28 февраля, воскресенье
Санкт-Петербург
Войти

Семьи репрессированных из Свердловска — о судьбе и арестах Монологи из книги «Большой террор в частных историях»

Семьи репрессированных из Свердловска — о судьбе и арестах

На плитах екатеринбургского Мемориала в память о жертвах политических репрессий на 12-м километре Московского тракта значатся имена 18 475 человек — всех расстреляли в Свердловске в 1937 и 1938 годах, в годы Большого террора. О большинстве погибших не известно ничего, но живы родственники, готовые рассказать страшную историю семьи.

Чтобы имена обреченных погибнуть не канули в забвение, Музей истории Екатеринбурга готовит сборник из 100 интервью с близкими репрессированных уральцев. Для издания книги «Большой террор в частных историях» необходимо собрать 250 тысяч рублей. В поддержку краудфандинговой кампании The Village публикует три истории из будущего сборника.

Сталинские репрессии, развернувшиеся в Советском Союзе с конца 20-х до начала 50-х годов, считают самыми масштабными за всю российскую историю. Пик арестов пришелся на 1937-1938 годы — период Большого террора. В эти годы в стране казнили около 700 тысяч человек, больше 20 тысяч — на Урале. Людей разлучали с семьями, пытали, объявляли врагами народа, расстреливали, отправляли в лагеря, тюрьмы и спецпоселения. Музея истории Екатеринбурга начал активно исследовать эту историю около года назад, когда мемориальный комплекс на 12-м километре вошел в его состав.

Текст: Ксения Волянская

Текст: Юрий Марченков

Эльвира Валентиновна Алиева

дочь репрессированного Валентина Ивановича Жганьяра


Долгое время я не знала, кем был отец, что это за фамилия такая — Жганьяр. Кто-то говорил, что немецкая, кто-то — венгерская. Записывали отца немцем. Отца звали Эмиль Валентин, он родился 28 мая 1907 года в Риге. У него были братья: старший, Артур, родился в Одессе, и тоже был репрессирован, Франц Вильгельм родился в Риге, сестра — Гертруда Ольга Мария.

У отца были волосы темно-каштанового цвета, а в детстве был рыженький, его Рыжиком все звали, был шумный, любознательный, везде лез. На одной руке у него не было двух пальцев — где-то нашли гранату, ему пальцы оторвало взрывом. Он заикался. Бабушка рассказывала из его детства историю: подошел к нему мужчина и что-то спросил, заикаясь, а папа стал ему отвечать и тоже заикается. Тот решил, что мальчик его передразнивает, погнался за ним. Отец долго заикался, потом ему кто-то сказал, что надо петь, и он начал петь. Уже взрослым, несмотря на отсутствие двух пальцев, он хорошо играл на скрипке, пианино, аккордеоне. Был он энергичный, шумный, веселый.


У них был ленинский субботник. Мусор они складывали недалеко от гаража, и потом его сжигали. И вот на отца пришел донос, что он сжег гараж. А гараж был цел. Написал один из папиных друзей — его арестовали и заставили

Когда папу арестовали — 28 февраля 1938 года, и увезли в Свердловск, мне было 9 месяцев, а в июле его уже расстреляли. Узнала я об этом недавно, несколько лет тому назад, когда нам выдали документы. Он работал тогда в Березовском, на шахте. У них был ленинский субботник — это мне мама рассказывала. Мусор они складывали недалеко от гаража, и потом его сжигали. И вот на отца пришел донос, что он сжег гараж. А гараж был цел. Написал один из папиных друзей — его арестовали и заставили, это понятно. В его следственном деле написано, что папа был арестован «как участник шпионско-диверсионной организации, существующей в Березовском районе и созданной немецкой разведкой. Совершил поджог гаража рудоуправления». Все обвинения признал.

Когда папу арестовали, приехала бабушка, его мама. И по-своему меня в бане крестила. Мама меня все хотела перекрестить, а дед не давал. Так я и осталась «ма́канная». Потом она приехала, когда мне было 8 лет. Я ее испугалась — волосы совершенно белые, в черном платье, маленькая, худенькая. Вся белая — ну представьте, три сына — двоих расстреляли, одного арестовали, и он пропал. Соседка мне говорит: «Чего ты боишься? Это твоя бабушка, твоего папы мама».  И я ее спрашиваю: «А где папа мой?» Когда я маму спрашивала, она мне говорила, что папа уехал на дальний Восток, это очень-очень далеко. И я у бабушки спрашиваю: «А где мой папа, еще не приехал?» Она спрашивает: «Вы ей ничего не говорили?» — «Нет». И тогда она говорит: «Твой папа на небесах». — «А что он там делает?» — «Его забрал к себе Господь, он сюда не вернется». Она как раз ездила и узнала, что в живых его нет, в НКВД ей сказали: «Ну, люди смертны». Но я все равно его ждала. Думала: вот папка откликнется, и я к нему поеду на Дальний Восток.

