4 марта, четверг
Екатеринбург
Екатеринбург
Войти
Где ты работаешь15 января 2021

«Я работаю в деревянном доме-памятнике русского модерна в Екатеринбурге»

«Я работаю в деревянном доме-памятнике русского модерна в Екатеринбурге»

В рубрике «Где ты работаешь» The Village исследует знаковые нежилые здания Екатеринбурга. В этом выпуске — реконструированный жилой дом в стиле русского провинциального модерна с круглыми окнами, стрельчатой крышей и резьбой с растительными мотивами. Через десять лет после постройки усадьбу на 50 лет превратили в большую коммуналку. В конце 1970-х годов она сгорела, но спустя 15 лет здание восстановили на новом месте — вместо Толмачева, 40, его возвели на Пролетарской, 10. Сейчас дом входит в литературный квартал и в нем находится музей «Литературная жизнь Урала ХХ века».

Сотрудники музея поделились с The Village любимыми местами в здании, тонкостями работы и любимыми уральскими авторами.

Жилой дом В. И. Иванова


Адрес

Пролетарская, 10 (перенесен с Толмачева, 40)

Архитектор

Иван Янковский

Год постройки

1912


Год реконструкции

1994

Стиль

русский исторический модерн

По документам Музея истории Екатеринбурга, которые предоставил научный сотрудник Евгений Бурденков

В 1912 году жилой дом по проекту архитектора Ивана Янковского возвели в усадьбе В. И. Иванова на улице Толмачева, 40. После революции здание отдали под коммунальную квартиру, которая находилась в нем 50 лет. В конце 1970-х произошел пожар, деревянное здание сгорело, но не исчезло совсем: в 1994 году его восстановили на Пролетарской, 10, по проекту авторского коллектива Свердловского архитектурного института.

После реконструкции изменилась внутренняя планировка дома, появилась новая каменная ограда. Внешний облик здания совпадает с оригиналом, сохранена даже первоначальная ориентация дома по сторонам света.

Композиция деревянного здания полностью укладывается в стилистику модерна с элементами и мотивами северного деревянного зодчества. Дом поставлен на высокий кирпичный цоколь и внешне похож на несколько разных построек, собранных под одной крышей. Сложная кровля подчеркивает индивидуальность каждого элемента.

Композиция западного фасада представляет собой два модуля, соединенные крытым переходом. Внутри расположен вестибюль музея. Левая часть фасада по оси прорезана окном подковообразной формы. Правую часть прорезают два окна: круглое обрамлено деревянным наличником с накладной пропильной резьбой, а подковообразное — наличником с подвесками в виде гирек и накладной объемной резьбой. Общий карниз западного фасада и скаты кровли украшены подзором с пропильной резьбой.

Углы боковых частей закреплены лопатками с накладной глухой растительной резьбой. У северного фасада — двухчастная ассиметричная композиция, созданная декорированными лопатками. Правая часть прорезана тремя большими подковообразными окнами, а левую пересекает прямоугольное окно с высокими колонками-балясинами токарной работы.

У дворовых фасадов более лаконичное решение: бревенчатые стены обшиты вагонкой, а на окнах нет наличников. Дверной проем фланкирован узкими и высокими прямоугольными окнами, а двухстворчатая филенчатая дверь украшена резным растительным рисунком. К парадной двери ведет высокое гранитное крыльцо. Ограждение крыльца и маркиза на кронштейнах выполнены из кованого металла с ажурным рисунком.

В здании три входа. Современная планировка представляет систему проходных комнат, совмещенную с коридором на верхнем этаже, и систему проходных помещений в подвальном этаже. Интерьерное убранство дома не восстановлено. К юго-западному углу здания примыкает современная кирпичная ограда.

Светлана Таширова

смотритель


В Объединенном музее писателей Урала есть сотрудники со стажем работы больше 10 лет, а я в музее недавно — два с половиной года. До этого я работала в антикварной галерее. Мне нравятся вещи с историей, потому что при работе с ними могут всплывать самые неожиданные факты. Когда я вышла на пенсию, то откликнулась на вакансию смотрителя в музее «Литературная жизнь Урала ХХ века».

О работе

Очень стыдно, что я всю жизнь прожила в центре города, но раньше никогда не была в этом музее. Каждая новая работа — это новая жизнь, потому что ты начинаешь делать что-то впервые. По утрам я открываю музей, потом включаю свет и проверяю, готовы ли экспозиции к приходу посетителей.

