Где ты работаешь8 июля 2021

«Я работаю в отеле „Метрополь“»

«Я работаю в отеле „Метрополь“»

Пожары, роскошные банкеты, литературные вечера и взрывы— все это «Метрополь» пережил за свою вековую историю. До революции в номерах останавливалась обеспеченная публика, а в ресторане пировали  деятели искусства. Именно здесь писали первую советскую Конституцию —  в 1918 году отель был переоборудован под «Второй Дом Советов». На фасаде здания появилась цитата Ленина, а внутри — коммунальные квартиры и столовая, которые долгое время соседствовали с номерами для иностранных гостей.

В 90-е годы в «Метрополе» прошла реконструкция. Сейчас «Метрополь» принадлежит миллиардеру Александру Клячину, и под тем же названием он недавно запустил еще один отель — в Геленджике.

The Village встретился с сотрудниками легендарного московского «Метрополя» и узнал, как тут жил Майкл Джексон, почему постояльцы предпочитают борщ том-яму и какие книги прославили российский отель.

Отель «Метрополь»


Адрес

Театральный пр., 2

Годы строительства

1899–1905

Архитекторы

Лев Кекушев, Вильям Валькот, Сергей Шуцман, Николай Шевяков, Владимир Воейков


Цена за номер «Люкс Метрополь»

от 60 до 84 тысяч рублей в сутки

Количество номеров

363

История

Уже несколько лет на первом этаже «Метрополя» работает ресторан Savva, а с осени 2020 им занимается Аркадий Новиков. Название неслучайное: Савва Мамонтов — предприниматель, меценат и ценитель искусства — лично занимался проектом гостиницы и руководил ее строительством. В 1898 году он основал Северное домостроительное общество, взял в аренду на Театральной площади и представил свой проект будущего «Метрополя».

Идеи Мамонтова опережали время: вместо обычной гостиницы он представлял здание, которое сегодня назвали бы многофункциональным торгово-развлекательным комплексом. Помимо привычных номеров и ресторана, в «Метрополе» должны были появиться магазины, конторы, зимний сад, каток, пространства для танцев, художественная галерея и, что особенно впечатляло современников, театр на 3 100 мест. Правда, поговаривали, что предприниматель строит театр не только из интереса к искусству, а еще и для своей любовницы — оперной певицы Татьяны Любатович.

Впрочем, театр, каток и художественные галереи в «Метрополе» так и не открылись. Савву Мамонтова и его деловых партнеров обвинили в растрате при строительстве Московско-Ярославской железной дороги. Предприниматель был оправдан, но разорен, и работать над «Метрополем» продолжил лишь как подрядчик, а не идейный вдохновитель.

Внешний вид будущего «Метрополя» выбирала конкурсная комиссия Санкт-Петербургского общества страхований — компании, которая владела земельным участком и привлекла к строительству Мамонтова. Архитекторам и инженерам рекомендовали избегать «излишнего богатства и вычурности в обработке фасадов» и использовать в оформлении майолику — расписанную глазурью керамическую плитку. Победил проект Льва Кекушева и его помощников — Сергея Шуцмана, Николая Шевякова и Владимир Воейкова. Они предлагали оформить здание в стиле модерн, который тогда как раз входил в моду.

В списке тех, кто поработал над «Метрополем», — британский архитектор Вильям Валькот, инженер Владимир Шухов (он спроектировал многоярусный стеклянный купол над рестораном), создатель московского ипподрома Иван Жолтовский, будущий конструктивист Виктор Веснин, художник Михаил Врубель. Фасад «Метрополя» украшает копия панно «Принцесса Греза», а оригинал можно увидеть в Третьяковской галерее.

Майоликовое панно дополняет модерновое здание, но сюжет для гостиницы не самый подходящий, хотя и связанный с путешествиями. Врубель создавал «Принцессу Грезу» по мотивам драмы Эдмона Ростана: трубадур полюбил заморскую принцессу, отправился на встречу с ней, но в дороге тяжело заболел и по прибытии умер прямо на руках у возлюбленной.

