Плыть в темноте. Лев Левченко — о немоте российской интеллигенции перед лицом *****

Плыть в темноте. Лев Левченко — о немоте российской интеллигенции перед лицом *****

Вот уже несколько месяцев мы с одним моим другом продолжаем один и тот же разговор. Его суть сводится даже не к обмену репликами, а, скорее, к ожиданию. Ожиданию довольно простой вещи: Ультимативного Положняка о ***** от какого-нибудь однозначного Мэтра. Поэтому разговор, как вы понимаете, протекает достаточно безнадежно.

Тут в чем дело: я человек достаточно старомодный. Все детство рос на журнальной публицистике — этим я испортил себе не только мировосприятие, но и потенциально многообещающую карьеру репортера. Поэтому мне нужно, чтобы в критической ситуации вышел кто-то бесконечно уважаемый, непререкаемый авторитет, и сказал, как жить дальше.

После 24 февраля вся моя жизнь превратилась в непрекращающуюся критическую ситуацию. Но авторитет, который все объяснит, никак не появляется. Головой я понимаю почему — о ценностном, да и интеллектуальном крахе нашей постсоветской интеллигенции в последние годы и даже месяцы говорилось много, но я, да и мой друг, грешным делом продолжаем на что-то рассчитывать. Хотя поводов для этого с каждым днем все меньше. В темных водах приходится плыть в одиночку, без фонарика.

Ведь что мы имеем на текущий момент?

Владимир Сорокин, главный наш писатель-современник, живой классик. 27 февраля разразился тоскливым текстом для The Guardian об имперских амбициях Путина с отсылкой, в частности, на «Властелина колец» — причем даже не на Толкина, а именно на экранизацию Питера Джексона. (Постсоветская интеллектуальная мысль, как известно, держится на трех китах: «Властелине колец», «Гарри Поттере» и «1984». Без отсылок на любое из этих трех произведений текст на русском языке не считается интеллектуальным. Раскрывая эту, безусловно, секретную информацию я рискую стать Эдвардом Сноуденом от отечественной колумнистики, но истина дороже всего.) Потом, отвечая на вопрос корреспондента The Financial Times о том, как же он так удачно описал и предсказал путинскую Россию в «Дне опричника» и «Сахарном Кремле», классик, потупившись и перейдя с русского на английский, ответил в духе «Есть такая песня у The Who, „Can’t Explain“ называется». М-да.

Виктор Пелевин, второй главный наш писатель-современник, живой классик, как обычно, хранит молчание. Пиарщики издательства «Эксмо», впрочем, анонсируя переиздание романа «S.N.U.F.F.», подмигивают: «Осталось понять, о чем расскажет автор в этом году — и расскажет ли? Возможно, все прогнозы уже сделаны (что бы это ни значило. — Прим. ред.)». Пелевин действительно последние полтора десятилетия пишет по роману в год, но с недавних пор дальше вплетания какой-нибудь злободневной фигни в очередной оккультный сюжет дело не заходит; в этот раз облажаться нельзя, но мне верится мало — готов поспорить на несерьезные деньги, что просто теперь будут обшучиваться бавовны и химарсы, а не феминизм, дальше дело не зайдет.

ГИД THE VILLAGE

О бавовнах, химарсах и прочем новоязе времен ***** мы рассказывали в нашем словаре «спецоперации»

Читать 

Дмитрий Глуховский, совсем не главный наш писатель-современник, но редкий автор бестселлеров, выступающий с либеральных позиций, регулярный гость «Эха Москвы», после 24 февраля объявлен в России в розыск. Понятно, что против *****, но и у него как-то что-то объяснить мне не выходит: Глуховский то фотографируется с Чичваркиным (подпись — «Белая эмиграция», ха-ха), то говорит, что «Российская внешняя политика — это купание пьяного вэдэвэшника в мировом фонтане» (сильно!), то анонсирует публичный диалог с Андреем Васильевым в Юрмале на тему «Как быть человеку, если он россиянин?» (что уж говорить, если он — россиянка). Может быть, я бы мог получить какие-то ответы там, но не особо тянет.