В музее проходят тематические квесты для детей. Например, в Новый год здание становится Хогвартсом, а все сотрудники — преподавателями. В музее небольшой штат сотрудников, поэтому почти все вовлечены в такие программы. У меня тоже есть роль в тематической игре — Сивилла Трелони, профессор прорицания.

О посетителях

Иногда я сопровождаю экскурсионные группы. Например, подростки любят трогать экспонаты руками, хотя это запрещено. У нас есть зал, посвященный периоду коллективизации, там установлен макет кирпичной стены и железной арматуры, которые на самом деле сделаны из дерева. Несколько раз я буквально снимала с них детей, которым хотелось залезть по ним до потолка.

Пандемия ограничила путешествия в другие страны, но практиковать два иностранных языка у меня получается и в музее. Иногда к нам приходят англоговорящие посетители, и я направляю их по экспозиции или отвечаю на вопросы.

Однажды к нам пришла женщина, которая жила в здании музея, еще когда он был гигантской коммунальной квартирой

Однажды к нам пришла женщина, которая жила в здании музея, еще когда он был гигантской коммунальной квартирой. По ее рассказам, дом был похож на улей, и в одном из залов было два уровня, чтобы разместить больше людей. Наверху находилась комната, из окна которой всегда горел свет — здесь жили две престарелые женщины, а в зале — совершенно разные люди: от творческой интеллигенции до маргинальных семей. Некоторые болели туберкулезом.

По словам посетительницы, в доме было тяжело жить — одна кухня, туалет во дворе и до 1960 года только печное отопление. При этом у нее только хорошие детские воспоминания о жизни здесь. Особенно о Новом годе, когда жильцы ставили елку и артисты филармонии разыгрывали представления для всех детей дома.

О здании

Многие заходят в музей, потому что интересуются необычным зданием и хотят о нем больше узнать. После этого большинство покупает билет и попадает на саму экспозицию. У здания есть все атрибуты стиля модерн: эклектика, псевдорусский стиль и асимметрия. Недавно я узнала, что после реконструкции дома в нескольких местах даже сохранился оригинальный резной растительный орнамент по рисункам Эрнста Геккеля.

В холле находится панно с портретом Павла Бажова, а дети думают, что это Посейдон, Лев Толстой или профессор Дамблдор

Больше всего в музее мне нравится старинное межоконное зеркало в стиле модерн, которое чудом сохранилось с начала прошлого века. Раньше такие зеркала ставили в залах, чтобы расширить их пространство. На современные зеркала наносят алюминиевое покрытие, а на этом зеркале оно серебряное, поэтому в нем ты даже выглядишь иначе, чем в обычном. Скорее всего, это дворянское зеркало, потому что даже купеческие были не так искусно сделаны. Сейчас зеркало стоит у лестницы в вестибюле.

О литературе

В холле музея находится мозаичное панно с портретом Павла Петровича Бажова — его сделали уральские камнерезы из самоцветов. Когда к нам приходят дети, я всегда спрашиваю у них, кто здесь изображен. Кого они только не называют: Посейдон, Лев Толстой и даже профессор Дамблдор. Только 20 % называют правильный ответ: кто-то читает пояснительную надпись, кто-то угадывает, а кто-то вспоминает лицо из своих детских книжек.

Я выросла на сказах Бажова. Когда о них думаю, то сразу вспоминаю страницы своей детской книги с иллюстрациями Виталия Воловича. Вся моя семья родилась на Урале, поэтому я с детства читаю и знаю многих даже не очень известных местных писателей. Например, у меня есть книга с автографом Бориса Рябинина.

Большинство имен уральских писателей — это не открытия для меня, но на этой работе я узнаю много нового. Например, меня поразила недавняя выставка, которая посвящена Павлу Северному. Раньше я не знала ни о самом писателе, ни о его судьбе. Он родился в Верхнем Уфалее в дворянской семье и во время гражданской войны вступил добровольцем в армию Колчака (объединенные вооруженные силы Белого движения — Прим. ред.). После войны он много времени прожил в Китае и преподавал. После смерти Иосифа Сталина он решил вернуться в Советский Союз в 1954 году. В тот момент он променял положение в иностранном обществе, заслуженное преподаванием, на отсутствие работы и жизнь в колхозе, просто чтобы вернуться на родину. Через несколько лет у него все-таки получилось стать членом Союза писателей. При этом в его произведениях так и не появилось идеологии, которую требовали от писателей соцреализма.

