«Суды Петербурга вне политики» Автор телеграм-канала Объединенной пресс-службы судов — о митингах, домашнем насилии и расчлененке

«Суды Петербурга вне политики»

«В марте 2020 года от Маши ушел муж. Подумав два месяца над сложившейся ситуацией, Маша пошла к гадалке Алле, которая пообещала вернуть мужа за 50 тысяч рублей. Муж не вернулся, Маша подала в суд иск с требованием взыскать с гадалки 50 тысяч рублей и моральный вред в размере миллиона рублей».

«В суде было установлено, что Алла, взяв 50 тысяч рублей, рассказала Маше о ритуале, который необходимо проводить ежедневно, в течение двух недель. Ритуал заключался в следующем: вечером Маша, сидя за столом, должна была зажечь две свечи и взять их в руки, после чего женщине необходимо было представлять супруга рядом, соединяя и разъединяя свечи. На столе также должны были лежать фотография мужа и фаллоимитатор. Длительность действия — не менее пяти минут. Завершив эту часть ритуала, Маша должна была взять фаллоимитатор и выполнить некоторые упражнения интимного характера с названным предметом.

Алла в суде утверждала, что указанный ритуал точно работает, просто Маша что-то делала не так. Маша же призналась судье, что вторую часть ритуала не выполняла ввиду отсутствия фаллоимитатора, после чего попросила отложить судебный процесс, дав шанс гадалке.

На следующем судебном заседании Маша отказалась от иска. Объединенной пресс-службе судов города Санкт-Петербурга Маша пояснила, что муж не вернулся, но за вторую часть ритуала истец ответчику очень благодарна, так как, проделав необходимые упражнения, она поняла, что „ушедший му**к не стоит никаких страданий вообще“. За приобретенное понимание Маше 50 тысяч рублей не жалко.

Суд производство по делу прекратил».

Что было дальше

Cкрыть

Это пост в телеграм-канале Объединенной пресс-службы судов Санкт-Петербурга. Его придумала и ведет руководитель пресс-службы Дарья Лебедева (а помогает ей пресс-секретарь Дарья Лисицкая). Канал появился несколько лет назад и стал главным источником информации о делах — от административных до уголовных, — которые рассматривают в местных судах. Вы, возможно, знаете его по трансляции с суда над историком Соколовым, истории с аниме в Колпино или саге об офицере Иванове и бритье бороды. Пожалуй, этот телеграм-канал — прямо сейчас самый интересный и живой судебный медиапроект в России (из числа официальных).

Каждый день Дарья Лебедева приходит на работу в Санкт-Петербургский городской суд на Бассейной улице. Это относительно новая постройка с атриумом, в центре которого стоит скульптура Фемиды с завязанными глазами, в одной руке у нее весы, в другой — меч. Мало кто знает, что в здании есть и просторный зимний сад, в котором выращивают экзотические кактусы, фикусы и монстеры — под запись с пением птиц.

Именно там мы встретились с Дарьей, чтобы узнать, как так получается, что за попытку убийства жены мужчину приговаривают всего лишь к условному сроку; почему задержанных на последних митингах в основном арестовывают и штрафуют; и действительно ли в Петербурге стало больше уголовных дел с расчлененкой.

Объединенная пресс-служба судов Санкт-Петербурга


Автор

Дарья Лебедева

Запуск канала

2016 год

Подписчиков (на момент выпуска интервью)

около 9 тысяч

Единственное, что я знаю о вашей биографии, — вы родились в Петербурге. Расскажите немного о себе: где учились, где работали до пресс-службы судов?

— Я родилась в Пушкине. В четыре года семья переехала в Польшу, куда папу направили служить. Через пять лет мы вернулись. После школы я поступила в Университет телекоммуникаций имени Бонч-Бруевича на экономический факультет, получила специальность в области электронного бизнеса и компьютерных технологий.

Работала в страховой компании, Восточно-европейской финансовой корпорации, а в 2009 году попала на работу в Пушкинский районный суд. В 2008-м приняли 262-й федеральный закон («Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации». — Прим. ред.),и судам требовались консультанты по информатизации. Я начала заниматься сайтом суда, разбираться в открытости и гласности правосудия. Получила юридическое образование. В 2013-м ушла в декрет, а через два года вышла на должность пресс-секретаря в Санкт-Петербургский городской суд (в районных судах таких ставок нет). В 2016 году Совет судей Санкт-Петербурга создал Объединенную пресс-службу, и с 1 марта 2017-го мы начали работать в нынешнем формате.

