22 мая, воскресенье
Москва
Войти

Саша Гагарин о «Горностае» и поздней любви к Екатеринбургу Солист группы «Сансара» – об исчезновении границ городов и первой работе

Саша Гагарин о «Горностае» и поздней любви к Екатеринбургу

The Village продолжает рубрику «Любимое место», в которой интересные горожане рассказывают о любимых и важных местах в Москве, Петербурге и Екатеринбурге. В выходные, 4 и 5 ноября, группа «Сансара» отметит свое 20-летие большим двухдневным концертом в «Доме печати». Накануне выступления Саша Гагарин, лидер «Сансары» и арт-директор московского «Мумий Тролль Music Bar», вспоминает свою первую работу в исчезнувшем клубе «Горностай» и рассказывает о том, когда по-настоящему полюбил Екатеринбург.

Фотографии

Сергей Потеряев

Первая работа

С тех пор как закрылся «Горностай», прошло четыре года. Сейчас внутри ничего нет — только свалка. Первыми за помещение на Воеводина, 6, взялись Владимир Шахрин и Евгений Горенбург. В 2007 году они устроили там «КГ&Б» — «Клуб гитаристов и барабанщиков», для которого я по просьбе Володи рисовал афиши. Но построить бизнес на памяти Свердловского рок-клуба не получилось, и год спустя они продали помещение. Новые владельцы назвали свой клуб «2Ку» — в честь фильма «Кин-дза-дза».

Я пришел в «2Ку» однажды ночью после пятничного концерта. Сел у бара, а мимо ходили новые владельцы. Они знали, что я артист. Мы разговорились, и я поделился, что можно было бы сделать из этого места. Те мне ответили, мол, хватит разговаривать разговоры, бери и делай. Я пришел в понедельник, мы составили план, договорились о зарплате, и что можно брать в баре две бутылки вина для друзей. Так спонтанно я впервые устроился на работу — мне было 29 лет.

Мне нравится идея бара как места, где могут пересекаться люди, которые в реальной жизни никогда не встретятся. Например, депутат от компартии и трансвестит. Я хотел сделать «2Ку» местом встречи с необычным содержанием. Вместо канала моды на экранах показывали странную анимацию и авангардные фильмы. Тогда был популярен сериал «Моя прекрасная няня», и я боролся с тем, чтобы персонал не включал его в обед на телевизорах. Для фоновой музыки я подобрал 500 песен, которые остаются актуальными и сейчас.

Мы организовывали концерты и приглашали промоутеров, которые проводили вечеринки. Каждый понедельник я писал в соцсетях маленькое эссе о том, что будет происходить на этой неделе. Потихоньку становился копирайтером и понял, как сложно писать: мог потратить два часа на абзац. Брал картинки фотографа Яна Саудека и делал афиши, сам их верстал и отдавал в печать. В общем — работал так, будто провожу вечеринки у себя дома.


Мне нравится идея бара как места, где могут пересекаться люди, которые в реальной жизни никогда не встретятся. Например, депутат от компартии и трансвестит


Казалось тогда, что в жизни «Сансары» окончилась целая глава и надо бы заняться чем-то другим. Владельцы «2Ку» были из клубной тусовки и никогда не связывались с живой музыкой. Я начал устраивать в баре концерты: у нас играли «Айфо», «Курара», Вера Полозкова, Olugbenga Adelekan из Metronomy, «Обе две», NRKTK.

Я переживал, что работа будет мешать творчеству — так все говорили. Но именно с работы в баре началась новая веха «Сансары». Я увидел совсем других людей: не только рок-музыкантов, но и ди-джеев. Среда, с которой я никак не пересекался раньше, освежила ощущения от музыки. Я находил силы, чтобы работать ночами и писать музыку днем — и каждый год у «Сансары» выходил новый альбом.

Когда состав группы распался, я решил не отменять концерты, а позвонил ребятам из пермской группы «Марсу нужны любовники», которые как-то приезжали к нам в бар и делали нам ремиксы. Я предложил им играть вместе, и так «Сансара» стала электронной группой, где нет барабанщика.

Именно в баре я познакомился с Феликсом Бондаревым, автором проекта Red Samara Automobile Club. Он приехал без вещей, кажется, из Новосибирска в Екатеринбург и играл у нас сеты. Жил в городе целый год, у меня и общих знакомых, и в итоге мы вместе записали альбом «Игла». Я тогда понял, что нет ничего ценнее знакомств и человеческих отношений. Вообще, вся история группы «Сансара» — о том, как много вокруг хороших людей.

Саша и горностай

Спустя пару лет владельцы «2Ку» разругались и задумали продать бар. Мне хотелось сохранить это место, поэтому на полгода я сам стал владельцем и разыскивал новых инвесторов. Когда пришли Женя Шипицын и Данил Голованов из агентства Red Pepper, «2Ку» превратился в «Горностай». Мы назвали бар в честь сольного проекта Ильи Лагутенко. А во Владивостоке так называется бухта и, кажется, свалка.

