25 сентября, суббота
Санкт-Петербург
Войти

Инфлюенсеры и подписчики — о том, нужно ли вводить обязательную маркировку отретушированных фото Как это сделали в Норвегии

Инфлюенсеры и подписчики — о том, нужно ли вводить обязательную маркировку отретушированных фото

В июне в Норвегии был принят закон, который обязывает местных инфлюенсеров помечать в соцсетях фотографии с ретушью и указывать, что именно было изменено. Пока это правило относится только к проплаченным постам или тем, за которые блогеры получили какую-либо выгоду, например вещи по бартеру. Закон появился с подачи Министерства по делам детей, равноправия и социальной интеграции Норвегии: чиновники опирались на исследования, в которых было установлено, что нереалистичные стандарты красоты становятся причиной низкой самооценки, особенно от kroppspress («давления на тело») страдают дети и подростки. За нарушение закона блогеров ждут штрафы, а в крайних случаях и тюремное заключение. Пока непонятно, будут ли наказывать инфлюенсеров, например, за цветокоррекцию, а не за уменьшенную в два раза талию и идеально гладкую благодаря фильтрам кожу. Неизвестно, когда закон начнет действовать — дату должен назвать король Норвегии. Похожие правила также существуют и в Великобритании. Там блогерам нельзя применять фильтры и ретушь на фото, если оно сделано для рекламы косметики.

В России о принятии таких законов речь пока не идет, но в начале года вступил в силу административный регламент МВД по выдаче и замене паспортов, ужесточающий требования к фотографиям. Согласно регламенту, теперь запрещены любая обработка и ретушь фото на паспорт, а сниматься на документ нельзя в цветных линзах. Мы решили узнать у российских фотографов, визажистов, инфлюенсеров и подписчиков популярных людей в соцсетях, как они относятся к инициативе, принятой в Норвегии, и может ли ретушь на фото повлиять на самооценку — как в отрицательную, так и в положительную сторону.

Что говорят создатели контента


Ася Лунегова

инфлюенсерка

Я считаю закон о необходимости помечать ретушь суперполезным, особенно с учетом того, что сейчас Instagram пытается всеми способами удержать аудиторию и не давать ей утекать в TikTok. В формате видео сложнее себя фотошопить и ретушировать, а Instagram изначально был платформой для фото. С точки зрения тенденций все и так идет к тому, что ретуши становится меньше, и то, что эта тема поднимается на государственном уровне, — очень круто. Такой закон точно намного более полезный, чем многие законы, которые принимаются в России. С помощью ограничений и регулирований правительство Норвегии заботится о ментальном здоровье граждан. Ретушь в медиа сильно влияет на формирование и состояние подростков, провоцирует расстройства пищевого поведения — и на это тратятся деньги, выделенные на здравоохранение. Было бы здорово, что бы и у нас появился такой закон.

Мне кажется, что именно косметическая ретушь — это пережиток прошлого. Мы движемся в светлое, намного более репрезентативное для разных тел будущее. И это здорово! Тенденция к уменьшению ретуши сбережет психику подрастающего поколения. Мою психику в свое время это точно оградило бы от переживаний. Instagram 2015 года, когда я начинала в нем сидеть, — это очень мало про «живую жизнь» и много про выверенные позы, рабочие ракурсы и FaceApp. Я помню те «славные» времена, когда мне казалось, что у всех прекрасные фигуры, кроме меня. Я тогда и не догадывалась обо всех тонкостях фотошопа. Поэтому сейчас в инстаграме я выступаю за честность и принятие себя. Я на свои фото накладываю только винтажные фильтры или делаю цветокоррекцию, специально могу даже поставить первой в «карусели» не самое удачное фото просто потому, что оно мне больше нравится. С появлением бодипозитива в моей жизни я вообще забыла о существовании рабочих ракурсов и необходимости приводить себя в порядок перед тем, как сделать снимок. Я получаю удовольствие, ловлю моменты, а не стараюсь выглядеть идеально.