Я создала телеграм-канал — исключительно для удобства. При резонансном инфоповоде поступает огромное количество звонков, журналисты задают одни и те же вопросы. Когда заработала Объединенная пресс-служба судов, телеграм-канал был переименован, его формат немного изменился — и начало расти количество подписчиков, что не могло меня не радовать.

В 2018 году, когда Роскомнадзор пытался блокировать Telegram, вы ушли в TamTam (кроссплатформенный мессенджер, запущенный Mail.ru Group. — Прим. ред.). Но потом вернулись — причем еще до того, как Telegram снова стал легальным. В TamTam не сложилось с коммуникацией или что произошло?

— Я прочитала решение суда и не увидела в нем запрет на использование Telegram. Просто у меня он перестал работать. Я прекрасно понимала, что не имею право использовать VPN и прочие способы обхода. Нужна была альтернативная площадка, мы выбрали TamTam. А в один прекрасный момент я обратила внимание, что Telegram у меня снова работает. К тому же журналисты очень просили вернуться. TamTam у нас остался, мы его тоже ведем.

«Ударил один раз — вини его. Ударил второй — вини себя»

Как вы находите истории для постов? Ну, помимо резонансных тем, которые у всех на слуху.

— У меня есть доступ к базам районных судов. Ежедневно наша работа начинается с просмотра поступивших и рассмотренных дел. Для шести-семи постов в день (бывает и больше, наш рекорд — 23 поста) мы прочитываем порядка 100–150 документов. Ориентируемся не только на резонанс, но и правовой интерес. Телеграм-канал читают юристы, адвокаты, сотрудники правоохранительных органов, обычные граждане. В общем, мы сами все отслеживаем, просматриваем, запрашиваем информацию у районных судов. Мы — это Дарья Лебедева и моя коллега Дарья Лисицкая.

Телеграм-канал читают многие судьи, сотрудники аппарата. Бывает, они сами рассказывают об интересных делах — спасибо огромное им за это. Таким образом у нас получился великолепный пост о гадалке.

Мой любимый.

— Он у многих любимый. Или, например, история с офицером и бритьем бороды ею поделились мои любимые военные судьи. Или иск мужа к любовнику о разрушении семьи.

Меня поразил недавний пост про семейство Харламовых — это где муж почти убил жену, но немного не добил, а она попросила суд его простить. Особенно поразил приговор — условный срок.

 Ну вот простила она его, рыдала на суде, умоляла строго не наказывать. Суд это учел. Подсудимый раскаялся, а у нас гуманное правосудие

— Такое бывает очень часто. Мы с Дарьей [Лисицкой] долго обсуждали этот приговор. Ну вот простила она его, рыдала на суде, умоляла строго не наказывать. Суд это учел. Подсудимый раскаялся, а у нас гуманное правосудие.

Вам это кажется справедливым?

— То, что правильно по закону, не всегда кажется справедливым обывателю.

Лично мне кажется, что дело Харламовых наглядно иллюстрирует необходимость в России закона о домашнем насилии и, в частности, охранных ордеров. А вы что думаете?

— Честно скажу, никогда эту проблему не изучала. Но я не понимаю женщин, терпящих мужчин, которые бьют и издеваются. У меня никогда такого в жизни не было, и я для себя этого не приемлю. У меня в этом плане просто: что-то не понравилось — я пошла и развелась, разговор короткий. Видимо, этот вопрос требует какого-то глубокого изучения – чтобы понять, почему же ты терпишь, когда тебя бьют, когда тебе делают плохо?

По теме созависимости очень много всего написано. Да и полно ситуаций, когда просто уйти некуда.

— Ну что значит — некуда уйти?

Например, когда жертву не поддерживает окружение, когда она финансово зависит от мужа.