В 1959 году при пересмотре дела было установлено, что протокол допроса сфальсифицировал бывший работник НКВД, Бокарев. Сейчас имя папы в 15 секции мемориала на 12-м километре.

После мама познакомилась с одним фронтовиком, у него сын был мой ровесник, они поженились, дали ему комнатку 13 метров, там мы и жили. Полгода вроде было хорошо. А потом он узнал, что у меня отец немец, и начались мои беды. Я не нужна была. Потом стал маму бить — как-то избил, она в больнице лежала, а меня соседи кормили. Потом мама забеременела, а он ее опять ударил, и она родила мертвого мальчика. Все это продолжалось, пока я в 15 лет его не избила. Он кинулся драться на маму, а я заступилась — ковшиком тяжелым его по лбу ударила, башку разбила. Сказала ему: еще раз тронешь маму или меня — я тебя убью. Школу мне пришлось бросить, чтобы зарабатывать — он меня не кормил. Работала в швейной мастерской и училась в вечерней школе. Потом и ее пришлось бросить — прихожу домой, а уроки делать негде, там скандалы, а потом отчим ляжет спать и кричит, чтобы я свет гасила.


Они с мамой сидели и плакали — это был день смерти Сталина. В школе был траурный митинг, а моя мама и эта женщина говорили: слава Богу, что он умер, идиот такой, столько людей погубил ни за что

Уже в 50-е годы, благодаря папе, мне дали четырехкомнатную квартиру — в качестве компенсации, как дочери репрессированного. Тогда я уже замуж вышла, двое детей было. Родные на эту тему все время молчали, ничего не говорили. Боялись. Я даже не знала маминых родственников, ее сводных братьев и сестер, детей ее отца от второго брака. Конечно, она плакала, когда узнала, что отец расстрелян, но ничего не говорила. Помню, что мы были в гостях у одной репрессированной женщины, и они с мамой сидели плакали — это был день смерти Сталина. В школе был траурный митинг у нас, а моя мама и эта женщина говорили: слава Богу, что он умер, идиот такой, столько людей погубил ни за что. Но когда пришли домой, мама сказала: «Не смей нигде ничего такого говорить».

Вадим Георгиевич Подобедов

внук репрессированного Гавриила Кузьмича Подобедова


Наша семья со стороны дедушки — это выходцы с Украины. До революции они жили на Черниговщине. Считались зажиточной крестьянской семьей. Дед был трудягой и большим умницей. Жили они в городке Середина-Буда, что в Сумской области, тогда все это называлось Черниговщиной. Семья владела еще несколькими домами. Подобедовы торговали мясом. Гавриил Кузьмич имел две мясные лавки. Разводили крупный рогатый скот, были пастбища. Они все село и окрестности снабжали мясом.

Это сегодня их бы назвали предпринимателями, честь и слава, как говорится, им была бы за такой тяжкий и нужный всем труд. Но тогда, в конце 20-х, считали иначе, и Гавриил Кузьмич был арестован. Я даже не знаю, как происходил арест и по какой статье его обвинили, отец не любил разговаривать на эту тему. И вмиг семья развалилась. Тогда ведь могли арестовывать с 14-летнего возраста. Старший сын Дмитрий был 1898 года рождения, а младший сын Илья 1913 года. Чтобы не подвергнуться аресту, Дмитрий уехал в Глухов, а Филипп, Георгий, Илья, Клавдия и Валентина — в Москву. Василий — во Ржев. А бабушка Евдокия Павловна никуда не уехала, она умерла от тифа в годы войны.

Кстати, племянница моей бабушки Александра Ивановна Литвинчева — это родная мама знаменитых писателей братьев Стругацких. В 20-е годы, когда шла Гражданская война, в Середина-Буду приехал комиссар Натан Стругацкий. На одной из вечеринок он познакомился с Александрой. Она, необразованная сельская девушка, произвела на него, журналиста, сильное впечатление. Была на 10 лет моложе его, очаровательна, на вечеринках просто завораживала всех. Знала множество песен на русском, украинском и белорусском языках. А он был бравым комиссаром в кожанке. В общем, он увез Александру. И с Иваном Павловичем это даже не обговорили. Отец проклял дочь за то, что сбежала из дома. В 1927 году она вернулась в Середина-Буду, на ее руках был уже сынок Аркадий. И Иван Павлович Литвинчев простил ее.

