Сто лет авиации: Как развивались три аэропорта Екатеринбурга-Свердловска Дирижабли, амфибии и первые международные рейсы в репортаже The Village

Сто лет авиации: Как развивались три аэропорта Екатеринбурга-Свердловска

В советское время в Свердловске существовали два аэропорта: один в Кольцово, второй — на Уктусе. Позднее уктусский аэропорт переехал в Арамиль, что до сих пор порождает путаницу в разговорах о нем. Мы решили собрать истории воедино и рассказать, как выглядит здание аэропорта на Ботанике, что располагается в первом каменном здании аэропорта Кольцово и как в арамильском Уктусе создают авиационный коворкинг. В новом репортаже герои The Village вспоминают, с чего начиналась авиация на Урале, где в городе располагался дирижаблепорт и как в Свердловск прилетал Фидель Кастро.

Аэропорт Уктус

Первый аэропорт в Свердловске появился к востоку от города, возле горы Уктус — в месте, которое уже давно вошло в городскую черту. Почти столетие назад, в 1923 году, на пустыре построили посадочную площадку общества «Добролет». Улететь оттуда можно было в ближайшие города и поселки. Здание аэропорта сохранилось, но в 2019 году на территории бывшего аэропорта начнется строительство нового автовокзала.

Аэропорт Кольцово

В разгар Великой Отечественной войны на юго-восточной окраине города начал работу аэропорт Кольцово, в октябре 1993 года он получил статус международного. Сегодня это один из крупнейших региональных воздушных портов России. В 2012 году его признали лучшим аэропортом СНГ, а в 2013 году он вошел в пятерку лучших аэропортов мира с пассажиропотоком до 4 миллионов человек по версии World Routes Awards. В 2018 году «Кольцово» отпраздновал юбилейные 75 лет.

Уктус

Первый аэропорт в Свердловске появился к востоку от города, возле горы Уктус — в месте, которое уже давно вошло в городскую черту. Когда-то на месте Ботаники — самого молодого жилого района Свердловска — был пустырь, заросший кустами. В 1923 году Российское общество добровольного воздушного флота «Добролет» создало на пустыре посадочную площадку, которую позднее преобразовали в Свердловскую авиастанцию. Аэропорт обслуживал ближайшие города и поселки Свердловской области. Улететь можно было в Нижний Тагил, Ивдель, Серов, Ирбит, Красноуфимск и Тюмень.

Сегодня об авиационном прошлом Ботаники напоминает старое здание аэровокзала на Белинского, 246, построенное во второй половине 1930-х годов — здесь располагается Уральское межрегиональное территориальное управление воздушного транспорта.

Здание бывшего аэропорта «Уктус» на Белинского, 246

Николай Васильев

из книги «SVX / аэропорт Кольцово / Екатеринбург»

Аэровокзал

Собранные уральскими акционерами «Добролета» средства потратили на закупку трех шестиместных самолетов «Юнкерс F-13», первый из которых прилетел в город 22 марта 1924 года. Первые годы самолеты, названные «Красный Урал», «Уральский комсомолец» и «Смычка», работали на местных линиях, связывая Свердловск с другими промышленными городами. В 1929 году отсюда запустили первую линию почтовых самолетов «Москва–Свердловск–Иркутск». В то время она была самой протяженной в мире — 4 682 километра.

В 1930 году регулярные полеты связали Свердловск, Магнитогорск и Челябинск, спустя год на Урале появились самолеты «К-5», летавшие из Москвы в Свердловск, и «АНТ-9», летавшие до Омска и Иркутска. С 1932 года уникальный маршрут, использовавший самолеты-амфибии «Ш-2», связал Тавду и Ханты-Мансийск. С 1934 по 1941 годы количество авиалиний на Урале выросло с пяти до 26, а поток пассажиров увеличился в семь раз. С этого времени от гостиниц «Большой Урал» и «Центральная», расположенных в центре Свердловска, в аэропорт начали курсировать автобусы.