Елизавета Коптелова

научный сотрудник и экскурсовод


Я работаю в музее чуть больше года. Когда я училась в школе, хотела поступать в художественное училище, но потом заинтересовалась направлением «Издательское дело» и поступила туда. Предыдущая заведующая музея «Литературная жизнь Урала ХХ века» Юлия Подлубнова преподавала у нас литературу, и это были мои любимые пары.

На ее занятиях я впервые познакомилась с уральскими писателями. Конечно, некоторых я знала с детства — например, Владислава Крапивина или Павла Бажова, но в университете я впервые прочитала книги Алексея Сальникова и стихи Екатерины Симоновой.

Мне было интересно, как устроена музейная сфера. Я хотела работать в художественном музее, но когда была на четвертом курсе, в музее «Литературная жизнь Урала ХХ века» искали экскурсовода. Я решила попробовать свои силы и с того момента работаю здесь.

О работе

В музее мало сотрудников, поэтому нужно одновременно заниматься разными вещами. Например, я провожу экскурсии и пытаюсь разобраться, как лучше вести наши социальные сети, чтобы продвинуть музей в интернете. Еще в моей работе много творчества: я придумываю экскурсии, составляю экспозиции и занимаюсь детскими программами музея.

К нам приходят разные люди. От выпускников гуманитарных направлений я иногда получаю интересные вопросы, которые даже помогают иначе взглянуть на выставку. Однажды у нас была группа студентов радиофака, и они предложили починить радиоприбор в одном из залов — каждый посетитель находит то, что ему интересно.

Больше всего мне нравится работать над новыми выставками, когда есть только тема, и ты начинаешь углубляться в нее, еще не зная, что получится в итоге. Содержание будущих выставок мы определяем, основываясь на юбилейных датах уральских писателей, на новом интересном материале или тематике года в России. После этого сужаем и конкретизируем тему: подбираем материалы в наших фондах, за некоторыми обращаемся к коллегам из других музеев.

О том, что находится в залах музея

В 10 классе я участвовала в литературном конкурсе. Всем участникам нужно было прочитать книгу из списка для викторины. Мне досталась «Весталка» Николая Никонова. Раньше я никогда не слышала об этом авторе, но книга меня сильно потрясла. Недавно у нас открылась выставка к 90-летию этого писателя — это был первый проект, над которым я по большей части работала самостоятельно.

Кроме временных выставок, в музее есть постоянная экспозиция. Я знаю только одного человека из команды ее создателей, потому что она появилась 10 лет назад. Здесь нет воссозданных интерьеров дома писателя, которые посетители могут увидеть в других музеях Литературного квартала. Каждый зал — это яркий образ, который отражает определенный этап развития уральской литературы в 20 веке.

Если за витриной упала книга, то нужно связаться с фондом, дождаться визита их представителя и при нем переставить объект

У залов есть неформальные названия. Красный посвящен 1920-1930-м годам — в нем много агитационных плакатов и кирпичная стена с отсылками к временам индустриализации. Синий зал — это лаборатория писателя, где взлетает письменный стол с вихрем из исписанных листов.

Постоянная экспозиция музея обновляется, если появляются новые материалы и финансирование для реэкспозиции. Но это длительный процесс: нельзя просто что-то переставить или убрать. Например, даже если за витриной просто упала книга, мы не можем убрать стекло и поставить ее на место — нужно связаться с фондом, дождаться визита их представителя и при нем переставить объект.

Об эйджизме и стереотипах

Мне 24 года. Обычно посетителям нравится экскурсия по музею, но бывают те, кого задевает мой возраст, потому что им автоматически кажется, что я недостаточно компетентна. Некоторые даже начинают экзаменовать мои знания истории или литературы — кажется, что им не так интересны ответы на вопросы, как то, что я не смогу с ними справиться. Но это единичные случаи.

Со стороны музей кажется местом, где работают только люди зрелого возраста или даже престарелые люди. Общаясь с коллегами из других музеев, я вижу, что во всех есть молодые сотрудники, которые делают много интересных проектов. Их работа вдохновляет, мотивирует делать свои проекты, которые привлекут в наш музей в том числе и самую сложную аудиторию — старшеклассников и студентов.

Хочется добиться того, чтобы старшеклассники сами хотели приходить в музей, а не только со школьной группой по заданию учителя. Для этого мы добавляем в программу интерактивные элементы и пробуем новые форматы.