— Значит, надо было выстраивать свою жизнь таким образом, чтобы не зависеть ни от кого финансово, тем более от мнения окружения. Меня мама и папа, видимо, хорошо воспитали. Они говорили: любовь-морковь, дети, семья — это замечательно, но ты всегда должна быть готова к тому, что можешь остаться одна. И, мне кажется, в современных реалиях любая женщина должна быть готова остаться одна и при этом быть счастливой. А вот допустить, чтобы кто-то меня ударил, а я после этого простила, потому что мне некуда уйти… Думаю, я бы пошла в парк на скамейку ночевать, но не позволила к себе отношение, которое меня унижает. Кроме того, у нас есть огромное количество центров, которые оказывают помощь женщинам.

Их очень мало.

— Значит, помоги себе сам. В общем, я о том, что если ты не хочешь, чтобы над тобой издевались, найдешь возможность уйти и быть счастливой. И не будешь ждать пули в лоб, а потом рыдать в суде: «Простите его, пожалуйста, мне жить с детьми не на что». Повторюсь, я этот вопрос не изучала, сужу только по себе. Ударил один раз — вини его. Ударил второй — вини себя.

«В толпе все герои, а как ответственность нести, так „с женой гулял“»

Пока мы разговариваем, у Дарьи несколько раз звонит телефон. Она отвечает на один из звонков. Журналист спрашивает про слабослышащего петербуржца Дмитрия Панасюка, которого задержали на протестной акции 31 января. Накануне телеграм-канал «Апология протеста» опубликовал такое сообщение: «В Красногвардейском суде Петербурга в эти минуты идет заседание по делу Дмитрия Панасюка из-за событий 31 января. Все бы как обычно, только парень слабослышащий. Сообщает нам в мессенджере, что за него на вопросы судьи отвечает сотрудник полиции. Какие ему задают вопросы, он не знает. Сурдопереводчика ему суд не предоставил. Еще одна история, о которой Объединенная пресс-служба питерских судов в своем канале не напишет».

Я так понимаю, речь о слабослышащим парне…

— Да, совершенно верно. У нас же все разбираются в праве и точно знают, что произошло.

Видели, наверное, пост в «Апологии протеста».

— Видела. Они вообще интересные, честно.

Вас не обижает формулировка?

— Да ну, перестаньте. Это работа, люди вправе воспринимать происходящее так, как пожелают. Я им, на самом деле, очень благодарна за рекламу. Они пишут: «а об этом Объединенная пресс-служба не расскажет» — и ссылочка на телеграм-канал, а у меня число подписчиков растет. И люди могут читать достоверную, проверенную и грамотно изложенную информацию.

Конечно, я вчера прочитала этот пост [про Дмитрия Панасюка]. С утра уточнила информацию: суд даже не приступал к рассмотрению материалов. Убедился, что молодой человек — инвалид по слуху, ему не разъяснили прав, не вручили копию протокола. И материалы вернули для устранения препятствий к рассмотрению.

То есть это неправда, что за парня отвечал полицейский?

— Судья при подготовке к делу, задавая вопросы, поинтересовалась, почему на них отвечает полицейский. Установила, что молодой человек действительно не слышит, и вернула материалы. К сожалению, в большинстве случаев никто не разбирается, что на самом деле произошло, но надо же на кого-то свалить вину (наше интервью состоялось 2 февраля. Через несколько дней в телеграм-канале «Апология протеста» рассказали о другом случае со слабослышащим петербуржцем: Евгения Агафонова, который физически не мог говорить, оштрафовали на пять тысяч рублей за скандирование лозунгов. — Прим. ред.).

На ваш взгляд, почему после 31 января в Петербурге так много арестов и штрафов? Утром 2 февраля спецприемник ГУ МВД на Захарьевской просто переполнился от числа арестованных.

— Смотрите, ситуация такая: во-первых, суды Санкт-Петербурга вне политики, во-вторых, состав правонарушения есть, должно быть наказание.

Погодите, у вас в телеграм-канале в одном из постов написано: человек пошел погулять с женой, ему сотрудник полиции указал направление, они послушались — и попали в отдел. 

— Это варианты защитных версий. В подавляющем большинстве они не подтверждаются.

Мне, как пресс-секретарю, очень интересно наблюдать с момента, когда ты идешь в толпе и кричишь — до того момента, когда оказываешься в суде. Я бы, наверное, могла понять все вот эти действия, их смысл, если бы люди отстаивали позицию до конца. В толпе все герои, а как ответственность нести, так с женой гулял и виды города фотографировал. Сколько материалов уже рассмотрено, и только один молодой человек отстаивал свою позицию. Открыто заявил в суде, что пришел на митинг, знал, что он несанкционирован, считает, что это лучший способ высказать недовольство властью, и в содеянном не раскаивается. Просил у суда арест, так как денег нет. Он получил сутки ареста.

