25 июня, суббота
Москва
Войти

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

Доносы вернулись. Последний раз россияне активно жаловались друг на друга во время локдауна — из-за страха за собственную жизнь. Сейчас ситуация другая — пишут, чтобы наказали несогласных. Жалобы в органы поступают от одних соседей на других, от учеников на учителей, от родителей на собственных детей. Протестующих обвиняют в вывешивании антивоенных плакатов, подмене ценников в магазине и даже в ношении желто-синей одежды.

Один из самых шокирующих кейсов — донос, который написал родитель на одноклассника своего ребенка — третьеклассника Диму. Мальчик написал в школьном чате «Слава Украине». В итоге Диму и его маму забрали в отдел по делам несовершеннолетних.

Спецкорреспондентка The Village Аня Кузнецова поговорила с людьми, на которых завели дела по доносам, а также с историком и антропологом, чтобы разобраться, зачем люди доносят друг на друга, действительно ли в России снова наступил 37 год, и способствуют ли власти расколу в обществе.

«Она не сможет вырастить патриота Родины»


История Регины, на которую донесла соседка за антивоенный плакат

Регина Ибрагимова против *****. Она хотела выйти с плакатом на антивоенный митинг, но не решилась, потому что не могла оставить маленького ребенка дома. Тогда она повесила на окна своей уфимской квартиры два плаката с надписью «Нет *****» и изображением желто-синего флага. «Я повесила на окна плакаты, чтобы хоть как-то выразить свою позицию. Хотелось, чтобы те, кто со мной согласен, не может выйти на протест, боится или не знает про *****, увидели плакат, и им стало легче. Мне самой легче, когда я читаю про антивоенные акции или вижу протестные граффити», — рассказывает она.

Спустя два месяца — в апреле — к девушке пришла полиция: на Ибрагимову пожаловалась соседка по дому, Елена Сафонова. В доносе женщина писала: «Данная гражданка одна воспитывает ребенка. С такой непатриотичной позицией она не сможет вырастить патриота своей Родины, также сама не лояльна государству в такой ответственный период».

Донос — это про разделение, про нарушение горизонтальных связей и обращение наверх: написал властям — соседей убрали

Регину оштрафовали на 15 тысяч рублей по статье, указанной в доносе, — за дискредитацию ВС РФ. Однако ее соседка пожаловалась не только в МВД, но и в аппарат уполномоченного по правам ребенка. Женщина заявила, что Регина рисовала плакат вместе с ребенком, «диктовала ему и вбивала в голову свои принципы». К девушке пришли представители администрации Уфы. Они объяснили, что обязаны проверить условия, в которых живет двухлетний сын Регины.

«Мой сын знает три буквы алфавита. Он не способен писать под диктовку, поэтому ее обвинения странные. Заявление Сафоновой меня не пугает — по закону нельзя забрать ребенка у матери из-за политической позиции. Но в проверках приятного мало: домой приходят люди и заглядывают в холодильник, смотрят, достаточно ли игрушек, проверяют овощи, фотографируют все вокруг», — рассказывает Ибрагимова.

Соседи позже рассказали девушке, что Елена Сафонова часто пишет обращения в разные инстанции города — только на сайте администрации Уфы опубликовано 70 писем от женщины к местным властям. Во многих из них Сафонова просит администрацию принять меры по шумоизоляции своего дома.

Вот выдержка из одного из писем женщины к главе местной администрации:

«Ялалов, будь ты проклят, НЕМЕДЛЕННО устанавливай шумозащитный экран по апелляционному определению ВС РБ от 15 сентября 2015 года. Ты своим ненормальным указанием о ночной уборке отсутствующего снега под моей квартирой опять не дал спать: всю ночь гремел бригадой из нескольких камазов и тракторов, отравлял воздух в моей квартире своей соляркой».

Елена Сафонова не ответила на запрос The Village, а также заблокировала спецкорреспондентку издания «ВКонтакте». После доноса Регине так и не удалось поговорить с соседкой, которая при встрече убежала.

С Сафоновой также пытались связаться журналисты издания «Верстка». Женщина не ответила на большинство вопросов, но прояснила свою позицию: «Мы выступаем за единство страны, особенно в такой тяжелый момент. Мы — это большинство граждан страны и, надеюсь, вы тоже. У нас многонациональная республика, и мы должны быть сплочены, а не как на Украине происходило. Нам такое здесь не надо. <…> Кто-то считает, что мы развязали там *****, убийства. Наоборот, мы предотвращаем это все. Нам не нужны такие провокации».