«Метрополь» строился не быстро: мешал и арест Саввы Мамонтова, и нехватка кирпичей, которые отправлялись на более выгодный проект — Никольские торговые ряды, и пожар в почти готовом здании. В 1905 году гостиницу все же открыли. Лифты, водопровод с горячей водой, канализация, центральное отопление, вентиляция, холодильники и телефоны в номерах — все эти привычные сегодня вещи тогда постояльцев гостиницы поражали. Богато оформленные рестораны «Метрополя» стали местом встреч предпринимателей, художников, писателей и артистов. Но после революции на смену комфорту и широким застольям пришли совещания партийных деятелей и столовские обеды.

В 1918 году большевики снова сделали столицей Москву, а свои Дома Советов — своего рода офисы для партии — разместили в гостиницах и усадьбах. Первым Домом Советов стал ближайший к Кремлю «Националь», вторым — «Метрополь». Считается, что первую Конституцию РСФСР создавали именно в номерах «Метрополя». Несколько дней подряд партийные деятели трудились над текстом, но дело шло туго. Тогда Яков Свердлов запер законотворцев в одном из номеров и пообещал не выпускать, пока Конституция не будет готова — и через два дня все было сделано.

В «Метрополе» партийные деятели не только придумывали законы и проводили совещания, но также жили вместе со своими семьями, а часть номеров и вовсе отдали под общежитие. В ресторанах теперь не гуляли богачи, а весьма скромно обедали советские граждане.

Уже в 20-е годы у советской власти сменились приоритеты: стране нужна была валюта, и привлекать ее решили еще и с помощью туризма. Только вот разместить иностранцев было негде — гостиницы стали общежитиями и правительственными резиденциями. Граждан стали расселять, но жилья в Москве страшно не хватало. Переселение растянулось на несколько десятков лет — последние жильцы переехали из «Метрополя» только в 1964 году.

В легендарном отеле побывало немало знаменитых гостей. В ресторане под куполом Федор Шаляпин спел «Дубинушку» на радостях после подписания царем Манифеста о свободах в 1905 году. На дореволюционных банкетах гуляли поэты Андрей Белый и Игорь Северянин, а в советское время одним из резидентов общежития стал Осип Мандельштам. Иосиф Сталин встречался с Мао Цзэдуном в Красном зале — под цвет флага Советов и Китайской Народной Республики. В номерах останавливались монархи, политики, голливудские звезды и писатели, но больше всего шума наделал, наверное, визит Майкла Джексона. В 1993 году — в расцвете карьеры и за 26 лет до выхода фильма «Покидая Неверленд» — певец приезжал в Москву с концертами, собрал перед «Метрополем» огромную толпу фанатов, играл на арфе в ресторане и пытался забрать из номера в качестве сувенира старинную лампу с основанием в форме фигуры медведя.

Из советского прошлого «Метрополь» начал выбираться в 90-е годы. В помещениях прошла реконструкция, а за превращение гостиницы в современный отель взялась международная сеть InterContinental. Но приметы лихого времени не обошли и «Метрополь», не спасла даже близость к Красной площади: как-то январским вечером под дверью люкса, где жил калининградский бизнесмен Валерий Федосеев, взорвалась противопехотная мина. Семь номеров остались без дверей и оконных стекол, из разорвавшейся трубы центрального отопления хлынула вода, но, к счастью, никто не пострадал.

Сейчас номер в «Метрополе» обойдется от 16 тысяч рублей в сутки, а дополнительно можно заказать, например, гипоаллергенную подушку, сеанс ароматерапии или чаепитие. Несмотря на то что туристов в Москве немного, самые шикарные люксы до конца года уже забронированы. Пока единственный доступный вариант — «Люкс Метрополь» за 60 тысяч. Но почувствовать атмосферу легендарного места можно и не выходя из дома: у отельного ресторана недавно появилась доставка блюд.