 Только один молодой человек отстаивал свою позицию. Открыто заявил в суде, что пришел на митинг, знал, что он несанкционирован, считает, что это лучший способ высказать недовольство властью

Вы упомянули, что хотите составить топ-5 задержанных на последних протестных акциях в Петербурге.

— Да, есть очень интересные люди и процессы. Например, одна девушка утверждала, что вышла из метро, не видела полицию, села на скамейку, ее задержали просто так. Судья открыл «Яндекс.Панораму», и они «прошли» до той скамейки, на которой она якобы сидела. А потом сравнили с расстановкой сотрудников правоохранительных органов. И выяснилось, что никакой скамейки там нет, и не заметить полицию было невозможно.

Другая девушка заявила: «Я просто сидела, все закричали „бегите“, я побежала». Судья у нее спросил: «Вы Навального поддерживаете или нет?» Она ответила: «Нет, и вообще я тут подумала: я выбираю полицию, хочу в университет МВД поступать!»

Меня каждый раз удивляет несоразмерность наказания. Например, мы имеем историю от 23 января, когда женщину ударил в живот сотрудник полиции. Он попросил у нее прощения, ну и все, как бы на этом инцидент типа исчерпан. С другой стороны, мы имеем историю Андрея Ломова, отца семерых детей, который толкнул пару правоохранителей и теперь до 22 марта сидит под арестом.

— Про Маргариту Юдину я, конечно, читала, но трогать эту историю не буду, потому что до суда ничего не доходило.

Я к тому, что если Ломов извинится перед полицейскими, его отпустят? Это работает в обратную сторону?

— У нас бывают прекращения по 318-й и 319 статьям УК РФ («Применение насилия в отношении представителя власти»; «Оскорбление представителя власти». — Прим. ред.) за примирением сторон. Были и оправдательные приговоры. Заключение фигуранта под стражу на период расследования не означает обвинительного приговора.

То есть если сотрудник полиции простит Андрея Ломова, его отпустят?

— Если в суд будет подано ходатайство о прекращении дела за примирением сторон, то это возможно.

«Процесс по историку Соколову получился красивый»

Дарья, вы сама часто ходите на процессы?

— В Санкт-Петербургском городском суде я присутствую практически на всех, потому что мне очень нравится смотреть вживую. В районные суды мы выезжаем на резонансные дела.

Какое впечатление на вас произвел процесс по историку Соколову?

— С правовой точки зрения это несложное дело. Для меня процесс был важен тем, что стал первым в России с онлайн-трансляцией в новом формате — с сохранением в открытых источниках и возможностью скачать видео. Мы начинали слушать дело в период пандемии, и, конечно, хотелось, чтобы все было на высоком уровне. Но и сам процесс, по моей субъективной оценке, получился красивый.

Какое интересное прилагательное.

— Я имею в виду работу суда, защиты и обвинения. Были достойные и прокурор, и адвокат. Я оцениваю дела и не как судьи, и не как журналисты. Смотрю на них еще с точки зрения красоты процесса, его представления — у меня такое восприятие мира.

В связи с делом Соколова появилось большое количество мемов про Петербург как город расчлененки. И такое ощущение, что периодически этот миф подтверждается. Например, была история с рэпером Энди Картрайтом, которого расчленила его жена Марина Кохал. Недавно СМИ писали про Анастасию Алферову, которая убила и расчленила своего соседа, а останки, испугавшись тюрьмы, спрятала на Канонерском острове (ее признали виновной в убийстве при превышении пределов необходимой обороны). Таких дел сейчас правда больше, чем раньше? Или просто так кажется?

— Я не могу сказать, что их стало больше. Это абсолютный минимум во всем объеме уголовных дел. Они резонансные, многие журналисты любят такое. К сожалению, мало кто умеет интересно писать, например, о финансовых преступлениях. А здесь все просто: убил, расчленил, нормально — добавим картинку, и будет новость.

