21 января, пятница
Москва
Войти

«Защита мурала — дело чести»: «Я живу в квартире Хармса» История Даниила Петрова, который защищает портрет Даниила Хармса на своем доме

«Защита мурала — дело чести»: «Я живу в квартире Хармса»

Даниил Петров живет в Петербурге, на улице Маяковского, 11, — в квартире, где провел последние годы жизни Даниил Хармс. Здесь писателя арестовали в августе 1941 года — по доносу, за якобы распространение «клеветнических и пораженческих настроений». Он умер от истощения в блокадную зиму 1942-го в психиатрическом отделении больницы при «Крестах».

В ночь на 2 февраля 2016 года уличные художники Паша Кас и Павел Мокич изобразили на фасаде дома на Маяковского портрет Хармса. В городе есть консенсус: этот мурал — произведение искусства, едва ли не лучшее в своем жанре в Петербурге. Но недавно Дзержинский районный суд постановил: портрет следует устранить.

Жильцы дома, в том числе Даниил Петров, пытаются защитить мурал, заключив мировое соглашение с властями. В интервью The Village Даниил рассказал, почему защитники портрета выбрали тактику компромисса, а не конфронтации; а заодно — о повседневной жизни в «квартире Хармса».

Биографическая справка

Я учился на филологическом факультете ЛГУ, плюс у меня есть диплом Финэка (Университет экономики и финансов. — Прим. ред.). По роду занятий с 1993 года профессиональный управленец, с 2013-го — предприниматель в области логистики и информационных технологий.

Защищая портрет Хармса, мы далеки от желания идти на конфликт. Мы ищем компромисс с исполнительными органами власти. Вся наша активность направлена исключительно на согласование портрета. Мы не выдвигаем политических требований, направленных на конфронтацию с властью. Если бы в 2016 году вместо лозунгов в стиле «Манкурты!!!», «Северная Корея!!!», «Сатрапы из ГУЛАГа!!!» псевдозащитники занялись официальным согласованием росписи, теперь не пришлось бы искать лазейку в законодательстве. Тех, кто сейчас занимается камланиями, я очень прошу прекратить: вы сделаете только хуже, закрыв все пути к согласованию.

О квартире

До войны это была единая квартира № 8, в которой жила семья Ювачёвых. Считается, что в комнате, в которой мы сейчас находимся, обитал Даниил Хармс. В войну ту часть дома, где находится мурал, частично обрушила бомба. Здание восстановили, а в 1960-х, во время капремонта, перестроили, поделив и уплотнив квартиры. Видимо, поэтому тут такая абсурдная нумерация: например, в нашей парадной на десять квартир набор номеров от пятой до 75-й (есть даже квартира с номером через запятую: 6,5). Квартиру № 8 поделили на две: одна осталась с прежним номером, а другая, с «комнатой Хармса», стала № 58.

Мой дед, искусствовед Всеволод Николаевич Петров, дружил с Хармсом. Когда в шестидесятых пришло время получать квартиру, он, по семейному преданию, 40 раз ходил к Михаилу Аникушину, который на тот момент был не только прекрасным скульптором, но и функционером (с 1962 года М. К. Аникушин возглавлял правление Ленинградского отделения Союза художников. — Прим. ред.). Дед просил именно ту квартиру, в которой жил его друг и откуда того в 1941-м забрали в «Кресты». Аникушин, видимо, сжалился — таким образом квартира и досталась нашей семье.

Мне было семь лет, когда дед умер (в 1978 году. — Прим. ред.). Но я его хорошо помню. В этой комнате находился его кабинет (она у нас так и называется — «кабинет»). Она практически не изменилась: рояль так и стоит, письменный стол из красного дерева… Вот разве что обои были зеленые.

Кто живет в квартирах великих поэтов век спустя

Читать

В 2016 году журналист Полина Еременко специально для The Village записала интервью с другим жителем «квартиры Хармса» — художником Николаем Котляревским. Он — отчим Даниила Петрова. Художник рассказал: «В советские годы Хармс был полузапретным, никто о нем не знал, было тихо, но с перестройкой развелось уж очень много хармсоведов и стало тошно: они атакуют, домофон пиликает без конца. Я, к счастью, мало знаю, больше жена моя отвечала на их вопросы. Допытывались, не осталось ли здесь чего-то от Хармса. Осталось только несколько его прижизненных фотографий: Хармс с трубкой, Хармс с кем-то еще. Лежат у меня в конверте, я их даю иногда на выставки, с возвратом».

