Истории14 мая 2021

Что такое экотревожность И как люди живут со страхом перед климатическим апокалипсисом 

Что такое экотревожность

Вернувшись из экспедиции по мониторингу загрязнения берегов Черного моря пластиком, я увидела в сочинской кофейне гору использованных одноразовых стаканчиков и ощутила один из симптомов посттравматического стрессового расстройства: оцепенела и мысленно перенеслась на пляж, где будто со стороны смотрела, как выкапываю из грязных водорослей мусор — и он не заканчивается. В это время молодые люди беспечно улыбались и покупали кофе навынос, а ко мне пришло чувство беспомощности. Оно возникает и сейчас, но я убеждаю себя, что нахожусь не совсем в стороне от проблемы — всегда сдаю вторсырье, пишу про уничтожение лесов, борщевик, захвативший страну, и неудавшуюся мусорную реформу. Некоторым такой механизм не помогает — страх за экологическое благополучие парализует их настолько, что им требуется психологическая помощь.

Корреспондентка The Village Алена Дергачева поговорила с людьми, которые постоянно тревожатся за планету и свое будущее на ней, и расспросила психологов, которые создали первую в России группу поддержки для экотревожных о том, как не сойти с ума в наших реалиях, которые сильно отличаются от западных. Пока Грета Тунберг выступает в ООН, российские власти признают экоактивистов иноагентами, а на митингах в защиту природных территорий их избивает ОМОН.

Ольга

Руководит интернет-кампаниями в лесном проекте Гринписа, живет в Москве

Сейчас я пользуюсь дейтинговыми приложениями, и в моей выборке очень мало экосознательных людей. Такое ощущение, что в каком-нибудь Tinder нужно выставлять диапазон в 20 метров от «Собиратора» — и только тогда попадешь в точку. Это такая палка о двух концах: я понимаю, что не готова вкладываться и объяснять все с нуля, но и не смогу строить близкие партнерские отношения с человеком, который покупает кофе в неперерабатываемых стаканчиках, которому тема экологии не важна.

Хочется, чтобы партнер изначально понимал, что изменение климата — это большая проблема. Мы с коллегой ездили в Анапу на две недели, там у нас накопилась упаковка, которую в этом городе не принимают на переработку. Нужно было решать, что с ней делать. У меня как раз было свидание с парнем из Краснодара, и я договорилась с ним, что он увезет это вторсырье с собой. После этого я задумалась, насколько я вообще экофрик.

Недавно заказала в кафе обычную воду, а мне принесли ее с трубочкой — и я почувствовала одновременно тревогу, и гнев, и разочарование. Потому что я не просила эту мерзкую трубочку. Меня злит, что постоянно нужно думать наперед и просчитывать ходы, чтобы оставаться экологичной: спрашивать, а не собираются ли мне положить в стакан одноразовый пластик. В такие моменты кажется, что весь мир против меня.

Полтора года назад стало сложно смотреть сторис знакомых, которые выкладывали фотографии с одноразовыми стаканчиками. Это так выводило из себя, что я начала отписываться. У меня была концепция: если люди умные, в чем-то разбираются, то обязаны заботиться об экологии. Я не понимала, почему они ничего не делают, если активно читают меня: я же пишу, что одноразовые стаканчики — самая бесполезная вещь на свете! Тогда я осознала, что мне слишком сложно принять выбор людей, которые, с моей точки зрения, живут неэкологично.

Мне кажется, я делаю недостаточно, чтобы остановить процессы, связанные с изменением климата, и что мы как человечество не успеем спасти планету, потому что корпорации и государства — сложные и неповоротливые машины, которые слишком долго меняются. В то же время я задумываюсь о будущем и спрашиваю себя: «А хочу ли я в принципе иметь детей? Какая у них будет жизнь?» По худшему сценарию, который рисует апокалиптическую картину с миллионами климатических беженцев по всему миру, точно не самая веселая.

Я уже работаю в организации, которая занимается системными изменениями, но все равно чувствую беспомощность и вину, например, потому, что все еще летаю на самолетах, иногда беру продукты в неперабатываемой упаковке, потому что нет сил доехать до магазина, где можно положить их в свою посуду.