«СМИ тоже должны нести ответственность за то, что пишут»

Перед интервью вы спрашивали, будем ли мы говорить о состоянии судебной журналистики. Меня удивило, что судебная журналистика в Петербурге в принципе есть.

— В том-то и дело, что ее нет. У меня был потрясающий случай: судья огласила приговор, я опубликовала пост, и она мне присылает ссылку на статью в СМИ. Журналист решил сделать вывод: мол, за такое преступление судья мало дала. Я связала судью с этим журналистом, и она спросила: «Вот вы написали, что я мало дала. А сколько должна была?» По санкции больше десяти лет не выходит, поэтому при всем вашем желании дать, скажем, 20 лет мы не можем.

Чтобы оценивать решение судьи, необходимо обладать знаниями. А мне одна журналистка заявила: «В мои должностные обязанности не входит думать». В то же время, когда я только начинала работать, были корреспонденты, которые заставляли меня учиться и развиваться. Звонок от которых был как микроинфаркт, потому что я понимала: сейчас будут такие вопросы… С ними было интересно работать. А сейчас, ну, «в мои должностные обязанности не входит думать», ежедневно одни и те же вопросы от одних и тех же людей.

 Мне одна журналистка заявила: «В мои должностные обязанности не входит думать»

Давайте уже назовем их. У вас есть какой-то любимый автор или издание и наоборот — автор или издание, которые пробили дно?

— Таких большинство.

Спасибо.

— Я о тех, кто пишет про суды и судебные процессы. За примером далеко ходить не надо. Мы специально сделали трансляцию с рассмотрения исков по аниме. И все равно СМИ написали, что аниме запретили во всей стране (на самом деле речь шла про две ссылки. — Прим. ред.). Раньше я звонила, пыталась объяснять. Теперь поняла, что это бесполезно.

Журналисты предпочитают мучить вопросами меня — вместо того, чтобы сделать свою работу, пользуясь открытыми источниками. По той же трансляции [суда по аниме] мне позвонил один журналист и сказал: «Вы что, там же запись на три с половиной часа, это долго». Я спросила: «То есть я должна посмотреть эти три с половиной часа и потом вам рассказать?» Его ответ: «Ну, в идеале — да».

Я не готова, организовав трансляцию заседания, 20 раз написав одно и то же в телеграм-канале, еще анализировать за журналиста, чтобы он потом просто вставил это в текст. Мне вот еще очень нравится, когда берут фотографии, причем даже с нашими водяными знаками, и пишут большими буквами: «эксклюзив». Или, например, сидим на процессе по мере пресечения (дело Марины Кохал). Обвиняемая говорит: «Я не признаю вину». Через пару минут один из телеграм-каналов пишет: «Марина Кохал признала вину». А мы ведь все здесь сидим — следователь, прокурор, защитники, сама Кохал, судья, секретарь, я. Но больше всего меня поразило, что почти сразу телеграм-каналы средств массовой информации стали дублировать этот текст про признание вины со ссылкой на «источник в правоохранительных органах». Разве это имеет какое-то отношение к журналистике?

Или когда в период пандемии пишут: «сообщает наш корреспондент из зала суда». Судьи хохочут: «Даша, почитаешь, так у меня тут прямо табун сидел». Все это меня удивляет, потому что я, например, несу полную ответственность за информацию, которую выдаю. И мне кажется, СМИ тоже должны нести ответственность за то, что пишут. Мне не обидно за фото и ссылки, я всегда с удовольствием отвечаю на грамотные уточняющие вопросы, но такой непрофессиональный подход СМИ очень обесценивает информацию.

Справедливости ради отмечу, что есть корреспонденты, которые изучают, грамотно задают вопросы, в состоянии найти интересное в посте пресс-службы, но их мало. Я уже сказала, что в начале работы были журналисты, которые заставляли развиваться. Они и сейчас заставляют. Я очень благодарна Александру Ермакову из издания «Фонтанка.ру» и Дмитрию Маракулину, который раньше работал в «Коммерсанте», а сейчас — в «Деловом Петербурге». Их всегда интересно читать, они действительно понимают, о чем пишут.

«Ноябрь 1942 года — жена требует алименты с мужа»

Каким образом сложился спецпроект к 75-летию Победы? И почему у него была странная, на мой взгляд, концепция: сначала нам рассказывают про каких-то дезертиров и убийц, а в финале — про 75-летие Победы и судебные документы из жизни обычных граждан. Получаются антонимы: светлый праздник и чернуха.

