Рупор всего хорошего: Скульптор памятника князю Владимиру — о варварстве и любви к России The Village поговорил с Салаватом Щербаковым о том, почему князь Владимир — позитивный персонаж

Рупор всего хорошего: Скульптор памятника князю Владимиру — о варварстве и любви к России

Планы по установке масштабного памятника князю Владимиру на Воробьёвых горах уже наделали немало шума. Против установки собраны десятки тысяч подписей горожан, а в её поддержку высказывались многочисленные политики и общественные деятели. Однако за рамками дискуссии оставался тот факт, что скульптура князя — совершенно логичное продолжение трансформации культурного облика столицы. В Москве уже не первый год возводят патриотические памятники, и автором таких монументов зачастую выступает скульптор Салават Щербаков. Он отлично известен внутри профессионального сообщества — профессор, народный художник, — но не так хорошо — в публичном пространстве. The Village пообщался со скульптором памятника князю Владимиру и попытался разобраться, как Салават Щербаков стал одним из главных ваятелей нового российского патриотизма.

 20 ноября 2014 года в Александровском саду небывалый ажиотаж. У стен Кремля проходило торжественное мероприятие. Мэр Москвы Сергей Собянин стоял рядом с министром культуры Владимиром Мединским, неподалёку были патриарх Кирилл и другие чиновники первого эшелона. Салават Щербаков, крепкий высокий мужчина с седой бородой, проводил экскурсию для Владимира Путина. Президент только что торжественно открыл очередной его монумент — памятник Александру I. Величественный император из бронзы со шпагой в руке и вражеским оружием под ногами.

Двумя годами ранее Владимир Путин и Дмитрий Медведев вместе возлагали цветы на открытии памятника Петру Столыпину, тоже руки Щербакова. Этот монумент был установлен у Дома Правительства. А в мае 2013 года у кремлёвских стен был воздвигнут памятник патриарху Гермогену — его пытались установить ещё до революции, но помешала Первая мировая война. Идею возродили на круглом столе Института философии РАН — там заседали общественное движение «Народный собор», литературно-философская группа «Бастион», общественная организация «Бородино-2012» и Лига консервативной журналистики. Реализовывал идею тоже Салават Щербаков.

«Мы присутствуем не просто при открытии памятника, мы присутствуем при очень важном событии, которое свидетельствует о том, что народ наш действительно сопрягает в своём сознании, а значит, и в своей воле некогда разорванную ткань национальной истории», — заявил патриарх Кирилл на открытии памятника Александру I. «Сопряжение ткани национальной истории» — неплохое определение творческого направления Салавата Щербакова. Памятник патриарху Гермогену, монумент «В борьбе против фашизма мы были вместе» на Поклонной горе, памятники Столыпину, Александру I, «Спасателям к 20-летию МЧС» — всё это работы Салавата Щербакова. Массивные, внушительные произведения отлично вписываются в канву нового патриотизма с монархическими оттенками. Большинство перечисленных монументов находятся в самых значимых точках Москвы.

Стиль Салавата Щербакова называют классическим реализмом, но сам мастер с таким определением не согласен. Щербаков говорит, что греческую скульптуру, «Давида» Микеланджело или роман Льва Толстого «Война и мир» нельзя назвать реализмом: «Это видение неких больших идей». Он характеризует свой метод так: «Оптимистичный консерватизм и позитивизм. А ещё надо добавить слова „добро“ и „правда“». Последние слова Салават Щербаков повторяет и расплывается в улыбке. Он только что вышел из мастерской, на руках ещё не обсохла глина — Щербаков работал над макетом памятника князю Владимиру.

Перед разговором скульптор уточняет, что за медиа им интересуется: «Вы кто? Революционеры? Белоленточники?» Щербаков сетует, что недавно одно СМИ крайне фамильярно обошлось с его памятником, пририсовав его к небоскрёбам Москва-Сити. 

О методе 

«Многие мои предки занимались искусством, — рассказывает Щербаков. У него даже сохранилась картина дальнего родственника, жившего в XVIII веке. — Иеродиакон Софроний был монахом в Спасо-Вифанском монастыре недалеко от Сергиевой лавры. Екатерина II ввела цеховое деление профессий, и он был членом цеха живописцев. Это — как Союз художников, наверное». Щербаков говорит, что у него в роду было много архитекторов, а его дед был скульптором. В детстве бабушка отвела Салавата в только что открывшийся Дворец пионеров на Ленинских горах: «И с семи лет от глины я уже не отходил. Поступил в институт (в 1978 году Щербаков окончил отделение архитектурно-декоративной пластики МВХПУ, бывшего Строгановского училища. — Прим. ред.), Союз художников, работал, и как-то так получилось, что я стал скульптором».

