22 января, суббота
Санкт-Петербург
Войти

Как устроена единственная в России кофейня только для женщин Создательницы петербургского пространства «Симона» рассказывают, почему male-free кофейня-коворкинг — это не сексизм

Как устроена единственная в России кофейня только для женщин

В воскресенье, 3 февраля в Петербурге открылась единственная в России кофейня-коворкинг только для женщин «Симона» (в честь Симоны де Бовуар: ее «Второй пол» — одна из самых значимых книг в истории феминизма). Проект запустили на базе «Ребер Евы» — феминистской площадки в Фонарном переулке: днем она будет работать в режиме male-free, на вечерние мероприятия, по словам создательниц кофейни, смогут по-прежнему приходить «люди любых гендеров и полов». Мы поговорили с соосновательницей «Ребер Евы» Ледой Гариной и кураторкой кофейни-коворкинга Светой Нартаховой о том, зачем нужно свободное от мужчин пространство и почему это не обратный сексизм.

Текст

Юлия Галкина

Фотографии

Виктор Юльев

Кофейня-коворкинг

Просто так с улицы попасть в «Симону» довольно трудно. Кофейня-коворкинг находится на первом этаже исторического здания в Фонарном переулке, 3, — там же, где и почетное консульство Гватемалы, но вход в «Симону» со двора, закрытого воротами с кодовым замком. Вывески нет. Фонарный переулок — в центре города, но место не очень туристифицированное; впрочем, даже здесь есть несколько обычных кофеен (например, Bake Me Up в восьмом доме).

«Симона» же, по сути, — это площадка «Ребер Евы», «социально-художественного проекта, посвященного борьбе с гендерной дискриминацией» (как сообщают в соцсетях проекта). Сама площадка работает около двух лет (а как проект — три года). Теперь ежедневно с 11 до 19 она функционирует в формате male-free, то есть «свободном от мужчин» (это омофон mail-free, «свободный от почты», поэтому создательницы проекта предлагают другой вариант — «только для женщин»). Вход на вечерние мероприятия — дебаты, кинопоказы, мастер-классы и прочее — по-прежнему для всех. «У нас как в бане. В бане же нет дискриминации: есть женские дни и мужские. А у нас есть женские мероприятия — и есть общие. После семи вечера все желающие могут точно так же приходить и пить кофе», — говорит Леда Гарина.

Интерьер кофейни-коворкинга простой: низкий потолок, светлые стены, разноцветные бинбеги, diy-эстетика. Максимальная вместимость — 90 человек, комфортная — пара десятков. В нише — стойка, за которой работает профессиональная бариста и художница Света Нартахова (позже, возможно, подключатся волонтерки). Стену за стойкой расписала она же, как и туалет кофейни (в нем в преддверии открытия также установили контейнеры для раздельного сбора мусора). Часть антуража для «Симоны» создательницы получили в подарок — причем не только от женщин. Например, один из столов принес мужчина: «Он сказал: „Для меня важно, чтобы были женские коворкинги“», — поясняет Света. «Потому что он не сексист», — добавляет Леда.

Кофемашину в безвозмездное пользование отдал благотворительный проект «Спасибо!». Меню — как в обычной кофейне, но названия — с феминитивами: «латесса», «американка», «капучинесса», «какаиня» и так далее. Все продукты (молоко, печенье) веганские. Еды в меню нет. Цена на все единая — 150 рублей. Столько же можно заплатить, чтобы пользоваться площадкой как коворкингом, хоть все восемь часов подряд. Работать или пить кофе, впрочем, не обязательно: можно просто отдыхать, даже спать.


У нас как в бане. В бане же нет дискриминации: есть женские дни и мужские. А у нас есть женские мероприятия — и есть общие


Вход в «Симону» открыт в том числе для трансгендерных женщин (а не только биологических). Феминистские взгляды не являются необходимым условием: ограничения — строго поведенческие. «У нас довольно жесткие правила, и в отношении женщин — тоже. Например, за агрессивное поведение или нетрезвое состояние мы удаляем вне зависимости от гендера», — поясняет Леда.

«Мы думаем, что женщины, которые не близки к феминистским кругам, вряд ли узнают о нашем пространстве. Я рассчитываю на таких, как я сама: когда с утра — первая встреча, вторая — вечером, а в середине дня хочется поработать где-то, где тихо и есть нормальный интернет. Такие места сложно найти», — добавляет кураторка «Ребер Евы». «Если сюда захочет прийти женщина, чтобы поработать в комфорте, — супер, отлично. Необязательно кидать феминисткие лозунги», — в свою очередь говорит Света Нартахова.

