17 января, понедельник
Москва
Войти

Нападения и блокировки: Как Рунет перестает быть свободным Сколько человек посадили в тюрьму или отправили в психиатрическую больницу за действия в интернете в 2017 году

Международная правозащитная группа «Агора» оценила отношения российских властей и интернета и написала об этом доклад «Свобода интернета — 2017: ползучая криминализация». Руководитель «Агоры» Павел Чиков и аналитик организации Дамир Гайнутдинов утверждают, что в прошлом году давление на журналистов и интернет-активистов продолжилось, а количество законодательных инициатив, предусматривающих ограничение свободы интернета, увеличилось до рекордного значения. The Village привел основные тезисы из доклада и поговорил с его авторами.

Рост блокировок

115 706 фактов ограничения свободы Рунета выявили в 2017 году

110 тысяч из них связаны с блокировкой сайтов

88 тысяч сайтов в 2017 году внесли в официальные черные списки Роскомнадзора

Из-за чего блокируют сайты

 Информация о способах дачи взятки.

 Сайты интернет-магазинов алкоголя и продуктов, попавших под эмбарго.

 Сайты, где продаются неодимовые магниты, поддельные документы, редкие и охраняемые животные, рыболовные снасти, лекарственные средства, товары с символикой чемпионата мира по футболу.

 Сайты с предложениями услуг наемных убийц.

 Сообщества зацеперов и руферов.

При этом власти считают блокировки неэффективными: две трети заблокированных сайтов продолжают работать, число несовершеннолетних потребителей наркотиков с 2012 года увеличилось на 60 %, количество детской порнографии в интернете выросло на 63 %, а число самоубийств — на 57 %. Поэтому российские власти начали делать ставку на преследование тех, кто пользуется и создает нелегальный контент.

Нападения на журналистов и блогеров

В 2017 году на журналистов, блогеров и сетевых активистов напали 67 раз, что на 18 больше, чем в 2016 году. Кроме того, авторы доклада «вынуждены констатировать, что нападения прошлых лет остаются безнаказанными».

Насилию подвергались блогеры и журналисты, освещавшие протестные акции. Например, в августе в Санкт-Петербурге напали на участников ЛГБТ-акции, пострадали журналисты «Настоящего времени», «Фонтанки» и «Медиазоны».

Авторы доклада отмечают, что в 29 случаях нападавшими оказывались сотрудники полиции или представители администрации. В 24 случаях нападавшие остались неизвестными.

В 2017 году продолжилась практика зеленочных нападений. Так, блогера Илью Варламова во время поездки в Ставрополь дважды облили зеленкой и йодом, а в Йошкар-Оле банку с зеленкой кинули в спину руководителя «Школы журналистских расследований» Галины Сидоровой.

В этом году произошло одно убийство журналиста. В апреле после жестокого избиения в Санкт-Петербурге скончался соучредитель издания «Новый Петербург» Николай Андрущенко; коллеги журналиста считают, что нападение на него связано с профессиональной деятельностью.

Уголовное преследование

Увеличение количества дел против пользователей интернета

За год с 298 до 411 выросло число случаев привлечения к уголовной ответственности или реальной угрозы привлечения за действия в Рунете, 43 человека (против 32 в 2016-м) приговорили к реальному лишению свободы.

В частности, резко выросло количество приговоров по делам о пропаганде и призывах к терроризму в интернете. Пять человек поместили в психиатрические стационары для применения принудительных мер медицинского характера, «что также является формой лишения свободы».

В докладе упоминаются дела против блогера Руслана Соколовского и координатора «Открытой России» Вадима Ананьина, который опубликовал на своей странице во «ВКонтакте» картинки с надписью «Крым — это Украина». «Риск привлечения к уголовной ответственности за онлайн-активность по-прежнему остается высоким», — отмечают авторы доклада. Речь идет об обысках, допросах и практике применения антиэкстремистских статей за «неправильные» посты.