О Хармсе

Кстати, это дед настоял, чтобы меня назвали Даниилом в честь Хармса. Противились ли родители — история умалчивает. Знаю только, что свои первые четыре месяца я жил вообще без имени, шли споры. Сейчас имя Даниил стало распространенным, а тогда было довольно редким (знаю только одного ровесника-тезку) и всегда вызывало интерес.

В моем детстве до́ма, естественно, были книги Хармса — как, впрочем, и у многих в Ленинграде (да и вообще в Советском Союзе). Хармс же был известным детским автором. Его стихи издавали, их ‌читали в том числе в детских садах — его никогда не запрещали. Другое дело — условно «взрослые» произведения. Их тоже не запрещали, но и в свободном доступе книг не было. Я познакомился с ними во второй половине 1980-х. И, конечно, это два совершенно разных автора.

Мы периодически общаемся с родственниками Хармса — это прямые потомки Ивана Павловича Ювачёва, они живут в Петербурге. Мы познакомились на презентации его дневников (десятитомное собрание дневников, которые вел отец Даниила Хармса, с 2016 по 2020 год опубликовало издательство «Галеев-галерея». — Прим .ред.). Иван Павлович — человек потрясающей судьбы, гораздо более интересной, чем у Хармса. Он был народовольцем, готовил покушение на Александра III, за что его приговорили к смертной казни, которую заменили на 15 лет каторги. Его дневники — великолепная история повседневности последней четверти XIX и начала XX веков.

О мурале

Мурал с портретом Хармса появился на доме в 2016 году. Помню свои ощущения: иду и вдруг вижу — какая красота! Вскоре стало известно, что мурал хотят закрасить. Но тогда портрет защитил [бывший губернатор] Полтавченко. И вместо того, чтобы быстро согласовать роспись, все успокоились. А в 2017 году в городе приняли постановление, которое в принципе запрещает размещение любых изображений на фасадах. Закон на самом деле правильный, потому что кому-то нравится Хармс, кому-то — Моргенштерн, а кому-то — Сталин.

[2 марта 2020 года на портале «Наш Санкт-Петербург»] появилась жалоба на мурал. Администрация Центрального района сразу вынесла предписание нашему ТСЖ (чиновники не могут сами сразу закрасить портрет, потому что собственники жилья — мы). Положенный срок прошел, последовало второе предписание. Дальше — третье, финальное. После этого появился неиллюзорный риск, что на администрацию подадут иск. Они были вынуждены обратиться за решением в суд.

Мы общались с разными представителями администрации, и я понял, что они действуют исключительно в правовом поле, но совершенно не против Хармса, у них нет желания закрасить мурал, просто и другого выхода — нет.

О жильцах

В доме провели собрание собственников, большинство высказалось за сохранение мурала. Администрация Центрального района, которой принадлежит 11% площадей в здании, воздержалась, заняв нейтральную позицию. Есть жильцы, которые выступают против портрета и даже жаловались на него еще до Фатимы (автор анонимной жалобы на портале «Наш Санкт-Петербург», после которой районная администрация выдала ТСЖ предписание закрасить Хармса, обозначил себя как «Фатима». — Прим. ред.). Но там, по-моему, дело не в Хармсе, а в личном конфликте с нашим ТСЖ.

Защитой мурала занимается костяк жильцов дома, в том числе председатель ТСЖ Екатерина, которой выписали штраф (впрочем, минимальный) за неисполнение предписаний. В ‌моем же случае защита мурала, как бы это пафосно ни звучало, — дело чести. История моей семьи связана с Хармсом, я живу в бывшей квартире Хармса, да еще и ношу имя Даниил Ивановича. Как же иначе? Все, кто меня знают, потом спросят: «А ты-то где был?»

За КАД Петербурга: Как живется новоселам на улице Хармса

Читать

В 2015 году The Village выпустил материал про жилой комплекс «Новая Охта». Улицы в микрорайоне названы в честь «детских» авторов — в том числе Даниила Хармса. Некоторым жильцам это не понравилось, и они планировали бороться за переименование: «„Улица Даниила Хармса“ категорически не нравится. Человек, который в блокаду говорил, что „лучше бы сдали город немцам“ и что если бы ему дали автомат, он бы расстреливал наших солдат… (речь о распространившейся в последние годы версии о „пронемецких“ симпатиях Даниила Хармса. Основанием для нее стало обвинительное заключение, составленное сержантом госбезопасности Бурмистровым 21 августа 1941 года. Исследователи указывают на сомнительность источника. — Прим. ред.) Улица не может носить имя такого человека». Даниил Петров комментирует: «Симптоматическая история. У нас огромное количество улиц названо в честь душегубов — в прямом смысле слова: всякие Белы Куны, Дыбенки, Войковы и прочие уничтожили тысячи людей. И это как будто никого не беспокоит. В отличие от Хармса — причем на крошечной улице, где три с половиной дома».

