23 мая, понедельник
Москва
Войти
Фоторепортаж22 декабря 2021

Увидим ли мы когда-нибудь законченный «ГЭС-2»?

Увидим ли мы когда-нибудь законченный «ГЭС-2»?

Дом культуры бизнесмена Леонида Михельсона открылся 4 декабря и немедленно начал гудеть, словно собственно электростанция: пересъемки «Санта-Барбары», занимающие всю центральную часть здания, в рамках перформанса исландского художника Рагнара Кьяртанссона, паблик-токи, модные показы, где-то внизу — VR-эксперименты русских художников, сбоку — мастерские, чуть выше — картины, сзади — роща. В цельную картину не складывается совсем. Что это? Музей? Мастерская? Центр современного искусства? Галерея? Тереза Мавика, гендиректор фонда V-A-C, вокруг которого и работает Дом культуры, вспоминала, что Михельсон, впервые увидев здание бывшей трамвайной электростанции на Балчуге, сказал, мол, «„Тейт“ отдыхает». Но Современная галерея Тейт — очевидная аналогия, тоже современное искусство, тоже в бывшем здании электростанции, тоже на набережной — все-таки штука понятная. «ГЭС-2» — пока не особо.

«ГЭС-2»


Адрес

​​Болотная набережная, вл. 15, корп. 1, 2,4

Время работы

10:00–22:00

Вход

бесплатный, нужен QR-код

Старший куратор фонда Катерина Чучалина обнадеживает: не то чтобы Дом культуры задумывался законченным продуктом изначально. «У нас немного другая система ожиданий до открытия и после открытия, — говорит она. — Ломается система обычной работы куратора — когда у него наивысшая точка это открытие, а потом [выставка] просто работает, и ты либо получаешь, либо не получаешь какой-то фидбэк. Здесь эта парадигма сломлена. Потому что „Санта-Барбара“ — это проект, который никогда не заканчивается и является студией и перформансом. Никогда не планировалось, что открытие будет точкой достижения чего-то. И это хорошо, потому что парадигма „Я сделал свое дело, я ушел“ не может существовать в институции, которая про непрерывный диалог с людьми и городом».

И речь не только о том комплексе мероприятий, которые входят в то, что в «ГЭС-2» называют «Первым сезоном». Отсутствие конечной точки — это в принципе идеологическая основа проекта. Как говорит сама Чучалина: «Для меня Дом культуры — это желание найти новую модель для культурных институций». «Все размышления строились апофатически, от противного — было ясно, что мы не хотим музей. Не потому что мы не любим музеи, а потому что мы хотели переобозначить само понятие музея, наделить его новыми смыслами. Но мы не хотели брать это слово, потому что оно несет в себе разные консервативные и архаичные моменты, присущие музею в его классическом представлении. Если бы мы назвали себя музеем, нам бы было сложно говорить, что „ГЭС-2“ — это новая институциональная модель. Это с одной стороны. С другой — музей работает вокруг коллекции. Изначально учредители решили, что „ГЭС-2“, наоборот, не должен строиться вокруг коллекции и вокруг нее делать просветительскую деятельность, популяризирует, изучает и сохраняет. И вот мы говорили „нет этому“, „нет этому“ и „нет этому“ и начали думать: а что у нас есть?»

Актовый зал на 420 мест — единственная внешняя пристройка к оригинальному зданию, сделанная в единственном месте, где оригинальный фасад не сохранился

Только желание найти эту новую модель и есть. Не то чтобы уникальная идея, говорит Чучалина: «Я не знаю ни одной институции, включая более-менее классические музеи, которые бы не искали сейчас эту модель». «ГЭС-2» отличает то, что этот поиск себя, сам его процесс, заложен в идеологию этого проекта изначально. И он, вероятно, не закончится никогда. Поэтому конкретно центральный выставочный проект «Первого сезона» — переснимаемый прямо на глазах у посетителей Дома культуры посерийно целый сезон «Санта-Барбары» — кажется идеальным выбором. Вот он, художественный процесс в прямом эфире, получите, распишитесь. «Это можно подверстать», — соглашается Чучалина.

«Была институциональная задача — показать, что такое выставка, что такое институция, что такое фабрика и производство. И нам нужен был человек, который работает и там, и там, и там. Этой стороной повернешь — вроде бы выставка, другой стороной повернешь — вроде бы не выставка, а театр. А на самом деле не театр, а кино. Рагнар в этом плане идеальный человек — он также мыслит искусство».

Исландец в этом плане подошел идеально. «Проект возник от желания работать не только в чисто выставочном формате. Рагнар — весь об этом. Все его вещи максимально длительные и, хотя и показываются на выставках, максимально перформативные. Что такое „Санта-Барбара“? Это же просто один из его перформансов, сошедший с экрана. Ему хотелось сказать, что за пределами работы, которую вы уже видите в рамке на выставке, лежит вот такой процесс. И это гигантский, очень интересный процесс, в котором можно участвовать. Это к тому, чтобы расколдовать работы на выставках, Рагнар говорит, из чего состоит работа художника: вообще-то, вот из этого и из этого».