Рост количества дел о терроризме и экстремизме

С 2013 года в 20 раз увеличилась доля и число подследственных ФСБ дел об оправдании терроризма и призывах к террористической деятельности, в два раза — дел о призывах к экстремистской деятельности, следствие по которым также ведет Федеральная служба безопасности.

Кампания против «групп смерти» — атака на обычных пользователей

Продолжившуюся в 2017 году кампанию против «групп смерти» в «Агоре» называют «первой массовой кампанией уголовно-правового характера, прямо направленной против интернета». Ее итогом стал приговор Филиппу Будейкину, которого посадили на три года и четыре месяца, и дополнение уголовного кодекса новыми составами преступлений.

Власти против анонимности

В течение 2017 года в реестр организаторов распространения информации включили 98 сервисов, в том числе Snapchat, Opera, Threema, MediaGet, Badoo и Telegram. Первое требование о предоставлении ключей шифрования ФСБ предъявила Telegram. За отказ компанию Павла Дурова оштрафовали на 800 тысяч рублей, после чего у российских властей появилась формальная возможность заблокировать доступ к сервису на территории России. «Однако до настоящего времени этого не произошло, очевидно, власти еще не приняли политического решения о блокировке», — говорится в докладе.

За отказ зарегистрироваться в реестре Роскомнадзор ограничил доступ к сервисам Blackberry Messenger, Imo, Line, Zello и WeChat, а из-за отказа локализовать данные пользователей в России заблокирована соцсеть LinkedIn. «Одновременно с ростом давления на сервисы увеличивается и запрос со стороны российских пользователей на безопасные коммуникации», — говорят авторы доклада.

В 2017 году Telegram в России скачали 12,5 миллиона раз, что больше, чем в любой другой стране мира. В минувшем году Россия опять обогнала США, заняв второе место в рейтинге стран с наибольшим числом пользователей Tor.

Дешифрование переписки и идентификация пользователей становятся ключевыми аспектами обеспечения национальной безопасности, поэтому возрастает роль ФСБ, «которая фактически становится главным контролером Рунета как в сфере технологии, так и в качестве основного репрессивного органа». Интернет начинает быть сферой компетенции правоохранительных органов, а все его пользователи — их потенциальными клиентами.

Ознакомиться с полной версией доклада можно здесь.


Насколько опасно пользоваться интернетом в России?

Дамир Гайнутдинов

аналитик правозащитной группы «Агора

За последние десять лет пользоваться интернетом в России стало гораздо опаснее. Речь идет о росте количества уголовных дел и ужесточении приговоров по ним. В качестве примера можно вспомнить дело об интернет-активности Бориса Стомахина, который получил в общей сложности 12 лет. Но еще большие опасения вызывает то, что в прошлом году наметилась тенденция перехода от блокировок и контент-фильтрации к охоте на конкретных пользователей. Представители властей неоднократно признавали, что блокировки неэффективны. Анонимайзеры, VPN и прочие крупные сервисы отказываются блокировать и удалять информацию по запросу российских властей. Поэтому им остается запугивать тех, кто распространяет контент. В 2017 году мы начали отмечать истории, когда представители правоохранительных органов допрашивали пользователей, которые подписаны на каналы в соцсетях, например подписчиков «Артподготовки» и каналов Мальцева. Задержанных активистов спрашивали о том, на что они подписаны, что читают, какие телеграм-каналы смотрят. Криминализируется уже не просто получение, а поиск контента. Это самые тревожные тенденции.

Как обстоит ситуация со свободой интернета в мире?

Интернет во всем мире становится менее свободным, даже в странах с развитой демократией. Еврокомиссия в конце прошлого года разрабатывала правила, которые обязывают интернет-сервисы удалять террористический контент в течение нескольких часов по запросу властей. Существует два ключевых основания для интернет-цензуры во всем мире: борьба с терроризмом, под которую легко подвести все что угодно, и защита копирайта. Этим оправдывают все.