В 1934 году началось строительство здания аэровокзала аэропорта Уктус, который открылся в 1937 году. Здание сохранилось, вошло в черту города и сегодня окружено жилой застройкой. Двухэтажная постройка с квадратной башней встречала пассажиров портиком с шестью колоннами, похожими на колонны первых станций московского метро. С наружной стороны башня была украшена стилизованной эмблемой — квадратным картушем с серпом и молотом и двумя большими «аэрофлотовскими» крыльями по бокам. Со стороны перрона летного поля здание имело длинный портик-галерею на таких же колоннах. Других построек аэропорта Уктус не сохранилось: более легкие и пригодные к новому использованию разобрали и перевезли в Арамиль, подальше от города. Уральский авиаремонтный завод до сих пор стоит рядом, но готовится уступить свое место новому транспортно-пересадочному узлу (речь о новом автовокзале Екатеринбурга, — прим. ред.).

Дирижаблепорт

В 1937 году недалеко от города оборудовали Дирижаблепорт. Местный дирижабль «СССР-В6 ОСОАВИАХИМ» был полужесткого типа и построен под руководством итальянца Умберто Нобиле на дирижаблестроительной верфи комбината «Дирижаблестрой» близ Москвы, в городе Долгопрудном, где до сих пор сохранились гигантский ангар и другие сооружения. Увы, рейс Москва–Свердловск–Москва был выполнен всего два раза — дирижабль разбился близ Кандалакши зимой 1938 года, отправившись вместо рейса до Новосибирска на спасение экспедиции Ивана Папанина.

В 1930-е годы свердловская причальная мачта была первой в СССР и самой высокой в Европе. В 1944 году, не найдя ей применения, причальную мачту отправили на переплавку, а деревянное здание аэровокзала в 1962 году перевезли в аэропорт местного значения «Уктус».

Арамиль

Начиная с 30-х годов в Арамили существовал военный аэродром. В 1985 году здесь запустили новый аэровокзал и перенесли аэропорт с Уктуса. в Арамили «Уктус» находится и сейчас. С августа 2018 года весь комплекс аэропорта, включающий аэровокзал, ремонтные ангары, пожарную часть, вошел в состав территории особой экономической зоны «Титановая долина». Якорным резидентом зоны стал Уральский завод гражданской авиации, который собирает самолеты L-410, вертолеты Bell и Airbus Helicopters.

Василий Тумаков

Руководитель Уктусского обособленного подразделения ОЭЗ «Титановая долина»


Я руковожу площадкой «Уктус» с декабря 2016 года. Это особая экономическая зона — территория, где действует особый экономическо-таможенный режим, то есть установлены налоговые льготы и созданы особые условия для предпринимателей. Площадка находится на границе трех муниципалитетов: Арамили, Сысерти и Екатеринбурга. Я слежу за площадкой и отвечаю за взаимодействие с резидентами.

Мы размещаемся в здании бывшего аэропорта, который раньше использовали для малой авиации. Аэропорт был прямым конкурентом «Кольцово», но если тот мог принять любой самолет, то «Уктус» со взлетной полосой длиной 1 800 метров и шириной 60 метров мог работать только с небольшими самолетами. Малые перевозки перестали быть выгодными с развалом Советского Союза — с тех пор, как государство перестало их дотировать. В содержании двух аэропортов для Екатеринбурга не было смысла. «Уктус» обанкротился.

Когда мы пришли на объект, все здесь было нерабочим и ветшало с 2007 года. В комнатах и коридорах аэропорта обнаружили раритетные карты полетов, старую документацию, инструкции и наставления еще с советских времен. Сейчас мы восстанавливаем и реконструируем все строения на территории. От прошлого объекта нам достались котельная и насосная станция: поскольку аэропорт носил статус стратегического объекта, он должен был быть независимым и иметь все необходимые конструкции в собственности. Мы уже реконструировали котельную, а в этом году продолжим работать над сетями и строить ограждение — периметр свободной таможенной зоны.