Ретушь точно не поможет принять себя. Есть гринвошинг, а есть бодипозитив-вошинг, это как раз ретушь, которая якобы помогает. Чем больше мы видим реальные тела с растяжками, шрамами, веснушками и другими особенностями, тем лучше. Многие говорят: «Зачем это показывать? Это у всех есть!» Может, взрослым умом ты это понимаешь, но, когда ты ребенок или подросток, тебе кажется, что волосы в подмышках и растяжки есть только у тебя. Тебе же никто не показывает неидеальные тела, и узнать о них тебе неоткуда.

Эмми Америка

фотограф

Я считаю, что ретушь имеет право существовать, но в меру. Я, безусловно, ретуширую свои фотографии, но в основном поправляю такие штуки, как складки на одежде, грязь на дороге, маленькие волоски, которые торчат там, где не надо. Мое правило: если что-то не постоянная часть человека, то это можно ретушировать. Например, проблемы с кожей я предпочитаю убирать, ведь прыщи не перманентное явление, а шрамы — нет, разве что если сам герой попросил об этом.

Хуже всего я отношусь к ретуши, когда речь идет о теле. Я практически никогда не делаю никого меньше и худее. Но, например, если рука или нога расплющилась от того, что человек придавил эту часть тела к стулу (так часто происходит), это я поправлю.

Для меня главное — чтобы фото отражало то, как человек выглядит в реальной жизни. Я считаю, что, как у фотографов, у нас очень большая ответственность за то, чтобы не культивировать нереалистичные стандарты.

Антон Данилов

редактор Wonderzine

Принятый в июле закон в Норвегии лично мне кажется как мертвому припарка: я не уверен в том, что маркировка ретушированных фотографий хоть как-то решит проблему нереалистичных стандартов красоты просто потому, что сами эти стандарты никуда не исчезнут. Огромная часть людей продолжит стремиться к красоте из инстаграма, и маленькой подписи, как мне кажется, может не хватить для масштабных перемен. Стандарты красоты остаются все еще очень желанными, потому что соответствие им может сулить вполне осязаемые выгоды гало-эффекта.

Безусловно, само намерение напомнить детям и подросткам (а именно им, как говорят норвежские власти, и нужно напоминать, что фотографии в социальных сетях отличаются от реальной жизни) — несомненно хорошая идея. Здесь очевидны лучшие намерения тех, кто принял этот закон. Я думаю, что маркировку таких фото можно сравнить с устрашающими картинками рака и выкидышей на пачках сигарет: да, вероятно, кого-то они побудят отказаться от вредной привычки, но в основном же эти фотографии — белый шум, на них так или иначе смотрят очень много курильщиков и продолжают курить. Так и здесь: маркировка о ретуши не решает проблему, тем более что идеальные тела, лица и улыбки преследуют нас не только в соцсетях.

Я не думаю, что ретушь сама по себе зло. Например, автомобиль тоже сам по себе не плох — но только не в том случае, если, например, за руль сядет пьяный человек и собьет пешехода. Когда ретушь используется, чтобы «подогнать» тело человека под стандарты красоты, то она, вероятно, тоже вредит. Грустно, что в 2021 году, когда есть много разных возможностей для креативной рекламы, бренды и инфлюенсеры используют маркетинговый прием родом из 50-х — внушение, что с покупкой какого-то конкретного товара покупатель или покупательница будут выглядеть так же, как и модель на фото (что, конечно же, кромешный абсурд).

Еще мне кажется важным отметить два нюанса: кто ретуширует и насколько сильно. Если ретушью пользуется обычный человек для фото, которые не связаны с продвижением товаров, то это все же его или ее право — возможно, ретушь здесь правда помогает принимать свое тело. Если то же самое происходит в коммерческих целях, то здесь хорошего значительно меньше: все это происходит в конечном счете еще и для того, чтобы продать нам как можно больше товаров, часто ненужных или бесполезных. Что касается интенсивности ретуши: я вижу большую разницу между тем, чтобы закрасить прыщик на носу, и тем, чтобы уменьшить фигуру модели, увеличить грудь, отбелить кожу и так далее. Именно так лично я использую ретушь: мой максимум — это закрасить воспаление на лбу или следы недосыпа.

Милая Оли

бодипозитивная фотографиня, активистка, квир-артист

На мой взгляд, маркировка отретушированных фото — это абсолютно нормальная практика. Все большие заказчики рекламы у блогеров и так прописывают в договоре необходимость помечать рекламную интеграцию надписью или хештегом.