Недавно вернулась из национального парка «Угра», где добровольцы тушили пожары, причина которых — традиционный поджог сухой травы. Люди по всей России продолжают жечь ее, несмотря на запрет. Это нередко приводит к уничтожению тысяч гектаров лесов. Я рассказывала другу, что чувствовала, когда видела, как огонь спускается по склону, и боялась, что наши посадки сгорят. Он слушал, молчал, а потом ответил, что мои слова вызывают у него неприятные чувства, что он окунулся в мой мир, который оказался травмирующим, и попросил больше не говорить с ним о работе. В итоге мы договорились, что я буду делиться с ним дозированно. Да, в моем мире много страшного, но если об этом не говорить, то проблемы никуда не исчезнут.

На группах по экологической тревожности я поняла, что столкновение с темой изменения климата, которая смежна со страхом смерти, настолько сложная и непрятная, что многим проще ее проигнорировать или поверить в теории заговора. Самое главное, что сейчас дают мне занятия, — ощущение того, что я не одна, что есть другие люди, которым тоже важна эта тема. В группе мы обсуждаем, что другой не значит плохой, потому что он или она могут действительно не знать, что экология касается каждого.

«У меня был опыт, когда у девушки возникли суицидальные мысли на фоне экотревожности, но это скорее исключение, чем правило»

Когда Ася Воронкова, психолог и создательница магазина без упаковки в Санкт-Петербурге, начала вести первые в России занятия для экотревожных, помогала и себе тоже. Ее переживания были связаны в первую очередь с дочерью: если люди прямо сейчас не сделают ничего, чтобы спасти планету от экологической катастрофы, думала она, то через несколько лет ее ребенку перестанет хватать еды и чистой воды. На воде Ася особенно концентрировалась и все время ходила с многоразовой бутылочкой, чтобы напоить дочь.

Американская ассоциация климатических психологов с 2017 года описывает экотревожность как раз как «хронический страх перед экологической катастрофой» и говорит о ней как о переживании потери близкого человека. Люди с климатической тревожностью идентифицируют себя частью природы, поэтому для них страх за планету становится крайне личным, как будто беда происходит с их родственником или близким другом.

На самом деле массовое исчезновение видов животных, масштабные лесные пожары, таяние льдов в Антарктике и другие катаклизмы вызывают целый спектр чувств — не только тревогу, гнев и стыд, но и экологическое горе, печаль и отчаяние, когда кажется, что делать что-либо уже поздно, потому что этот мир обречен. Важно понимать, говорит Ася Воронкова, что в США и Европе специалисты в последние годы работают уже с очень тяжелыми состояниями на фоне климатического кризиса: суицидальными мыслями, самоповреждениями, алкогольной и наркотической зависимостями.

Они не только разделяют консультирование людей с детьми и без (из-за разных страхов), но и уделяют особое внимание подросткам, которые из-за постоянной тревоги за будущее впадают в депрессии и перестают учиться. Проблема стала особенно актуальной после 2018 года из-за так называемого эффекта Греты: когда 15-летняя Тунберг вышла к шведскому парламенту с плакатом «Школьная забастовка за климат», ее примеру последовали тысячи учеников по всему миру. Тогда же школьница эмоционально обратилась к политикам на саммите ОНН: «Как вы смеете! Своими пустыми словами вы лишили меня мечты и украли мое детство» и «Я хочу, чтобы вы паниковали».

Социолог Рене Лерцман сравнивает силу климатического стресса у молодых людей на Западе с состоянием их сверстников, которых учили правильно прятаться от ядерных ударов в период холодной войны. Так, в американских городах подростки выходят на улицы с плакатами «Мы умрем не от старости, а от изменения климата». В сентябре 2019 года, когда Россия приняла обязательства Парижского соглашения по климату, «забастовки» прошли в Москве, Петербурге, Архангельске, Калининграде, Курске, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Сочи и Владивостоке, а 85 активистов выложили рядом с Домом Правительства надпись Act Now («Действуйте сейчас!»).

При этом россияне пока чаще подвергаются более легким триггерам, например беспокоятся из-за большого количества неперерабатываемой упаковки дома, уверена психолог Александра Капустина, которая проводит встречи для людей с экотревожностью. «У меня был опыт, когда у девушки возникли суицидальные мысли на фоне экологической тревожности, но это скорее исключение, чем правило», — подтверждает Воронкова.