Вкусы и приёмы Салавата Щербакова формировались под влиянием нескольких художественных тенденций. «Одна исходила из предыдущей эпохи — соцреализм с долей государственно-коммунистической идеологии, Вучетич, Томский, — рассказывает скульптор. — Но была и другая капитальная тенденция. Группа последователей Александра Терентьевича Матвеева пыталась наследовать традиции тысячелетнего пути скульптуры от античности. Сказать, что мы всё унаследовали, я не могу — многое утеряно. Быть на уровне скульпторов столетней, двухсотлетней и тысячелетней давности — это как соревноваться с олимпийскими чемпионами, рекорды которых невозможно превзойти».

Творческий взлёт скульптора пришёлся ещё на начало нулевых. Он преподавал в Московском государственном академическом художественном институте имени В. И. Сурикова, а с 2003 года стал заведующим кафедрой скульптуры Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Тогда же в Москве появляются его первые монументальные патриотические работы — памятники лётчице Гризодубовой, первому министру путей сообщения Мельникову, воинам-интернационалистам и солдатам стран — участниц антигитлеровской коалиции на Поклонной горе.

Щербаков с теплотой вспоминает время Юрия Лужкова: «Это была эпоха энергии, свободы, свойственной русской широте характера, разгулу. Вкусы Юрия Михайловича были разнообразны. Реалистическая, государственническая скульптура сохранялась и при нём, наряду с другими интересными экспериментами. Он был достаточно жёстким и целенаправленным патриотом». Одним из интересных экспериментов был и масштабный памятник Петру I работы Зураба Церетели: «Это выплеск той эпохи. Он обладает какой-то парадоксальностью, свежестью мышления. Зураб Константинович на волне смелых идей сделал смелый шаг».

Противоречивые пристрастия бывшего мэра — постмодернистский «лужковский стиль» — ассоциировали с фигурами Зураба Церетели и Михаила Посохина. Уход Лужкова из политики знаменовал и трансформации в городской эстетике Москвы. Некоторые видят в них поворот в сторону реализма. Последние годы стали для Салавата Щербакова творческим пиком. 

О контактах

Салават Щербаков не смотрит в глаза, а если и смотрит, то как будто сквозь собеседника. Его эмоции очень быстро меняются: от добродушной улыбки до помрачнения проходит пара секунд. Когда разговор заходит в область скользких и неприятных тем, в глазах скульптора читается лёгкое разочарование, словно он вдруг понял, что перед ним волк в овечьей шкуре.

Памятник князю Владимиру — одно из самых больших событий в его карьере: по замыслу, монумент должен стать новым символом Москвы, чем-то сродни московской статуе Свободы. Огромный резонанс, масштабный монумент, образ, идеально попадающий в политическую повестку и поддержанный лично президентом.

На вопрос, контактирует ли он с Путиным или другими государственными идеологами, Щербаков отвечает довольно таинственно: «Идея установить памятник князю Владимиру — инициатива Русской православной церкви и Российского военно-исторического общества. Военно-историческое общество официально ведёт это дело. Я там тоже состою, конечно». Скульптор говорит, что у него нет членского билета или специального стула на заседаниях. Общество, объясняет он, скорее группа изучающих историю единомышленников, нежели бюрократическая структура.

Тут стоит отметить, что в РВИО состоят самые влиятельные люди страны: министры, политики и бизнесмены — Шойгу, Рогозин, Мединский, Ливанов, Колокольцев, Нарышкин, Якунин, Вексельберг и другие. И если верить открытым источникам, Салават Щербаков — самый востребованный скульптор этого общества. За последние два года он создал шесть монументов под эгидой РВИО, и скоро в Москве появится седьмой — и самый масштабный.

«Владимир Владимирович Путин открывал несколько моих памятников. С ним бывает очень интересное общение, короткое, к сожалению, — продолжает скульптор. — Но хорошо, что президент поддерживает установку памятника. Это большое дело, которое надо сделать. Я бы даже сказал, что смешно этому мешать или быть против. Зачем мешать тому, что хорошо?»

Высота будущего монумента — 25 метров. «Он не такой уж большой. Например, памятник Петру I — 98 метров, — рассуждает Щербаков. — В Бразилии стоит статуя Христа, а в Волгограде — „Родина-мать“. Всё это скульптуры куда большего размера. Просто есть такой жанр, и было бы как-то не очень, если бы в Москве появился маленький князь Владимир».

