25 июня, суббота
Москва
Войти
Репортаж9 мая 2022

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Этого Дня победы мы ждали с опаской. С самого начала «спецоперации» России в Украине общим местом стали рассуждения о том, что сейчас-то ладно, но что они устроят девятого? Страх — штука редко рациональная, вот и в этом случае особо никаких оснований под собой не имел. Даже ответа на вопрос «а что они устроят-то после всего того, что случилось — куда уж хуже?» ни у кого толком не было. 

Впрочем, ближе к делу ответ на этот вопрос все же появился: поползли, в том числе через медиа, уверенные слухи, что 9 мая президент России Владимир Путин объявит мобилизацию. Дела с российской стороны на «спецоперации» идут не очень гладко, это все понимают, поэтому в последний месяц разговоры о возможном массовом призыве на «спецоперацию» начались с новой силой.

Ничего такого не случилось. Речь Путина, конечно, была посвящена Великой Отечественной в гораздо меньшей степени, чем обычно — в целом, она вся была расширенным объяснением того, зачем президент вообще начал «спецоперацию» — но в остальном все выглядело плюс-минус как обычно (не считая многочисленных задержаний активистов, которые высказываются против «спецоперации» — их к концу дня по всей стране набралось больше сотни). Тем не менее, The Village все же отправил своих корреспондентов на улицы Москвы и Санкт-Петербурга с задачей выяснить, как горожане обеих столиц встретили это необычное, тревожное 9 мая.

Москва

Если Москва и так обычно выглядит 9 мая, как декорация к фильму-антиутопии, то в этом году особенно. Некоторые москвичи даже специально уезжали загород или обещали себе не выходить из дома. С утра казалось, что празднику никто не рад. Пока шел к метро, я считал, чего больше: флагов или улыбок на лицах прохожих. 10:1 — уверенная победа триколоров.

Сегодня в городе было множество тематических мероприятий. Например, анонсировали концерт в «Зарядье». Правда, когда мы туда пришли, парк перекрыли — внутрь пускали только людей из «Юнармии» и организации «Волонтеры победы». Полицейские отвечали интересующимся, что в парке ничего не будет и перенаправляли всех на вечерний открытый концерт в «Парке победы».

Я краем уха подслушиваю разговоры прохожих. Самая популярная тема — плохая погода (из-за которой даже отменили воздушную часть парада). Еще слышны мнения про мобилизацию — недалеко от ограды «Зарядья» мужчина с флагом СССР убеждает собеседника, что она точно будет. В сторону Лубянки по бульвару проходит компания, которая обсуждает основания для получения политического убежища. Они идут мимо двух девочек, продающих пилотки с буквой «Z».

— За сколько продаёте?

— Да кому как. Если понимаем, что поток богачей прошёл, то снижаем цену.

Девочки рассказывают, что приехали из Сергиева Посада. Встали в шесть утра, к часу дня продали пилоток на семь тысяч. Пилотки самодельные — буква «Z» нарисована белой краской (надо отметить, довольно ровно). Они рассказывают, что сначала продавали в электричке, но там все спали. Потом приехали на ВДНХ, но там «не позитивные люди». Наконец нашли идеальное место — прямо у ограды администрации президента.

Пока мы говорим, к ним подходит очередной покупатель и покупает пару пилоток за 600 рублей. Когда покупатель отходит, они снова обращаются ко мне: «Только вы не пишите, что мы плохие и на праздники пытаемся навариться».

Чуть выше по улице, у памятника героям Плевны на Лубянке, активно фотографируются люди в военной форме с георгиевскими ленточками. Там же у памятника стоит священник, который читает молебен. Рядом стоит мужчина с флагом, маникюром и в красной кожанке.

На вопрос про ощущения от памятной даты, он говорит: «77 лет — это почти круглое число. В древнеславянской мифологии — это символ семьи. Но через десять лет будет ещё лучше. 88 — вообще идеальная дата, две бесконечности. Земфира разгадала этот символ в своем альбоме, а потом случился „Бордерлайн” и все пошло по *****. Только вы это не пишите, через десять лет можно будет». Что пошло по ***** — Земфира или все вокруг он не пояснил. Но добавил, что любит 9 мая с детства. Он вырос в Сибири недалеко от воинской части воздушно-космической обороны — каждый год на 9 мая там раздавали бесплатную еду, «можно было лазить по танкам» и «смотреть на красивых солдат».