В музее есть несколько пешеходных экскурсий — летом они проходят каждую субботу, но по заявкам мы проводим их даже зимой. Сейчас я разрабатываю новый проект для молодежи, а еще хочу возродить встречи с современными екатеринбургскими авторами — раньше на базе музея они проходили часто.

О здании

Я работаю в своем кабинете, но когда мы разрабатываем новую детскую программу, задания квеста придумываем в залах музея. Смотрим, как мы можем задействовать элементы основной экспозиции. Например, модель агитационного вагона на время новогодних елок у нас стала «Хогвартс-экспрессом».

Литературный квартал всегда был моим любимым местом в городе, но когда я узнала о том, как он технически появился, его магия пропала. С самим зданием музея такого не произошло. Я знаю, что дом перестроили, но почему-то в нем все равно чувствуется атмосфера прошлого века. Мне нравится закрывать музей и выходить из него поздно вечером. Каждый раз, когда выхожу в освещенный фонарями двор и закрываю ворота, пробирает до мурашек от мысли, что я работаю в одном из самых красивых зданий города.

Александр Эльстон-Бирон

заведующий музеем


В начале пандемии музеи оказались в хаосе, потому что никто не знал, как они будут работать и будут ли работать вообще. Весной музейных сотрудников перевели на удаленку и поставили в условия онлайна. К этому оказались готовы не все, но со временем получилось решить все вопросы. Основная проблема в том, что в музеях много сотрудников старше 65 лет, которые до сих пор работают удаленно.

Я начал работать заведующим музея «Литературная жизнь Урала ХХ века» недавно. До этого я с 2016 года был научным сотрудником соседнего музея Федора Решетникова. Пандемия стала временем перемен. Я тоже понял, что готов к новому этапу, поэтому решил попробовать занять должность предыдущей заведующей Юлии Подлубновой, которая переехала в Москву.

О новой должности

Моя работа связана с творчеством — планирование новых выставок, создание информационного потока музея. На этой должности я погрузился в новое комьюнити. По первому образованию я актер, и мой режиссерско-театрально-хореографический круг общения далек от прозаико-поэтического сообщества, где много авторов, с кем мне еще предстоит познакомиться. Я узнаю разных уральских писателей по ходу работы, потому что вне сообщества их имена не так очевидны. Раньше я ходил на небольшие выставки музея в честь юбилеев уральских писателей. Каждый раз я удивлялся, что до этого никогда даже не слышал фамилию какого-то автора.

Я подхожу к текстам не как писатель, потому что по второму образованию я лингвист. Литературоведы часто говорят, что лингвисты расщепляют тексты до атомов, поэтому не могут увидеть произведение в целом. Но мне кажется, что в будущем мы придем к слиянию этих наук. Уже появляются направления, которые востребованы как в лингвистике, так и в литературоведении, доказывая мою гипотезу.

Специфика музея в том, что имена писателей, о которых мы рассказываем, не широко известны

Я ожидал, что на новой работе у меня появится много новых обязанностей, но сначала я был немного не готов к объему административных задач, с которыми столкнулся впервые. Огромную часть времени трачу на составление графиков и отчетов в разные инстанции, которые содержат почти одинаковую информацию, но в разных форматах. Сначала меня пугал шквал запросов, но мне помогла во всем разобраться и войти в курс дела наша научная сотрудница Лиза.

Кроме бумажной работы, каждый день появляется много текущих задач. Причем самых неожиданных, потому что в музее только пять сотрудников и мы все делаем своими руками. В прошлом музее я освоил профессию кузнеца, потому что постоянно нужно было что-то чинить, а за небольшое время работы здесь — профессию электрика. Новый год стал временем, когда я познакомился с электроникой и научился чинить светящиеся музейные гирлянды. Недавно у меня дома тоже перегорела такая гирлянда. Я хотел ее выкинуть, но потом увидел, что на ней просто отошел один провод, и смог починить ее сам.

О проблемах

Специфика музея в том, что имена писателей, о которых мы рассказываем, не широко известны. Имена Павла Северного или Людмилы Татьяничевой в анонсах на всероссийском контексте не говорят ничего. Человек не может их воспринимать, пока не получит собственный опыт знакомства. Не все екатеринбуржцы знают, что есть много хорошей литературы, которую написали их земляки. Еще меньше знает о разных направлениях уральской литературы.

