями — чего только не было. Это самое тяжелое — подстраиваться под номер артиста


Конечно, здесь нет шедевральных па и мы не стоим на пуантах по три часа, но работа по-своему сложная: однажды я бегала рядом с тиграми. Надо было танцевать в их клетке на манеже и идти за кулисы, в то время как они наоборот шли на сцену. Это было очень страшно. В другой раз мы с балеринами заканчивали выступать и выбегали кабаны, которых нужно было кормить. А так мы танцевали с медведями, бобрами и гусями — чего только не было. Это самое тяжелое — подстраиваться под номер артиста. К нам приезжал «Цирк на воде», по программе которого пришлось на каблуках и в объемном костюме танцевать в вольере. Со мной была напарница, с которой надо было уместиться на участке в 30 квадратных сантиметров.

Цирк — это целый мир, в котором есть свои правила, традиции, приметы. Например, нельзя переходить дорогу артисту, который собирается на сцену, нельзя щелкать семечки, трогать чужой реквизит и сидеть спиной к манежу. Хотя они оправданы. В частности, последняя не совсем примета — это, во-первых, неуважение к артисту, который работает на сцене, а во-вторых, техника безопасности.

Недавно я также стала заниматься детским аквагримом: подрабатываю между выходом на манеж. Стойка находится прямо в холле, рядом с гардеробом. Увлеклась этим также случайно: сначала зазывала подруга, но я отказывалась — кисти почти не держала в руках, никого, кроме себя не красила. А потом, во время всемирного клоунского фестиваля меня поставили туда со словами: «Рисуй, девочка не вышла!». И я справилась, хотя впервые видела примеры работ.

О здании и любимых местах

По фото сложно понять, каким этот цирк был раньше. Но я видела его на пике красоты в постсоветское время — украшенным, с кучей детей. И хотя долгое время в системе Росгосцирка он считался лучшим в России, зданию слишком много лет. Сегодня мне больше нравятся Большой Санкт-Петербургский государственный цирк, а также учреждения в Нижнем Тагиле и Омске. Последний как раз недавно отреставрировали. Теперь жду, когда красоту наведут здесь.

Когда я только начинала работать, моим любимым местом в здании был зрительный зал. Садилась на 10 ряд и смотрела буквально каждый номер, который могла в перерывах между собственными выступлениями. Было интересно смотреть, как работают люди, и какая в этот момент создается атмосфера. Продолжаю эту традицию, хотя конечно, артисты пошли по второму-третьему кругу.

Николай Брижак

Инспектор манежа


В молодости меня призвали в армию и направили служить в Кишинев. Там я познакомился с парнем, который раньше работал в цирке. Он рассказал, как это было интересно, и мы даже сходили в местный цирк, где смогли попасть за кулисы. В итоге он дал мне контакты и сказал звонить, если захочу попробовать. Так я попал на свою первую работу в этой среде.

Это произошло в 1986 году. Я стал работать униформистом в цирке Гомеля. Обслуживал программы, которые там проходили – ставил и убирал реквизит. Через полгода получил работу ассистента дрессировщика. У нас был номер с 30 домашними кошками. Самым сложным оказалось приучить их к манежу – кошки очень пугливые животные.

О дрессировке

После этого я занимался разными номерами, а в 1994 году начал работать с бурыми медведями. Иногда они попадают в цирк через охотников. Те ловят их в дикой среде или же убивают мать в сезон охоты, а медвежат пытаются пристроить. Такие предложения часто поступают в цирки Сибири: в Кемерово, Красноярска, Новокузнецка, ведь их там больше водится.

В цирки берут только маленьких и выкармливают медвежат как детей: кормят молочной смесью и кашкой из бутылочки каждые два-три часа. Они растут и начинают привыкать к тебе как к родителю. А также к каким-то командам, распорядку. Ты тоже к ним присматриваешься, ведь у всех разный характер и способности. Иногда они даже сами подсказывают, что могут сделать, а что непосильно. В этом воспитании участвуют и артисты, и ассистенты с дрессировщиками.

О работе

В конце 1999 года или в 2000-м я сменил профиль и стал артистом. У нас был совместный с женой номер, основанный на иллюзионной трансформации. Туда входили фокусы и смена костюма: например, я закрываю туловище супруги платком, убираю его, а на ней – другое платье!

Однако в 2003 году у нас родился сын и ездить в гастроли стало тяжело. Тогда мы решили остановиться в Екатеринбурге, а я получил должность инспектора манежа.

Я обязан встречать артистов, помочь им разгружать реквизит, выделять им гримерки и помещения для животных. И провожу инструктаж, когда речь идет о номерах повышенной опасности, в числе которых связанные с воздухом. Также я присутствую на каждой репетиции и представлении, чтобы контролировать ситуацию. Например, слежу, чтобы люди не ходили рядом с вольерами с дикими животными.