Ремонт главного здания аэропорта тоже в планах, но пока есть более приоритетные задачи. Здание было построено в стиле конструктивизма и отлично выглядело, но прошлые собственники во время ремонта уничтожили всю его эстетику. С тех времен остался нетронутым только разноцветный витраж. Скорее всего, при восстановлении административного корпуса мы будем учитывать его первоначальный вид.

Аэропорт занимает около 52 гектаров, но территория нашей экономической зоны еще больше — 95 гектаров. Большая часть площади будет занята заводами, их административными и производственными блоками. Главное здание «Уктуса» перепрофилируем в административное — здесь же будет зал для встречи важных гостей и делегаций.

Наши резиденты — высокотехнологичные и экологически безопасные компании, которые не нуждаются в большой территории. В первую очередь это компании, связанные с авиастроением — мы создаем кластер, своего рода коворкинг для авиастроителей. Часть помещений пока еще арендует авиакомпания «Уктус», которая занимается региональной авиацией в других регионах. Взлетную полосу для испытания своей продукции эксплуатирует Уральский завод гражданской авиации (УЗГА), который с прошлого года стал резидентом «Титановой долины».

Кольцово

1928 — старт строительства первого аэродрома Кольцово

22 июня 1941 — старт строительства взлетно-посадочной полосы

10 июля 1943 — создание гражданского аэропорта Кольцово

Октябрь 1954 — открытие первого пассажирского аэровокзала

Октябрь 1993 — аэропорт получил статус международного

28 декабря 1993 — созданы ОАО «Аэропорт Кольцово» и ОАО «Уральские авиалинии»

Здание со шпилем

«Кольцово» строился этапами и до 1990-х годом был обычным аэропортом рядового советского областного центра. После развала Советского Союза город открыли для мира: «Кольцово» получил статус международного аэропорта. Рядом построили гостиницу «Лайнер», попасть в которую в советские времена было достаточно трудно, так как она обслуживала в основном экипажи самолетов. Внутри здания аэровокзала работал единственный в городе круглосуточный ресторан, куда съезжались гости со всего города.

В 2003 году в рамках государственно-частного партнерства началась большая реконструкция аэропорта, которая окончилась только в 2009 году. С тех пор аэропорт имеет сегодняшний облик. Сегодня можно увидеть две очереди строительства аэропорта: в здании со шпилем, появившемся в 1954 году, располагается терминал деловой авиации для вип-персон. В современном здании находятся «Терминал внутренних воздушных линий» и «Терминал международных воздушных линий».

Николай Васильев

из книги «SVX / аэропорт Кольцово / Екатеринбург»

Аэропорт Кольцово был создан в 1930 году как военно-испытательный аэропорт НИИ ВВС — здесь 15 мая 1942 года совершил первый полет ракетный истребитель «БИ-1», названный в честь его конструкторов Александра Березняка и Алексея Исаева. 27 марта 1943 года, во время последнего из испытательных полетов, самолет вошел в неуправляемое пике и врезался в землю. Летчик-испытатель Григорий Бахчиванджи погиб. Сейчас улица, идущая вдоль аэропорта, названа его именем, а на площади перед новым пассажирским терминалом установлен памятник в виде взлетающего почти вертикально вверх истребителя. С наступлением перелома в Великой Отечественной войне испытания военной техники переместились ближе к разрабатывающим ее КБ и институтам, а после войны аэропорт стал использоваться для гражданской авиации.