Щербаков рассчитывает, что статую всё-таки поставят на Воробьёвых горах, хотя и не исключает, что будет избрано другое место: «По первоначальной идее Владимир должен был стоять на Лубянской площади. Сейчас это место пустует, но возвращение памятника Дзержинскому может вызвать протесты. А князь Владимир снял бы все вопросы. За него все, за исключением, может быть, каких-то ярых атеистов и сатанистов». 

Об идеях

Скульптор говорит, что сейчас легко стать авангардным художником и поэтому он пытается развивать «сложное консервативное искусство». Под консервативным искусством мастер предполагает историческую преемственность и связь с великими. Впрочем, Щербаков признаётся, что его художественные предпочтения довольно стандартны. Больше всего он ценит греческую и римскую традиции, Микеланджело, Донателло, Родена. Из соотечественников — Андреева, Трубецкого, Мухину.

Скульптура — это язык больших идей, считает Салават Щербаков. Так сложилось исторически. «Скульптура имеет свою непосредственную ценность. И в то же время она является рупором идеологий, религий. На земном шаре постоянно друг другу противостоят большие идеи, они появляются и исчезают. У них есть газеты и книги, но точно так же у них есть и скульптура, памятники».

Салават Щербаков постоянно говорит «мы». Иногда это сбивает с толку. «Мы» — это он, его мастерская или, может быть, вся страна? На вопрос, рупором чего является его творчество, он отвечает: «Мы служим большим идеям, тому, что мы любим. Я могу сказать, и тут скрывать нечего, мы любим добро. Добро должно быть достаточно устойчивым, сильным. Мы все любим свои семьи и любим людей. Ничего нет зазорного и в том, чтобы любить свою Россию, Ирландию, Израиль или Соединенные Штаты. Мы любим Россию. Россия — это вера, культура, интеллект, территория, земля, люди. В этом направлении мы и стараемся работать».

Возможно, «мы» Салавата Щербакова не столько указывает на хоть какую-то общность людей, сколько на творческую позицию. Щербаков считает, что в его области личность художника второстепенна перед замыслом. «Художник — это не главное. В творчестве Ван Гога главный — Ван Гог, он предъявляет свою личность. А в монументальной скульптуре художник, как в церкви, служит. Главное — церковь и бог, идея. Тут важно не то, как художник кокетливо и ярко проявил себя. Тут важно, насколько он дотянулся до понимания идеи и смог её профессионально оформить».

На вопрос, какую великую идею несут памятники Сталину, за установку которых пару месяцев назад яростно ратовали некоторые политические деятели, Щербаков отвечает осторожно: «Большая коммунистическая идея есть до сих пор. Она существовала столетиями и вылилась в социализм. И в рамках этой идеи возникли обожествляемые персонажи. На земном шаре остались коммунисты, и неизвестно, как всё будет развиваться дальше. Есть коммунисты, есть сталинисты, а некоторые даже считают, что Сталин был не коммунистом, а большим патриотом. Они говорят, что репрессий не было. Может, это и ненаучно, но люди не хотят зла».

«Я воспитан в патриархальной, консервативной среде. Моя бабушка — дочь протоиерея. Эта среда была заведомо против большевиков и красного террора, — продолжает Щербаков. — Меня спрашивали: если вам памятник Сталину закажут, сделаете? С профессиональной точки зрения всё интересно. Но я ответил, что моя бабушка мне бы этого не разрешила». 

О всепрощении

По мнению Щербакова, личность князя Владимира очевидно положительная и вопросов не вызывает.

«Есть исторические фигуры, к которым можно по-разному относиться. Сейчас мемориальную доску Хрущёву открыли в Староконюшенном переулке. Он плохой? Хороший? Или Иван Грозный? Сталин? Даже к Петру I у некоторых неоднозначное отношение, называют его антихристом. В отличие от них князь Владимир — такой же позитивный персонаж, как Дмитрий Донской, Александр Невский и Сергий Радонежский.

Европа прошла большой путь от варварства. До монгольского нашествия Русь была типичной европейской страной. Она в ногу со всей Европой восприняла слово Христово: мы приняли крещение позже многих народов Кавказа, но раньше Скандинавии. И князь Владимир был типичным европейским правителем. Он был таким же варваром, убийцей, даже, говорят, насильником, как и Меровинги и Каролинги в Европе, потому что таков был исторический контекст. Но это был крепкий князь, он жил по законам своего времени. А потом это время стало моментом выбора пути. И Владимир совершил большой поворот для страны.