Мой взгляд на ретушь, как бодипозитивной активистки с большим стажем и фотографини, снимающей проекты с людьми без модельного опыта, однозначно отрицательный. Думаю, мир еще не готов к этому разговору, но ретушь в модных журналах, рекламе косметики и в инстаграм-аккаунтах селебрити создает нереалистичные стандарты красоты. У тебя не должно быть прыщей, волос над губой, волос на теле и так далее. И я сейчас говорю не только об индустрии красоты и не о любой из сестер Кардашьян, чье фото с «натуральным» видом на самом деле скрывает «макияж без макияжа», ретушь и постановку кадра. Даже начинающие фотографы копируют какие-то известные образы и могут настолько отретушировать кожу, что у модели просто не будет пор.

Мы можем долго размышлять, влияет ли это только на детей и подростков, но лично мне кажется, что человек в любом возрасте, получив фотографии «более идеальной себя», может расстроиться, увидев в зеркале прыщи из-за ношения маски и мешки под глазами. Мне кажется, что, вместо того чтобы воспевать «идеальную» версию себя, мы нуждаемся в том, чтобы принимать себя такими, какие мы есть, и, наверное, в принципе не возводить идеальную внешность на какой-то пьедестал.

Дети и подростки особенно впечатлительны, но мне кажется, что впечатлительны все люди, для которых скрыто закулисье медиа и моды. Например, можно погуглить фразы типа «ретушь модели для журнала» и посмотреть видео или фото «до и после», чтобы удивиться, что, оказывается, модель выглядит так же неидеально, как мы с вами, и много работы делается именно на постродакшене. Или другой пример — маски в инстаграме, которые уменьшают подбородок, увеличивают глаза и блюрят лицо. Сейчас их стало меньше, но я помню, когда их было много и большая часть моей ленты ими пользовалась. Да и я иногда тоже. Но меня, честно, пугало, насколько мое лицо становилось другим, более «красивым» и подходящим под «норму», и я знаю людей, которым было очень тяжело «ссаживаться» с этих масок и переходить на те, которые не деформируют лицо.

Я практически сразу заявила себя как фотографиню, не использующую косметическую ретушь (само изображение я обрабатываю, но не внешность модели), потому что мне было идеологически некомфортно это делать. Сейчас я могу по предварительной просьбе сделать меньше те же мешки под глазами или свежие прыщи, но все остальное — нет.

Я думаю, что каждый человек сам решает, принимает ли он ретушь или нет, хочет ли он ретушированные фотографии или нет, поможет ли это в принятии себя или нет. Мне кажется, что для принятия себя нужно сначала приучить себя делать селфи — снимать себя самостоятельно, выбирая ракурсы, в которых ты себе нравишься. Фото с ретушью будет только увеличивать разрыв между «идеальной версией меня» и «настоящей (некрасивой) версией меня», но я не психологиня, чтобы давать какую-то экспертную оценку.

На мой взгляд, сейчас из-за популярности феминизма и бодипозитива, а также идей diversity, ретушь в кампаниях больших брендов действительно становится мягче, и это меня радует. Но все полумеры все еще рождают много вопросов. Например, обложка и внутренняя съемка с Тесс Холлидей для английского Cosmo. С одной стороны, в журнале опубликовали толстую модель и получили критику «пропаганды ожирения», а с другой, мощно зафотошопили ее тело, чтобы оно было гладким, без целлюлита. С Лиззо, кстати, была аналогичная ситуация. Что лучше — вообще не публиковать фотосессию, потому что без ретуши ее не пропустят, или вот такие полумеры? Я, честно, не знаю ответа на этот вопрос. Наверное, сейчас нам нужны полумеры, но важно критиковать и их тоже, чтобы показывать, что ситуация все еще не идеальная.