Кто и зачем доносит на людей за антивоенную позицию и что это говорит о состоянии российского общества?

«Доносчик — это социально незащищенный человек, который напрямую обращается к государству. Тут важно прямое действие, обращение к власти, которая отвечает. Человек получает ответ на свой запрос и таким образом преодолевает одиночество, видит, что с ним кто-то есть рядом, что государство — его союзник. Донос — это про разделение, про нарушение горизонтальных связей и обращение наверх: написал властям — соседей убрали», — рассказывает историк и сотрудник «Мемориала»* Сергей Бондаренко, изучавший доносы сталинского периода.

С ним соглашается и антрополог Александра Архипова, которая считает, что в России идет холодная гражданская ***** по вопросу, нужна ли «спецоперация» в Украине. «Представьте себе человека, который считает, что ***** идет справедливо, потому что там нацисты, которые мешают России. Человек хочет доказать эту точку зрения, убедиться, что кругом враги, что президент прав. И он рапортует на школьника, который в чате пишет „Слава Украине“. Выявление врагов помогает ему утвердиться в правильности своей позиции. Доносы помогают восстановить чувство справедливости. Обычно ты не можешь взаимодействовать с государством, а низовые доносы утверждают веру во власть: ты сообщил о преступлении, и они пришли», — рассказывает антрополог.

Доносчик — это социально незащищенный человек, который напрямую обращается к государству

Часто доносчиков обвиняют в репрессиях и возлагают всю вину на них. «Мы без конца проклинаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить: кто написал 4 миллиона доносов?» — писал Сергей Довлатов в «Зоне». Историк Сергей Бондаренко считает, что не стоит перенаправлять ответственность с государства на людей. Донос надо рассматривать не как причину ареста, а инструмент репрессивного государства: «С одной стороны, у нас есть люди, которые пишут доносы, с другой — государство как система, ответственная за то, что практика доносительства существует и поощряется. „Мемориал“* настаивает, что террор — это государственная политика. В сталинские времена были первичны не доносы, первична программа по поиску врагов, планы по аресту и так далее».

Репрессивная система в России во многом направлена на запугивание. Если в СССР стояла задача избавиться от конкретных слоев населения (бывших кулаков, детей священников и так далее), то сейчас репрессии нужны для страха. «Не надо массовых репрессий: они должны быть случайными и чтобы все про них знали. По статье 20.3.3 оштрафовано 2 тысячи человек, остальные дела находятся на рассмотрении. Российским властям не нужны 4 миллиона доносов. Им надо, чтобы все знали про 2 тысячи», — считает Архипова.

«Мы же не знаем всех тонкостей


История учительницы Ирины Ген, которой вменяют уголовное дело по доносу учеников

Большая часть дел, которые рассматривают российские суды из-за высказываний или проявления антивоенной позиции, административные. Но, по данным антрополога Александры Архиповой, есть и больше 60 уголовных дел. Среди них — дело Ирины Ген, бывшей учительницы английского языка училища олимпийского резерва Пензы.

В середине марта Ирина вела урок для подростков. По словам адвоката Александра Федулова, учениц на том уроке ранее не допустили на соревнования в Сербию из-за санкций. «Девочки стали спрашивать у Ирины, с чем это связано. Она объяснила, что санкции — одна из последних мер, чтобы повлиять на российское правительство и остановить ***** в Украине», — рассказал The Village Федулов.

В записи разговора (есть в распоряжении редакции.) слышны фразы учениц: «Мы же не знаем всех тонкостей», «***** развязалась, потому что Россия изначально хотела уничтожить военные базы [Украины и НАТО]». Ирина ответила, что девушкам стоит читать разные источники.

Об уголовном деле за фейки о российской армии Ирина узнала спустя 10 дней после урока. 28 марта к ней пришли сотрудники ФСБ. Дело завели из-за фразы Ирины «Разбомбить роддом в Мариуполе», которую учительница произнесла, когда говорила о пропаганде на российском телевидении. Теперь ей грозит 10 лет лишения свободы.

