28 июня, вторник
Москва
Войти

ROAR: Вестник оппозиционной русскоязычной культуры Протестный онлайн-журнал Линор Горалик с текстами, иллюстрациями и музыкой

ROAR: Вестник оппозиционной русскоязычной культуры

В рубрике «В закладки» The Village рекомендует проекты, сайты и аккаунты в социальных сетях — ​​не обязательно популярные, но интересные и важные. В этот раз рассказываем про ROAR — онлайн-журнал, созданный писательницей Линор Горалик и посвященный оппозиционной русскоязычной культуре. Тема первого номера — «***** России против Украины».

О журнале как площадке для объединения

«Идея журнала появилась 7 марта 2022 года, вечером. Я читала фейсбук* и видела, как он полнится антивоенными текстами, стихами, изображениями, которые создают мои коллеги: писатели, поэты, художники, музыканты, драматурги, сценаристы. Я поняла, что, собранные воедино, эти произведения будут значить гораздо больше, чем разбросанные по фейсбуку* или по разным платформам, отправленные „в стол“ или канувшие в ленту постов», — рассказывает The Village создательница ROAR, писательница Линор Горалик.

Несмотря на то что ROAR появился сразу после начала *****, а первый номер полностью посвящен ей, общая направленность журнала — оппозиционная действующему режиму. Горалик объясняет, что именно ***** стала моментом, когда голоса российского сопротивления стали звучать особенно громко. Собрать их вместе и показать читателям, что они не одиноки, стало главной задачей для писательницы: во времена, когда власть не только преследует несогласных, но и закрывает им площадки для высказывания, необходима платформа, где протестующие могут высказаться безопасно (по желанию авторов, публикации анонимны).

Линор Горалик

писательница и основательница журнала

  Во-первых, я отлично отдаю себе отчет, что ROAR нужен мне больше, чем кому бы то ни было: посреди черного ужаса, отчаяния, гнева и стыда он дал мне дело, смысл и чувство невероятной поддержки от нашей потрясающей команды и наших авторов. В другое время у меня вообще не хватило бы дерзости начать что-нибудь издавать: я никогда этого не делала, не умею, то, се… Во-вторых, *****, которую Россия ведет сейчас против Украины, стала своего рода камертоном, общей темой, единым пространством высказывания для огромного числа оппозиционных авторов. У меня было чувство, что люди поют в унисон, но как будто в разных помещениях, не слыша друг друга, и что если попробовать собрать их в одной комнате — зазвучит потрясающий хор. А в-третьих (оно же в-нулевых, первее первого): было и есть чувство, что о ***** сейчас надо не просто говорить и писать, а орать. Что надо «что-то делать», а я мало что умею делать в этой ситуации; ну вот я умею что-то делать с буквами и картинками — я сделала. Вернее, сделали авторы и команда волонтеров — редакторов, переводчиков, корректоров. Я помогала.

О работе над первым номером на волонтерских началах и атаках на сайт

В первый номер ROAR вошли более сотни работ: стихи поэтессы и номинантки на «Букер» Марии Степановой, короткая проза поэта Льва Рубинштейна, больше напоминающая записки в фейсбуке*, эссе литературоведа Олега Лекманова, текст литературного критика Лизы Биргер, иллюстрации от Виктора Меламеда и Виталия Комара.

Горалик рассказывает, что работы отбирались по принципу опенколла. Писательница сама читала каждый текст, изучала каждую иллюстрацию и прослушивала каждую аудиозапись, советуясь с коллегами. После отбора материалы отправлялись корректору и редактору, а затем к переводчику (у журнала есть английская версия). Всего над первым номером ROAR работали 60 человек как волонтеры. «У меня не хватает слов, чтобы отблагодарить их», — добавляет Линор.

Как и планировали создатели, журнал вышел 24 апреля в двух версиях — русской и англоязычной. Однако на следующий день на русскоязычную версию сайта начались DDOS-атаки. К вечеру 25 апреля страницу удалось восстановить, но вопрос о существовании протестного сайта в русскоязычном интернете остался открытым.

Горалик отвечает: «Заблокируют ли нас — не знаю, эти люди лупят мухобойкой в произвольном режиме. Назначить меня иноагентом сложно — я израильтянка без российского гражданства. Черт его знает, чего могут придумать, но к поливанию меня грязью в „патриотической“ прессе и в „патриотических“ соцсетях я привыкла. Я вот боюсь за своих авторов очень сильно, я каждому, кто в России, предлагала публиковаться анонимно — почти никто не согласился».