Ни в коем случае нельзя ставить знак равенства между князем Владимиром и Малютой Скуратовым. Князь Владимир является создателем нашей страны, её территории, границ. А крещение Руси — его святое, большое дело. Он духовный отец нашей родины, которая под крестом прошла через неимоверные, мало кому доставшиеся повороты истории — через Орду, поляков, тевтонов, Наполеона и Гитлера. С верой и православием страна ухитрилась через всё это пройти».

«Разве время является достойным оправданием поступка?» — спрашиваю я скульптора и напоминаю об одном историческом эпизоде. 978 год, Владимир из-за отказа в женитьбе захватил Полоцк, изнасиловал княжескую дочь Рогнеду на глазах родителей, а после убил её отца и братьев.

«Каждый человек скажет, что это плохо, — отвечает Щербаков. — Все понимают, что это плохо. Но для этого и пришло христианство в Европу. Почему человечество нуждалось в нём? Потому что варварство можно было победить только евангельским словом, мыслью Христа. Князь Владимир победил это в себе и во всей стране. Конечно, он был живым человеком и действовал не по-божески. Но потом он принял христианство и вышел из этого ада».

   

Обложка: Михаил Метцель / ТАСС

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Архитектор Александр Зусик —
о башне «Ахмат», чеченском патриотизме, демократии и дворцах
Архитектор Александр Зусик — о башне «Ахмат», чеченском патриотизме, демократии и дворцах The Village поговорил с архитектором Александром Зусиком — автором строящегося в Грозном небоскрёба «Ахмат», названного в честь отца Рамзана Кадырова
Архитектор Александр Зусик —
о башне «Ахмат», чеченском патриотизме, демократии и дворцах

Архитектор Александр Зусик — о башне «Ахмат», чеченском патриотизме, демократии и дворцах
The Village поговорил с архитектором Александром Зусиком — автором строящегося в Грозном небоскрёба «Ахмат», названного в честь отца Рамзана Кадырова

Военный эксперт Павел Фельгенгауэр — о готовности российской армии и угрозе Третьей мировой войны
Военный эксперт Павел Фельгенгауэр — о готовности российской армии и угрозе Третьей мировой войны The Village узнал, чем грозят России события на Украине, как выглядит российский Skynet и сколько в российской армии «вежливых людей»
Военный эксперт Павел Фельгенгауэр — о готовности российской армии и угрозе Третьей мировой войны

Военный эксперт Павел Фельгенгауэр — о готовности российской армии и угрозе Третьей мировой войны
The Village узнал, чем грозят России события на Украине, как выглядит российский Skynet и сколько в российской армии «вежливых людей»

Социолог Елена Омельченко — о поколении Крыма, прагматичном патриотизме и исчезновении готов
Социолог Елена Омельченко — о поколении Крыма, прагматичном патриотизме и исчезновении готов The Village узнал у руководителя Центра молодёжных исследований Елены Омельченко, почему после эмо не появилось ни одной яркой субкультуры и отчего молодые люди больше слушаются бабушек, чем мам
Социолог Елена Омельченко — о поколении Крыма, прагматичном патриотизме и исчезновении готов

Социолог Елена Омельченко — о поколении Крыма, прагматичном патриотизме и исчезновении готов
The Village узнал у руководителя Центра молодёжных исследований Елены Омельченко, почему после эмо не появилось ни одной яркой субкультуры и отчего молодые люди больше слушаются бабушек, чем мам

«Взял мяч — фигачь»: Как Wowhaus стали самыми известными архитекторами собянинской Москвы
«Взял мяч — фигачь»: Как Wowhaus стали самыми известными архитекторами собянинской Москвы Wowhaus — авторы дизайна «Стрелки», обновлённого парка Горького и Крымской набережной. Юрий Болотов — о том, как появились самые знаковые московские проекты последних лет и что будет дальше
«Взял мяч — фигачь»: Как Wowhaus стали самыми известными архитекторами собянинской Москвы

«Взял мяч — фигачь»: Как Wowhaus стали самыми известными архитекторами собянинской Москвы
Wowhaus — авторы дизайна «Стрелки», обновлённого парка Горького и Крымской набережной. Юрий Болотов — о том, как появились самые знаковые московские проекты последних лет и что будет дальше

Тэги

Новое и лучшее

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

От айфона до iHerb: Как сейчас заказать из-за рубежа одежду, технику и витамины

На границе с Финляндией у туристов изымают евро. На границе с Эстонией — не пропускают с валютой