Продолжать можно долго. Главный театрал — Кирилл Серебренников, — хоть и говорит иногда что-то по делу, но продолжает шутить про «отдельные туалеты для всех гендеров», как будто бы других проблем в нашей жизни не осталось; за киношников, за исключением традиционно Сокурова, отдувается продюсер Роднянский, но и он ставит своей целью скорее распространение информации о *****, нежели осмысление ее последствий; Пугачева уехала, этого в общем достаточно, но продолжает отмалчиваться; что-то бы мог сказать Навальный, только он сидит в тюрьме.

Достойно ведут себя эмигрировавшие и не только музыканты в диапазоне от Шевчука и Гребенщикова до Монеточки и IC3PEAK, но и их высказывания на манифесты не тянут. Бесконечного уважения заслуживают наши спортсменки — теннисистка Дарья Касаткина и футболистка Надежда Карпова, — почти одновременно сделавшие каминг-ауты, чуть ли не первыми в российском профессиональном спорте (да и в мировом это все еще редкость), и при этом однозначно высказавшиеся по поводу *****. Но и это не «Письмо вождям Советского Союза», а пример скорее личной отваги — и, чем черт не шутит, может, и начало политической карьеры для кого-то из них: стал же сенатором в постхунтовской Аргентине довольно успешный формульный гонщик Карлос Ройтеман.

Истории

О своих взглядах, каминг-ауте и ***** Карпова рассказывала The Village в июле

Читать 

Словом, российская интеллектуальная мысль пока что не дает ответов ни на какие важные вопросы. А их с каждым днем становится все больше: ладно бы злосчастные визы, но вот, мне, россиянину, донатить ли деньги на оружие ВСУ? По идее, если я хочу, чтобы ***** закончилась, надо бы. Но, но, но, но.

И ладно бы только мои загоны — в самом деле, наверное, на 29-м году жизни о таких вещах пора бы уже начать думать самостоятельно. Но дело ведь не только во мне: как справедливо отмечает Леонид Бершидский, Эйнштейн, Брехт, Шёнеберг и другие статусные эмигранты из нацистской Германии 30-х были в состоянии предложить самим себе, немцам и миру видение альтернативной Германии, той, за которую можно и нужно сражаться. Наша интеллигенция такой альтернативы нынешней России предложить не может. Продолжаем, значит, плыть в темноте.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Чего боится Татьяна Толстая»: Колонка Виктора Вилисова
«Чего боится Татьяна Толстая»: Колонка Виктора Вилисова
«Чего боится Татьяна Толстая»: Колонка Виктора Вилисова

«Чего боится Татьяна Толстая»: Колонка Виктора Вилисова

Спланированная нищета. Лев Левченко — о том, почему в Украине ***** люди из самых бедных регионов России
Спланированная нищета. Лев Левченко — о том, почему в Украине ***** люди из самых бедных регионов России
Спланированная нищета. Лев Левченко — о том, почему в Украине ***** люди из самых бедных регионов России

Спланированная нищета. Лев Левченко — о том, почему в Украине ***** люди из самых бедных регионов России

Год магического мышления. Лев Левченко — о споре о запрете виз как общенациональной confirmation bias
Год магического мышления. Лев Левченко — о споре о запрете виз как общенациональной confirmation bias
Год магического мышления. Лев Левченко — о споре о запрете виз как общенациональной confirmation bias

Год магического мышления. Лев Левченко — о споре о запрете виз как общенациональной confirmation bias

Тэги

Новое и лучшее

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

От айфона до iHerb: Как сейчас заказать из-за рубежа одежду, технику и витамины

На границе с Финляндией у туристов изымают евро. На границе с Эстонией — не пропускают с валютой

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village

Первая полоса

Экс-директор «Ночлежки» запустил проект, помогающий избежать мобилизации

Длиннющая очередь на границе России с Грузией закончилась — Северо-Кавказская таможня

Силовики пришли с обыском к математику Сергею Шпилькину. Он не раз доказывал, что выборы в России фальсифицируют

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Силовики попытались попасть в квартиру активистки Полины Титовой через окно соседки. Потом просто постучались и ушли

Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска
Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска «Я сказал, чтобы никто не плакал, потому что вернемся и будем бороться»
Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска

Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска
«Я сказал, чтобы никто не плакал, потому что вернемся и будем бороться»

После объявления мобилизации москвичи начали срочно продавать квартиры. Еще и с большой скидкой

Этот момент настал. H&M закрывает магазины в России

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)

Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды
Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды Что увидел Василий Крестьянинов — специально для The Village
Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды

Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды
Что увидел Василий Крестьянинов — специально для The Village

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе АрагацФоторепортаж The Village из Армении

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац Фоторепортаж The Village из Армении

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Антоха МС победил в суде! Теперь он не должен 2,5 миллиона рублей своему бывшему продюсеру за исполнение своих песен

Спектакль «Первый хлеб» — состоится. По словам представителей «Современника», в постановку не успели ввести актера

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду
Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду
Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду

Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду

На дочь журналистки Ирины Славиной составили протокол о «дискредитации армии» из-за пикета в память о матери

В России в три раза вырос спрос на заморозку спермы из-за мобилизации

Дмитрий Озерков ушел из Эрмитажа. 22 года он отвечал за современное искусство в музее

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему? «Приехали и все время плачут»
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
«Приехали и все время плачут»

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

Срочно в Израиль
Срочно в Израиль Экстренные советы по эмиграции и репатриации
Срочно в Израиль

Срочно в Израиль
Экстренные советы по эмиграции и репатриации

С начала мобилизации из России уехали от 600 000 до 1 миллиона человек — Forbes Russia

Ссылка дня: Аудиосборник «Рассказы про эмоции» от актеров «Гоголь-центра»

Полицейского, который избил подростка во время «антинаркотического рейда», приговорили к трем годам колонии

Трафик в торговых центрах упал в среднем на 20 %

В Казани одиннадцатиклассница пыталась поджечь военкомат в знак протеста против *****

Товар дня: Пакеты-повестки в магазине «Веселая затея»

Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября
Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября Обсуждать «хороших русских» и  слушать The Cure
Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября

Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября
Обсуждать «хороших русских» и  слушать The Cure

На границе Эстонии и России — гуманитарная катастрофа. Беженцы из Украины сутками стоят там в очередях

Более 180 человек получили повестки на КПП «Верхний Ларс»

«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?
«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии? Авантюрная комедия от режиссёра «Лалай-балалай»
«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?

«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?
Авантюрная комедия от режиссёра «Лалай-балалай»

Число уголовных дел за уклонение от службы с весны достигло десятилетнего максимума

К Земле приближается астероид. Его диаметр достигает полкилометра

В сеть слили данные клиентов и сотрудников DNS

В России заблокировали музыкальный сервис SoundCloud

Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан
Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан
Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан

Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан

За что прокуратура Петербурга хочет признать «Весну» экстремисткой организацией

На студента составили протокол о «дискредитации» за слово «могилизация»

Билеты из России в безвизовые страны подешевели. Рассказываем, какие цены теперь

Рэпер Walkie покончил с собой из-за мобилизации

Автобус LuxExpress из Петербурга в Финляндию задержался на 7 (!) часов

Монголия выдаст виды на жительство всем россиянам, которые об этом попросят

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village
Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village Три утра Музея Москвы во время мобилизации
Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village
Три утра Музея Москвы во время мобилизации

В ереванском баре Tuf начали продавать матрасы и подушки для переехавших по френдли-прайсу

InLiberty набирает учеников в онлайн-школу «Сделай сам» — для тех, кто занимается или хочет заниматься соцпроектами

Айтишникам начали приходить инструкции по получению брони от мобилизации. Но есть нюанс

Полицейским запретили выезжать из страны — Baza и 47news

Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Бороться с колониальным мышлением и слушать панк
Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Бороться с колониальным мышлением и слушать панк

Никита Михалков попросил отсрочку для участников съемок «нравственных» и «общественно значимых» фильмов

Apple перевезла большинство российских сотрудников в Кыргызстан — «Ведомости»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной

Хроники мобилизации в России, день девятый. Что произошло