гид the village

Как перестать быть варваром и начать сортировать мусор Пошаговая инструкция по раздельному сбору

Читать 

Анна

Копирайтер, живет в Курске

В последние три года я стала сдавать вторсырье и устраивать субботники. В прошлом году появилась горячая линия по экологической тревожности, и мои друзья были там волонтерами-операторами. Тогда я задумалась: что это вообще такое — экотревожность? Беспокоить может все что угодно: растущие свалки, вредные выбросы, уничтожение природных богатств — уникальных лесов, шиханов, озер, но мой личный триггер — это полиэтиленовые пакеты.

В какой-то момент я начала замечать, как много людей просят пакеты на кассе, и меня стало это раздражать. Я отчетливо увидела, как много пакетов вокруг нас: покупатели бесконечно отматывают их от рулонов, кладут в них овощи и фрукты, даже бананы! Покупая две булки, складывают каждую из них в отдельный пакет. Пакеты отравляют почву, из-за них задыхаются птицы и умирают рыбы, которые принимают пластик за пищу, — от мыслей об этом меня одолевала настоящая злость. Особенно плохо было, когда вспоминала, как много пластика мы выносим из леса во время уборок.

Я готова была проявлять агрессию, могла сказать: «Ну да, конечно, нам же плевать на природу, возьмем пакет!». Сначала бубнила это тихонько, но с каждым разом произносила все громче и громче, так что люди начинали на меня коситься. Я понимала, что могу спровоцировать ответную агрессию. В итоге я предпочла большим супермаркетам маленькие магазинчики — там нет таких длинных очередей, поэтому не успеваешь увидеть все эти огромные тележки, где каждый продукт завернут в пакет.

Беспокойство мне очень мешало, и я решила, что нужно оставить заявку на участие в группе. За время занятий получилось подумать о зоне ответственности. Стало проще смириться с тем, что я обычный человек и не всесильна, что невозможно заставить других сортировать отходы и любить природу, а можно только подавать пример и рассказывать про свой опыт. Это актуально весной, потому что идет сезон субботников, а замусоренных мест в городе очень много. Уровень тревожности поднимается: я думаю, что могла бы быть на уборке прямо сейчас, сделать хоть что-то, а не сидеть дома. Это притом что на них я и так хожу по два-три раза в неделю.

Часто, обсуждая проблемы на занятиях, мы выходим за рамки экологической темы, что тоже полезно. Каждую неделю делимся переживаниями — это поддерживает. Я не страдала от одиночества до того, как пришла в группу, но некоторым участникам общение помогает, так как они в своем экологическом мышлении чувствуют себя совершенно одинокими.

Рустам

Художник, живет в Екатеринбурге

Сейчас я занимаюсь анимацией и ищу заказы среди компаний, которые поддерживают веганство, связаны с экологией и благотворительностью. Например, рисую анимацию для соцсетей «Ночлежки». Раньше рисовал граффити, делал большие росписи на фасадах.

Помимо того что граффити-художники производят колоссальное количество мусора, оказалось, что почти всю краску, которая есть на рынке, тестируют на животных. Это стало для меня отправной точкой, чтобы бросить стрит-арт, потому что я веган и максимально избегаю продуктов, которые наносят вред животным. Уже полтора года я не рисую красками и полностью перешел в онлайн. В сообществе приняли мою позицию, но пока не было такого, чтобы, следуя моему примеру, кто-то тоже отказался от граффити.

Тревожность чаще всего возникала у меня, когда я читал новости про катастрофы — разливы топлива, загрязнение рек, отравление озер, лесные пожары, вымирание животных. Чувствовал бессилие, опустошенность и даже отчаяние, потому что никак не мог на это повлиять. Еще тревожность проявлялась раздражением и злостью по отношению к людям, которые поступают неэкологично, хотя прекрасно знают о последствиях. Вроде как в курсе проблемы, но вопреки этому живут так, как им удобно, хотя придерживаться экопривычек совсем не сложно. Сам я давно сортирую мусор, хожу со своими пакетами в магазины, со своей чашкой в кофейни.