Сыновьям Пескова и Мишустина позвонили с предложением явиться в военкомат

Первая полоса

Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан
Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан
Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан

Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

Билеты из России в безвизовые страны подешевели. Рассказываем, какие цены теперь

Рэпер Walkie покончил с собой из-за мобилизации

Автобус LuxExpress из Петербурга в Финляндию задержался на 7 (!) часов

Монголия выдаст виды на жительство всем россиянам, которые об этом попросят

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village
Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village Три утра Музея Москвы во время мобилизации
Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village
Три утра Музея Москвы во время мобилизации

Айтишникам начали приходить инструкции по получению брони от мобилизации. Но есть нюанс

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

«Я уезжаю прямо сейчас»

«Я уезжаю прямо сейчас»

«Я уезжаю прямо сейчас»

«Я уезжаю прямо сейчас»

Росавиация продлила ограничение полетов на юг до 10 октября — уже в 35 раз

На студента составили протокол о «дискредитации» за слово «могилизация»

Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Бороться с колониальным мышлением и слушать панк
Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Бороться с колониальным мышлением и слушать панк

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)

За что прокуратура Петербурга хочет признать «Весну» экстремисткой организацией

Полицейским запретили выезжать из страны — Baza и 47news

Apple перевезла большинство российских сотрудников в Кыргызстан — «Ведомости»

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Мы публикуем стихи Артема Камардина Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован
Мы публикуем стихи Артема Камардина

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам

Границу с Грузией запретили пересекать пешком, на велосипедах и самокатах

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

В ереванском баре Tuf начали продавать матрасы и подушки для переехавших по френдли-прайсу

InLiberty набирает учеников в онлайн-школу «Сделай сам» — для тех, кто занимается или хочет заниматься соцпроектами

Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Есть кимчи, помогая Армении, и слушать стендап
Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Есть кимчи, помогая Армении, и слушать стендап

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

Никита Михалков попросил отсрочку для участников съемок «нравственных» и «общественно значимых» фильмов

Мобилизация в России, день восьмой. Что произошло

Как найти жилье в Ереване
Как найти жилье в Ереване А там вообще осталось что снимать? Квартира или дом? Что с отоплением? Подписывать ли договор?
Как найти жилье в Ереване

Как найти жилье в Ереване
А там вообще осталось что снимать? Квартира или дом? Что с отоплением? Подписывать ли договор?

В США пообещали политическое убежище уклонистам от мобилизации

Латвия объявила режим ЧС на границе с Россией из-за мобилизации

Срочно в Турцию
Срочно в Турцию Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Турцию

Срочно в Турцию
Экстренный гид по эмиграции

Срочно в Кыргызстан
Срочно в Кыргызстан Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Кыргызстан

Срочно в Кыргызстан
Экстренный гид по эмиграции

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему? «Приехали и все время плачут»
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
«Приехали и все время плачут»

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

Хроники мобилизации в России, день девятый. Что произошло

«Мир кубиков» заменит Lego в России

Финляндия закроет въезд для российских туристов 30 сентября

Бывшие журналисты «Эха Москвы» запустят новое медиа

Центр Москвы перекроют 30 сентября из-за митинга в поддержку референдумов

На фоне мобилизации продуктовым магазинам опять рекомендовали не штрафовать поставщиков. Так уже делали после 24 февраля

Госбанки Турции отказались от использования системы «Мир»

Срочно в Сербию
Срочно в Сербию Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Сербию

Срочно в Сербию
Экстренный гид по эмиграции

Улицу в Москве назвали в честь Жириновского

«Пограничники знали фамилии и места каждого»: Пятерых петербуржцев не выпустили в Беларусь

Коммунальщики и полиция ломают двери в подъездах, чтобы вручить повестки. Об этом написал депутат, но позже удалил пост

Turkish Airlines отменила все рейсы в Сочи, Ростов, Екатеринбург и Минск до 31 декабря 2022 года

Apple заблокировала приложения почты Mail.ru и «ВКонтакте» в AppStore

Силовики пытали и насиловали гантелей поэта Артема Камардина в центре Москвы — «Новая газета. Европа»

Срочно в Казахстан
Срочно в Казахстан Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Казахстан

Срочно в Казахстан
Экстренный гид по эмиграции

Что происходило в российских военкоматах за день

The Bell: В аэропортах перестали пропускать мужчин, которые состоят в списках военкомата

В военкоматах Москвы и Петербурга мобилизованных зачисляют в тероборону

В казахстанском кинотеатре переночевали более 200 россиян

«Новая газета»: Более 260 тысяч мужчин покинули Россию после объявления мобилизации