Все у того же памятника дети «играют в войнушку» с деревянными автоматами. Они воют с голубями, потому что те напали на Россию. И рассказывают мне, что голуби заминированы, поэтому к ним нельзя приближаться. Рядом с ними общественный туалет — в него выстроилась длинная очередь из людей в военной и полицейской форме.

Маросейка и переулки выглядят пустынно. В глаза бросается интересное оформление магазинов. На «Центральном рынке» в начале улицы прямо под неоновой табличкой «Party Time. Работаем всю ночь» наклеено поздравление с праздником. Вспоминается история про секретаршу отделения «Единой России», которая пришла к памятнику ликвидатором аварии на Чернобыльской АЭС в чёрной футболке с надписью «Party».

Снова начинается мелкий дождь. Вокруг начинают собираться люди, идущие на «Бессмертный полк» — в этом году к колонне можно было присоединиться из разных мест, в том числе у Лубянки. Транспаранты с портретами ветеранов обернуты в пакеты Ozon и Wildberries, которые укрывают их от капель. У входа к «Бессмертному полку» почти нет журналистов — разве что телеканал «Звезда». У Ильинки толпятся люди, которые пытаются пройти на акцию. Один из полицейский выходит за ограждения и громко кричит: «Вход только по приглашениям. У кого нет приглашения — расходимся, не надо тут толпиться». Как потом оказалось, с этим потоком «Бессмертного полка» шёл Путин — он присоединился к колонне у исторического музея. Возможно поэтому людей пускали так осторожно. Через ограждения не дали пройти даже кадету, который забыл приглашение дома:

— Но я же в форме!

— Да будь ты хоть фсбшник, мы бы тебя не пустили.

Мы встретили этого курсанта чуть позже, он возвращался с чипсами. На вопрос, получилось у него все-таки попасть туда, он лаконично ответил: «Фиг с ним уже». Ещё один вход на «Бессмертный полк» у Никольской. Там образовалось большая очередь, радом стоит несколько групп студентов из разных университетов. Они неохотно отвечают на вопросы и показывают мне рукой на человека в фиолетовой кофте — мол, говори с ним, если хочешь, он инициатор.

— А вы вообще по-своему желанию сюда пришли?

— Ну конечно.

Слышно много разговоров о том, как пройти куда-либо, когда столько всего перекрыто. Люди недовольны: «Парад, *****, закончился, смысл закрывать?» В Центральном детском магазине символики праздника нет. Тут как будто свой праздник — на входе висит баннер: «ЦДМ — 65 лет главный по впечатлениям». О 9 мая напоминают бегающие по магазину дети в солдатских пилотках.

Мы заходим в метро и едем на «Белорусскую» — там и на «Динамо» людей пускают к колонне «Бессмертного полка» без приглашений и регистрации. Центральные станции похожи на лабиринт — из-за перекрытий непонятно, куда можно выходить, а куда нет.

Из «Белорусской» выходит огромная толпа людей. У металлоискателей перед входом на «Бессмертный полк» священник фотографируется с транспарантом на фоне храма и машины с буквой «Z». Он замечает, что мы его снимаем и шутя спрашивает, насколько похож на своего деда с транспаранта. Рядом с ним на бордюре задумчиво сидит молодой человек. Говорит, что ему всё сегодня нравится — утром был на параде и его очень впечатлила пехота.

Кто-то несет к металлоискателям у входа огромный портрет Сталина. Я спрашиваю у несущего картину, что это за акция. «Никакая не акция, просто героев Советского Союза изобразили», — немного грубо отвечает он мне. Сталин быстро становится местной знаменитостью — люди подходят делать с ним селфи.

Людей действительно очень много (по подсчетам МВД, на «Бессмертный полк» вышло больше миллиона человек). За порядком полицейским помогают следить добровольцы из народной дружины. Я подхожу к девушке с красной повязкой «ДРУЖИНА» на куртке и спрашиваю, чем они занимаются и были ли сегодня «происшествия».

— Мы рядовые граждане, помогаем полицейским. Их же сейчас у нас мало.

— Мало?

— Ну да. По-моему, мало. У нас даже взаимопомощь — они помогли нам вывести алкашей с остановки. Хорошо, что пока никаких незаконных акций не было. С праздником вас!

У другого входа стоят молодые волонтеры в белых куртках с буквой «Z». Они рассказывают, что не состоят ни в какой организации — просто знакомый предложил помочь. Помогают бесплатно, но это пойдет в «волонтерскую книжку» и даст бонус при поступлении в магистратуру. И добавляют: «Но, конечно, участвуем, потому что хотим людям помогать. Это же хорошее дело».