В 1954 году по типовому проекту здесь было построено здание аэровокзала, существующее и сейчас, — в нем располагается VIP-терминал. Это типичная для всех общественных зданий сталинского времени, в том числе и железнодорожных, и аэровокзалов, постройка. Она симметричная, и это ей придает монументальность. Повышенную центральную часть с мощным фронтоном несут массивные колонны коринфского ордера. Над фронтоном высится остекленная восьмигранная башня со шпилем. Слева и справа от фронтона — крылья с высокими арочными окнами двухсветных залов, по три окна в сторону площади и пять — в сторону перрона. В центре здания разместился квадратный вестибюль с колоннадой. Со стороны перрона летного поля вместо портика под аналогичным фронтоном устроены балкон и два крыльца.

Одним из самых знаменательных событий первого каменного аэропорта Свердловска стал приезд 13 мая 1963 года кубинского лидера Фиделя Кастро. Всего за два месяца до его приезда аэропорт Кольцово соединили с городом новой, по-настоящему идеальной дорогой. Говорят, что таксисты на своих «Волгах» разгонялись на ней до 140 километров в час. Говорят также, что автомобилисты проделывали такой трюк: ставили полный воды стакан на капот и проезжали с ним всю дорогу от начала до конца, не разлив ни капли.

Прилет кубинской делегации задержался на 6 часов, из-за чего областная партийная верхушка сильно истомилась на солнцепеке. Кроме них, Фиделя в аэропорту ждали специально отобранные рабочие, студенты и школьники. «Я тогда училась в третьем классе, — вспоминает одна из пионерок Марина Любимова — Чтобы встречать Фиделя Кастро, отобрали десять отличников и активистов: пять мальчиков и пять девочек. Чтобы мы хорошо выглядели, нас отвезли в ЦУМ, где нам накупили германских белых колготок. Мы боялись опоздать в Кольцово, но когда приехали, оказалось, что самолет с Кастро задерживается. Наконец в воздухе показался самолет. Нарядные, с букетами мы выстроились у трапа, с которого сошел этот “бородатый дяденька”».

В 1967 ГОДУ СПРАВА ОТ ПЕРВОГО ЗДАНИЯ БЫЛ ОТКРЫТ НОВЫЙ ТЕРМИНАЛ — ТИПИЧНАЯ ДЛЯ ЭПОХИ ПОСЛЕВОЕННОГО МОДЕРНИЗМА, ПОЛНОСТЬЮ ОСТЕКЛЕННАЯ КАРКАСНАЯ ПОСТРОЙКА. СО СТОРОНЫ ПЛОЩАДИ ОНА ИМЕЛА ДВА ВХОДА С БЕТОННЫМИ ПОРТАЛАМИ В ВИДЕ РАМ. Всю ее обрамляла также рама, играющая роль козырька, охватывающего все здание. Над этой рамой и глухим аттиком, скрывавшим фермы перекрытия, были установлены крупные буквы надписи «Аэропорт». Эти брутальные формы контрастировали со сплошным остеклением двухсветных залов для пассажиров. Протяженные витражи прерывали узкие полосы вертикальных простенков. Со стороны перрона остекленным был антресольный этаж, откуда открывался вид на самолеты и взлетно-посадочную полосу. С антресоли в теплое время можно было выходить на балкон.

В 1984 ГОДУ БЫЛА ПОСТРОЕНА ВТОРАЯ БЕТОННАЯ ВЗЛЕТНО-ПОСАДОЧНАЯ ПОЛОСА ДЛЯ ПРИЕМА НОВЕЙШЕГО СОВЕТСКОГО «АЭРОБУСА» «ИЛ-86», А В 1990-Е ГОДЫ АЭРОПОРТ СТАЛ МЕЖДУНАРОДНЫМ, и к зданию 1967 года был пристроен небольшой терминал международных рейсов, также нейтральный по архитектуре. В XXI веке оба этих здания были снесены и на их месте был построен новый аэровокзал, включающий терминалы внутренних и международных авиалиний.