Чем меры по ограничению свободы в интернете в России отличаются от тех, которые принимают в остальном мире?

Во всем остальном мире, если мы не говорим о явно тоталитарных режимах, основной механизм — блокировка пользователей, борьба с детской порнографией, например, или террористическим контентом. Наше ноу-хау — преследование тех, кто читает и распространяет контент. Ситуацию усугубляет то, что российские суды трудно назвать судами. Они штампуют приговоры, переписывают обвинительные заключения к приговорам, удовлетворяют 98 % ходатайств о прослушке телефонов, даже не вникая и не оценивая аргументов. Российские суды являются технической канцелярией ФСБ.

Что произойдет с рунетом в 2018 году?

На прошлой неделе в Госдуме предложили принять закон об ответственности за распространение незаконного контента в целом. Есть список из 20 категорий, раньше по ним сайты просто блокировались, за них не наказывали, кроме детского порно. Сейчас обсуждаются законы о наказании пользователей за такой контент. В течение 2018 года они явно напринимают законов о наказании. Атака на анонимность — второй важнейший тренд в русском интернете. С 1 января вступил в силу закон об анонимайзерах. Сейчас правительству предстоит создать подзаконные акты, которые будут регламентировать взаимоотношения с ними.

Как обезопасить себя от преследований в интернете?

Не пользоваться русскими сервисами. Они тотально небезопасны.



Обложка: Сергей Потеряев

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Могут ли в России заблокировать Telegram?
Могут ли в России заблокировать Telegram? The Village выяснил, насколько реальна угроза блокировки мессенджера
Могут ли в России заблокировать Telegram?

Могут ли в России заблокировать Telegram?
The Village выяснил, насколько реальна угроза блокировки мессенджера

Почему новые штрафы для соцсетей угрожают свободе слова
Почему новые штрафы для соцсетей угрожают свободе слова Объясняем, как предложенные «Единой Россией» поправки отразятся на интернет-компаниях и пользователях
Почему новые штрафы для соцсетей угрожают свободе слова

Почему новые штрафы для соцсетей угрожают свободе слова
Объясняем, как предложенные «Единой Россией» поправки отразятся на интернет-компаниях и пользователях

Закон об анонимайзерах: Как их будут блокировать и что с этим делать
Закон об анонимайзерах: Как их будут блокировать и что с этим делать Разбираемся, какие сервисы попадут под ограничения
Закон об анонимайзерах: Как их будут блокировать и что с этим делать

Закон об анонимайзерах: Как их будут блокировать и что с этим делать
Разбираемся, какие сервисы попадут под ограничения

«Безопасная Сеть»: Как защититься от мошенничества и травли в интернете
«Безопасная Сеть»: Как защититься от мошенничества и травли в интернете Советы о том, как правильно вести себя в Сети
«Безопасная Сеть»: Как защититься от мошенничества и травли в интернете

«Безопасная Сеть»: Как защититься от мошенничества и травли в интернете
Советы о том, как правильно вести себя в Сети

Тэги

Сюжет

Люди

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Куда могут поехать россияне, привитые «Спутником V»

«В смысле, оливье закончился?»: Выбираемся из дома после новогодних праздников

Почему не стоит думать, что заводить полезные знакомства могут только экстраверты

Место для шага назад: Что можно узнать о Цое из выставки-байопика «Виктор Цой. Путь героя» в «Манеже»

Код курьера: Зачем компании за свой счет переучивают таксистов, кладовщиков и доставщиков на IT-специальности

Первая полоса

Куда могут поехать россияне, привитые «Спутником V»
Куда могут поехать россияне, привитые «Спутником V» Составили список таких стран
Куда могут поехать россияне, привитые «Спутником V»