Что говорят потребители контента


Александра

не представляет, как закон будет работать в России

 Я не против идеи помечать отретушированные изображения, если там не просто замазан летящий по небу пакет, а конкретно изменено лицо и тело человека. Когда постоянно наблюдаешь идеальных людей, начинаешь себя с ними невольно сравнивать (конечно, не в свою пользу). Хотя иногда ретушь бывает такая топорная, что никакие пометки даже не нужны, нужно просто не прогуливать уроки анатомии в школе. Талия толщиной с шею, ноги, как у кузнечика, кожа вообще без какой-либо текстуры, поплывшие стены и собаки на фоне — когда видишь все это на страницах инфлюенсеров, кажется, что тебя держат за идиотку.

Сама по себе идея помечать отретушированные фото неплохая, но я не представляю, как это могло бы работать в России. Наверняка выявить профессиональную ретушь довольно сложно, надо запрашивать исходники фотографий. Каждый день в Instagram выкладывают тысячи всевозможных постов с интеграциями, и, чтобы все их проверить, потребуются огромные ресурсы. Представляю, как сидит в пыльном отделении полицейский и с лупой, как Бастрыкин, разглядывает попу Анастасии Мироновой на предмет фотошопа. У нас этим заниматься просто никто не будет. Другое дело, если бы обязали к любому упоминанию президента добавлять, какой он замечательный политик и честный человек, тогда бы это контролировали строго и проверяли каждый пост.

Понятно, почему ввели запрет на ретушь изображения на документы. Наверное, некоторые забывают, что кабинка пограничника в аэропорту или ЗАГС — это не инстаграм с преданными подписчиками и там не прокатит уменьшенный в два раза нос. Хотя если уж государство строго запрещает корректировать фото на документы, пусть вводит для фотографов и мастерских какие-то правила. Не знаю, в чем там дело — в плохой технике или кривых руках фотографов, но иногда в разных мастерских с разницей в час я сама получалась то нормально, то ужасно до неузнаваемости.


Максим

не подписывается на инфлюенсеров, но все равно их видит

 У меня нет инфлюенсеров в подписках, однако это не мешает мне наблюдать их в рекламе. Реально раздражает смотреть на эти не только сверхпостановочные, но и сверхотретушированные фото. Я считаю, что помечать ретушь нужно, так как она стала уж слишком бросаться в глаза. Причем это правило должно касаться только инфлюенсеров. Если обычный человек себя чрезмерно ретуширует — это просто плохой вкус, а если это делает инфлюенсер — это как минимум пример дефицита профессиональной этики. Эти люди имеют оплачиваемый обществом образ жизни, подразумевающий наличие определенного внешнего вида. Если ты получаешь деньги за то, что выкладываешь свои фото и видео, то можно выглядеть на них хорошо и без ретуши. Ну и особенно это относится к рекламе чудо-средств. Ретушь в них — это уже ложная реклама, только в более мягкой версии.


Карина

больше доверяет TikTok, чем Instagram

 Я сижу во многих соцсетях, раньше я старалась активно вести инстаграм, выкладывала красивые фотографии себя, природы, архитектуры. Но в последнее время могу максимум запостить в месяц одно фото, которое должно быть идеальным: настроение, образ и так далее. И даже при таких условиях я все равно его ретуширую. Скорее всего, это навязано мне именно соцсетями, где у всех идеальная кожа, красивые большие губы, где все худые, но при этом с большими ягодицами. Я не считаю, что у меня это все есть, поэтому приноровилась в использовании фейс-тюна и масок для видео. А вот в тиктоке я могу спокойно выкладывать себя без косметики и ретуши — и меня услышат. Instagram — для красивых, а TikTok — для искренних.

Мое самовосприятие нарушено, а внешность не вписывается в стандарты красоты: я всегда была той самой «страшной подружкой» и «своим пацаном» из-за довольно высокого роста и крупного телосложения. Добавим проблемную кожу и сложности в отношениях — и вуаля, в моем телефоне стоит несколько приложений для ретуши. Также стереотип о том, что только красивые добиваются успеха, постоянно возникает в массовой культуре — и это тоже сильно сказалось на моей самооценке. Был случай, когда «красивая красота» и «успешный успех» так сильно давили на меня, что я удалилась из всех соцсетей, лишь бы не видеть этого. Я не уверена, что до конца справилась с проблемами, но пришло какое-то принятие того, что нужно упорнее работать, так как мне сложнее добиться успеха со своей внешностью.