В России идет холодная гражданская ***** по вопросу, нужна ли «спецоперация» в Украине

Кто именно передал запись разговора с ученицами в органы, сотрудники ФСБ не ответили. Сама Ирина не пыталась и не планирует выяснять, кто из подростков донес на нее. «Ирина устала, популярность выбила ее из колеи. Город небольшой, все знают друг друга через одного-двух человек, и ей психологически трудно», — рассказывает Федулов.

Адвокат объясняет, что исход дела предсказать сложно. «Чем это закончится, пока непонятно. Судебной практики по таким делам в России еще нет. Но то, что будет давление на судью, — очевидно», — считает он.

«Скажу по секрету,
это вам за комментарий в телеграме»


История Эльмиры, на которую завели дело после антивоенного сообщения в городском чате телеграма

Не всегда можно установить, кто написал донос: жалобы могут быть анонимными. В такой ситуации оказалась репетитор по английскому языку и активистка Эльмира из Геленджика. На девушку написали донос за сообщение в телеграм-чате на 1 600 человек. Изначально его создали жители города, которые были не согласны с действиями местных властей. «Люди протестовали против „Единой России“ — я думала, они оппозиционно настроенные, поэтому не ожидала, что многие из них будут оправдывать ***** и призывать сплотиться вокруг Путина», — рассказывает девушка.

В чате обсуждали флешмоб с буквами Z — люди хотели выйти с плакатами «Za президента». Эльмира вспоминает: «Я объяснила, что такие флешмобы бессмысленны, и, если людям небезразлична судьба Донецка и Луганска, им стоит жертвовать деньги или гуманитарную помощь. Потом я написала, что единственный адекватный флешмоб должен быть с лозунгом „Нет *****“, а обсуждать в протестном чате объединение вокруг президента — глупо, потому что президент и действующая власть жуликов и воров отжимает у них земли».

По статье 20.3.3 оштрафовали 2 тысячи человек, не менее 10 % из таких дел открыли по доносам

После сообщения Эльмира удалилась из чата. Шесть человек написали ей сообщения с поддержкой в личку, а двое называли девушку предательницей, говорили, что таких, как она, «надо поставить на место».

Спустя сутки Эльмире позвонил участковый и сказал, что на нее поступила анонимная жалоба. Через несколько дней девушка приехала в отдел полиции. Полицейский сказал: «Скажу по секрету, это вам за комментарий в телеграме».

В отделении Эльмире показали распечатанные скриншоты из чата. Автора доноса не назвали. Девушке выдали протокол о призывах к проведению несанкционированных публичных мероприятий. Максимальное наказание — штраф в 20 тысяч рублей. Сейчас Эльмира находится в другой стране: по словам девушки, за несколько дней до выезда за ней следили, а после отъезда звонил неизвестный и сказал: «Мы вас все равно найдем по камерам, лучше явитесь на суд».

Растет ли число доносов с начала *****, и есть ли в России государственная система для доносительства?

Антрополог Александра Архипова рассказала The Village, что составить статистику дел по доносам, связанным с антивоенной позицией, сложно. «Кажется, что число доносов увеличивается, но, возможно, это связано с тем, что на доносы сейчас обращают больше внимания. Мы не знаем, сколько доносов было до *****. Кроме того, точную статистику доносов построить невозможно, я много раз пыталась. В протоколах не всегда указывается, кто отправил жалобу, да и сами протоколы составляются не всегда: бывает, что человека задержали, а потом отпустили», — рассказывает она.

Архипова собирает истории людей, которых оштрафовали по статье 20.3.3. Сейчас таких кейсов уже 2 тысячи, не менее 10 % из таких дел открыли по доносам.

Тем не менее говорить о том, что доносы не влияют на количество дел за антивоенную позицию, рано. На третьем месте по числу дел за «дискредитацию ВС» после Москвы и Питера — Калининградская область. «Калининград никогда не отличался ни особой репрессивностью, ни протестностью. Мы не могли понять, почему так происходит. А потом выяснилось, что там первым опробовали бот для доносов», — рассказывает антрополог.

Института доносительства в России нет, но каналов для этого становится все больше

Боты для доносов появляются все чаще. Пожаловаться на «фейки» онлайн можно в Белгородской, Пензенской, Саратовской и Самарской областях, в Алтайском крае, Москве, Петербурге и Екатеринбурге. Архипова считает, что про создание государственной машины для доносительства пока говорить не приходится, однако власти если не способствуют, то мягко подталкивают граждан к «отслеживанию врагов»: «При всей своей неповоротливости наша власть любит странную диджитализацию и вовлечение людей в электронные формы коммуникации. Института доносительства нет, но каналов для этого становится все больше».