Как здесь работается

Екатерина Егорова

инспектор по антиквариату и историческому наследию


Гостиница в новой России

Я пришла работать в «Метрополь» 27 лет назад — сначала сотрудником на ресепшене, потом стала пиар-менеджером, а четыре года назад ввели должность инспектора по антиквариату и историческому наследию. Сейчас тебе даже записывают в минус, если ты долго работаешь на одном месте, и это утверждение имеет смысл: ты приспосабливаешься, не растешь. Но, я считаю, что даже если ты работаешь на одном месте, мир вокруг тебя меняется, и ты подстраиваешься под новые условия. Я оглядываюсь назад и понимаю, что за все это время в гостиничном бизнесе произошел колоссальный рывок. Кого сейчас удивишь комфортными условиями? А я попала в «Метрополь» в такой момент, когда мы только уходили от печально известного советского сервиса. Мы, первые сотрудники, себя чувствовали на передовом рубеже, нам казалось, что мы строим новую Россию и вместе с ней новую гостиницу. Сейчас 90-е годы любят поливать грязью, но для нас это было время прорыва, время надежд. К сожалению, сбылись они не все.

Тогда работать в «Метрополь» пришли люди, далекие от гостиничной сферы. Тех, у кого уже был опыт работы в советском сервисе, старались не брать: высокомерным гостиничным работникам прошлого, считавшим себя царями и богами, в новых современных отелях места не было. Я сама параллельно работала в школе, преподавала историю. К нам пришло очень много инженеров, так как тогда закрывались заводы и НИИ. Были врачи, но они почти все заработали денег и вернулись в медицину.

В 90-е мы были таким островком относительного благополучия, и наших гостей иногда шокировало то, что происходило за пределами отеля. Помню, к нам пришла женщина и говорит: «Я звоню в одну коммерческую организацию, а там все время занято. Этого же не может быть!» Но мы-то знали, как у нас просто снимали трубку и клали рядом с аппаратом. Многие тогда воспринимали Россию как экзотику. Как-то один американец собирался из Москвы во Владимир и попросил найти ему типично советскую гостиницу. Не знаю, насколько он себе реально представлял, что его ждет. Мы, конечно, все сделали: «Пожалуйста, езжайте! Наслаждайтесь! Туалет в коридоре, горячей воды нет». С ним еще была переводчица, но она в советской гостинице жить не захотела и попросила забронировать что-нибудь из бывшей системы «Интурист».

Этаж для Ким Чен Ира

Еще пока я работала в пиаре, меня постоянно спрашивали: «А расскажите про этого гостя! А что этот гость?» Но на самом деле про наших гостей и рассказать особо нечего. Так и говорю: «Мне вас порадовать нечем. У нас человек жил, но не скандалил, ни с кем не подрался». Кстати, самые вежливые и демократичные гости — это члены королевских семей, аристократия.

Но больше всех из гостей за время работы мне запомнился лидер Северной Кореи Ким Чен Ир. Он жил на третьем этаже и потребовал, чтобы там не было больше никого, кроме него и его охраны. С ним приехало колоссальное количество сотрудников службы безопасности, к тому же подключилось наше ФСО. Хотя в Северной Корее и воспевался показательный аскетизм, скромность, но лидер страны останавливался в нашем самом шикарном номере. Жил у нас Ким Чен Ир, естественно, инкогнито, но все о его визите почему-то знали. Мне звонили журналисты из всех газет, со всех телеканалов, но я должна была отвечать только одно: «У меня нет сведений о месте проживания Ким Чен Ира».

Это был 2001 год, за несколько месяцев до этого у нас останавливался президент Франции Жак Ширак, и был просто огромный контраст с визитом Ким Чен Ира: президент жил очень демократично, так что и рассказать о нем нечего, а лидер Северной Кореи запомнился и своей охраной, и множеством всяких требований. Прошло уже 20 лет, и к нам периодически приезжают делегации комсомольцев из Северной Кореи, по-моему, это одни и те же люди. Они едут по местам, где был, как они говорят, «дорогой товарищ Ким Чен Ир», и примерно раз в два года нас посещают.

Звезды и поклонники

Недавно я расстроила одного человека. Это связано с приездом Майкла Джексона. Он у нас жил в 1993 году, а я как раз пришла на следующий год, и рассказов об этом событии было много. Около «Метрополя» тогда стояли толпы людей, а Джексона заводили через служебный вход, потому что через центральный пройти было просто невозможно. И вот недавно ко мне на экскурсию приходит человек и говорит: «А я тогда стоял в этой толпе, и Майкл Джексон вышел на балкон и нас поприветствовал». Я очень удивилась: в том номере, где музыкант останавливался, балкона нет, как и на всем третьем этаже.