Мы решаем эту проблему тем, что ставим узкоизвестные имена в один ряд с известными авторами из школьной программы. Например, в этом году у нас будет выставка о писателях, которые приезжали в Свердловск.

Сегодня музей перестает быть храмом, где человек может прикоснуться к истории. Посетителям скучно просто приходить и смотреть на объекты — им важна интересная подача материала. Основу посетителей музея составляют дети с клиповым мышлением. Я отношусь к молодежи, но даже мне нужно больше времени, чтобы обработать информацию о каком-то музейном экспонате, чем современному старшекласснику.

Скорость становится вызовом, потому что вместо стандартных 45 минут школьник может обойти всю экспозицию за 15 минут — это накладывает на нас обязанность придумать что-то еще для более глубокого погружения. Наши онлайн-проекты сильно отстают от того, что происходит в сознании молодых людей, и сейчас мы пытаемся найти этому решение.

Читайте там, где удобно


Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

Этикет подарков

Двухэтажный лофт и офис под одной крышей в Столярном переулке

На что живут подкастеры

Тени, пудры и фломастеры-трезубцы: 12 средств для бровей

Первый свердловский кампус и кирпичный модернизм: здание УрГПУ на проспекте Космонавтов

Первая полоса

 Этикет подарков
Спецпроект
Этикет подарков7 негласных правил хороших презентов
 Этикет подарков
Спецпроект

Этикет подарков 7 негласных правил хороших презентов

Двухэтажный лофт и офис под одной крышей в Столярном переулке
Двухэтажный лофт и офис под одной крышей в Столярном переулке Как объединить рабочее пространство и квартиру
Двухэтажный лофт и офис под одной крышей в Столярном переулке

Двухэтажный лофт и офис под одной крышей в Столярном переулке Как объединить рабочее пространство и квартиру

На что живут подкастеры
На что живут подкастерыПринятие своего голоса, реклама среди задушевных разговоров и три работы
На что живут подкастеры

На что живут подкастеры Принятие своего голоса, реклама среди задушевных разговоров и три работы

Тени, пудры и фломастеры-трезубцы: 12 средств для бровей
Тени, пудры и фломастеры-трезубцы: 12 средств для бровей
Тени, пудры и фломастеры-трезубцы: 12 средств для бровей

Тени, пудры и фломастеры-трезубцы: 12 средств для бровей

Первый свердловский кампус и кирпичный модернизм: здание УрГПУ на проспекте Космонавтов

Первый свердловский кампус и кирпичный модернизм: здание УрГПУ на проспекте Космонавтов

Первый свердловский кампус и кирпичный модернизм: здание УрГПУ на проспекте Космонавтов

Первый свердловский кампус и кирпичный модернизм: здание УрГПУ на проспекте Космонавтов

Современные мусульманки — о Рафе Симонсе, моде и ношении хиджаба

Современные мусульманки — о Рафе Симонсе, моде и ношении хиджаба

Современные мусульманки — о Рафе Симонсе, моде и ношении хиджаба

Современные мусульманки — о Рафе Симонсе, моде и ношении хиджаба

Офисное экобинго
Спецпроект
Офисное экобингоПроверьте, насколько зеленое ваше рабочее место
Офисное экобинго
Спецпроект

Офисное экобинго Проверьте, насколько зеленое ваше рабочее место

Что смотреть в марте на Netflix, «Кинопоиске HD», «Амедиатеке» и других стримингах
Что смотреть в марте на Netflix, «Кинопоиске HD», «Амедиатеке» и других стримингах «Однажды… в Голливуде», доки про пандемию и новый фильм Литвиновой
Что смотреть в марте на Netflix, «Кинопоиске HD», «Амедиатеке» и других стримингах

Что смотреть в марте на Netflix, «Кинопоиске HD», «Амедиатеке» и других стримингах «Однажды… в Голливуде», доки про пандемию и новый фильм Литвиновой

Розовое просекко, французские креманы и португальские автохтоны: Как выбрать вино к празднику
Розовое просекко, французские креманы и португальские автохтоны: Как выбрать вино к празднику
Розовое просекко, французские креманы и португальские автохтоны: Как выбрать вино к празднику

Розовое просекко, французские креманы и португальские автохтоны: Как выбрать вино к празднику