Валентина Драганова

ветеран профсоюза авиаработников


О работе бортпроводницей

После войны я окончила вечернюю школу и поступила на филолога в Уральский государственный университет. Мы с бабушкой жили в поселке Кольцово: поскольку она не получала пенсию, финансово нам было трудно. В аэропорту тогда работал мой дядя, который предложил мне устроиться к ним, чтобы с деньгами стало полегче.

Для трудоустройства нужно было пройти мандатную комиссию. Необходимо было получить рекомендацию райкома комсомола, а после отработать три месяца на земле. Кроме того, нужно было знать наизусть географию всего мира — в любой момент могли спросить столицу Гватемалы или самолетный маршрут из Москвы до Петропавловска-Камчатского.

В 1966 году я три месяца отработала официанткой в профилактории. Это было полезным опытом: уже тогда я увидела экипажи и получила практику общения с достойными людьми. Сразу после, за несколько дней до Нового года, меня отправили на первый вылет в Симферополь — он прошел с задержкой рейса. Праздник мы встречали в симферопольском профилактории — с нарядной елкой и накрытым столом. Бортпроводницы тогда были обожаемыми всеми девчонками — редко когда проходил полет, во время которого никто не написал бы для нас стихи в книгу замечаний и предложений.

Изначально на месте старого здания аэропорта был длинный барак, откуда отправляли до двухсот человек в сутки. Если рейс задерживали, в комнату для пассажиров все уже не вмещались. Людей приходилось автобусами везти в город, где были заключены договоры с гостиницами. Поэтому в январе 1953 года здесь решили построить новое здание. Архитектором выступил Григорий Елькин, главным инженером — Марциницен из НИИ ГА «Аэропроект». 1 октября 1954 года здание сдали в эксплуатацию.

Это был праздник для всего города: из барака аэропорт переехал в сказку. Появилось сразу несколько стоек регистрации, место для хранение багажа и просторный зал ожидания, где на стенах висели картины на авиационную тему. На первом этаже были почта, телеграф и переговорные кабины, которые позволяли в случае задержек рейсов сообщить об этом близким и знакомым. На втором этаже располагалась комната матери и ребенка — вдоль балюстрады гуляли мамочки. Там же находился так называемый у нас «двадцатый кабинет», где работали чекисты. Одну из комнат занимал «Интурист». Главной изюминкой нового здания был единственный в городе круглосуточный ресторан под куполом, расписанным золотыми звездами. Меню было обалденное, официантки — вышколенные. По ночам ресторан был забит. Несколько столиков всегда были зарезервированы для экипажей.

Мой муж тоже работал в аэропорту — был старшим бортинженером самолета Ил-76. В друзьях у него был небезызвестный летчик Владимир Шарпатов, который вернул российский самолет из Афганистана. Продолжительное время самолет стоял у нас в аэропорту, смотреть на него приходили делегации с экскурсиями (3 августа 1995 Гоа самолет Ил-76 был принудительно посажен на аэродром вблизи города Кандагар в Афганистане, экипаж самолета попал в плен. Командиром воздушного судна был Владимир Шарпатов. Спустя год и 13 дней, 16 августа 1996 года экипаж смог совершить побег из плена, — прим. ред.).

Я отлетала 14 лет и вынуждена была уйти в декрет, когда родилась вторая дочка. Бабушек и дедушек в городе не было — сидеть с детьми было некому. Когда младшей дочери исполнилось полтора, я вернулась, но уже на должность одного из руководителей службы организации перевозок. Я постаралась перенести туда все строгие требования, которые тогда предъявляли к бортпроводникам: никакого курения в комнате, никакого сора, никаких резких и грубых обращений.

О международном статусе аэропорта

В 1993 году «Кольцово» открыли для международных полетов. Постановление правительства, подписанное Черномырдиным, 5 октября привез из Москвы командир объединенного авиаотряда Сергей Скуратов. Его прилет очень ждали — к трапу собрались все, кто могли. 