Этот человек стал раздражаться, говорит: «Вы просто ничего не знаете!» Но номер он назвал совсем не тот — с окнами на стену Китай-города и на этаже выше. Было бы странно представить, что Джексон будет ходить по всему отелю и заходить в номера, но этот человек не успокаивался. И тут я поняла, в чем дело: пока у нас жил Майкл Джексон, он ходил в маске, шляпе и темных очках, и один гость решил тоже это все надеть, выйти на балкон и поприветствовать стоящих там девиц, которые начали буквально биться в экстазе. Видимо, он хотел ощутить этот восторг, почувствовать себя звездой. Потом я поняла, что, наверное, зря это рассказала: человек, который пришел на экскурсию и долгое время был уверен, что видел знаменитость, очень расстроился.

Когда у нас останавливался Энрике Иглесиас, у отеля тоже собирались его поклонницы — девочки среднего и старшего школьного возраста. Но главное, чем он запомнился, — это требованием не видеть никакого обслуживающего персонала. В гостинице это сделать очень сложно — горничные же постоянно работают на всех этажах. Но тут сотрудникам пришлось перемещаться по своей системе — когда Иглесиас уезжал, им давали знать, что можно не прятаться и выполнять свои обязанности. Мы старались как могли, но, наверное, кто-то все же ему на глаза попался.

Отель с историей

Все годы работы я по собственной инициативе понемногу занималась изучением истории «Метрополя», сбором информации. Я историк по образованию, и мне это было интересно, хотя и не всегда моя инициатива встречала поддержку со стороны руководства. Долгое время «Метрополь» был закрытой территорией, специалистов изучать гостиницу не пускали, а архивы оставались недоступными. Я по крупицам собирала информацию — записывала рассказы старых сотрудников, попадала в архивы под разными предлогами: когда отмечали годовщину Победы, я предложила изучить, как «Метрополь» жил в годы войны.

К середине 2010-х годов уже сложилась относительно целостная история отеля, и как раз пришло новое руководство, которое понимало, что «Метрополь» действительно интересное место. Тогда же появился спрос на образование, экскурсии, лекции. Оказалось, что нам не надо ничего придумывать, чтобы создать информационные поводы, рассказать об отеле. В США в одной гостинице поселили уток, чтобы привлечь внимание, а мы можем это сделать сотней разных способов — и у нас тут не утки, а птицы более высокого полета. Тогда же ввели новую должность — менеджер по антиквариату и историческому наследию. Кстати, я не одна отвечаю за антиквариат, и я еще не самый долго работающий ветеран нашей гостиницы. Есть еще Олег Борисович Кривалев, которому 93 года, но он продолжает ходить на работу и иногда проводит экскурсии. В том году его с трудом уговорили посидеть на карантине.

Сейчас у нас такой большой спрос на экскурсии, что мы даже не всегда можем его удовлетворить — все же у отеля продолжается своя жизнь, проходят мероприятия. У нас постоянно снимают художественные фильмы. Найти интерьеры начала XX века очень сложно, а у нас они сохранились. В «Метрополе» снимали Владимир Мотыль, польский режиссер Кшиштоф Занусси, а в более близкое к нам время — Данила Козловский и Анна Меликян. Очень много запросов приходит и на документальные фильмы, причем иногда на совершенно неожиданные темы. Про «Метрополь» написано немало книг. Самая известная — «Джентльмен в Москве» Амора Тоулза. Это полнейшая графомания, про историю отеля из нее не узнаешь. Я бы посоветовала «Метрополь» немецкого писателя Ойгена Руге или «Легенды отеля „Метрополь“» Карена Кавалеряна.

Андрей Корыстов

шеф-консьерж, президент российской ассоциации «Золотые ключи консьержей»


От театра до автомата Калашникова

Я пришел в гостиничную сферу еще в 90-е, работал ночным консьержем в одном из лучших на тот момент отелей Москвы. Это были, конечно, веселые времена — иногда около нашего здания даже стреляли. Потом на несколько лет я переехал в Китай, вернулся в Россию и снова с головой ушел в сферу гостеприимства — создавал консьерж-службы в новых отелях, но на третьем зарекся участвовать в открытии гостиниц. Но когда в «Метрополе» началась эра ренессанса и здесь собирали новую команду, утащили сюда в том числе и меня, чему я несказанно рад. Так что восемь лет я несу знамя нового «Метрополя» в Москве и надеюсь, что в том числе и благодаря мне этот отель пользуется заслуженной популярностью у наших сограждан и иностранных гостей.