Когда деда арестовали, он был сослан на Соловки, там и умер через несколько лет. Из мест заключения незадолго до смерти он прислал моему отцу свою фотографию, датированную 20-м августа 1938 года. Там было написано: «На память детям Георгию и Тоне (моя мама) и внуку Жене (мой старший брат), отец ваш». С фотографии смотрел измученный человек. Он умер спустя два месяца от туберкулеза. Может быть, он все-таки погиб там или был расстрелян, точных данных нет. В свое время областная сумская газета написала статью об истории семьи Подобедовых. И там была опубликована фотография деда Гавриила Кузьмича. Много фактов о дедушке и семье я узнал именно оттуда. В первую очередь, то, что он получил 10 лет лагерей на Соловках.

Это настрадавшийся человек, и в первую очередь за свою семью, большую и дружную когда-то, и которая в один миг сломалась. Все рассыпалось. Дети разъехались кто куда, чтобы избежать арестов. Будучи подростком, я, еще не зная всех деталей гибели дедушки, выпалил маме: «Как вы могли допустить такое?! Куда вы смотрели?!» Она коротко ответила: «Вырастешь — сам разберешься, куда мы смотрели…» А вообще, когда был студентом УПИ, именно тогда стал интересоваться культом личности Сталина. У меня были публикации на эту тему. В начале этого года ведущие телеканалы показали ряд фильмов, посвященным видным деятелям партии 30-40-х годов. А мне вот вспомнилась недавняя, мистическая и весьма мрачная история.


И вмиг семья развалилась. Тогда ведь могли арестовывать с 14-летнего возраста

Это было сразу после празднования Великой Победы. Сумерки сменились непроглядной темнотой, стрелки часов приближались к полуночи. Мои домочадцы уже спали, а я засиделся у телевизора, где показывали фильм о жизни Василия Сталина. Решил сравнить услышанные данные с опубликованными и встал, чтобы взять книгу из шкафа. Взял нужный том и, поднеся его к столу, вдруг ощутил страшную боль в ступне левой ноги. Оказалось, что в полутьме я каким-то образом зацепил большую швейную иглу, лежавшую в шкафу рядом с бутылочкой клея. Иголка предназначалась для прочистки канала пузырька от засохшего клея. Вывалившись из шкафа на ковер, игла встала острием вверх и оказалась в моей ступне. Но дело не в этом, казалось бы, житейском происшествии. Натекая, кровавый след непостижимым образом выписал на середине ковра букву «С». Она до сих пор просматривается на поверхности ковра.

Я уверен, что это не случайность, ведь раньше делал немало публикаций о сталинизме и осуждении злодеяний Сталина, и кровавый знак на ковре был меткой тирана за это. Именно злодеяния Сталина сломали жизнь нашей семьи после ареста дедушки Гавриила Кузьмича Подобедова.

Тамара Григорьевна Янцен

дочь репрессированного Григория Федоровича Матвеева


Семья отца поначалу жила в селе Покровка. А лет с 16-ти отец уже начал работать в Тагиле. Знаю, что на лошади возил какое-то начальство. Возил и охранял. Потом оказался в поселке Черноисточинске, там поработал и, наконец, поступил на учебу в институт марксизма-ленинизма. Закончил его в 1934 году, есть и фотография его выпуска.

Мы жили в Свердловске, в доме, который находился рядом с Главпочтамтом по улице Пушкинской. Наполовину деревянный, наполовину каменный дом. Я, будучи студенткой УПИ, ходила смотреть этот дом. Но сейчас его нет. В этом доме жили студенты института марксизма-ленинизма. Когда папа закончил институт, его отправили в Пермь. Там он стал работать в отделе агитации и пропаганды горкома партии. Здесь и началась другая эпоха нашей жизни. Жили на улице Карла Маркса, дом 146. С нами жила и бабушка Прасковья Лазаревна. 3 ноября 1936 года родилась младшая дочь Валентина, и через несколько дней пришли арестовывать отца.


Мама с Эмилией и Людмилой ходили к папе, через сетку с ним разговаривали. Много людей, один другого перекрикивают. Папа был уже остриженный

Папы дома не было, они его забрали 10-го ноября, Валентине была неделя. Мама с Эмилией и Людмилой ходили к папе, через сетку с ним разговаривали. Много людей, один другого перекрикивают. Эти рассказы с детства помню. Папа был уже остриженный.