На группы я наткнулся в инстаграме и решил помогать организаторам, а чтобы погрузиться в тему, стал участником. Я единственный парень, который посещает занятия для экотревожных. В моем окружении в принципе примерно 90% — девушки, потому что парни зачастую не придерживаются таких же взглядов, как у меня. Для девушек экологичный образ жизни — более понятный сценарий. Предполагаю, что это связано с некоторой сексистской парадигмой, в которой у нас воспитывают детей: девочкам говорят, что они не должны злиться, грубить, должны помогать и сострадать, а мальчикам внушают, что они должны быть сильными и безэмоциональными добытчиками. Такая повестка не сильно способствует формированию у них эмпатии, которая крайне необходима, чтобы осознавать свою связь с окружающим миром.

гид the village

Микропластик: Как крошечные частицы вредят природе и человек Что выяснили ученые, изучив воду Байкала, Балтийского моря и арктический лед

Читать 

«Про экоактивистов здесь часто говорят: „Они сумасшедшие“»

Российские группы по экотревожности посещают в основном экоактивисты и сотрудники профильных организаций. Их состояние сильно отягощает понимание того, что на уровне государства ситуация в ближайшее время будет только хуже: по всей стране собираются строить мусоросжигательные заводы, каждый год в Думу вносят законопроекты, угрожающие всем заповедникам и заказникам, объясняет еще одна ведущая занятий, директор сети благотворительных магазинов одежды «Спасибо» и организатор фестиваля документального кино «Экочашка» Наталья Галечьян.

В Европе и Америке целевая аудитория похожих групп — обычные граждане, которые не справляются со страхами из-за огромного потока информации об экологии. Там нет такой битвы за права, как в России, а защитники природы не подвергаются физическому насилию, как это было с активистами, боровшимися со строительством того же гигантского полигона для мусора из Москвы в Шиесе, уничтожением шихана в Башкирии ради добычи соды или леса в подмосковном Ликино-Дулёве. Этих людей жестоко избивали чоповцы и ОМОН. За экологическую деятельность в России могут не только оштрафовать, но и отправить под арест или признать иностранным агентом — это сильно усугубляет стресс.

«Со стороны населения про экологов и экоактивистов часто говорят: „Они сумасшедшие. Прибежала какая-то тетка и давай у меня, значит, пилу отбирать, потому что я, видите ли, тут дерево подрезаю“», — рассказывает Александра Капустина. Конечно, это не так, но в результате этот образ очень негативно влияет на тех, кто занимается экологической деятельностью.

Первая и главная проблема, с которой сталкиваются россияне и с которой начинаются встречи по экотревожности, — это чувство одиночества. Слишком часто здесь можно услышать обесценивающее: «Не парься, как-нибудь само все обойдется», добавляет Капустина. Состояние, когда тебя не понимают, когда окружающие не готовы к тем, как кажется, простым действиям — помыть и сдать пластиковую бутылку, сменить пакет на авоську, — одно из самых сложных. Еще часть занятий психологи посвящают агрессии и раздражению. К ним приходят со словами: «Не могу больше читать новости про экологию, потому что мне очень плохо и я злюсь». Это говорит о том, что уровень тревоги настолько высок, что человек теряет работоспособность.

Татьяна

Бухгалтер, живет в Петербурге

Моя работа не связана с экологией, даже не могу вспомнить, когда именно стала тревожиться. Скорее всего, это было связано с рождением первого ребенка 14 лет назад. Тогда мне попадались статьи Гринписа и новости, а поворотной точкой стала информация о том, что весь пластик, выброшенный человечеством на свалки, до сих пор там лежит и не разложится никогда. Это меня сразило. Я стала еще больше читать, думать и тревожиться об этом.

Как-то узнала, что в Петербурге пройдет первая акция «Раздельного сбора» и понеслось. Принимала участие в уборках на Финском заливе, на озерах и все больше погружалась в тему. Меня стало трясти в магазинах при виде упаковки. Невозможно было гулять и не собирать весь мусор, который мне попадался на пути. Чтение материалов на тему экологии стало выбивать из колеи на несколько дней. Появился постоянный фоновый страх за будущее моих детей. Каждое свое действие я оценивала с точки зрения экологического следа, испытывала вину за некоторые покупки, поездки. Я нервничаю, когда приходится складывать в один пакет органику и неперерабатываемый пластик, когда мои дети просят купить им что-то неэкологичное, например воздушные шарики, когда вижу, что на дороге валяются одноразовые маски.