Мелкий град, сильный ветер, песня Высоцкого «Братские могилы» из колонок и шум пролетающих вертолетов — так нас встречает «Бессмертный полк», когда мы, наконец, присоединяемся к самому шествию. Периодически кто-то в колонне кричит «Ура» (обычно после конца очередной песни), все подхватывают и крик проносится по всей Тверской. Спрашиваю у девушек лет тридцати, своих соседок по колонне:

— Как ваши ощущения?

— С какой целью интересуетесь?

— Проект делаю.

— Тогда очень хорошие. Патриотичные. Всем советую сюда выходить

— А почему все кричат «Ура»?

— Как «почему»? Победа же!

Толпы людей собираются у полевых кухонь (обязательная часть патриотического косплея последних лет), где дают гречку с мясом и чай. Колонна затягивает и кажется нескончаемой. Через полчаса я еле-еле пробираюсь к полицейскому у ограждения и спрашиваю, куда идет шествие. «До Болотной вроде. Или как она сейчас называется», — неуверенно отвечает он. Я вздыхаю, он это замечает и говорит, что «уже сам ******** стоять с двух часов ночи». Спрашиваю, почему их так рано согнали — говорит, что не знает.

Наконец, нахожу выход у памятника Пушкину — напоследок оборачиваюсь и вижу женщину с необычным транспарантом. На нем, кроме двух черно-белых фотографий, еще четыре цветных с погибшими на Донбассе российскими военными. Я отворачиваюсь и выхожу. Снова слышится раскатистое «Ура!»

Санкт-Петербург

8:00

Над домом корреспондента The Village в сторону центра пролетает одинокий истребитель.

9:00 Перед парадом.

7 мая архитектор Артем Никифоров вышел на ступени Исаакиевского собора с плакатом «Обмануты. Оболганы. Убиты». Несмотря на то, что он стоял один на расстоянии от других людей, Артему вменили нарушение антикоронавирусных ограничений — тех немногих, которые еще остались.

Утром 9 мая у Дворцовой площади собрались тысячи зрителей, они стоят кучно, группами, дети и девушки — на плечах мужчин. Штрафовать их не будут. Проход на Дворцовую — по пропускам, но парад можно чуть-чуть подглядеть из Александровского сада. Со стороны сада также видно начало Невского проспекта, его перекрыли полностью, в том числе тротуары. Стоят омоновцы, дежурят автозаки.

Люди перемещаются хаотично, туда-сюда, в поисках точки обзора — в основном, безуспешно. Кто-то говорит: «Хотя бы воздушный парад увидим».

10:00 Парад.

Играет «Священная война». Девочка в пилотке с надписью «Севастополь» ноет:

— Зачем тут стоять, если ничего не видно?

— Закрой рот, — рявкает ее мать.

Какой-то парень прислоняет к толстому дубовому стволу свой велосипед и забирается с ногами на седло. К нему подходит полицейский:

— Слезай! Либо ноги сломаешь, либо дерево.

— Но дерево же крепкое, — мямлит велосипедист.

Грохочут орудия. Играет гимн России. Никто не подпевает.

В толпе — много туристов. Говорят по-английски, по-китайски, на хинди, по-арабски. Одна девушка жалуется другой:

— Можно было вернуться в номер и посмотреть все по телевизору.

— Ну что там? — спрашивают у женщины, которая сидит на плечах у мужчины.

— Погодите. Какой-то кадетский корпус. Какого-то Александра Невского.

Подруги зачитывают друг другу телеграм:

— «В Петербурге отменили воздушную часть парада. Официальная причина — погодные условия».

— Это не шутка?

— Нет, это «Питерач» же пишет.

Смотрят на небо. Оно абсолютно ясное.

— Можно я поставлю дизлайк? Смотри, тут уже 35 дизлайков.

На поребрике вдоль сада плотным рядом стоят пожилые женщины. Они никого не пропускают: «Один просочится — и вся толпа полезет». Между женщинами с силой протискивается мать с маленьким мальчиком:

— Э, ну если такая толстая, не стояла бы тут?

— Грубиянка!

Молодой человек сокрушенно крутит головой:

— Я не понимаю, почему тут шашлыки не продают, как раньше.

По Адмиралтейскому проспекту маршируют курсанты, поют «Катюшу». Все поднимают смартфоны и снимают. Затем пение стихает. Кто-то говорит: «А что, это все?»

11:00 После парада.