— К идее проекта меня подтолкнула судья Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга Ирина Альбертовна Воробьева. Она пишет кандидатскую диссертацию и нашла в архивах ранее не публиковавшуюся стенограмму Константина Булдакова (председатель Городского суда Ленинграда в годы войны и блокады. — Прим. ред.). Мы с Ириной Альбертовной занимаемся созданием музея истории Санкт-Петербургского городского суда, который, возможно, откроется в 2023 году. И вот она говорит: «Почитай». Мы расшифровали стенограмму, захотелось поделиться документом. Кроме того, огромную работу проделали наши военные судьи: у них три книги только по трибуналам — в том числе одна посвящена как раз Великой Отечественной войне.

И я поняла, что есть живые документы, которые необходимо показывать. Ничто так не передает атмосферу, как документ. Я запросила в районных судах, сохранилось ли что-то с войны. Суды откликнулись: «Не поверишь, несмотря на дату — ноябрь 1942 года, — жена требует алименты с мужа». Мужчина доказывает суду, что действительно состоял в браке с такой-то женщиной — приводит свидетелей, суд их допрашивает. И в то же время ребенку пробивают голову за кусок хлеба. 

Все было. И это, мне кажется, ни в коей мере не портит праздник Победы.

По закону об архивном деле мы вправе публиковать документы без согласия участников после 75 лет. У меня есть обратная связь по этому проекту: он оказался интересным, его читают, ко мне обращаются даже обычные граждане с просьбой выслать им материалы. Мы будем и дальше публиковать архивные документы.

«Все двери открыты, и только стук клавиш слышен»

Мы находимся в относительно новом здании Горсуда — его построили около 10 лет назад. Каково в нем работать? Насколько оно удобно в использовании? Какое у вас тут любимое место? Зимний сад, о существовании которого, кажется, мало кто знает?

— Здание, безусловно, удобное, у всех просторные кабинеты. Все потоки разделены. Есть отдельные входы для присяжных, слушателей, судей, подсудимых. Здание строили под постоянным контролем предыдущего председателя Валентины Николаевны Епифановой. Здесь все продумано.

О зимнем саде из посторонних знают, наверное, только студенты Северо-Западного филиала Российского государственного университета правосудия, которым я читаю лекции, и некоторые журналисты. Его мало посещают, потому что все сидят по своим кабинетам и работают. Бывает, входишь в судебный состав, который сегодня не заседает. Длинный коридор, все двери открыты, и только стук клавиш слышен. Люблю. У нас вообще очень хорошие люди, правда.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Социолог Кирилл Титаев — о том, почему судьями в России чаще всего становятся женщины
Социолог Кирилл Титаев — о том, почему судьями в России чаще всего становятся женщины The Village узнал, как устроена работа, карьера и жизнь российских судей
Социолог Кирилл Титаев — о том, почему судьями в России чаще всего становятся женщины

Социолог Кирилл Титаев — о том, почему судьями в России чаще всего становятся женщины
The Village узнал, как устроена работа, карьера и жизнь российских судей

«Ротонда»: Как устроен самый известный телеграм-канал Петербурга
«Ротонда»: Как устроен самый известный телеграм-канал Петербурга Журналистки Мария Карпенко и Ксения Клочкова — о политических шутках, Беглове и принципиальной неанонимности
«Ротонда»: Как устроен самый известный телеграм-канал Петербурга

«Ротонда»: Как устроен самый известный телеграм-канал Петербурга
Журналистки Мария Карпенко и Ксения Клочкова — о политических шутках, Беглове и принципиальной неанонимности

«Мы как персонажи хоррор-фильма»: Философ Оксана Тимофеева — о том, как 2020 год изменил наше отношение к смерти
«Мы как персонажи хоррор-фильма»: Философ Оксана Тимофеева — о том, как 2020 год изменил наше отношение к смерти
«Мы как персонажи хоррор-фильма»: Философ Оксана Тимофеева — о том, как 2020 год изменил наше отношение к смерти

«Мы как персонажи хоррор-фильма»: Философ Оксана Тимофеева — о том, как 2020 год изменил наше отношение к смерти

Тэги

Сюжет

Люди

Событие

Места

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Приходим в себя после майских: Как провести неделю

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

К вам едет ревизор

Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!