Курительная трубка, которая принадлежала Даниилу Хармсу

О защите

Сейчас мы работаем по двум направлениям. Первое — уличная активность: чтение стихов, встреча гидов и так далее. Это привлекает внимание общественности. Второе — бюрократическое. Мы подали апелляционную жалобу в городской суд. Наш аргумент: мурал появился в 2016 году, а постановление — в 2017-м. Если суд решит не в нашу пользу, предпримем еще какие-нибудь действия.

Правда, мы столкнулись с тем, что КГА категорически не хочет согласовывать мурал. И их позицию я тоже могу понять. Они просто откроют ящик Пандоры — их же потом за это уничтожат. Понимаете, Хармс явно не самая великая личность России. Его согласуют — на следующий день в КГА придут с Бродским, с Достоевским, которых тоже закрасили, а потом, чего доброго, и Стаса Михайлова какого-нибудь захотят увековечить.

На прошлой неделе депутату Борису Вишневскому удалось организовать встречу с главным художником Петербурга Алексеем Моором. Конкретных договоренностей нет, но мы обсуждали, например, такое решение. КГА с «Ленсветом» делают огромный проект по световым проекциям, он выглядит просто шикарно. Если мурал не согласуют, такое решение (световая проекция Хармса на фасаде дома. — Прим .ред.) было бы хоть и неполным, но компромиссом.

Мы также рассматривали альтернативу с закрашиванием нынешнего мурала, получением техзадания от КГА и воссозданием портрета. Но в Институте исследования стрит-арта мне сказали, что это невозможно. Это же фасад — а на фасаде рисовать нельзя.

У нас есть документ из Русского музея, что этот мурал — произведение искусства: его организовала одна из жительниц, она же обеспечила письмо в поддержку изображения от Союза писателей. По идее, с этой справкой мы можем пойти в комитет по охране памятников. Но я не думаю, что они возьмут мурал под охрану. У нас, конечно, не прецедентное право, но все равно прецедент никто не хочет создавать.

В общем, мы ищем способ оставить изображение. Надеемся, или суд, или администрация, или мы все вместе придем к мировому соглашению, ведь изображение Хармса на доме уже стало достопримечательностью.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Наша работа — не вандализм»: Авторы граффити с Хармсом — о конфликте с чиновниками
«Наша работа — не вандализм»: Авторы граффити с Хармсом — о конфликте с чиновниками Портрет Хармса на фасаде дома в центре Петербурга хотят закрасить. The Village узнал у авторов граффити, что они об этом думают
«Наша работа — не вандализм»: Авторы граффити с Хармсом — о конфликте с чиновниками

«Наша работа — не вандализм»: Авторы граффити с Хармсом — о конфликте с чиновниками
Портрет Хармса на фасаде дома в центре Петербурга хотят закрасить. The Village узнал у авторов граффити, что они об этом думают

Главные уличные художники Петербурга
Главные уличные художники Петербурга Команда HoodGraff, проект «Явь», Миша Маркер и Павел Мокич — о Данииле Хармсе и Даниле Багрове, обидах и победах, принципах и инцидентах
Главные уличные художники Петербурга

Главные уличные художники Петербурга
Команда HoodGraff, проект «Явь», Миша Маркер и Павел Мокич — о Данииле Хармсе и Даниле Багрове, обидах и победах, принципах и инцидентах

Художник Покрас Лампас — про «Порт Севкабель»
Художник Покрас Лампас — про «Порт Севкабель» А также про Васильевский остров, клуб «Клуб», «Лахта-центр» и Петербург как город будущего
Художник Покрас Лампас — про «Порт Севкабель»

Художник Покрас Лампас — про «Порт Севкабель»
А также про Васильевский остров, клуб «Клуб», «Лахта-центр» и Петербург как город будущего

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Прочее

Новое и лучшее

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Первая полоса

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn
Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn
Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?
Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?
Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро» С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика» Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России Главное из интервью Алексея Навального журналу Time
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Главное из интервью Алексея Навального журналу Time

«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»

«Я сделал вазэктомию»

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)

«Черная книга» эпохи Собянина
«Черная книга» эпохи Собянина 30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году
«Черная книга» эпохи Собянина

«Черная книга» эпохи Собянина
30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Спасите мою душу»:
Спецпроект
«Спасите мою душу»: С чем боролись художники, создавая свои работы
«Спасите мою душу»:
Спецпроект

«Спасите мою душу»:
С чем боролись художники, создавая свои работы

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце» Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы

Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом
Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом
Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом

Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Подпишитесь на рассылку