Леда Гарина

Не сексизм

Леда Гарина называет три причины появления «Симоны». Первая — запрос женской аудитории «Ребер Евы» на безопасное пространство: «Мы проводим мероприятия, и нас постоянно спрашивают: «„А когда будет male-free, а почему не male-free? Если не male-free, мы к вам не придем“. Мы такие: ну нет, мы же за просвещение среди любых гендеров и полов. Но мы поняли, что если есть такой запрос, почему бы не сделать уютное безопасное пространство».

Вторая причина — финансовая. В 2019-м проект «Ребра Евы» остался без финансирования (предыдущие два года пространство функционировало за счет гранта). «Сейчас мы думаем, за счет чего сможем существовать и проводить в том числе наши бесплатные мероприятия», — поясняет Леда. Соосновательницы собирают 450 тысяч рублей на полгода работы проекта: это оплата аренды, коммунальных услуг, интернета и зарплата одной из координаторок. На сегодня проекту пожертвовали более 100 тысяч рублей, этого хватит на два месяца аренды. О том, как поддержать проект, можно узнать тут.

Третья причина — желание Светы Нартаховой открыть свою кофейню. Она работала в одной из крупных сетевых кофеен, но недавно уволилась — по ее словам, из-за сексизма: «Мне было абсолютно некомфортно постоянно терпеть менсплейнинг (снисходительная манера разговора, используя которую, мужчина объясняет женщине что-то, что она и так знает. — Прим. ред.). Кроме того, я выяснила, что моя зарплата на 15 тысяч рублей меньше, чем у коллеги мужского пола на той же должности. И мне не дали адекватного ответа на вопрос почему. Это супернесправедливо. Потом к нам устроился новый парень, у которого по непонятной причине зарплата тоже оказалась выше, чем у меня. Мне было очень плохо из-за этого. Я сообщила об идее собственной кофейни подругам в «Ребрах Евы», они сказали: „А давай“».


Если сюда захочет прийти женщина, чтобы поработать в комфорте, — супер, отлично. Не обязательно кидать феминисткие лозунги


Аудитория отдельных мероприятий «Ребер Евы» на треть состоит из мужчин: например, многие приходят на занятия по йоге. До запуска «Симоны» у проекта было только два события, куда мужчин не допускали: группа поддержки для женщин в трудной жизненной ситуации и «Шмоткапати» (обмен одеждой). «Очень часто к нам приходят мужчины с запросом на информационное и эмоциональное обслуживание. Они приходят, например, на мастер-классы, которые женщины проводят для женщин, и тянут одеяло на себя. Считают, что мы должны им все разъяснить, потратив свое время», — рассказывает Леда. Добавляя, впрочем, что многие активисты «корректны и понимают, чем мы занимаемся, пытаются помогать в конструктивной форме».

Кофейню, в которую не пускают мужчин, координаторки сексистской не считают, апеллируя к тому, что обратного сексизма не существует в принципе. Сексизм — дискриминация по признаку пола; дискриминировать может только доминирующая группа — в данном случае мужчины, — а не наоборот. «Это был бы сексизм, если бы обычно мужчины страдали от домогательств в публичных местах. А так мы делаем место, где от домогательств можно спрятаться, передохнуть», — говорит Леда.

Света Нартахова

Света добавляет, что male-free-кофейня принципиально отличается от формата барбершопа, в котором не станут обслуживать женщину даже с короткой стрижкой: первое — про эмоциональный комфорт и безопасность, второе — про услугу и традицию. «Существует традиция мужских клубов, которую барбершопы поддерживают. То же самое со спортивными клубами, в которых на женщин будут смотреть косо. Эта традиция не оспаривается в публичном пространстве. Но как только говорят о создании чего-то только для женщин — и это что-то не про детей, — сразу начинается бурление… мозга», — считает Леда. Кстати, в «Симону» можно приходить с детьми: «Но тогда родительницы отвечают за тишину для других участниц, если в коворкинге параллельно работают люди, которым она нужна», — поясняет кураторка «Ребер Евы».

Кафе и кофейни формата female-only (при этом не лесбийские клубы) явление совсем не новое. Но если в Европе они стали ответом на усиление феминистской повестки, то в Палестине, Египте и Афганистане — скорее убежищем, где женщина может на время почувствовать себя в безопасности от преследований и запугиваний. Female-only-проекты (но не кофейни) есть и в Москве: это, например, радикальные инициативы Fem-band и «Роса», которые регулярно проводят вечеринки только для женщин, а также образовательные феминистские летние палаточные лагеря без мужчин. Создательницы «Симоны», впрочем, говорят, что не ориентировались на другие male-free-проекты.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах»
«Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах» История 22-летней Татьяны Дваждовой, принципиально не согласной на гендерное разделение в спорте
«Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах»

«Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах»
История 22-летней Татьяны Дваждовой, принципиально не согласной на гендерное разделение в спорте