Какие-то опасные случаи у нас не происходили, животные не сбегали. Правда как-то однажды лошади самовольно покинули манеж, потому что за ними не наблюдали во время репетиции. Но даже тогда они просто вернулись в стойло.

О здании и любимом месте

Впервые я увидел Екатеринбургский цирк в 1997 году. Он был современным и очень комфортным, даже считался престижным среди артистов.

Обычно, если я не в манеже, то нахожусь в рабочем кабинете — там у меня все документы и вещи. Но иногда захожу в музей на втором этаже. Смотрю там афиши и фотографии с артистами, которых раньше встречал в других цирках во время гастролей. Они иногда передают музею свои костюмы, но я не стал: надеялся, что вернусь на сцену.

Олег Черноскутов

Сотрудник гардероба


Первым цирком, который я увидел воочию, стало деревянное здание на улице Куйбышева. Чтобы посмотреть представление, мы несколько часов ехали в Свердловск из поселка под Асбестом. Правда, воспоминаний об этом практический не осталось.

В это здание я впервые пришел, когда уже учился в вузе на горного инженера. Сначала как зритель. Потом от друзей узнал, что можно подзаработать в гардеробе: туда специально набирали сильных молодых ребят, которые бы могли дать отпор хулиганам. Раньше здесь решетки не было и во время концертов и других мероприятий нетрезвые молодые люди пытались перепрыгнуть за стойку и что-нибудь забрать.

Мешали им это совершить студенты близлежащих университетов — Горного института и СИНХа. Всего в штате гардероба работали 18 человек. Они посменно выходили шесть дней в неделю, кроме понедельника. Тогда в будние дни показывали одно представление, в выходные — три.

Здесь я провел следующие три года. После выпуска из института в 1986 году по распределению уехал в Казахстан. А в 1992 году там закрылась шахта, на которой трудился, и я вернулся, чтобы работать здесь. Но и местные предприятия переживали кризис. Так в 34 года я вернулся на прежнюю должность в цирке. Он уже работал только по выходным.

О работе

В будни я работаю начальником ОТК на предприятии, а сюда прихожу скорее по привычке. Мне нравится, что здесь нет текучки кадров и слаженный коллектив, а также спокойно, есть возможность посмотреть представление, удобный график. Мы приходим за час до начала представления и уходим, когда расходятся люди.

Тем не менее, в этой работе есть свои особенности. Мы материально ответственны за имущество посетителей. Поэтому Анатолий Марчевский никогда не следовал принципу «незаменимых людей нет»: на эту работу берут строго знакомых нам молодых людей, которым можно доверять. Лично я сюда привел своих сыновей и племянника: они тоже окончили университеты и приходят подзаработать. Получилась своеобразная династия.


Меня смущает сформировавшийся рынок внутри цирка: раньше такое позволяли только артистам из-за низких заработков, а торговцев игрушками гоняла милиция. Сегодня же все заставили неизвестные люди с мигающими игрушками


Сегодня в гардеробе работают 12 человек. Все они прошли инструктаж. В основном в него вошли советы. Например, не надо всей семье выдавать номерки— их неудобно носить, а значит легко потерять. Лучше повесить всю одежду рядом и дать один. Нам, как и всем сотрудникам, нужно быть приветливыми: если ребенок расплачется, нужно его успокоить, рассмешить, узнать, что случилось.

Здесь я познакомился со многими артистами. Иногда они зовут к себе, например, униформистом. Это работники, которые обслуживают арену во время репетиций и выступлений. Но такая работа требует больше времени — мне не подходит. А как-то у нас работали братья-близнецы, и их к себе в труппу приглашал иллюзионист Эмиль Кио.

О здании и цирке

Здесь многое изменилось с моих студенческих времен. Нравится, что отремонтировали холл, хозяйственные постройки вроде конюшен и зрительский зал — там полностью заменили сиденья, а арену утеплили.

Однако меня смущает сформировавшийся рынок внутри цирка: раньше такое позволяли только артистам из-за низких заработков, а торговцев игрушками гоняла милиция. Сегодня же все заставили неизвестные люди с мигающими игрушками.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:

Facebook

VK

Instagram

telegram

Twitter

Share
0
скопировать ссылку

Читайте также:

Серый купол: Сколько стоит реставрация Цирка в Екатеринбурге
Серый купол: Сколько стоит реставрация Цирка в ЕкатеринбургеИ как долго его не ремонтировали
Серый купол: Сколько стоит реставрация Цирка в Екатеринбурге

Серый купол: Сколько стоит реставрация Цирка в Екатеринбурге И как долго его не ремонтировали