Об «отмене» русской культуры

С началом ***** в оппозиции развивается дискурс вокруг понятия «русская культура»: одни считают, что надо отделять Путина от условного Толстого и Достоевского, другие — что классические писатели колониальны и в их работах содержится та же оптика, которой руководствуются российские власти. Наряду с этим дискурсом появление «Вестника оппозиционной русской культуры» может восприниматься как попытка показать российское искусство, отличное не только от провластной, но и от колониальной и имперской повестки.

Линор Горалик не видит материалы ROAR как альтернативу классике, тем не менее она противопоставляет их сервильной прорежимной культуре.

Высказывается Горалик и против так называемой отмены русской культуры: «Желание вместе с Путиным „отменить“ кусок русской культуры для меня звучит ничуть не иначе, чем желание отменить нормальные медиа и кормить потребителя исключительно пропагандой, и вот почему: в основе обоих порывов стоит предположение, что думать самому потребителю культуры не свойственно, непосильно и поэтому не положено. А ну как он читнет Толстого и станет имперцем? А ну как он посмотрит „Дождь“** и станет либералом? И там, и там желание запрещать означает, что сам потребитель контент не осмыслит, а расхождение во мнениях с нами мы пережить не можем. Мне кажется, это какой-то не очень хороший расклад».

Горалик добавляет, что на оптику автора влияет время, в котором он живет. «Ужасно не когда у писателя начала XIX века оптика начала XIX века, а когда у политика из XXI века оптика сатрапа из XVIII века — вот это превращается в кровавый ужас и национальный позор», — считает писательница.

О борьбе с ***** через тексты и планах на будущее

Горалик вспоминает, что начало ***** ощущалось как «смертный ужас». Тогда писательница, как и многие россияне, не понимала, что делать и как помочь украинцам. Сейчас, помимо ROAR, Линор делает проект «Исход-22» про немедленно начавшуюся протестную эмиграцию из России. Недавно она ездила с туром в Грузию и Армению, чтобы читать стихи и продавать свои иллюстрации. Деньги, вырученные за билеты, отправились проекту «Помогаем уехать», который вывозит украинцев из зоны боевых действий.

Среди других планов писательницы — отправиться в Вильнюс, чтобы сделать серию интервью с украинскими беженцами.

«Это будут полновесные большие интервью с очень разными людьми про их жизнь до *****, во время *****, про бегство, про их жизнь сейчас, и я буду публиковать их по одному. Мне кажется, что эти голоса должны быть услышаны не в формате „мы опросили десять человек и сделали общий материал“ (при всей моей огромной вере в то, что такие материалы необходимы, и читательской благодарности к тем, кто их делает), а в деталях и индивидуально: в центре каждой истории должен стоять один человек, и каждая личная история беженства должна быть важна. Я попытаюсь дать им возможность прозвучать, в меру моих сил», — рассказывает Горалик.

*Meta Platforms Inc., которой принадлежит Facebook, признана властями России экстремистской организацией, ее деятельность на территории страны запрещена

**Власти России считают иноагентом

Обложка: ROAR

Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Прочее

Новое и лучшее

Что такое дефолт, опасен ли он и как при нем жить

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

6 причин, почему разваливаются отношения

Первая полоса

The Village становится платным
The Village становится платным Как продолжить читать нас
The Village становится платным

The Village становится платным
Как продолжить читать нас

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Мошенники рассылают письма от имени The Village

Рассказываем, что об этом известно

Слово редакции
Слово редакции Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****
Слово редакции

Слово редакции
Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****

Что такое дефолт, опасен ли он и как при нем жить
Что такое дефолт, опасен ли он и как при нем жить
Что такое дефолт, опасен ли он и как при нем жить

Что такое дефолт, опасен ли он и как при нем жить

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове» Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время ***** Исследование социологини Кати Дегтяревой
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Исследование социологини Кати Дегтяревой

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут» Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком» Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту С минимальными потерями
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
С минимальными потерями

6 причин, почему разваливаются отношения
6 причин, почему разваливаются отношения Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»
6 причин, почему разваливаются отношения

6 причин, почему разваливаются отношения
Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей В нем участвуют рестораны из пяти городов России
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
В нем участвуют рестораны из пяти городов России

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей
Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей
Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»
«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****» The Village начинает публиковать литературные тексты
«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»

«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»
The Village начинает публиковать литературные тексты

Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние
Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние Собрали лучшие кадры астрономического явления
Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние

Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние
Собрали лучшие кадры астрономического явления

«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России
«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России
«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России

«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России

Подпишитесь на рассылку