Куда могут поехать россияне, привитые «Спутником V»
Составили список таких стран

«В смысле, оливье закончился?»: Выбираемся из дома после новогодних праздников
«В смысле, оливье закончился?»: Выбираемся из дома после новогодних праздников «Лакричная пицца», спектакль-терапия про выгорание и фестиваль камерной музыки
«В смысле, оливье закончился?»: Выбираемся из дома после новогодних праздников

«В смысле, оливье закончился?»: Выбираемся из дома после новогодних праздников
«Лакричная пицца», спектакль-терапия про выгорание и фестиваль камерной музыки

Почему не стоит думать, что заводить полезные знакомства могут только экстраверты
Почему не стоит думать, что заводить полезные знакомства могут только экстраверты
Почему не стоит думать, что заводить полезные знакомства могут только экстраверты

Почему не стоит думать, что заводить полезные знакомства могут только экстраверты

Место для шага назад: Что можно узнать о Цое из выставки-байопика «Виктор Цой. Путь героя» в «Манеже»
Место для шага назад: Что можно узнать о Цое из выставки-байопика «Виктор Цой. Путь героя» в «Манеже»
Место для шага назад: Что можно узнать о Цое из выставки-байопика «Виктор Цой. Путь героя» в «Манеже»

Место для шага назад: Что можно узнать о Цое из выставки-байопика «Виктор Цой. Путь героя» в «Манеже»

Код курьера: Зачем компании за свой счет переучивают таксистов, кладовщиков и доставщиков на IT-специальности
Код курьера: Зачем компании за свой счет переучивают таксистов, кладовщиков и доставщиков на IT-специальности
Код курьера: Зачем компании за свой счет переучивают таксистов, кладовщиков и доставщиков на IT-специальности

Код курьера: Зачем компании за свой счет переучивают таксистов, кладовщиков и доставщиков на IT-специальности

Драки под Чайковского и опиум в православном кресте: Что происходит в фильме «King’s Man: Начало»
Драки под Чайковского и опиум в православном кресте: Что происходит в фильме «King’s Man: Начало»
Драки под Чайковского и опиум в православном кресте: Что происходит в фильме «King’s Man: Начало»

Драки под Чайковского и опиум в православном кресте: Что происходит в фильме «King’s Man: Начало»

«Орнитология», Макбет и книга про лес
«Орнитология», Макбет и книга про лес Что слушать, смотреть и читать на выходных
«Орнитология», Макбет и книга про лес

«Орнитология», Макбет и книга про лес
Что слушать, смотреть и читать на выходных

Мясной ресторан «Агнец» на Большой Грузинской, японское бистро J’Pan на Забелина, фестиваль тирольской кухни
Мясной ресторан «Агнец» на Большой Грузинской, японское бистро J’Pan на Забелина, фестиваль тирольской кухни
Мясной ресторан «Агнец» на Большой Грузинской, японское бистро J’Pan на Забелина, фестиваль тирольской кухни

Мясной ресторан «Агнец» на Большой Грузинской, японское бистро J’Pan на Забелина, фестиваль тирольской кухни

Как выглядела зимняя радуга над Москвой
Как выглядела зимняя радуга над Москвой Собрали лучшие фотографии гало
Как выглядела зимняя радуга над Москвой

Как выглядела зимняя радуга над Москвой
Собрали лучшие фотографии гало

Что нужно знать про VPN и какой из них выбрать
Что нужно знать про VPN и какой из них выбрать
Что нужно знать про VPN и какой из них выбрать

Что нужно знать про VPN и какой из них выбрать

Ребята не в порядке: Каким вышел второй сезон «Эйфории»
Ребята не в порядке: Каким вышел второй сезон «Эйфории» Меньше глиттера, больше драмы
Ребята не в порядке: Каким вышел второй сезон «Эйфории»

Ребята не в порядке: Каким вышел второй сезон «Эйфории»
Меньше глиттера, больше драмы