«Будем сбивать фейки на подлете»: кто и зачем создает чат-боты для доносов

В конце апреля отделение партии «Единая Россия» в Питере создало чат-бот в телеграме, который «принимает сообщения пользователей о фейках». Секретарь регионального отделения «Единой России» Сергей Боярский сказал, что к его коллегам поступает «существенное количество жалоб на фейковые новости, которые мгновенно расходятся, а их распространители остаются безнаказанными».

По задумке создателей, в чат-бот можно отправить ссылки и скриншоты с фейковыми сообщениями, которые будут пересылаться в Роскомнадзор. The Village запросил комментарий у представителей партии. В «Единой России» не ответили на вопросы издания, однако отправили отчет по работе чат-бота, согласно которому за один день петербуржцы прислали более 5 тысяч жалоб.

Однако создатели бота отметили, что большая часть сообщений не «соответствует критериям рассмотрения», среди них много спама и нецензурной брани. «Очевидно, организованные группы пользователей Сети умышленно засоряют канал — одни и те же пользователи сотнями отправляют пустые по форме и содержанию сообщения, что при этом никак не влияет на работу сервиса», — написано в документе.

Террор — это государственная политика. В сталинские времена были первичны не доносы, первична программа по поиску врагов и планы по аресту

Похожую инициативу запустил телеграм-канал «УралLive», который ведет команда журналиста Владимира Соловьева. Администраторы собирают «информацию об антироссийской деятельности на Урале» через чат и публикуют на канале. Что они с ней делают дальше — неизвестно.

По словам создателей чата, инициатива существует уже несколько месяцев. Так, в начале мая читатели «УралLive» прислали администраторам канала историю екатеринбургского ресторатора Евгения Кексина, который выложил в инстаграм** фото посетителя бара «Огонек» в футболке с буквой Z и прикрепил опрос «Плюнуть в коктейль?». После публикации истории в «УралLive» ресторатор извинился у себя в соцсетях. Позже стало известно, что Кексина отстранили от работы в баре, а сам ресторатор уехал из города на «неопределенный срок». На вопрос The Village, почему Кексин решил извиниться за пост, ресторатор не ответил.

*Власти РФ считают организацию иноагентом.

**Принадлежит Meta Platforms Inc., которая признана экстремистской организацией и запрещена на территории России.

Иллюстрации: Елизавета Стрельцова

Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Событие

Места

Прочее

Новое и лучшее

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

Первая полоса

Слово редакции
Слово редакции Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****
Слово редакции

Слово редакции
Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове» Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время ***** Исследование социологини Кати Дегтяревой
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Исследование социологини Кати Дегтяревой

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут» Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком» Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту С минимальными потерями
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
С минимальными потерями

6 причин, почему разваливаются отношения
6 причин, почему разваливаются отношения Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»
6 причин, почему разваливаются отношения

6 причин, почему разваливаются отношения
Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей В нем участвуют рестораны из пяти городов России
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
В нем участвуют рестораны из пяти городов России

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей
Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей
Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»
«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****» The Village начинает публиковать литературные тексты
«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»

«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»
The Village начинает публиковать литературные тексты

Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние
Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние Собрали лучшие кадры астрономического явления
Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние

Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние
Собрали лучшие кадры астрономического явления

«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России
«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России
«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России

«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России

Гид по Beat Film Festival 2022
Гид по Beat Film Festival 2022 Что получилось привезти в этом году
Гид по Beat Film Festival 2022

Гид по Beat Film Festival 2022
Что получилось привезти в этом году

Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России
Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России
Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России

Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России

«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью
«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью
«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью

«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом
Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом Новый владелец сети обещает, что «хуже не будет»
Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом
Новый владелец сети обещает, что «хуже не будет»

«На улице может подойти человек и заорать, что я мудак»
«На улице может подойти человек и заорать, что я мудак» Как предприниматель превратил свой магазин в политическое высказывание
«На улице может подойти человек и заорать, что я мудак»

«На улице может подойти человек и заорать, что я мудак»
Как предприниматель превратил свой магазин в политическое высказывание

Подпишитесь на рассылку