Консьержи — это, наверное, самая интересная отельная структура. Они занимаются всем вне отеля и помогут с любым запросом — вызвать такси или найти билет на закрытую театральную премьеру, заказать экскурсию или забронировать столик в самом популярном ресторане, устроить шоппинг или отправить произведение искусства за границу. После пандемии к нам стало приезжать большое количество гостей из арабских стран. К моему великому сожалению, они не большие ценители культуры и искусства. Они хотят ходить по магазинам и ресторанам, иногда приходят с целым списком, где им надо позавтракать, пообедать и поужинать. Но мы стараемся приобщать наших гостей к высокому, предлагаем сходить в Большой театр, в музеи, на интересные выставки. Кстати, один из самых популярных запросов — пострелять из настоящего оружия, а самая желанная модель — автомат Калашникова. Недалеко от отеля как раз находится тир, где тренируются сотрудники правоохранительных органов, можно заплатить и пострелять там. В общем, все, что не запрещено законом, мы можем сделать.

Про самые необычные просьбы гостей рассказывать нельзя. Один из наших слоганов — «все вижу, все слышу, но никому ничего не говорю». Но просят действительно иногда очень неожиданные вещи. Однажды у нас останавливался гость, который оказался фанатом Стивена Кинга, а коридоры отеля напомнили ему визуальный ряд из фильма «Сияние». Мы оперативно нашли ему детский велосипед и устроили фотоссесию, от которой наш постоялец был без ума. Мы и организовывали обряд экзорцизма, и искали фонографа для одной рок-суперзвезды прямо перед концертом, возвращали из Парижа забытые документы, разгоняли облака перед одним важным мероприятием на свежем воздухе, отправляли трехметровую елку перед Новым годом в другой город и многое другое. Как-то пришлось найти двойника Леонардо Ди Каприо для свадьбы в стиле «Великого Гэтсби». Чувствую, что на пенсии напишу увлекательную книгу.

Однажды я разговорился с грустным гостем у стойки, как оказалось, он поссорился с девушкой. Я говорю: «Давай телефон, сейчас разберемся». Я переписывался с девушкой от его имени и через полчаса вернул телефон: «Все нормально. У вас вечером столик в ресторане заказан». Иногда говорят, что скоро нас заменят электронные консьержи, но какой робот так сможет? Мы же стоим здесь не просто так, чтобы только заказывать такси. В нашем люксовом сегменте консьержи никуда не уйдут, потому что люди хотят общаться с людьми.

Международная сеть помощников

«Золотые ключи» — это международная ассоциация профессиональных консьержей гранд-отелей, которая была создана еще в 20-е годы, а потом в 50-е развивалась и выросла до тех размеров, которые есть сейчас. Придумали это все в Париже, чтобы консьержи друг другу помогали, делились информацией, контактами, наработками. Мы это называем «сервис через дружбу». То есть, если мой гость застрял где-то в Мюнхене, он может позвонить мне, а я помогу ему через локальных консьержей.

Есть такая нашумевшая книжка — «Джентльмен в Москве», действие там происходит в «Метрополе». Иногда мне кажется, что для гостей это вторая книга после Библии, потому что меня постоянно спрашивают: «А вы читали „Джентльмена в Москве“? А расскажите, где это происходило!» И тут мне пишет американский коллега: «Я консьерж в отеле в Бостоне, и к нам на время карантина приезжают фанаты этой книги. Они хотят устроить себе такой опыт, как у главного героя, графа Ростова, который должен был сидеть в отеле „Метрополь“ и не выходить на улицу. Можешь ли ты что-то прислать нам из отеля, может, какую-то открытку?»

Я решил, что сделаю еще круче: прошел по отелю по следам графа Ростова и снял это на видео, рассказал, где он что делал, подписал открытку: «От настоящего консьержа настоящего отеля „Метрополь“. Надеюсь, закончатся сложные времена и вы сможете по-настоящему насладиться нашим гостеприимством». Открытку отправил вместе с нашим набором наклеек на чемодан. Коллега потом рассказывал, что у гостей был просто взрыв мозга.