Три истории харассмента на работе
Три истории харассмента на работе «Он закрыл за собой дверь, зажал меня между ним и раковиной и начал дрочить»: Женщины о том, как к ним приставали телеведущий, врач и бар-менеджер
Три истории харассмента на работе

Три истории харассмента на работе
«Он закрыл за собой дверь, зажал меня между ним и раковиной и начал дрочить»: Женщины о том, как к ним приставали телеведущий, врач и бар-менеджер

Навальный, говнари и центр «Э»: История бара «Делай культуру»
Навальный, говнари и центр «Э»: История бара «Делай культуру» Как его владелицы ссорятся и мирятся с ЧОПом, кальянщиками и музыкантами-хулиганами
Навальный, говнари и центр «Э»: История бара «Делай культуру»

Навальный, говнари и центр «Э»: История бара «Делай культуру»
Как его владелицы ссорятся и мирятся с ЧОПом, кальянщиками и музыкантами-хулиганами

Юлия Савиновских — о трансгендерности и детях
Юлия Савиновских — о трансгендерности и детях Женщина, потерявшая приемных детей после удаления груди, — о Френсисе и мастэктомии
Юлия Савиновских — о трансгендерности и детях

Юлия Савиновских — о трансгендерности и детях
Женщина, потерявшая приемных детей после удаления груди, — о Френсисе и мастэктомии

Тэги

Люди

Места

Прочее

Новое и лучшее

Пришло время заменить вашу маску на респиратор — лучшую защиту от «омикрона», помимо прививки

В Петербург пришла пятая волна COVID-19. Вот что говорят горожане, которые болеют прямо сейчас

В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети

«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности

Нижегородский правозащитник рассказал о давлении на родственников в Чечне. Через месяц его мать похитили

Первая полоса

Пришло время заменить вашу маску на респиратор — лучшую защиту от «омикрона», помимо прививки
Пришло время заменить вашу маску на респиратор — лучшую защиту от «омикрона», помимо прививки Наша редакторка раздела «Стиль» выбрала самые симпатичные и удобные
Пришло время заменить вашу маску на респиратор — лучшую защиту от «омикрона», помимо прививки

Пришло время заменить вашу маску на респиратор — лучшую защиту от «омикрона», помимо прививки
Наша редакторка раздела «Стиль» выбрала самые симпатичные и удобные

В Петербург пришла пятая волна COVID-19. Вот что говорят горожане, которые болеют прямо сейчас
В Петербург пришла пятая волна COVID-19. Вот что говорят горожане, которые болеют прямо сейчас «„Омикрон“ по сравнению с „дельтой“ — просто малыш»
В Петербург пришла пятая волна COVID-19. Вот что говорят горожане, которые болеют прямо сейчас

В Петербург пришла пятая волна COVID-19. Вот что говорят горожане, которые болеют прямо сейчас
«„Омикрон“ по сравнению с „дельтой“ — просто малыш»

В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети
В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети Вот как она устроена
В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети

В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети
Вот как она устроена

«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности
«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности Главный антигерой — Брэдли Купер
«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности

«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности
Главный антигерой — Брэдли Купер

Нижегородский правозащитник рассказал о давлении на родственников в Чечне. Через месяц его мать похитили

Нижегородский правозащитник рассказал о давлении на родственников в Чечне. Через месяц его мать похитили

«Я сделала выставку из картин, которые нарисовала в психбольнице»
«Я сделала выставку из картин, которые нарисовала в психбольнице»
«Я сделала выставку из картин, которые нарисовала в психбольнице»

«Я сделала выставку из картин, которые нарисовала в психбольнице»

Бар Faro от команды Imbibe, бистро Match на Петроградской и «У Ларисы» на Василеостровском рынке
Бар Faro от команды Imbibe, бистро Match на Петроградской и «У Ларисы» на Василеостровском рынке
Бар Faro от команды Imbibe, бистро Match на Петроградской и «У Ларисы» на Василеостровском рынке

Бар Faro от команды Imbibe, бистро Match на Петроградской и «У Ларисы» на Василеостровском рынке

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро» С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»

Чем заняться в Петербурге на этой неделе
Чем заняться в Петербурге на этой неделе Крис Норман, «Король Лир» Константина Богомолова и открытие галереи в клубе «Изич»
Чем заняться в Петербурге на этой неделе

Чем заняться в Петербурге на этой неделе
Крис Норман, «Король Лир» Константина Богомолова и открытие галереи в клубе «Изич»

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика» Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России Главное из интервью Алексея Навального журналу Time
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Главное из интервью Алексея Навального журналу Time

«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»

«Я сделал вазэктомию»

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Спасите мою душу»:
Спецпроект
«Спасите мою душу»: С чем боролись художники, создавая свои работы
«Спасите мою душу»:
Спецпроект

«Спасите мою душу»:
С чем боролись художники, создавая свои работы

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце» Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы

Подпишитесь на рассылку