25 марта 1937 года был суд. Тройка приговорила его к пяти годам лагерей, семью решено выселить. Папу увезли орловским этапом в Кемеровскую область. Там был Мариинсклаг. А что касается нас, то как только было принято решение нас выселить, приехала мамина старшая сестра тетя Тая, сгребла нас всех и увезла к себе в Тагил. Мама с великим трудом нашла себе работу, ее нигде не брали. Устроилась в копровый цех, где грузят металлолом. Потом заболела туберкулезом и умерла. Ей было 34 года. Шел 1938 год. Я не помню маму, в памяти осталось только то, что мне подарили ленту, и я пошла к зеркалу посмотреться, а зеркало занавешано — умерла мама. Помню ее лежавшей в гробу, как она была одета.

После мы жили у тети Таи. Она была незамужней. Для меня она святой человек. Она поддержала нас, выходила в самые трудные годы, ведь война потом была. Помню, проснулась от того, что тетя Тая плакала. Оказалось, у нас в огороде выкопали всю картошку. Но мы выжили. А в 1947 году она умерла от рака.

Я знаю, что тетя Тая хранила пачки писем от отца. В старой машинке «Зингер» был ящичек, и в нем хранились письма отца. К сожалению, письма не сохранились. Очень обидно, что семья не смогла сберечь их. Я помню эти письма, залитые чернилами строчки — видимо, цензоры поработали. Ему долго не сообщали, что его жена умерла. И помню его «заплаканные» письма, он узнал, что его супруги нет уже в живых. Когда нас забрали в детский дом, книги из домашней библиотеки попали к писателю Очеретину, а вот письма оказались выброшенными. Когда началась кампания по реабилитации, мы узнали по документам, что отец осужден 11 марта 1937 года на пять лет. Осенью 1941 года он должен был выйти. Но началась война. В документах сказано, что по распоряжению лагерного начальника Аронсона отец будет оставлен до конца войны. А 30 января 1944 года он умирает от туберкулеза.


Я помню эти письма, залитые чернилами строчки — видимо, цензоры поработали

Пермским облсудом в феврале 1958 года отец был полностью реабилитирован. Похоронен отец был на кладбище, от которого теперь и следов не осталось. Нам дали по тысяче рублей. Я была тогда студенткой, и помню, пальто себе справила.

Тема репресси не была под запретом, обсуждали, конечно. И я помню, как тетя Тая говорила: «Подожди, усатый, и на тебя придет управа». Так она говорила, глядя на Сталина. Мне кажется, и сейчас многие продолжают оплакивать Сталина. Я была в 10-м классе, когда он умер. В школе рекой лились слезы. А я все помнила слова тети Таи о том, что придет над ним расправа. У нас школе линейка была, все ревели, а я нет. Но я потом шла домой и тоже плакала, но от классической музыки, которая лилась из всех окон — так она на меня подействовала. Не смерть Сталина, которого я ненавидела, а именно музыка. С тех пор очень люблю классику.


Фотографии: Музей истории Екатеринбурга

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Я живу в Городке Чекистов с прослушкой в вентиляции
Я живу в Городке Чекистов с прослушкой в вентиляцииThe Village рассказывает о жизни в самых известных и необычных домах Москвы, Петербурга и Екатеринбурга
Я живу в Городке Чекистов с прослушкой в вентиляции

Я живу в Городке Чекистов с прослушкой в вентиляции The Village рассказывает о жизни в самых известных и необычных домах Москвы, Петербурга и Екатеринбурга

«Я живу в жилкомбинате свердловского НКВД»
«Я живу в жилкомбинате свердловского НКВД»Как устроен конструктивистский небоскреб с фонтаном в Екатеринбурге
«Я живу в жилкомбинате свердловского НКВД»

«Я живу в жилкомбинате свердловского НКВД» Как устроен конструктивистский небоскреб с фонтаном в Екатеринбурге

Дети жертв Большого террора
Дети жертв Большого террораЧто чувствуют и помнят те, кто добивается установки табличек в память о жертвах сталинских казней
Дети жертв Большого террора

Дети жертв Большого террора Что чувствуют и помнят те, кто добивается установки табличек в память о жертвах сталинских казней