«Я работаю в Свердловской филармонии, которую хотят расширить»
«Я работаю в Свердловской филармонии, которую хотят расширить»Сотрудники филармонии — о своей работе, сносе жилого дома и новом корпусе
«Я работаю в Свердловской филармонии, которую хотят расширить»

«Я работаю в Свердловской филармонии, которую хотят расширить» Сотрудники филармонии — о своей работе, сносе жилого дома и новом корпусе

«Цирк — это новая Белая башня». Большой гид по свердловскому модернизму
«Цирк — это новая Белая башня». Большой гид по свердловскому модернизмуКак узнать здания периода советского модернизма в Екатеринбурге и за что их нужно любить
«Цирк — это новая Белая башня». Большой гид по свердловскому модернизму

«Цирк — это новая Белая башня». Большой гид по свердловскому модернизму Как узнать здания периода советского модернизма в Екатеринбурге и за что их нужно любить

«Я работаю в Драмтеатре»
«Я работаю в Драмтеатре»Сотрудники театра — о сквере, храме Святой Екатерины и о том, почему нельзя открывать скрытые золотым колпаком колонны
«Я работаю в Драмтеатре»

«Я работаю в Драмтеатре» Сотрудники театра — о сквере, храме Святой Екатерины и о том, почему нельзя открывать скрытые золотым колпаком колонны

Комментарии

0 комментариев
Комментировать

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

«Мы пари с друзьями заключили, что Беглову придется уйти в отставку до марта»

Какие новые способы увольнения появились сейчас?

Как говорить с детьми о разводе, смерти и наркотиках

Смелая литература Нидерландов и Фландрии: 5 отличных книг для детей и родителей

OQJAV, Ленинградский рок-клуб и «Рассекая волны» — чем заняться на этой неделе

Первая полоса

«Мы пари с друзьями заключили, что Беглову придется уйти в отставку до марта»
«Мы пари с друзьями заключили, что Беглову придется уйти в отставку до марта»Интервью с «куратором нелегальной торговли в Петербурге»
«Мы пари с друзьями заключили, что Беглову придется уйти в отставку до марта»

«Мы пари с друзьями заключили, что Беглову придется уйти в отставку до марта» Интервью с «куратором нелегальной торговли в Петербурге»

Какие новые способы увольнения появились сейчас?
Какие новые способы увольнения появились сейчас?Удаленка как прогул и корпоратив как пьянство на рабочем месте
Какие новые способы увольнения появились сейчас?

Какие новые способы увольнения появились сейчас? Удаленка как прогул и корпоратив как пьянство на рабочем месте

Как говорить с детьми о разводе, смерти и наркотиках
Как говорить с детьми о разводе, смерти и наркотиках Рассказывает психотерапевт Екатерина Сигитова
Как говорить с детьми о разводе, смерти и наркотиках

Как говорить с детьми о разводе, смерти и наркотиках Рассказывает психотерапевт Екатерина Сигитова

Смелая литература Нидерландов и Фландрии: 5 отличных книг для детей и родителей
Смелая литература Нидерландов и Фландрии: 5 отличных книг для детей и родителей
Смелая литература Нидерландов и Фландрии: 5 отличных книг для детей и родителей

Смелая литература Нидерландов и Фландрии: 5 отличных книг для детей и родителей

OQJAV, Ленинградский рок-клуб и «Рассекая волны» — чем заняться на этой неделе
OQJAV, Ленинградский рок-клуб и «Рассекая волны» — чем заняться на этой неделеВсе главные события Петербурга
OQJAV, Ленинградский рок-клуб и «Рассекая волны» — чем заняться на этой неделе

OQJAV, Ленинградский рок-клуб и «Рассекая волны» — чем заняться на этой неделе Все главные события Петербурга

Опять киберпонедельник: Что можно купить со скидками прямо сейчас
Опять киберпонедельник: Что можно купить со скидками прямо сейчасОт дизайнерской одежды до пельменей
Опять киберпонедельник: Что можно купить со скидками прямо сейчас

Опять киберпонедельник: Что можно купить со скидками прямо сейчас От дизайнерской одежды до пельменей

Как приготовить рамен
Как приготовить раменГлавное блюдо японской кухни
Как приготовить рамен

Как приготовить рамен Главное блюдо японской кухни

Как начать вести совместный бюджет
Как начать вести совместный бюджетМожно ли открыть счет на двоих и как отслеживать общие расходы
Как начать вести совместный бюджет

Как начать вести совместный бюджет Можно ли открыть счет на двоих и как отслеживать общие расходы

Митинги в поддержку Алексея Навального
Митинги в поддержку Алексея НавальногоКак люди по всей России выходят на улицы за «никому не нужного» блогера
Митинги в поддержку Алексея Навального

Митинги в поддержку Алексея Навального Как люди по всей России выходят на улицы за «никому не нужного» блогера

