26 мая, четверг
Москва
Войти
Фоторепортаж13 марта 2022

Тихий протест: Как полиция сорвала второй московский митинг против «спецоперации» в Украине

Тихий протест: Как полиция сорвала второй московский митинг против «спецоперации» в Украине

В Москве температура выше нуля. Кажется, отличная погода для прогулки. И еще красивое небо — желтое с рыжими и фиолетовыми оттенками. В метро на предстоящую акцию протеста почти ничего не намекает. В переходе непривычно тихо, но слышен громкий голос девушки: «Если у вас все в рублях — это, конечно, грустно».

В поезде метро у людей на экранах телефонов высвечиваются две вещи: или аркадные игрушки, или новости. Видеотрансляции, взрывы, ракеты, огромные плашки в соцсетях, а еще квадратики 2048, алмазы и кроссворды. По телевизору в вагоне рассказывают про то, что лисы — не домашние животные.

Уже с 18:00 у эскалатора людей на «Пушкинской» встречают трое полицейских с планшетами. Чуть дальше ходят еще двое со страшной овчаркой. Люди на эскалаторе говорят о маршрутах на вечер — кафе, кино, что-то еще. Все очень повседневно. Совсем у выхода женщина лет 30 с шариками в цветах триколора. Позже я увижу ее снова — как и многие, она будет объяснять полицейским на бульваре, зачем пришла сюда, и показывать документы. Сегодня, как и вчера, в Москве проходят несогласованные антивоенные акции. Первый пост о сегодняшней акции на Пушкинской опубликовала пользовательница твиттера с ником lemorgo — к вечеру твит репостнули более полутора тысяч раз.

Мы поднимаемся с фотографом по лестнице к бывшему кинотеатру «Россия» — модернистскому шедевру Юрия Шевердяева и одному из символов советской оттепели. Там группа школьников стоит и слушают учительницу перед тем, как пойти на представление. Выглядит максимально буднично, но только в двух метрах от них стоят перегородки и омоновцы в касках, отделяя людей от прохода на площадь. Да и вообще все рядом с Пушкинской площадью в полседьмого выглядит максимально обычно. Опять же, если выкинуть из головы людей в форме и железные переносные ограждения.

Люди выходят из перехода и испуганными глазами смотрят на количество людей в форме. Тихо. Но намного ярче — привычную вечернюю московскую иллюминацию дополняют мигалки полицейских машин. Отсутствие звука разбавляют переговоры полицейских, слышные из раций. Правда, говорят как будто бы на другом языке — почти ничего не разобрать. Слышно только: «Проверяйте всех, кто подозрительно выглядит. Смотрите колюще-режущие предметы».

Когда я начал снимать досмотры, у меня тоже проверили пресс-карту и паспорт. В конце полицейский доброжелательно сказал: «Слушай, давай вы отсюда просто уедете восвояси». Скоро людей начали останавливать везде: в переходе, на бульваре, у выходов из метро.

Понять, что есть какой-то протест, не очень просто. Машины гудят, но, кажется, не редким митингующим, а из-за пробок. Многие стоят у стен возле выходов из метро по одному, по двое. Все смотрят в телефоны и чего-то ждут.

Пожилая женщина спрашивает у нас: «А что тут вообще происходит?» Пока не очень понятно, как на это ответить. А чуть позже подходит немолодой москвич в ушанке: «Слушайте, а сегодня тоже митинг какой-то проходит? А почему людей не видно? Позабирали? Вчера еще ясно было, а сегодня вообще непонятно, есть ли кто».

К 19:00 у всех, кто выходит из метро, начинают массово проверять документы. И после нее забирать какую-то часть людей в автозак. Из разговоров полиции слышно: «Всех, кто стоит, проверяйте». Кажется, сегодня несогласие в основном так и выражалось. Почти без плакатов, без криков — люди просто стоят, и их забирают.

Полиция проверяет документы на Тверском бульваре

Больше всего полиции у выхода из метро в здании «Известий». Толпа желто-черная — на спинах или «Пресса», или «Полиция», или «ОМОН». Почти всех, кто из нее выбивается и не идет в любую сторону быстрым шагом, останавливают.