«Жертвы утопии»: Что говорил о памятнике «Маски скорби» под Екатеринбургом его автор
«Жертвы утопии»: Что говорил о памятнике «Маски скорби» под Екатеринбургом его авторThe Village изучает полный проект мемориала в память о жертвах репрессий на 12-м километре Московского тракта
«Жертвы утопии»: Что говорил о памятнике «Маски скорби» под Екатеринбургом его автор

«Жертвы утопии»: Что говорил о памятнике «Маски скорби» под Екатеринбургом его автор The Village изучает полный проект мемориала в память о жертвах репрессий на 12-м километре Московского тракта

Тэги

Сюжет

Прочее

Новое и лучшее

Что делать, если близкому поставили диагноз «рак»

24 главных события этой недели

«Музыкальный инстинкт»: Как музыка влияет на наш мозг

Жить по-другому: Почему формат коливингов становится все популярнее

Итало-греческий ресторан Abyss на Декабристов, секретный бар от команды Gypsies & Jews и «Подписные булочки»

Первая полоса

Что делать, если близкому поставили диагноз «рак»
Промо
Что делать, если близкому поставили диагноз «рак»И почему слова «все будет хорошо» не лучший способ поддержки
Что делать, если близкому поставили диагноз «рак»
Промо

Что делать, если близкому поставили диагноз «рак» И почему слова «все будет хорошо» не лучший способ поддержки

24 главных события этой недели
24 главных события этой недели «Турандот» с Анной Нетребко в Мариинке, спецпоказ «Фарго», Тося Чайкина и прощание с баром «Мишка»
24 главных события этой недели

24 главных события этой недели «Турандот» с Анной Нетребко в Мариинке, спецпоказ «Фарго», Тося Чайкина и прощание с баром «Мишка»

«Музыкальный инстинкт»: Как музыка влияет на наш мозг
«Музыкальный инстинкт»: Как музыка влияет на наш мозгМожет ли она усилить иммунитет и развить интеллект
«Музыкальный инстинкт»: Как музыка влияет на наш мозг

«Музыкальный инстинкт»: Как музыка влияет на наш мозг Может ли она усилить иммунитет и развить интеллект

Жить по-другому: Почему формат коливингов становится все популярнее
Промо
Жить по-другому: Почему формат коливингов становится все популярнееИ как в Москве реализуют эту концепцию
Жить по-другому: Почему формат коливингов становится все популярнее
Промо

Жить по-другому: Почему формат коливингов становится все популярнее И как в Москве реализуют эту концепцию

Итало-греческий ресторан Abyss на Декабристов, секретный бар от команды Gypsies & Jews и «Подписные булочки»
Итало-греческий ресторан Abyss на Декабристов, секретный бар от команды Gypsies & Jews и «Подписные булочки»
Итало-греческий ресторан Abyss на Декабристов, секретный бар от команды Gypsies & Jews и «Подписные булочки»

Итало-греческий ресторан Abyss на Декабристов, секретный бар от команды Gypsies & Jews и «Подписные булочки»

Ручной доктор:
Смогут ли гаджеты заменить врача
Промо
Ручной доктор: Смогут ли гаджеты заменить врачаПочему уже сейчас умные устройства нужны не только спортсменам
Ручной доктор:
Смогут ли гаджеты заменить врача
Промо

Ручной доктор: Смогут ли гаджеты заменить врача Почему уже сейчас умные устройства нужны не только спортсменам

Все свои: Как горожане переезжают из съемных квартир и хостелов в коливинги
Все свои: Как горожане переезжают из съемных квартир и хостелов в коливингиИ что может пойти не так
Все свои: Как горожане переезжают из съемных квартир и хостелов в коливинги

Все свои: Как горожане переезжают из съемных квартир и хостелов в коливинги И что может пойти не так

Где в России можно поплавать с китами, познакомиться с шаманами и увидеть собственный Гранд-Каньон
Промо
Где в России можно поплавать с китами, познакомиться с шаманами и увидеть собственный Гранд-КаньонГид по необычным местам страны
Где в России можно поплавать с китами, познакомиться с шаманами и увидеть собственный Гранд-Каньон
Промо

Где в России можно поплавать с китами, познакомиться с шаманами и увидеть собственный Гранд-Каньон Гид по необычным местам страны

Косметичка марта: Крем Kylie Skin, «пасхальное яйцо» Babor, ароматы для внутреннего баланса Lush и другие новинки
Косметичка марта: Крем Kylie Skin, «пасхальное яйцо» Babor, ароматы для внутреннего баланса Lush и другие новинки
Косметичка марта: Крем Kylie Skin, «пасхальное яйцо» Babor, ароматы для внутреннего баланса Lush и другие новинки