Моя работа связана с блогерами, и у меня уже глаз «настроен» так, что я вижу, где ретушь, где вещь подколота, где ракурс поставлен правильно. Наверное, если бы я была обычным пользователем соцсетей, то ничего такого не замечала бы. Мне сложно составить какое-то однозначное мнение касательно ретуши. Мне кажется, сейчас мы готовы слушать только общепринято красивых внешне инфлюенсеров. Если тебе есть что сказать, но ты не общепринято красив, значит, твой путь становится в несколько раз длиннее.

На мой взгляд, иногда ретушь нужна. Приведу пример с магазином одежды: я захожу на сайт, чтобы купить юбку, но при выборе замечаю на фото у модели шрам на ноге. Как покупатель я отвлеклась и могу уйти с вкладки, не совершив покупку. И это не потому, что я не приемлю шрамы, просто мое внимание было отвлечено от целевого действия. При этом есть прекрасные имиджевые съемки, где передается настроение и основная идея, — и тогда ретушь не обязательна.

Закон, принятый в Норвегии, я считаю важным и серьезным шагом в развитии инфлюенс-среды. Вообще, любая сфера, где крутятся деньги, должна быть так или иначе регламентирована. Эти фото и видео смотрит подрастающее поколение, и у них формируется ошибочное мнение о себе и обществе, и даже мы, взрослые люди, постепенно теряем способность мыслить критически и верим всему, что видим. В соцсетях и так уже помечаются рекламные посты, и я сразу воспринимаю их по-другому, думаю: «Если это реклама, то, скорее всего, там точно есть ретушь!» Проблема в том, что блогеры ретушируют фото и видео не только в рекламных, но и в обычных постах, а это не меньше влияет на наше восприятие себя и внешности других людей.


Дарья

подписывается на инфлюенсеров, помогающих принимать себя, а не развивающих комплексы

 Мой подростковый возраст как раз пришелся на ту пору, когда еще не было Facebook и Instagram, зато было телевидение и, конечно же, бумажные глянцевые журналы. С их страниц на меня смотрели отретушированные супермодели, а заголовки обещали раскрыть «Пять эффективных способов похудеть на 10 килограммов в месяц». Смотреть на это, а потом на себя в зеркало было тяжело — и в итоге стало причиной возникновения большого количества комплексов. Я помню, как впервые увидела по телевизору клип Адель на песню «Chasing Pavements» — и у певицы была как раз моя комплекция. Клип стал для меня откровением: быть толстой и одновременно талантливой и успешной разрешено. Жаль только, что один-единственный клип не смог перевернуть мое сознание.

Я пачками покупала глянцевые журналы, читала в интернете про диетическое питание, сидела на Tumblr, откуда вынесла идею: обязательно заполучить так называемый thigh gap, то есть расстояние между бедрами, которое не дает им соприкасаться. Я даже подписалась на «45 КГ» — известный паблик во «ВКонтакте». Одновременно я перепробовала кучу диет, раздельное питание, интервальное голодание и детоксы, но если вес и снижался, потом я набирала заново. После окончания школы я решила «худеть умнее» — завела дневник питания, стала считать калории и купила абонемент в спортзал. Но только увлечение ЗОЖ, основанное только на информации из интернета, довело меня до расстройства пищевого поведения. Несколько лет назад я узнала об исследованиях, в которых говорится, что сексуальное насилие, особенно пережитое в детском возрасте, во многих случаях становится следствием набора большого веса в подростковом и взрослом возрасте. Все встало на свои места: это как раз моя история.

Я начала осознанно создавать вокруг себя другой информационный пузырь: отписалась от всех страниц о спорте и похудении и подписалась на аккаунты плюс-сайз-моделей, смотрела фемпорно, где есть толстые девушки. И я начала изменения.

Мои отношения с сексуальностью все еще неоднозначные. С одной стороны, у меня есть аккаунт в Instagram, я планирую сделать профессиональную будуарную фотосессию, спокойно занимаюсь дома голой йогой, редко чувствую тревогу перед вылазками в баню, бассейн или на массаж, покупаю больше яркой и открытой одежды. С другой — мой аккаунт открыт только для друзей и близких знакомых, там почти не появляются фотографии моего тела и лица, хотя я себя часто снимаю. Раздеться перед пока еще малознакомым парнем из Tinder, мне сложно.