Когда я общаюсь с людьми, которые приходят устраиваться на работу, я спрашиваю: «Почему ты хочешь быть консьержем?» Многие говорят, что это тебе не сидеть в офисе с девяти до шести и бумажки перебирать — ты приходишь на работу и не знаешь, чем у тебя день закончится. Но только пара человек сказали, что идут сюда, чтобы помогать людям. А это самое главное! Мы как послы нашего города, нашей страны. Благодаря нам люди уезжают и говорят: «Слушай, я ехал сюда, думал, русские — такие дикари. Грубые, не улыбаются, хамят, водку пьют. А вы совсем не такие!» Лучшая награда для меня — когда рушатся стереотипы, а гости возвращаются к нам и советуют отель друзьям.

Александр Мишаков

шеф-повар


Преемственность и сезонность

Я окончил Плехановский институт в 1991 году, это было как раз время распада Советского Союза. В общем, нам сказали: «Держите ваши дипломы и идите куда хотите». По образованию я инженер-технолог общественного питания. Из всех, с кем я учился (а это 125 человек на потоке), наверное, только трое остались в профессии, и я тоже подумал: «Повар — это как-то несерьезно, пойду попробую себя в чем-нибудь другом». Я устроился на Московскую товарно-сырьевую биржу брокером, поработал три месяца. Естественно, меня торговать еще не допускали, просто я понял процессы и решил, что вообще это не моя тема. Я раскидал резюме по всем гостиницам, ресторанам, и откликнулся «Метрополь».

В то время «Метрополь» был первой гостиницей в России с совместным капиталом, ей занималась сеть InterContinental. А это означало высокие стандарты обслуживания и кухни, другой подход к продуктам, вообще другая философия ресторана. Мало того, что ресторан отличался от тех, которые были в Москве до 1990 года, даже сами продукты были для нас в диковинку. Раз в две недели приезжали две огромные фуры специально для «Метрополя» из Франции. Там были сыры, йогурты и даже голуби. Нам поставляли оленину, которая была произведена в России, но везли ее через Францию — она делала целый круг по Европе. Везли нам все, кроме икры — она все же была местная. Тогда еще черная икра стоила не таких сумасшедших денег, как сейчас, и стояла в больших плошках у нас на шведском столе. Более того, у нас работали интересные шефы — из Франции, Англии, Финляндии, Австрии. В результате кухня постоянно развивалась, так как каждый шеф приносил что-то свое.

Ресторанный бизнес в Москве идет вперед семимильными шагами, недаром у нас уже скоро начнут давать звезды Michelin. Естественно, мы тоже не отстаем и применяем самые последние технологии. Главная тенденция — сезонность продуктов. Вот сейчас идет сезон щавеля (из него мы готовим традиционные щи, ризотто, хумус), клубники, черешни, молодой свеклы. Потом пойдут лисички, боровики. Наш внутренний ресторан временно не работает по меню à la carte. У нас по выходным проходят бранчи — каждый раз с определенной темой, связанной с сезоном. Например, недавно была тема — шампанское. Мы готовили соусы и маринады с использованием шампанского.

Борщ навсегда

У нас пятизвездочный отель, и поэтому, если гость захочет, мы будем готовить ему индивидуально. Когда в России снимали фильм «Сибирский цирюльник», актриса Джулия Ормонд жила у нас. Она сидела на какой-то специальной диете, у нее был целый список продуктов, из которых нужно было готовить, а еще добавлять травы. Когда мы прочитали этот список, были в шоке, но потом, как обычно — отрицание, гнев, принятие… Стали готовить специально для нее, и актриса осталась очень довольна. Так что, если к нам приезжает гость, который что-то не ест или, наоборот, хотел бы попробовать определенные продукты, мы к этому готовы. Единственное, что мы просим, — дать нам список продуктов и 24 часа: надо сначала закупить все нужное, а в Москве это не быстро, потом обработать, приготовить.