По пути к «Адмиралтейской» по-прежнему продают флажки, по 100–150 рублей. В маленькой кофейне, где нет свободных мест, играет группа The National. У входа в метро — очередь, пассажиров просят проследовать к другим станциям. Толпа неуклюже спотыкается о переулки и мосты в поисках обходных путей — Невский по-прежнему перекрыт. «Людей — ******!» — орет в трубку мужчина на Гороховой.

По Садовой улице ходят молодые люди с большими флагами, на которых написано «Донецкая народная республика». Мимо следует семья, мама, папа, ребенок.

Женщина неодобрительно кивает на флаги ДНР:

— Интересно, сколько им заплатили?

14:00 Перед шествием «Бессмертного полка».

Колонны формируются у станции метро «Площадь Александра Невского», далее участники пройдут по Невскому до Дворцовой площади. Проспект перегородили рамками металлодетектора, каждую сумку досматривают: «Колюще-режущее? Жидкость? Бумага? Фломастеры?» (позже станет известно, что перед шествием задержали депутата-муниципала Сергея Самусева — он принес плакат с портретом узника концлагерей Бориса Романченко, который недавно погиб в Харькове в ходе так называемой «спецоперации»).

К одной из колонн присоединяется пожилая женщина с портретом Сталина на транспаранте. В толпе много людей с символикой «спецоперации», буквой Z — гораздо больше, чем утром в Александровском саду. Под черными и красными знаменами с изображением Христа шагают казаки. На них смотрит группа женщин с одинаковыми транспарантами:

— У нас был выбор: идти с казаками или идти с районом. Мы решили — с районом.

15:00 Шествие «Бессмертного полка».

Толпу то и дело сотрясает раскатистое «ур-р-р-ра»!

— Росгвардии России — слава! Ура!

— Слава русской армии, которая спасла весь мир! Ура!

— Слава русским, советским и российским военачальникам! Ура!

На тротуаре стоит ансамбль пожилых женщин, они одеты в народные костюмы из синтетических тканей и поют «Катюшу». С балкона дома на Невском мужчина машет триколором и флагом Армении, к его лацкану приколота буква Z.

— Единство такое вообще! — радуется какая-то женщина.

Мужчина средних лет говорит худому грустному мальчику:

— В каждом человеке должен быть смысл. Мой смысл — служить родине. Я 20 лет служил в армии, а теперь работаю на оборонном предприятии. Оно защищает родину. А если маленький человек всю жизнь сидит в гаджете, какая от него польза родине и обществу? Вот ты зачем, *****, родился?

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Что происходило в центре Москвы в первый день «спецоперации»
Что происходило в центре Москвы в первый день «спецоперации»
Что происходило в центре Москвы в первый день «спецоперации»

Что происходило в центре Москвы в первый день «спецоперации»

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией
В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией
В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России И что будет, если ее правда объявят
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
И что будет, если ее правда объявят

Тэги

Сюжет

Событие

Места

Новое и лучшее

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

Первая полоса

Слово редакции
Слово редакции Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****
Слово редакции

Слово редакции
Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове» Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время ***** Исследование социологини Кати Дегтяревой
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Исследование социологини Кати Дегтяревой

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут» Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком» Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту С минимальными потерями
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
С минимальными потерями

6 причин, почему разваливаются отношения
6 причин, почему разваливаются отношения Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»
6 причин, почему разваливаются отношения

6 причин, почему разваливаются отношения
Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей В нем участвуют рестораны из пяти городов России
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
В нем участвуют рестораны из пяти городов России

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей
Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей
Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»
«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****» The Village начинает публиковать литературные тексты
«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»

«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»
The Village начинает публиковать литературные тексты

Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние
Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние Собрали лучшие кадры астрономического явления
Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние

Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние
Собрали лучшие кадры астрономического явления

«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России
«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России
«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России

«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России

Гид по Beat Film Festival 2022
Гид по Beat Film Festival 2022 Что получилось привезти в этом году
Гид по Beat Film Festival 2022

Гид по Beat Film Festival 2022
Что получилось привезти в этом году

Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России
Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России
Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России

Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России

«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью
«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью
«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью

«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом
Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом Новый владелец сети обещает, что «хуже не будет»
Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом
Новый владелец сети обещает, что «хуже не будет»

«На улице может подойти человек и заорать, что я мудак»
«На улице может подойти человек и заорать, что я мудак» Как предприниматель превратил свой магазин в политическое высказывание
«На улице может подойти человек и заорать, что я мудак»

«На улице может подойти человек и заорать, что я мудак»
Как предприниматель превратил свой магазин в политическое высказывание

Подпишитесь на рассылку