Это продолжается два часа. У всех выходов из метро — а их в окрестностях Пушкинской, как известно, много. О протесте, кроме постоянных проверок, напоминают тихие пикеты. Это вид протеста, который придумала писательница Дарья Серенко — его суть в том, чтобы выражать несогласие спокойным и мирным путем в повседневной жизни: значками на одежде, маленькими самодельными плакатами на сумках в метро. Кто-то в масках с «Мемориалом», кто-то со стикерами «Нет ["спецоперации"]» на рюкзаках, кто-то с красными цветами в пальто, много желто-синих сочетаний: шапки, платки, кофты. Ноты печали добавляют редко проезжающие черные правительственные машины.

Из-за постоянных проверок и задержаний вокруг площади сохраняется тишина. Никто не успевает задержаться. К нам несколько раз подходили люди разного возраста с вопросом: «А где идет протест?» Один бесстрашный человек после того, как спросил у нас, сразу обратился с таким же вопросом к стоящим рядом полицейским. Они просто покачали головой.

Сцена у другого выхода — трое девочек-подростков спрашивают у полицейских: «Мы же только вышли из метро, почему мы должны ждать?» Прямо у перехода забрали их друга, с которым они пришли на площадь. Они говорят мне, что вышли намеренно, но не понимают, за что его задержали, ведь они «только поднимались из метро». Через пять минут к автозаку под щелчки фотоаппаратов уводят и их троих.

Другая сцена — молодого человека в пальто ведут к автозаку недалеко от «Макдоналдса», чтобы обыскать. Один из фотографов снимает процесс — у него нет пресс-карты и жилета. Большая ошибка: молодого человека отпускают, зато полицейские подходят к фотографу и уводят в автозак уже его.

На бульварах тоже пусто. Документы проверяют у каждого второго прохожего. Одновременно с этим приходят сообщения о людях, которые идут по бульварам — правда, непонятно, в каком количестве и в какую сторону. Но сообщения о задержаниях отовсюду: от памятника Владимиру на Боровицкой до Чистопрудного бульвара. Без криков, плакатов и чего-либо еще.

Полицейский изучает нон-фикшен-хит Флориана Иллиеса «1913. Лето целого века», найденный во время досмотра одной из прохожих…
…проверяет ее документы…
…и все равно задерживает.
Проверка документов у горожан на Тверском бульваре

Пару раз мы обменялись понимающими кивками с проходящими журналистами. С некоторыми немного поговорили в переходе:

— Там ничего нет?

— Ничего.

— А у вас?

Ближе к 22 часам мы заходим в «Макдоналдс». Вчера после митинга там была потрясающая сцена: с талонами у кассы одновременно стояли полицейские в касках, пресса в жилетах и протестующие. Сейчас ничего не говорит о митинге. Разве что у туалета стоит несколько человек, я слышу обрывок их разговора: «Просто выходил из „Мака“, и его забрали».

Кого-то отпускают после составления протокола по статье о нарушении правил пикетирования или о нарушении правил участия в акции. Но большинство до сих пор ждет в отделах. Вчера в Москве, по подсчетам признанного иноагентом «ОВД-Инфо», минимум 1 014 задержанных. Сегодня — минимум 226. Кроме того, в то же время стало известно о том, что партии «ПАРНАС» отказали в согласовании антивоенной акции «Марш мира».

За несколько часов до начала «спецоперации» украинский президент Владимир Зеленский говорил о том, что раз уж российские власти отказываются садиться за стол переговоров с ним, то, возможно, они сядут за стол переговоров с нами, россиянами. Пока что кажется, что такого желания у российских властей нет. 

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Что происходило в центре Москвы в первый день «спецоперации»
Что происходило в центре Москвы в первый день «спецоперации»
Что происходило в центре Москвы в первый день «спецоперации»

Что происходило в центре Москвы в первый день «спецоперации»

Тэги

Сюжет

Места

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

Первая полоса

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

Подпишитесь на рассылку