Первая полоса

Приходим в себя после майских: Как провести неделю
Приходим в себя после майских: Как провести неделю Лучшие концерты, выставки и кинопоказы в Москве
Приходим в себя после майских: Как провести неделю

Приходим в себя после майских: Как провести неделю
Лучшие концерты, выставки и кинопоказы в Москве

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе
«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе
«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

К вам едет ревизор
Спецпроект
К вам едет ревизор Сдали в лабораторию образцы пыли из салона красоты и узнали, чем мы там дышим
К вам едет ревизор
Спецпроект

К вам едет ревизор
Сдали в лабораторию образцы пыли из салона красоты и узнали, чем мы там дышим

Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы
Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы
Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы

Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!
Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы! Релакс-гаджеты или бесконечная пупырка из TikTok?
Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!
Релакс-гаджеты или бесконечная пупырка из TikTok?

«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»
«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим» Светлана Нигматуллина посетила больше 30 стран, а потом запустила туры в Калининград
«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»

«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»
Светлана Нигматуллина посетила больше 30 стран, а потом запустила туры в Калининград

Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века
Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века
Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века

Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках «Жить нужно так, как хотим мы»
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках
«Жить нужно так, как хотим мы»

«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова
«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова
«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова

«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова

«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос
«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос От школьных экспериментов до постановки на учет в полиции
«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос

«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос
От школьных экспериментов до постановки на учет в полиции

Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем
Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем Который уже можно найти повсюду
Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем

Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем
Который уже можно найти повсюду

Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!
Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все! И даже больше
Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!

Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!
И даже больше

Шоссе в никуда: Еще один лес в Москве уничтожат дублерами
Шоссе в никуда: Еще один лес в Москве уничтожат дублерами Новые трассы только усилят пробки
Шоссе в никуда: Еще один лес в Москве уничтожат дублерами

Шоссе в никуда: Еще один лес в Москве уничтожат дублерами
Новые трассы только усилят пробки

Где покупать одежду дешевле и продавать ненужную: 9 российских ресейл-платформ
Где покупать одежду дешевле и продавать ненужную: 9 российских ресейл-платформ
Где покупать одежду дешевле и продавать ненужную: 9 российских ресейл-платформ

Где покупать одежду дешевле и продавать ненужную: 9 российских ресейл-платформ

Где есть сэндвичи с пастрами в Москве
Где есть сэндвичи с пастрами в Москве
Где есть сэндвичи с пастрами в Москве

Где есть сэндвичи с пастрами в Москве

Сколько на самом деле стоит вылечить зуб
Сколько на самом деле стоит вылечить зуб Мы узнали, почему так дорого
Сколько на самом деле стоит вылечить зуб

Сколько на самом деле стоит вылечить зуб
Мы узнали, почему так дорого

Как экономить и откладывать деньги, когда цены постоянно растут
Как экономить и откладывать деньги, когда цены постоянно растут А зарплата — нет
Как экономить и откладывать деньги, когда цены постоянно растут

Как экономить и откладывать деньги, когда цены постоянно растут
А зарплата — нет

10 альбомов, которые вы могли пропустить в 2021 году
10 альбомов, которые вы могли пропустить в 2021 году Ирландец For Those I Love, «ИХНАБТБ» и норвежский постпанк Pom Pom
10 альбомов, которые вы могли пропустить в 2021 году

10 альбомов, которые вы могли пропустить в 2021 году
Ирландец For Those I Love, «ИХНАБТБ» и норвежский постпанк Pom Pom

Как сделать квартиру удобной для жизни
Как сделать квартиру удобной для жизни
Как сделать квартиру удобной для жизни

Как сделать квартиру удобной для жизни

Как быть счастливым без денег, не плакать о потерянных биткоинах и смириться с удаленкой
Как быть счастливым без денег, не плакать о потерянных биткоинах и смириться с удаленкой Наши лучшие истории о работе, бизнесе, заработках и тратах
Как быть счастливым без денег, не плакать о потерянных биткоинах и смириться с удаленкой

Как быть счастливым без денег, не плакать о потерянных биткоинах и смириться с удаленкой
Наши лучшие истории о работе, бизнесе, заработках и тратах

Подпишитесь на рассылку