Косметичка марта: Крем Kylie Skin, «пасхальное яйцо» Babor, ароматы для внутреннего баланса Lush и другие новинки

Что такое фемпоэзия
Что такое фемпоэзияИ почему это самое интересное, что происходит сейчас в российской литературе
Что такое фемпоэзия

Что такое фемпоэзия И почему это самое интересное, что происходит сейчас в российской литературе

Как понять, что с вашим сердцем что-то не так
Спецпроект
Как понять, что с вашим сердцем что-то не такИ как продлить его работу
Как понять, что с вашим сердцем что-то не так
Спецпроект

Как понять, что с вашим сердцем что-то не так И как продлить его работу

Несложные завтраки дома: Печеные яйца, французский тост, оладьи с беконом и многое другое
Несложные завтраки дома: Печеные яйца, французский тост, оладьи с беконом и многое другое
Несложные завтраки дома: Печеные яйца, французский тост, оладьи с беконом и многое другое

Несложные завтраки дома: Печеные яйца, французский тост, оладьи с беконом и многое другое

Весенний вайб:
10 бьюти-подарков, которые скрасят предстоящий сезон
Промо
Весенний вайб: 10 бьюти-подарков, которые скрасят предстоящий сезонВыбираем подарки, не выходя из дома
Весенний вайб:
10 бьюти-подарков, которые скрасят предстоящий сезон
Промо

Весенний вайб: 10 бьюти-подарков, которые скрасят предстоящий сезон Выбираем подарки, не выходя из дома

Как работают пункты вакцинации от COVID-19 в торговых центрах Петербурга
Как работают пункты вакцинации от COVID-19 в торговых центрах ПетербургаИ шопинг, и прививка
Как работают пункты вакцинации от COVID-19 в торговых центрах Петербурга

Как работают пункты вакцинации от COVID-19 в торговых центрах Петербурга И шопинг, и прививка

🚀 Королева мемов и 🚽 WC explorer: Эксперты оценивают профили редакторов The Village в Clubhouse
🚀 Королева мемов и 🚽 WC explorer: Эксперты оценивают профили редакторов The Village в ClubhouseИ дают советы по самопрезентации
🚀 Королева мемов и 🚽 WC explorer: Эксперты оценивают профили редакторов The Village в Clubhouse

🚀 Королева мемов и 🚽 WC explorer: Эксперты оценивают профили редакторов The Village в Clubhouse И дают советы по самопрезентации

Как учитель из Якутии начал снимать фильмы и победил на «Кинотавре»: Интервью с режиссером «Пугала» Дмитрием Давыдовым
Как учитель из Якутии начал снимать фильмы и победил на «Кинотавре»: Интервью с режиссером «Пугала» Дмитрием Давыдовым
Как учитель из Якутии начал снимать фильмы и победил на «Кинотавре»: Интервью с режиссером «Пугала» Дмитрием Давыдовым

Как учитель из Якутии начал снимать фильмы и победил на «Кинотавре»: Интервью с режиссером «Пугала» Дмитрием Давыдовым

Каково это — быть хоардером, жить с хоардером, бороться с хоардером?

Каково это — быть хоардером, жить с хоардером, бороться с хоардером?

Каково это — быть хоардером, жить с хоардером, бороться с хоардером?

Каково это — быть хоардером, жить с хоардером, бороться с хоардером?

Кирилл Иванов рассказывает о том, как записывались все десять альбомов «СБПЧ»
Кирилл Иванов рассказывает о том, как записывались все десять альбомов «СБПЧ»
Кирилл Иванов рассказывает о том, как записывались все десять альбомов «СБПЧ»

Кирилл Иванов рассказывает о том, как записывались все десять альбомов «СБПЧ»

Квартира с двумя историческими каминами (Петербург)
Квартира с двумя историческими каминами (Петербург) Бюст Ленина работы Аникушина, мебель XVIII века и минимум современных решений
Квартира с двумя историческими каминами (Петербург)

Квартира с двумя историческими каминами (Петербург) Бюст Ленина работы Аникушина, мебель XVIII века и минимум современных решений

Что школьники думают про 23 Февраля и 8 Марта
Что школьники думают про 23 Февраля и 8 МартаОткрыточки, конфетки и Роза Люксембург
Что школьники думают про 23 Февраля и 8 Марта

Что школьники думают про 23 Февраля и 8 Марта Открыточки, конфетки и Роза Люксембург

Подпишитесь на рассылку