Мне стало легче, когда я перешла на удаленную работу. По сути, просто перестала видеть происходящее вокруг. Кроме того, сейчас я так загружена, что мне некогда читать статьи и я сознательно сократила объем тревожащей меня информации. Стараюсь читать только материалы, по заголовкам которых я понимаю: это призыв сделать что-то конкретное — подписать петицию, выйти на митинг, приехать волонтерить, — или речь идет об успехах: начали принимать на переработку новые фракции, высадили лес, добились отмены неправомерного решения.

О группе я узнала в прошлом году и мечтала оказаться на занятиях. Тогда мне было очень трудно. Сейчас, оказавшись в числе участников, я вижу, что моя ситуация не самая тяжелая. Есть люди, которые каждый день получают негативную информацию и действительно очень страдают. Общение вселяет надежду: я не одна. Я вижу людей, которые не ушли в изоляцию, как я, а смело говорят о своей позиции. Нас много, причем каждый что-то предпринимает в силу своих возможностей и компетенции. Это очень ценно.

«Наша задача — не только снять интенсивность экотревожности, но и распространить ее»

«На фестивале „Экочашка“ в 2019 году мы обсуждали экотревожность и поняли, что запрос на поддержку очень велик. Так и появились наши группы. Сейчас занятия проходят онлайн из-за пандемии, но это только помогает нам объединять людей из разных городов. Сам курс состоит из восьми занятий (стоимость одного — 700 рублей), на которые мы набираем не больше 14 человек. Сказать, что это чистой воды психотерапевтические группы, нельзя, потому что мы не просто рассказываем про эмоции и работу с ними, но и посвящаем много времени тому, что даем людям возможность делиться друг с другом собственным опытом», — рассказывает Капустина.

За последние полтора года запрос на участие в группах вырос и среди тех, чья профессиональная деятельность с экологией совсем не связана. «Грубо говоря, это происходит потому, что про экологию банально стали больше говорить и писать. Переживания наших участников часто касаются свалок — это самая актуальная для россиян проблема: полигоны стремительно разрастаются, иногда подступают вплотную к домам, людям становится нечем дышать, по улицам стаями летают пластиковые пакеты, а раздельный сбор не налажен», — поясняет Ася Воронкова.

Наталья Галечьян надеется, что группы перерастут в целый проект и что вместе с коллегами она станет заниматься экологической тревожностью в России комплексно. В планах — создать ассоциацию, куда вступят психологи, разбирающиеся в теме экологии, разделить занятия на разные категории — для специалистов и обычных людей, — создать сайт с полезными материалами для экотревожных, чат доверия, где люди смогут в режиме реального времени делиться своими переживаниями и получать экстренную поддержку, а также разработать обучающие программы для самих психологов и для компаний, связанных с экологией, которым важно выстраивать работу со своими сотрудниками и волонтерами так, чтобы они не выгорали.

«Если в России начнут больше тревожиться об экологии, то ситуация может измениться к лучшему. Поэтому мы уже шутим в наших кругах, что наша задача — не только снять интенсивность экотревожности, но и распространить ее», — говорит Воронкова.

Экотревожность отличается от обычной тем, что это очень рациональный страх и он абсолютно справедлив. Это нормально, если человек, погружаясь в экологические темы, начинает тревожиться. На Западе экотревожность в целом считают полезной для общества, если она не вызывает излишнюю раздражительность и агрессию, бессонницу, потерю аппетита, приступы слабости, панические атаки и нервные тики. То есть вопрос именно в интенсивности негативных эмоций и умении держать их под контролем — этому и обучают в группах поддержки.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Владельцы червей — об экологии и любимой еде питомцев
Владельцы червей — об экологии и любимой еде питомцев Как завести собственную ферму по переработке пищевых отходов дома или на участке. И зачем это нужно
Владельцы червей — об экологии и любимой еде питомцев

Владельцы червей — об экологии и любимой еде питомцев
Как завести собственную ферму по переработке пищевых отходов дома или на участке. И зачем это нужно

Каково это — быть хоардером, жить с хоардером, бороться с хоардером?
Каково это — быть хоардером, жить с хоардером, бороться с хоардером?
Каково это — быть хоардером, жить с хоардером, бороться с хоардером?

Каково это — быть хоардером, жить с хоардером, бороться с хоардером?