«Трагедия Макбета»: Киноклассика XX века и шекспировские образы в новом фильме Джоэла Коэна
«Трагедия Макбета»: Киноклассика XX века и шекспировские образы в новом фильме Джоэла Коэна Который режиссер снял без брата
«Трагедия Макбета»: Киноклассика XX века и шекспировские образы в новом фильме Джоэла Коэна

«Трагедия Макбета»: Киноклассика XX века и шекспировские образы в новом фильме Джоэла Коэна
Который режиссер снял без брата

Как приготовить глинтвейн и грог? Вот 3 согревающих рецепта для холодных дней
Как приготовить глинтвейн и грог? Вот 3 согревающих рецепта для холодных дней
Как приготовить глинтвейн и грог? Вот 3 согревающих рецепта для холодных дней

Как приготовить глинтвейн и грог? Вот 3 согревающих рецепта для холодных дней

Бабушки вяжут: Как построить социальный бизнес после разговора с собственной бабушкой
Бабушки вяжут: Как построить социальный бизнес после разговора с собственной бабушкой
Бабушки вяжут: Как построить социальный бизнес после разговора с собственной бабушкой

Бабушки вяжут: Как построить социальный бизнес после разговора с собственной бабушкой

Расцвет порноиндустрии, Kiss и ку-клукс-клан: Что смотреть об Америке 70-х
Расцвет порноиндустрии, Kiss и ку-клукс-клан: Что смотреть об Америке 70-х К выходу «Лакричной пиццы» Пола Томаса Андерсона
Расцвет порноиндустрии, Kiss и ку-клукс-клан: Что смотреть об Америке 70-х

Расцвет порноиндустрии, Kiss и ку-клукс-клан: Что смотреть об Америке 70-х
К выходу «Лакричной пиццы» Пола Томаса Андерсона

Дорогой аудиодневник: Чем хорош «Caprisongs» — на первый взгляд необязательный микстейп FKA Twigs
Дорогой аудиодневник: Чем хорош «Caprisongs» — на первый взгляд необязательный микстейп FKA Twigs
Дорогой аудиодневник: Чем хорош «Caprisongs» — на первый взгляд необязательный микстейп FKA Twigs

Дорогой аудиодневник: Чем хорош «Caprisongs» — на первый взгляд необязательный микстейп FKA Twigs

Петербург на выезде: Ресторан Sage Дмитрия Блинова и Владимира Перельмана на Большой Грузинской
Петербург на выезде: Ресторан Sage Дмитрия Блинова и Владимира Перельмана на Большой Грузинской
Петербург на выезде: Ресторан Sage Дмитрия Блинова и Владимира Перельмана на Большой Грузинской

Петербург на выезде: Ресторан Sage Дмитрия Блинова и Владимира Перельмана на Большой Грузинской

«Моя работа — нацепить лыжи и ходить»: Гляциолог — о любви ко льду и жизни между Эльбрусом и московским офисом
«Моя работа — нацепить лыжи и ходить»: Гляциолог — о любви ко льду и жизни между Эльбрусом и московским офисом
«Моя работа — нацепить лыжи и ходить»: Гляциолог — о любви ко льду и жизни между Эльбрусом и московским офисом

«Моя работа — нацепить лыжи и ходить»: Гляциолог — о любви ко льду и жизни между Эльбрусом и московским офисом

Не только скрэмбл и глазунья: 21 интересный яичный завтрак в Москве
Не только скрэмбл и глазунья: 21 интересный яичный завтрак в Москве
Не только скрэмбл и глазунья: 21 интересный яичный завтрак в Москве

Не только скрэмбл и глазунья: 21 интересный яичный завтрак в Москве

16 пар ботинок-дутиков, чтобы преодолевать сугробы и снежные заносы
16 пар ботинок-дутиков, чтобы преодолевать сугробы и снежные заносы
16 пар ботинок-дутиков, чтобы преодолевать сугробы и снежные заносы

16 пар ботинок-дутиков, чтобы преодолевать сугробы и снежные заносы

Подпишитесь на рассылку