Борщ — это нестареющая классика. Если посмотреть статистику продаж блюд в рум-сервисе, то бефстроганов и борщ все равно будут на первых местах. Ты можешь приготовить шикарный том-ям, но все равно его будут заказывать меньше: все же гости хотят попробовать что-то из нашей местной кухни.

Наталия Чередниченко

заместитель коммерческого директора


Номера для корпораций

Я начинала свою карьеру в отельном бизнесе с должности младшего специалиста по корпоративным продажам, сейчас я заместитель коммерческого директора. В сентябре будет девять лет, как я здесь работаю. Считаю, что за это время у меня произошел хороший рост, причем не только профессиональный, но и личностный.

Наш отдел непосредственно с гостями не общается, мы работаем только с корпоративными клиентами. Вот как мы работаем по одному из направлений: компания может находиться где-нибудь в Швейцарии, а в Москве у нее будет только представительство. Наша задача — познакомиться с глобальным офисом, пригласить его сотрудника на встречу, презентовать отель и показать все его возможности. Если клиента все устраивает6 мы заключаем контракт. Сотрудники, которые будут приезжать в командировки в Москву, смогут останавливаться в «Метрополе» на специальных условиях. Также мы работаем с агентствами и предлагаем площадки для проведения мероприятий — конференций, воркшопов, свадеб. У нас есть услуги кетеринга. Задача нашего отдела — поддерживать отношения и с нашими уже существующими клиентами, и приводить новых. Также наши партнеры — Итальянская и Французская торгово-промышленные палаты, Airbus, Bosco, Volvo, Richemont, DHL. Мы являемся партнером Венского бала.

Книжные туры

У нас есть туристический сегмент продаж. Гости могу приехать и группами, и индивидуально. Иностранцам мы советуем включать ужин в русском стиле с выступлением казачьего хора в зале «Боярский». Он оформлен в стиле а-ля рюс — с росписью на стенах, сводами как в боярских палатах. Когда-то это была первая в России валютная чайная.

Кстати, после выхода книги «Джентльмен в Москве» у нас в какой-то период был даже ажиотаж среди гостей. Многие туристы специально бронировали определенную комнату, в которой проходила часть действий из этой книжки, обязательно уточняли, где у нас бар «Шаляпин», ходили и сами все изучали — в общем, могли себя почувствовать героем книги. У меня положительное отношение к «Джентльмену в Москве» — это своего рода развлечение для гостей, которое дает больше возможностей отелю. Наверное, с точки зрения исторической достоверности в книге не все верно, так что, когда мы показываем отель гостям, безусловно, говорим, что это вымышленные события.

Некоторое время назад мы делали мероприятия, на которых клиенты могли выбрать стилизованные наряды и поучаствовать в танцевальном вечере. Профессионалы рассказывали про определенное направление в танцах, и потом каждый желающий мог потанцевать сам. В один из таких вечеров мы делали экскурсию по отелю, все уже были в нарядах. Когда мы подошли к зоне ресепшена, как раз заезжала делегация гостей-иностранцев. Они, конечно, были под впечатлением: приехали в исторический отель, а тут еще и люди одеты так, будто вышли из той эпохи.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Я работаю в здании Центрального телеграфа»
«Я работаю в здании Центрального телеграфа» От залов с сотнями машин до коворкинга и ресторанов — узнали о том, как работается в одном из самых примечательных зданий на Тверской
«Я работаю в здании Центрального телеграфа»

«Я работаю в здании Центрального телеграфа»
От залов с сотнями машин до коворкинга и ресторанов — узнали о том, как работается в одном из самых примечательных зданий на Тверской

«Я работаю в гостинице „Украина“»
«Я работаю в гостинице „Украина“» Работники и жильцы последней сталинской высотки — о гостеприимстве, путче и Кутузовском проспекте
«Я работаю в гостинице „Украина“»

«Я работаю в гостинице „Украина“»
Работники и жильцы последней сталинской высотки — о гостеприимстве, путче и Кутузовском проспекте

«Я работаю в Центре международной торговли»
«Я работаю в Центре международной торговли» Как за 40 лет изменился первый бизнес-центр СССР
«Я работаю в Центре международной торговли»

«Я работаю в Центре международной торговли»
Как за 40 лет изменился первый бизнес-центр СССР

«Я работаю в Музее космонавтики»
«Я работаю в Музее космонавтики» Космические артефакты и еда в тюбиках — как проходят будни под монументом-ракетой
«Я работаю в Музее космонавтики»

«Я работаю в Музее космонавтики»
Космические артефакты и еда в тюбиках — как проходят будни под монументом-ракетой

Тэги

Сюжет

Места

Прочее

Новое и лучшее

Последняя неделя октября в Москве: Куда пойти, что посмотреть?