Центральное выставочное пространство в «ГЭС-2» называют Проспектом. Там сейчас проходит основной проект Первого сезона Дома культуры — «Санта-Барбара. Живая скульптура Рагнара Кьяртанссона»: продолжительный перформанс, в рамках которого в «ГЭС-2» с 4 декабря по 13 марта переснимут около 100 серий американской мыльной оперы
Съемки проходят, что называется, в прямом эфире, на глазах у посетителей «ГЭС-2»
Второй выставочный проект, также курируемый Кьяртанссоном (и Ингибьёрг Сигурьонсдоттир), по-чеховски (Кьяртанссон — выходец из театральной семьи) называется «В Москву! В Москву! В Москву!». Он, в отличие от «Живой скульптуры», напротив, довольно традиционен — картины, скульптуры, фотография. По крайней мере, на первый взгляд — для работы «Три сестры» (и снова Чехов) Кьяртанссон «интерпретировал» утерянную фотографию Джея Ранелли из первого в стране «Макдоналдса» на Пушкинской площади, которая была сделана около 1990 года. А где 1990, там и 1992, когда начали показывать «Санта-Барбару»
144 портрета художника Палла Хаукура Бьорнсона, которые Кьяртанссон в рамках своего перформанса ежедневно писал с натуры на 53-й Венецианское биеннале

Из этого же желания расколдовать художественную деятельность в проекте изначально были задуманы мастерские для художников. «Музеи XX века существовали в режиме, когда работа сразу волшебным образом появлялась в этих белых помещениях. А мастерские были вынесены далеко за пределы. В связи с этим деятельность художника была романтизирована: вот он в грязи где-то заляпанный что-то делает. Хотелось эту парадигму тоже немного повернуть. Потому что музей сегодня — это место производства культуры, а не просто показа: вот, были хорошие отзывы в Европе, а мы взяли и привезли. Нужно понять, что нам самим необходимо, и делать это самим здесь».

Поняли ли, что необходимо, в «ГЭС-2»? «Мы поняли. Никто из нас не пророк, но очевидно, что нужно заниматься развитием и представлением собственной культуры — во всех ее ипостасях. Нужно заниматься разными искусствами одновременно. Похоже, что не нужно отделять так называемую массовую культуру от так называемой высокой культуры, а, наоборот, давать им место и условия для встреч».

И это все вроде бы понятно, но что-то все равно сбивает с толку. Чучалиной кажется, что это непосредственно здание: перестроенное по проекту итальянского классика Ренцо Пьяно, обладателя «архитектурного Оскара», Притцкеровской премии и автора десятков и десятков важнейших зданий второй половины XX — начала XXI века от Центра Помпиду и Потсдамер-плац до небоскреба «Шард» и здания «Нью-Йорк Таймс», оно действительно перетягивает на себя львиную долю внимания. Выставки, кафе, библиотека, люди — все вот это внутреннее наполнение кажется просто отвлекающим от этого грандиозного, пропитанного светом, воздушного здания.

Огромные окна на первом этаже задуманы как проходные. С Площадью — так называется первый зал — набережная таким образом должна образовывать одно целое: но пока что из-за ковида вход в здание ограничен
Инсталляция Магнуса Сигурдарсона «Крах возвышенной чувствительности: последний рубеж умопомрачительного потрясного и суперского!»
Тистер Гейтс: «Сложные отношения между небесным и земным, или Когда мы веруем»
144 портрета Палла Хаукура Бьорнсона рифмуются с 144 работами Дика Пейджа из серии «Монохромы макияжа»: бывшего работника скотобойни, ставшего одним из самых известных стилистов XX века (и заодно художником)
Джейсон Моран: «ПОСТАНОВКА: Танцевальный зал „Савой 1“». Работа пианиста и композитора, воспроизводящая фрагмент потолка танцевального зала «Савой» в Гарлеме, где до войны играли Билли Холидей, Дюк Эллингтон и другие легенды джаза

«Здание сейчас все затмевает, это нормально», — говорит Чучалина. В фонде это предвидели — и изначально мысль была открыть здание вообще без выставок, дать горожанам к нему привыкнуть, а уже потом потихоньку заняться наполнением. «Потому что выставки — это отдельный мир. Есть прозрачность, публичное пространство — но есть и девяностые, и исландская культура, и почему-то Рагнар. Этого просто слишком много для метаболизации сразу, освоения чувственного и интеллектуального. Но в какой-то момент это пройдет, здание станет тканью для художественных программ. Тогда и программа станет более выпуклой и понятной».

Согласно изначальной задумке Пьяно и V-A-C, в здание не просто должен был быть бесплатный вход, оно в принципе предполагалось доступным и открытым со всех сторон. Но все карты спутала пандемия. «Здание может вместить в себя 5 тысяч человек. С застроенным Проспектом — 2 тысячи. С ковидными ограничениями — 1 200 в течение всего дня. Квота — 300 человек в час, но мы же не выгоняем людей после этого часа. Не знаю, как все было бы, если бы не ковид, но понятно, что сейчас здание архитектурно немного не так работает, как предусматривал архитектор. Идея была такая: галерейная часть — внизу, а все, что называется Проспектом и Площадью, открыто и приравнивается к публичному пространству. А это значит, что все входы открыты, а это значит, что ты всегда можешь пройти это здание насквозь. Было стремление сделать его просто публичным и открытым пространством. Там даже фронтальные окна открываются таким образом, что Площадь сливается со спуском и набережной, то есть буквально становится частью публичного пространства. Я надеюсь, что так и будет, но пока что мы вынуждены принимать посетителей через единственный вход».