Стали появляться новые технологии, новые документы, дополнительные требования. В службу международных перевозок взяли самых-самых, отбор был очень мощным: работать туда брали только сотрудников с высшим образованием и со знанием английского языка. Каждая девушка занималась самообразованием и работала над своим внешним видом, потому что понимала, что она — отражение статуса аэропорта в целом.

В аэропорт сразу же начали приходить международные авиакомпании — первой стала Lufthansa, которая стала нашим настоящим учителем. Сотрудники авиакомпании учили нас читать международные билеты, работать с таможней и находить выходы из различных ситуаций. Когда через год Lufthansa составляла рейтинг качества обслуживания в аэропортах, мы уже занимали в нем первое место. Даже когда сотрудники авиакомпании обменивались опытом за рубежом, то всегда говорили: «Посмотрите, как быстро и качественно аэропорт Кольцово вошел в международное обслуживание».

Многие думают, что, работа в аэропорту — это сплошная романтика, что здесь можно просто сидеть и любоваться самолетами. Но нет — нужно было вкалывать. Аэропорт — это сгусток человеческих эмоций и возможностей. Если ты переступал порог здания, то попадал в особую атмосферу. Все остальное, что было до — негатив, заботы, дети, муж, семья — все оставалось за пределами аэропорта, здесь нужно было быть принцессами и королевами.

Сейчас в старом здании находится терминал деловой авиации. Его сотрудники — немножко дипломаты, протоколисты и заботливые хозяйки этого зала. Это люди с высоким уровнем притязательности: работая здесь, необходимо постоянно расти. Уровень випов растет, рамки визитов расширяются, приезжают делегации все более высокого уровня. Работать здесь непросто, и сюда приходят необычные люди — заболевшие авиацией.

Светлана Князева

менеджер по организации обслуживания VIP-пассажиров


Работать в аэропорт я пришла в 1992 году. В то время это был Свердловский объединенный авиаотряд. Сначала я была руководителем кружка английского языка при профсоюзном комитете Свердловского авиапредприятия. В 1993 году авиаотряд был преобразован в две организации — аэропорт Кольцово и авиакомпанию «Уральские авиалинии». Аэропорт получил статус международного. Вскоре меня пригласили на работу в международный терминал. Собеседование проводила Валентина Владимировна (Драганова, — прим. ред.), предприятию требовались специалисты со знанием иностранных языков. Сейчас я отвечаю за организацию обслуживания официальных лиц и делегаций в Терминале деловой авиации.

Я родилась и выросла в поселке Кольцово. Все мое детство прошло в аэропорту: мама сначала была стюардессой, затем — диспетчером службы бортпроводников, папа работал летчиком. Служба бортпроводников как раз находилась в здании со шпилем — с балкона второго этажа был отличный вид на летное поле. Ребенком я часами могла наблюдать, как садятся и взлетают самолеты. Особенно мне нравилось смотреть, как садился самолет Ту-104, который при посадке выбрасывал парашюты для торможения — зрелище было потрясающим.

Будучи подростками, мы с друзьями постоянно бегали к чугунным воротам возле аэропорта, которые остались до сих пор. Оттуда было хорошо видно летное поле — ворота были постоянно облеплены детьми и взрослыми. Вы не представляете, как мне теперь удивительно и приятно слышать от тех пассажиров, кто тоже вырос в Екатеринбурге, как в детстве они специально приезжали к этим воротам из города, чтобы посмотреть на самолеты.

Еще из детства я хорошо запомнила ресторан в здании аэропорта, куда мама водила меня обедать. Я обожала кофе гляссе с мороженым, которое не подавали больше нигде в городе — когда меня спрашивали, что я буду есть, я всегда просила гляссе. Ресторан знали все жители Свердловска, так КАК он славился вкусной кухней и в то время был единственным круглосуточным рестораном в городе.