Как читатели The Village готовятся к предстоящему локдауну

«Я уехал зимовать в тропики»

Яхтсменка пропала на парусной тренировке в Подмосковье

Что покупать в коллекции Uniqlo +J?

Первая полоса

Последняя неделя октября в Москве: Куда пойти, что посмотреть?
Последняя неделя октября в Москве: Куда пойти, что посмотреть? Спектакли, выставки и онлайн-фестивали
Последняя неделя октября в Москве: Куда пойти, что посмотреть?

Последняя неделя октября в Москве: Куда пойти, что посмотреть?
Спектакли, выставки и онлайн-фестивали

Как читатели The Village готовятся к предстоящему локдауну
Как читатели The Village готовятся к предстоящему локдауну
Как читатели The Village готовятся к предстоящему локдауну

Как читатели The Village готовятся к предстоящему локдауну

«Я уехал зимовать в тропики»
«Я уехал зимовать в тропики» Сложно ли сейчас поехать на зимовку и сколько это стоит
«Я уехал зимовать в тропики»

«Я уехал зимовать в тропики»
Сложно ли сейчас поехать на зимовку и сколько это стоит

Яхтсменка пропала на парусной тренировке в Подмосковье

Спасатели ведут поиски

Яхтсменка пропала на парусной тренировке в Подмосковье
Спасатели ведут поиски

Что покупать в коллекции Uniqlo +J?
Что покупать в коллекции Uniqlo +J?
Что покупать в коллекции Uniqlo +J?

Что покупать в коллекции Uniqlo +J?

Еще немного удачной Паназии в Москве: Monkey Izakaya Bar на Большой Дмитровке
Еще немного удачной Паназии в Москве: Monkey Izakaya Bar на Большой Дмитровке
Еще немного удачной Паназии в Москве: Monkey Izakaya Bar на Большой Дмитровке

Еще немного удачной Паназии в Москве: Monkey Izakaya Bar на Большой Дмитровке

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской» Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права

«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке
«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке Говорим о рынке как жанре и о том, как повысить качество жизни через искусство
«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке

«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке
Говорим о рынке как жанре и о том, как повысить качество жизни через искусство

«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше
«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше
«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше

«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше

Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»
Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters» Артем Макарский — о том, как изменилась певица
Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»

Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»
Артем Макарский — о том, как изменилась певица

«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы
«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы Что слушать, читать и смотреть в эти выходные
«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы

«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы
Что слушать, читать и смотреть в эти выходные

Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург
Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург Падающий Кремль и летающие мусорные баки
Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург

Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург
Падающий Кремль и летающие мусорные баки

Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?
Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?
Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?

Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?

Полный гид по 6-й Уральской индустриальной биеннале

Полный гид по 6-й Уральской индустриальной биенналеЧто посмотреть в Екатеринбурге и городах Урала

Полный гид по 6-й Уральской индустриальной биеннале

Полный гид по 6-й Уральской индустриальной биеннале Что посмотреть в Екатеринбурге и городах Урала

Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella
Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella
Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella

Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella

Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет
Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет От Карпентера до Грина без инфаркта и валокордина
Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет

Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет
От Карпентера до Грина без инфаркта и валокордина

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками
«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками «Вообще-то нас интересуют не только секс и наркотики»
«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками

«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками
«Вообще-то нас интересуют не только секс и наркотики»

5 рецептов сытных блюд из овощей
5 рецептов сытных блюд из овощей Печеная капуста, баклажан с пекорино, стейк из цветной капусты и другие горячие блюда
5 рецептов сытных блюд из овощей

5 рецептов сытных блюд из овощей
Печеная капуста, баклажан с пекорино, стейк из цветной капусты и другие горячие блюда

Подпишитесь на рассылку