Желание сделать «ГЭС-2» по большей части открытым публичным пространством тем не менее все равно чувствуется — это действительно как городская площадь, накрытая стеклянным куполом, при этом хорошо спроектированная: заблудиться там невозможно. «Один из самых выразительных видов — когда поднимаешься к библиотеке, на второй уровень малого зала, и смотришь на Площадь: как она наполнена людьми, как происходит процесс коммуникации и их знакомства со зданием, как они интуитивно начинают распознавать здание, выстраивать собственную траекторию перемещения, — рассказывает архитектор мастерской Ренцо Пьяно Анна Прокудина. — Когда мы проектировали здание, нам было важно передать эту интуитивность — чтобы человек мог ориентироваться без карты и подсказок, самостоятельно строить путь знакомства с искусством и пространством: попадая в здание, ты видишь, как все устроено».

Огромные синие трубы над «ГЭС-2», из-за которых москвичи уже успели поспорить, заменили собой изначальные выхлопные. И их наделили противоположным функционалом — через них здание получает воздух
Помещение в бывшем машинном зале сразу после входа архитектор Ренцо Пьяно называл Пьяццей («Должна же быть в Москве пьяцца!» — говорил он), как в Центре Помпиду, но в «ГЭС-2» предпочитают русскоязычное наименование — Площадь
Выкрашенная в зеленый балка — один из оригинальных промышленных элементов здания, цвет это как раз должен подчеркнуть
Лестницы, платформы, фермы, стеклянная крыша — все это придает зданию ощущение невесомости
Крыша при этом покрыта солнечными батареями — с их помощью здание получает около 10 % электроэнергии. Там же (а еще на лужайке в роще) установлена система сбора дождевой воды — она очищается и используется в качестве водопроводной
Березовая роща на заднем плане одновременно прячет под собой двухуровневую подземную парковку и заодно прикрывает собой не самое симпатичное современное здание уже действующей электроподстанции

Не меньше впечатляют и платформы, которые создают мало с чем сравнимый облик здания изнутри. Отчасти дань уважения другим зданиям самого Пьяно, отчасти — нереализованному модернистскому проекту «Дворца развлечений» Седрика Прайса и Джоана Литлвуда (Терезой Мавикой он обозначался как один из референсов). Но по большей части решение продиктовано логикой самого здания архитектора Василия Башкирова. «Там изначально присутствовала многоуровневость — за счет самого контура нефа, взмывающего вверх, разные уровни расположения оборудования, которое было периметральным, — какая-то предпосылка к этому уже была в здании, просто мы изучили этот язык и, используя его, сделали решение. И, опять же, нам просто необходимо связать разные функции между собой — отсюда появляется эта парусность», — говорит архитектор.

Крупные инвестиции в проект (называлась цифра до 10 миллиардов рублей) в известной степени развязывали архитекторам руки: такую стройку сложно сейчас представить себе где-нибудь в Европе. Но именно это позволило сделать здание таким, каким оно задумывалось. «Труднее всего было объяснять строителям, объяснять инженерам, работать с подрядчиками, чтобы сделать именно так, как мы хотим, а не искать более простых, дешевых и быстрых компромиссов», — объясняет Прокудина.

И добавляет: «С точки зрения архитектора самым сложным было дать возможность всем этим перекрытиям и мостикам улететь — чтобы все осталось легким и светлым, чтобы здание стало домом света, а не просто коробкой, в которую что-то занесли, и на этом все».

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Каким получился кинотеатр «Художественный»
Каким получился кинотеатр «Художественный»
Каким получился кинотеатр «Художественный»

Каким получился кинотеатр «Художественный»

Первый большой фоторепортаж из ГЭС-2
Первый большой фоторепортаж из ГЭС-2
Первый большой фоторепортаж из ГЭС-2

Первый большой фоторепортаж из ГЭС-2

Музей криптографии: «Энигма», шифр Цезаря, ядерные чемоданчики и хакеры
Музей криптографии: «Энигма», шифр Цезаря, ядерные чемоданчики и хакеры В марфинской шарашке из «В круге первом»
Музей криптографии: «Энигма», шифр Цезаря, ядерные чемоданчики и хакеры

Музей криптографии: «Энигма», шифр Цезаря, ядерные чемоданчики и хакеры
В марфинской шарашке из «В круге первом»

Тэги

Сюжет

Места

Новое и лучшее

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

Первая полоса

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена Почему сейчас?
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
Почему сейчас?

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться Объясняют психолог и психиатр
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Объясняют психолог и психиатр

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Подпишитесь на рассылку