Тэги

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

Нерабочая неделя в Москве: куда сходить

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

Первая полоса

Болезнь молодых:
Что такое рассеянный склероз
Промо
Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз И как жить активной жизнью с таким диагнозом
Болезнь молодых:
Что такое рассеянный склероз
Промо

Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз
И как жить активной жизнью с таким диагнозом

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья
Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья
Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

Нерабочая неделя в Москве: куда сходить
Нерабочая неделя в Москве: куда сходить 25 событий — от дегустации веганского вина до выставки нарядов для походов в ад
Нерабочая неделя в Москве: куда сходить

Нерабочая неделя в Москве: куда сходить
25 событий — от дегустации веганского вина до выставки нарядов для походов в ад

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов
9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов Мистический модернизм, шведский фем-комикс и проза детской скорби
9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов
Мистический модернизм, шведский фем-комикс и проза детской скорби

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok
Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok
Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela
Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela
Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela

Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela

Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом
Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом
Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом

Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома»

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома» Тучерез, о котором писал Маяковский

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома»

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома» Тучерез, о котором писал Маяковский

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии
«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии Или как Pixar обращается к неамериканскому контексту
«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии
Или как Pixar обращается к неамериканскому контексту

«Криптокатакомба»: Как устроена первая в Петербурге выставка NFT-искусства
«Криптокатакомба»: Как устроена первая в Петербурге выставка NFT-искусства «Кибер-Георгий Победоносец пронзает неонового дракона»
«Криптокатакомба»: Как устроена первая в Петербурге выставка NFT-искусства

«Криптокатакомба»: Как устроена первая в Петербурге выставка NFT-искусства
«Кибер-Георгий Победоносец пронзает неонового дракона»

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?

Следим за главными событиями этого лета

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?
Следим за главными событиями этого лета

«Жирок»: Ресторанная джентрификация Хамовников
«Жирок»: Ресторанная джентрификация Хамовников Главное гастрономическое открытие района от Георгия Трояна, Ильи Тютенкова и Феликса Цирефмана
«Жирок»: Ресторанная джентрификация Хамовников

«Жирок»: Ресторанная джентрификация Хамовников
Главное гастрономическое открытие района от Георгия Трояна, Ильи Тютенкова и Феликса Цирефмана

Москву накрыло «летним снегом»
Москву накрыло «летним снегом» Мэрия обещала избавить нас от тополиного пуха, но он снова с нами
Москву накрыло «летним снегом»

Москву накрыло «летним снегом»
Мэрия обещала избавить нас от тополиного пуха, но он снова с нами

Двухкомнатная квартира в конструктивистском доме на Нижней Пресне
Двухкомнатная квартира в конструктивистском доме на Нижней Пресне
Двухкомнатная квартира в конструктивистском доме на Нижней Пресне

Двухкомнатная квартира в конструктивистском доме на Нижней Пресне

Как наносить солнцезащитный крем, какой выбрать и можно ли заменить его автозагаром
Как наносить солнцезащитный крем, какой выбрать и можно ли заменить его автозагаром
Как наносить солнцезащитный крем, какой выбрать и можно ли заменить его автозагаром

Как наносить солнцезащитный крем, какой выбрать и можно ли заменить его автозагаром

Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России
Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России
Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России

Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России

Куда пойти гулять в День России
Куда пойти гулять в День России Маршруты от политзэков
Куда пойти гулять в День России

Куда пойти гулять в День России
Маршруты от политзэков

Как все поменять, если работа больше не радует
Как все поменять, если работа больше не радует
Как все поменять, если работа больше не радует

Как все поменять, если работа больше не радует

Как ходить на распродажи осознанно
Спецпроект
Как ходить на распродажи осознанно И почему лимит на покупки — хорошая идея
Как ходить на распродажи осознанно
Спецпроект

Как ходить на распродажи осознанно
И почему лимит на покупки — хорошая идея

Возвращение Migos, боевик с Анджелиной Джоли и книга про осознанность
Возвращение Migos, боевик с Анджелиной Джоли и книга про осознанность Что слушать, смотреть и читать в эти выходные
Возвращение Migos, боевик с Анджелиной Джоли и книга про осознанность

Возвращение Migos, боевик с Анджелиной Джоли и книга про осознанность
Что слушать, смотреть и читать в эти выходные

Подпишитесь на рассылку