Отказ от ретуши или пометки о наличии ретуши — это положительные тенденции. Но мне кажется важным помнить, что любой бизнес, который заявляет о своей инклюзивности, делает это ради прибыли, а индустрия плюс-сайз-моделлинга довольно фэтфобная. Бренды и агентства подписывают контракты с девушками, которые выглядят примерно одинаково. Около года назад один небольшой плюс-сайз бренд одежды предложил мне побыть моделью для их лукбука, но потом рассмотрел меня и выбрал девушку с более плоским животом.

Самая раскрепощающая соцсеть сегодня — это TikTok, особенно англоязычный. В нем меньше фальши и больше искренности — при условии, что алгоритмы занесли вас на «правильную» сторону. Девушки и парни делятся своими историями о пластических операциях, расстройствах пищевого поведения, пережитом насилии, своем отношении с собственным телом и сексуальностью, отказываются от фильтров и запускают тренды, в которых показывают настоящие лица и тела с растяжками, складками жира, волосами.


Обложка: фотография в gif – Misha – stock.adobe.com

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Света Уголек — модель с ожогами 45 % тела
Света Уголек — модель с ожогами 45 % тела Как полюбить себя, сбежав от побоев матери, детдома и Дальнего Востока
Света Уголек — модель с ожогами 45 % тела

Света Уголек — модель с ожогами 45 % тела
Как полюбить себя, сбежав от побоев матери, детдома и Дальнего Востока

«У меня мало денег, но я чувствую себя счастливым»
«У меня мало денег, но я чувствую себя счастливым» Горожане с небольшим доходом — о том, на что тратят деньги и что им приносит радость
«У меня мало денег, но я чувствую себя счастливым»

«У меня мало денег, но я чувствую себя счастливым»
Горожане с небольшим доходом — о том, на что тратят деньги и что им приносит радость

«РПП живет со мной уже 20 лет»
«РПП живет со мной уже 20 лет» Как взрослые и успешные борются с булимией и анорексией. И почему боятся лечения
«РПП живет со мной уже 20 лет»

«РПП живет со мной уже 20 лет»
Как взрослые и успешные борются с булимией и анорексией. И почему боятся лечения

На что живут тиктокеры
На что живут тиктокеры Как заработать на недвижимость в Москве и поездки на Мальдивы с помощью коротких видео
На что живут тиктокеры

На что живут тиктокеры
Как заработать на недвижимость в Москве и поездки на Мальдивы с помощью коротких видео

Тэги

Сюжет

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану

Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти

Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен

Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты

Чек-лист: Как собраться в поход

Первая полоса

Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану
Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану Что слушать, читать и смотреть на этой неделе
Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану

Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану
Что слушать, читать и смотреть на этой неделе

Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти
Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти «Это наш гомеопатический домик»
Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти

Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти
«Это наш гомеопатический домик»

Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен
Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен Даркнет, 228 статья и учеба в Америке
Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен

Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен
Даркнет, 228 статья и учеба в Америке

Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
Спецпроект
Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты И все эти чудеса в России
Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
Спецпроект

Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
И все эти чудеса в России

Чек-лист: Как собраться в поход
Спецпроект
Чек-лист: Как собраться в поход
Чек-лист: Как собраться в поход
Спецпроект

Чек-лист: Как собраться в поход

«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева
«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева Электронные музыканты осваивают мир инструментов: «Мы не умеем играть, но мы играем»
«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева

«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева
Электронные музыканты осваивают мир инструментов: «Мы не умеем играть, но мы играем»

Американский мамблкор, Чехов и Хон Сан-Су: «Случайность и догадка»  Рюсукэ Хамагути
Американский мамблкор, Чехов и Хон Сан-Су: «Случайность и догадка» Рюсукэ Хамагути От обладателя Гран-при на Берлинале
Американский мамблкор, Чехов и Хон Сан-Су: «Случайность и догадка»  Рюсукэ Хамагути