В «Горностай» ходили все. Там было дешево. Люди вели себя отчаянно, но это было не о пошлости, а о свободе. Я ни разу не видел там ни одной драки. При этом представления о баре у меня были очень идеалистические: только через год работы я понял, что бармены такие активные и веселые всю ночь не потому, что увлечены общей идеей, а так как банально употребляют наркотики.

Мне хватало алкоголя. Я был на волне со всеми, но следил, чтобы это выглядело красиво. Обычно люди начинают ходить по заведениям в 18–20 лет, и многим сносит крышу. А я в таком возрасте стеснялся барной стойки. Оказался в этой среде 30-летним — и чувствовал себя исследователем, а не частью тусовки.

Именно тогда я полюбил Екатеринбург, стал его частью. Я пять раз в день пересекал Плотинку, узнал многих людей, начал понимать, что происходит вокруг. Я стал что-то значить в первую очередь для себя, и город стал по-настоящему моим. Он ничего не стоит без среды, которую создают его жители, и когда ты узнаешь людей — город раскрывается заново.


Я устраивал для приезжих ночные экскурсии по городу. Мы ходили по барам, а в шесть утра встречали рассвет на Плотинке. Я рассказывал, какой Екатеринбург классный, и люди в него влюблялись


Колесо сансары

Бар закрылся, потому что ему не хватило жесткого бизнес-контроля. Я ушел из «Горностая» чуть раньше — не хватало сил, надоело жить в беспорядочном ритме. Сейчас у меня гораздо больше работы, но я все успеваю, так как рано встаю и придерживаюсь режима. А тогда я устраивал для приезжих знакомых ночные экскурсии по городу. Мы ходили по барам, а в шесть утра встречали рассвет на Плотинке. Я рассказывал, какой Екатеринбург классный, и люди в него влюблялись.

В мае 2017 года мне предложили стать концертным директором «Мумий Тролль Music Bar» в Москве. Я вдруг сразу согласился, и, помню, еще удивился этой ситуации. В каком-то смысле это повторение, новый оборот колеса сансары. Но там я занимаюсь именно концертами, а не отвечаю за всю атмосферу.

Я полюбил Москву, как когда-то родной Екатеринбург. Я понял, что это два маленьких города. В Москве, находясь в пределах Садового кольца, можно так же, как и у нас, повстречать знакомых, просто прогуливаясь. Говорят, жить в одном городе — непозволительная роскошь. Но, как фантастично бы ни звучало, Екатеринбург и Москва для меня — районы одного внутреннего города. Как только мы начинаем тратить на передвижение минимум времени, города перестают существовать, и просто сливаются в одно пространство.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Ань Нгуен об Уралмаше и облавах в китайском общежитии
Ань Нгуен об Уралмаше и облавах в китайском общежитии Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Москве, Петербурге и Екатеринбурге
Ань Нгуен об Уралмаше и облавах в китайском общежитии

Ань Нгуен об Уралмаше и облавах в китайском общежитии
Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Москве, Петербурге и Екатеринбурге

Ловец покемонов — о храмах и набережной Екатеринбурга
Ловец покемонов — о храмах и набережной Екатеринбурга Руслан Соколовский в Зале свободы
Ловец покемонов — о храмах и набережной Екатеринбурга

Ловец покемонов — о храмах и набережной Екатеринбурга
Руслан Соколовский в Зале свободы

Комиссар уральской биеннале о гостинице «Исеть» и конструктивистском хайпе
Комиссар уральской биеннале о гостинице «Исеть» и конструктивистском хайпе Алиса Прудникова — о жизненном треугольнике на площади Парижской Коммуны
Комиссар уральской биеннале о гостинице «Исеть» и конструктивистском хайпе

Комиссар уральской биеннале о гостинице «Исеть» и конструктивистском хайпе
Алиса Прудникова — о жизненном треугольнике на площади Парижской Коммуны

Создатель «Лиги ЖКХ» — об улице Гоголя и уральском духе
Создатель «Лиги ЖКХ» — об улице Гоголя и уральском духе «Если в Екатеринбурге видишь крутой дом, но не слишком ухоженный, — значит, оно принадлежит государству»
Создатель «Лиги ЖКХ» — об улице Гоголя и уральском духе

Создатель «Лиги ЖКХ» — об улице Гоголя и уральском духе
«Если в Екатеринбурге видишь крутой дом, но не слишком ухоженный, — значит, оно принадлежит государству»

Тэги

Сюжет

Люди

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

Хороший, плохой, русский

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Первая полоса

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена Почему сейчас?
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
Почему сейчас?

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться Объясняют психолог и психиатр
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Объясняют психолог и психиатр

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России И что будет, если ее правда объявят
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
И что будет, если ее правда объявят

Подпишитесь на рассылку