«1984»: Самая актуальная антиутопия сегодня
«1984»: Самая актуальная антиутопия сегодняТотальная слежка за гражданами, культ Большого Брата и уничтожение несогласных
«1984»: Самая актуальная антиутопия сегодня

«1984»: Самая актуальная антиутопия сегодня Тотальная слежка за гражданами, культ Большого Брата и уничтожение несогласных

Новый альбом Bicep, комедийный триллер о женской мести и книга про аквадискотеку и капитализм
Новый альбом Bicep, комедийный триллер о женской мести и книга про аквадискотеку и капитализмЧто читать, слушать и смотреть на этой неделе
Новый альбом Bicep, комедийный триллер о женской мести и книга про аквадискотеку и капитализм

Новый альбом Bicep, комедийный триллер о женской мести и книга про аквадискотеку и капитализм Что читать, слушать и смотреть на этой неделе

Дворцы не Путина: Гид The Village по лучшим дворцам Москвы и области
Дворцы не Путина: Гид The Village по лучшим дворцам Москвы и области И в них можно попасть без согласования с ФСО
Дворцы не Путина: Гид The Village по лучшим дворцам Москвы и области

Дворцы не Путина: Гид The Village по лучшим дворцам Москвы и области И в них можно попасть без согласования с ФСО

«Душа»: Долгожданный мультфильм Pixar о потустороннем — прагматичный и из-за этого обескураживающий
«Душа»: Долгожданный мультфильм Pixar о потустороннем — прагматичный и из-за этого обескураживающий
«Душа»: Долгожданный мультфильм Pixar о потустороннем — прагматичный и из-за этого обескураживающий

«Душа»: Долгожданный мультфильм Pixar о потустороннем — прагматичный и из-за этого обескураживающий

Как готовят блюда для кулинарии супермаркета
Как готовят блюда для кулинарии супермаркетаОт проверки продуктов в лаборатории до полки в магазине
Как готовят блюда для кулинарии супермаркета

Как готовят блюда для кулинарии супермаркета От проверки продуктов в лаборатории до полки в магазине

«Девушка, подающая надежды»: Несерьезный триллер с Кэри Маллиган о ледяной мести мужчинам-преступникам
«Девушка, подающая надежды»: Несерьезный триллер с Кэри Маллиган о ледяной мести мужчинам-преступникам
«Девушка, подающая надежды»: Несерьезный триллер с Кэри Маллиган о ледяной мести мужчинам-преступникам

«Девушка, подающая надежды»: Несерьезный триллер с Кэри Маллиган о ледяной мести мужчинам-преступникам

«Невинные шалости»: Как молодой художник из Новосибирска скрестил Дидро и мемы
«Невинные шалости»: Как молодой художник из Новосибирска скрестил Дидро и мемы В галерее Jart открылась выставка Владимира Карташова
«Невинные шалости»: Как молодой художник из Новосибирска скрестил Дидро и мемы

«Невинные шалости»: Как молодой художник из Новосибирска скрестил Дидро и мемы В галерее Jart открылась выставка Владимира Карташова

Квартира в стиле лофт с коллекцией современного искусства
Квартира в стиле лофт с коллекцией современного искусства
Квартира в стиле лофт с коллекцией современного искусства

Квартира в стиле лофт с коллекцией современного искусства

В мире то и дело находят новые мутации коронавируса. И от этого очень тревожно
В мире то и дело находят новые мутации коронавируса. И от этого очень тревожноРассказываем, что о них известно и справятся ли с ними вакцины
В мире то и дело находят новые мутации коронавируса. И от этого очень тревожно

В мире то и дело находят новые мутации коронавируса. И от этого очень тревожно Рассказываем, что о них известно и справятся ли с ними вакцины

Считаем в уме: Стоит ли регистрироваться в соцсети Minds, где пользователям обещают платить за посты
Считаем в уме: Стоит ли регистрироваться в соцсети Minds, где пользователям обещают платить за постыИ можно ли разбогатеть на шитпостинге и лайках
Считаем в уме: Стоит ли регистрироваться в соцсети Minds, где пользователям обещают платить за посты

Считаем в уме: Стоит ли регистрироваться в соцсети Minds, где пользователям обещают платить за посты И можно ли разбогатеть на шитпостинге и лайках

«Русское барокко», или Небольшой гид по дворцам нуворишей под Петербургом
«Русское барокко», или Небольшой гид по дворцам нуворишей под ПетербургомМрамор, колонны и античные девы
«Русское барокко», или Небольшой гид по дворцам нуворишей под Петербургом

«Русское барокко», или Небольшой гид по дворцам нуворишей под Петербургом Мрамор, колонны и античные девы

Подпишитесь на рассылку