«Том и Джерри»: Хлоя Морец против капитализма в новой киноверсии приключений героев детского мультфильма
«Том и Джерри»: Хлоя Морец против капитализма в новой киноверсии приключений героев детского мультфильма
«Том и Джерри»: Хлоя Морец против капитализма в новой киноверсии приключений героев детского мультфильма

«Том и Джерри»: Хлоя Морец против капитализма в новой киноверсии приключений героев детского мультфильма

Опередить время: История натуральной косметики длиной в 100 лет
Спецпроект
Опередить время: История натуральной косметики длиной в 100 летИ почему об устойчивом развитии задумались уже в начале XX века
Опередить время: История натуральной косметики длиной в 100 лет
Спецпроект

Опередить время: История натуральной косметики длиной в 100 лет И почему об устойчивом развитии задумались уже в начале XX века

Ароматы с характером: 6 стоящих марок нишевой парфюмерии
Промо
Ароматы с характером: 6 стоящих марок нишевой парфюмерииЧтобы найти тот самый запах
Ароматы с характером: 6 стоящих марок нишевой парфюмерии
Промо

Ароматы с характером: 6 стоящих марок нишевой парфюмерии Чтобы найти тот самый запах

Эксклюзив, индийская кухня, кебабы и слабоалкогольные напитки: Что мы будем есть (и пить) в 2021 году?
Эксклюзив, индийская кухня, кебабы и слабоалкогольные напитки: Что мы будем есть (и пить) в 2021 году?
Эксклюзив, индийская кухня, кебабы и слабоалкогольные напитки: Что мы будем есть (и пить) в 2021 году?

Эксклюзив, индийская кухня, кебабы и слабоалкогольные напитки: Что мы будем есть (и пить) в 2021 году?

Для чего нужен сервис «Мои чеки онлайн», который хранит данные обо всех интернет-покупках россиян
Для чего нужен сервис «Мои чеки онлайн», который хранит данные обо всех интернет-покупках россиянДа, о ваших тоже
Для чего нужен сервис «Мои чеки онлайн», который хранит данные обо всех интернет-покупках россиян

Для чего нужен сервис «Мои чеки онлайн», который хранит данные обо всех интернет-покупках россиян Да, о ваших тоже

Черепашки-ниндзя и советский стилек в бистро «Китай-Китай» за «Пассажем»

Черепашки-ниндзя и советский стилек в бистро «Китай-Китай» за «Пассажем»

Черепашки-ниндзя и советский стилек в бистро «Китай-Китай» за «Пассажем»

Черепашки-ниндзя и советский стилек в бистро «Китай-Китай» за «Пассажем»

Уверенный плюс: 12 красивых пальто на весну
Уверенный плюс: 12 красивых пальто на весну
Уверенный плюс: 12 красивых пальто на весну

Уверенный плюс: 12 красивых пальто на весну

«Моя сила в тривиальности»: Дмитрий Глуховский — о том, как заставил новую Россию вглядеться в вечную в сериале «Топи»
«Моя сила в тривиальности»: Дмитрий Глуховский — о том, как заставил новую Россию вглядеться в вечную в сериале «Топи»
«Моя сила в тривиальности»: Дмитрий Глуховский — о том, как заставил новую Россию вглядеться в вечную в сериале «Топи»

«Моя сила в тривиальности»: Дмитрий Глуховский — о том, как заставил новую Россию вглядеться в вечную в сериале «Топи»

Как освежить интерьер в квартире к весне
Как освежить интерьер в квартире к веснеС минимальными затратами
Как освежить интерьер в квартире к весне

Как освежить интерьер в квартире к весне С минимальными затратами

Эпоха турбулентности:
Как развивать малый бизнес
Промо
Эпоха турбулентности: Как развивать малый бизнесПочему нельзя экономить на качестве и зачем расширять ассортимент
Эпоха турбулентности:
Как развивать малый бизнес
Промо

Эпоха турбулентности: Как развивать малый бизнес Почему нельзя экономить на качестве и зачем расширять ассортимент

Новый Duo Coffee в «Большом», крафтовые морковные конфеты «ЧаЩи» и винные дегустации к 8 марта
Новый Duo Coffee в «Большом», крафтовые морковные конфеты «ЧаЩи» и винные дегустации к 8 марта
Новый Duo Coffee в «Большом», крафтовые морковные конфеты «ЧаЩи» и винные дегустации к 8 марта

Новый Duo Coffee в «Большом», крафтовые морковные конфеты «ЧаЩи» и винные дегустации к 8 марта

Подпишитесь на рассылку