Здание старого аэропорта, где сейчас находится Терминал деловой авиации, отреставрировали, но сохранили его исторический облик. Я очень горжусь, что работаю в терминале, где прошло мое детство: до сих пор я с замиранием сердца выхожу на родной балкон, только теперь из премиум-зала.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:

Facebook

VK

Instagram

telegram

Twitter

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Меня и моего дома здесь быть не должно»
«Меня и моего дома здесь быть не должно» Как живет последняя обитательница дома, который скоро снесут
«Меня и моего дома здесь быть не должно»

«Меня и моего дома здесь быть не должно»
Как живет последняя обитательница дома, который скоро снесут

Тэги

Сюжет

Прочее

Новое и лучшее

У редакторов журнала DOXA — обыски, допросы в СК и суд в один день

6 уютных «пивных двориков» в центре Москвы

Спектакль о сталкинге, День космонавтики в рюмочной и арт-аукцион

Сдержанный японский ресторан Hibiki на Трубецкой улице

Наконец-то хорошая погода! Где искать тренч на весну и лето

Первая полоса

У редакторов журнала DOXA — обыски, допросы в СК и суд в один день
У редакторов журнала DOXA — обыски, допросы в СК и суд в один день Что сейчас происходит со студенческим журналом и почему его надо поддержать
У редакторов журнала DOXA — обыски, допросы в СК и суд в один день

У редакторов журнала DOXA — обыски, допросы в СК и суд в один день
Что сейчас происходит со студенческим журналом и почему его надо поддержать

6 уютных «пивных двориков» в центре Москвы
6 уютных «пивных двориков» в центре Москвы Столичные биргартены — не как в Берлине, но тоже отличные
6 уютных «пивных двориков» в центре Москвы

6 уютных «пивных двориков» в центре Москвы
Столичные биргартены — не как в Берлине, но тоже отличные

Спектакль о сталкинге, День космонавтики в рюмочной и арт-аукцион
Спектакль о сталкинге, День космонавтики в рюмочной и арт-аукцион Планируем, куда отправиться на этой неделе
Спектакль о сталкинге, День космонавтики в рюмочной и арт-аукцион

Спектакль о сталкинге, День космонавтики в рюмочной и арт-аукцион
Планируем, куда отправиться на этой неделе

Сдержанный японский ресторан Hibiki на Трубецкой улице
Сдержанный японский ресторан Hibiki на Трубецкой улице Районное место вовсе не районного масштаба
Сдержанный японский ресторан Hibiki на Трубецкой улице

Сдержанный японский ресторан Hibiki на Трубецкой улице
Районное место вовсе не районного масштаба

Наконец-то хорошая погода! Где искать тренч на весну и лето
Наконец-то хорошая погода! Где искать тренч на весну и лето
Наконец-то хорошая погода! Где искать тренч на весну и лето

Наконец-то хорошая погода! Где искать тренч на весну и лето

«Музыка районов»: The Village и Spotify запустили совместную рубрику
«Музыка районов»: The Village и Spotify запустили совместную рубрику Продюсер проекта Юлия Рузманова рассказывает, зачем мы это сделали
«Музыка районов»: The Village и Spotify запустили совместную рубрику

«Музыка районов»: The Village и Spotify запустили совместную рубрику
Продюсер проекта Юлия Рузманова рассказывает, зачем мы это сделали

Отдохнуть в Турции на майские не получится. Что делать?
Отдохнуть в Турции на майские не получится. Что делать? И что происходит с туристами, которые должны были туда лететь
Отдохнуть в Турции на майские не получится. Что делать?