Американский мамблкор, Чехов и Хон Сан-Су: «Случайность и догадка» Рюсукэ Хамагути
От обладателя Гран-при на Берлинале

Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Промо
Выпустить нитки и сделать декоративные дырки Как носить вещи осознанно и продлевать их срок службы
Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Промо

Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Как носить вещи осознанно и продлевать их срок службы

Возвращение бара Mishka, фуд-парк «Меркурий» и фестиваль Megustro
Возвращение бара Mishka, фуд-парк «Меркурий» и фестиваль Megustro
Возвращение бара Mishka, фуд-парк «Меркурий» и фестиваль Megustro

Возвращение бара Mishka, фуд-парк «Меркурий» и фестиваль Megustro

«Жизнь слишком коротка для скучных тачек»: Dodge Challenger, как в «Форсаже»
«Жизнь слишком коротка для скучных тачек»: Dodge Challenger, как в «Форсаже» Заменивший серьезной корпоративной сотруднице практичную машину
«Жизнь слишком коротка для скучных тачек»: Dodge Challenger, как в «Форсаже»

«Жизнь слишком коротка для скучных тачек»: Dodge Challenger, как в «Форсаже»
Заменивший серьезной корпоративной сотруднице практичную машину

26 главных событий недели
26 главных событий недели Луна, Dakooka, «Сплин», фестиваль корейского кино, вечеринка Popoff Kitchen и Seaside Bazaar
26 главных событий недели

26 главных событий недели
Луна, Dakooka, «Сплин», фестиваль корейского кино, вечеринка Popoff Kitchen и Seaside Bazaar

«Холодный расчет» Пола Шредера — «Таксист» наших дней
«Холодный расчет» Пола Шредера — «Таксист» наших дней В роли карточного игрока с ПТСР — восхитительный Оскар Айзек
«Холодный расчет» Пола Шредера — «Таксист» наших дней

«Холодный расчет» Пола Шредера — «Таксист» наших дней
В роли карточного игрока с ПТСР — восхитительный Оскар Айзек

«Потерянное зеркальце»: Музыкальная сказка Кирилла Иванова («СБПЧ») и Олега Глушкова о поиске себя
«Потерянное зеркальце»: Музыкальная сказка Кирилла Иванова («СБПЧ») и Олега Глушкова о поиске себя Обсуждаем ее со специалистом по фэнтези
«Потерянное зеркальце»: Музыкальная сказка Кирилла Иванова («СБПЧ») и Олега Глушкова о поиске себя

«Потерянное зеркальце»: Музыкальная сказка Кирилла Иванова («СБПЧ») и Олега Глушкова о поиске себя
Обсуждаем ее со специалистом по фэнтези

Большой гид по нижегородскому стрит-арту
Большой гид по нижегородскому стрит-арту Самые значимые работы одной из столиц уличного искусства
Большой гид по нижегородскому стрит-арту

Большой гид по нижегородскому стрит-арту
Самые значимые работы одной из столиц уличного искусства

5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения»
5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения» Смотрим сериал вместе с психологом
5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения»

5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения»
Смотрим сериал вместе с психологом

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре

Гуляем с «Позорами» по Басманному району
Гуляем с «Позорами» по Басманному району Говорим о лучших репточках, пении вагиной и томском пиве
Гуляем с «Позорами» по Басманному району

Гуляем с «Позорами» по Басманному району
Говорим о лучших репточках, пении вагиной и томском пиве

Кира Коваленко — о войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова
Кира Коваленко — о войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова Большой разговор с режиссером фильма «Разжимая кулаки»
Кира Коваленко — о войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова

Кира Коваленко — о войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова
Большой разговор с режиссером фильма «Разжимая кулаки»

Испорченная репутация: Почему модная индустрия перестала использовать текстиль из каннабиса?
Испорченная репутация: Почему модная индустрия перестала использовать текстиль из каннабиса? И только недавно вновь вернулась к этому материалу
Испорченная репутация: Почему модная индустрия перестала использовать текстиль из каннабиса?

Испорченная репутация: Почему модная индустрия перестала использовать текстиль из каннабиса?
И только недавно вновь вернулась к этому материалу

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики» Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons

Подпишитесь на рассылку