Отдохнуть в Турции на майские не получится. Что делать?
И что происходит с туристами, которые должны были туда лететь

«Молчат дома» — самая популярная в мире русскоязычная музыка прямо сейчас
«Молчат дома» — самая популярная в мире русскоязычная музыка прямо сейчас Постпанк, который уделал даже Моргенштерна
«Молчат дома» — самая популярная в мире русскоязычная музыка прямо сейчас

«Молчат дома» — самая популярная в мире русскоязычная музыка прямо сейчас
Постпанк, который уделал даже Моргенштерна

Вегетарианцы и веганы советуют свои любимые места в Москве
Вегетарианцы и веганы советуют свои любимые места в Москве
Вегетарианцы и веганы советуют свои любимые места в Москве

Вегетарианцы и веганы советуют свои любимые места в Москве

Минималистичная двушка с камином и видом на гостиницу «Украина»
Минималистичная двушка с камином и видом на гостиницу «Украина»
Минималистичная двушка с камином и видом на гостиницу «Украина»

Минималистичная двушка с камином и видом на гостиницу «Украина»

Почему в России дорожает одежда
Почему в России дорожает одежда И что купить прямо сейчас, пока цены не выросли еще больше
Почему в России дорожает одежда

Почему в России дорожает одежда
И что купить прямо сейчас, пока цены не выросли еще больше

Сникер-культура в России и мире
Спецпроект
Сникер-культура в России и мире Почему мы любили, любим и будем любить кроссовки
Сникер-культура в России и мире
Спецпроект

Сникер-культура в России и мире
Почему мы любили, любим и будем любить кроссовки

«Елисеевский» магазин, который оказался никому не нужен

«Елисеевский» магазин, который оказался никому не нужен

«Елисеевский» магазин, который оказался никому не нужен

«Елисеевский» магазин, который оказался никому не нужен

Как избежать переработок?
Как избежать переработок? И что делать, если все коллеги задерживаются допоздна, а вы не хотите
Как избежать переработок?

Как избежать переработок?
И что делать, если все коллеги задерживаются допоздна, а вы не хотите

Клубничная «Венера» и веган-«Луна»: Коктейли по знаку зодиака от «Ретроградного Меркурия» в кафе «Без Рецепта»
Клубничная «Венера» и веган-«Луна»: Коктейли по знаку зодиака от «Ретроградного Меркурия» в кафе «Без Рецепта»
Клубничная «Венера» и веган-«Луна»: Коктейли по знаку зодиака от «Ретроградного Меркурия» в кафе «Без Рецепта»

Клубничная «Венера» и веган-«Луна»: Коктейли по знаку зодиака от «Ретроградного Меркурия» в кафе «Без Рецепта»

Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского»
Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского» Говорим об аскезе, сплетнях, музыкальных крашах и реставрации города
Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского»

Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского»
Говорим об аскезе, сплетнях, музыкальных крашах и реставрации города

Гуляем с Никитой Кукушкиным по Патрикам и окрестностям
Гуляем с Никитой Кукушкиным по Патрикам и окрестностям Говорим о репетициях до первой крови, Radiohead и благотворительности
Гуляем с Никитой Кукушкиным по Патрикам и окрестностям

Гуляем с Никитой Кукушкиным по Патрикам и окрестностям
Говорим о репетициях до первой крови, Radiohead и благотворительности

Как привить детям любовь к чтению
Как привить детям любовь к чтению И почему не надо при любой возможности читать им книги вслух
Как привить детям любовь к чтению

Как привить детям любовь к чтению
И почему не надо при любой возможности читать им книги вслух

Brockhampton, «Минари» и «Рана» Оксаны Васякиной
Brockhampton, «Минари» и «Рана» Оксаны Васякиной Что слушать, читать и смотреть на этой неделе
Brockhampton, «Минари» и «Рана» Оксаны Васякиной

Brockhampton, «Минари» и «Рана» Оксаны Васякиной
Что слушать, читать и смотреть на этой неделе

Тима из «Тима ищет свет» о песнях, которые на него повлияли
Тима из «Тима ищет свет» о песнях, которые на него повлияли В 5, 10, 15 и 20 лет
Тима из «Тима ищет свет» о песнях, которые на него повлияли

Тима из «Тима ищет свет» о песнях, которые на него повлияли
В 5, 10, 15 и 20 лет

Подпишитесь на рассылку