17 октября, воскресенье
Москва
Войти
Истории26 августа 2021

Самый интеллигентный поселок России: Как живет Комарово Золотая земля Лосиного болота

Самый интеллигентный поселок России: Как живет Комарово

Комарово, поселок на берегу Финского залива, в 40 километрах от Петербурга, знаменит своими обитателями и дачниками. Здесь живут или бывают директор Эрмитажа Михаил Пиотровский и театральный режиссер Андрей Могучий, телеведущий Кирилл Набутов и актриса Алиса Фрейндлих. На местном кладбище похоронены поэт Анна Ахматова, музыкант Сергей Курехин, художник Натан Альтман, писатель Даниил Гранин.

Комаровская земля, невозможно трудная в садоводстве, — самая дорогая в границах Петербурга. Предложения на рынке недвижимости и аренды редки, и стать местным новоселом сегодня непросто.

Что такого особенного в Комарово? Как устроена жизнь в поселке? Какие есть необычные места? В чем отличие «нижнего» Комарово от «верхнего»? Что за дворец построили в Академгородке? При помощи жителей отвечаем на эти вопросы.

Поселок Комарово

(до 1948 года — Келломяки)


Курортный район Петербурга

Площадь

3100 гектаров

Население (официально)

1300 человек

Население

«Население поселка упало из-за пандемии коронавируса (COVID-19)», — указано в «Википедии». Муниципальный депутат Владислав Яковенко называет это утверждение ерундой: «В поселке прописаны около 1300 человек. Но реально в летнее время у нас до 10 тысяч проживающих, а круглый год живут около полутора тысяч человек».

Все комаровские старожилы, с которыми мы пообщались, рассказали, что за последние два года «прирост населения огромен». На лето приезжают дачники-арендаторы, зимой в Комарово остается все больше собственников домов (смотрите ниже главу «Зима в Комарово: „Только семьи с детьми, санями и собаками“»).

«Что касается контингента, то он поменялся в лучшую сторону [по сравнению с моим детством]. Например, в 1990-е было небезопасно ходить на [Щучье] озеро. Туда приезжали новые русские на своих тачках, врубали музыку. У них была такая практика: кинут в озеро теннисные мячики и стреляют по ним из дробовика. Я сам несколько раз это наблюдал», — рассказывает комаровец в третьем поколении Стас Гаврилов. Сейчас он нередко встречает в поселке городских знакомых — «например, из культурной тусовки», — которые арендуют в Комарово летние дачи.

Стас Гаврилов

«Это настоящий дом из детства. Дача была не элементом обычной жизни, а приключением. У нас не было отопления и водопровода — только печка и вода из колодца. Я вспоминаю, как папа рубил дрова, мама готовила еду в холодном доме. Как летом открывали окна, как таскали воду из колодца».

В детстве 39-летний Стас Гаврилов некоторое время жил с родителями в Прибалтике, а в поселок приезжал на дачу на каникулы. Его впечатляли местные магазины: «Их было много, не то что сейчас. На Морской улице рядом со станцией находилась огромная стеклянная домовая кухня, там можно было купить классные полуфабрикаты, от мороженого до котлет. Помню, на той же Морской стоял еще один продуктовый: он круто выглядел, со стеклярусными люстрами. В нем был хороший выбор. Думаю, это было связано со статусом поселка».

Участок в «верхней» части Комарово — «не самом престижном месте» недалеко от железнодорожной станции — бабушке и дедушке Стаса дали в 1957 году. Оба были архитекторами, в составе мастерской Ленпроекта, возглавляемой Александром Жуком, проектировали ТЮЗ и БКЗ.

«Дом строили долго: участок, 12 соток, был кривой, почва — исключительно песок. Для начала они возвели небольшой временный сарай, в котором дедушка жил и сам строил дом. Потом у дедушки случился инсульт, достраивать помогали друзья». Таких домов — из шлакоблоков, с пристроенной деревянной верандой и большим солярием, куда вела лестница с улицы — в Комарово было несколько, а сейчас почти не осталось.

Стас сохранил постройку. Несколько лет назад отремонтировал дом, не трогая фасады и планировку. «Но внутри все утеплил: пол, крышу. Подвел газ, сделал газовую котельную, горячую воду».

По роду занятий Стас — бизнес-девелопер. Работает в Петербурге, в Комарово приезжает на выходные: « Для меня Комарово стало местом абсолютно для отдыха. Я стараюсь все сделать в пятницу, в том числе купить продукты. Приезжаю — и не хочется делать ничего. Кроме как гулять в лесу».


Стас Гаврилов

В Комарово было принято ходить друг к другу в гости. И у нас до сих пор осталась эта привычка. Мы что-то готовим, пьем чай или вино. Это всегда классные разговоры, гости из города. Мне кажется, это важная культурная составляющая поселка.

Меня по жизни сопровождает песня Игоря Скляра. Когда говорю кому-нибудь: «Я живу в Комарово», мне отвечают: «А, на недельку до второго». Да, ты примерно сто тысяч первый, кто пошутил на эту тему.


Как устроено Комарово

Поселок на две неравные части делит железная дорога, параллельно которой идет Зеленогорское шоссе. Наши герои, указывая местоположение своих домов, говорят, что живут в «нижнем» или «верхнем» Комарово. Два других эпитета — «Морская» (ближе к Финскому заливу) и «Лесная» стороны. В 2020 году координатор исследовательской группы «Старые дачи» Елена Травина выпустила книгу о жизни Морской стороны 100 лет назад. Наконец, «среди географов и военных преобладают определения северное и южное (Морская сторона) Комарово», — говорит муниципальный депутат Владислав Яковенко.

В 2017 году из-за «Аллегро» закрыли единственный в поселке железнодорожный переезд. Теперь на автомобиле из «нижнего» Комарово в «верхнее» можно проехать только через путепровод в Репино. Таким образом взаимная изоляция усилилась.

«Верхнее» Комарово — это Щучье озеро и Комаровское кладбище. «Нижнее» — Финский залив, резиденция губернатора, коттеджи судей Конституционного суда, дома творчества и Академгородок. Здесь после войны начали выдавать дачи действительным членам и членам-корреспондентам Академии наук СССР. «Академгородок всегда жил обособленно. До 1990-х у нас был свой магазин на Курортной улице. Есть своя контора — с врачом, медсестрой, сантехниками. Пляж Академгородка находится чуть дальше от центрального комаровского, на 400-500 метров в сторону Зеленогорска», — говорит Александра Поляновская, чей дедушка получил участок в 1950-е.

Александра Поляновская

В 1962 году на веранде дома литературоведа академика Михаила Павловича Алексеева встретились американский поэт Роберт Фрост и Анна Ахматова. «Будку (так свою небольшую комаровскую дачу называла сама Ахматова. — Прим. ред.), разумеется, показать иностранцам нельзя было; устроили банкет у Алексеева», — писала про это событие Лидия Чуковская. А Франклин Рив — филолог-русист, поэт и переводчик с русского (а также отец актера, сыгравшего Супермена) — оставил подробный рассказ о встрече.

«<…>Вторник

<…> Комарово с его писательским и академическим дачными поселками находится на морском побережье в пятидесяти минутах езды от Ленинграда. Дача Алексеева представляет собой простой очаровательный летний домик с ухоженным садом, обнесенный низким забором. В доме и около него хорошо и привольно.

Алексеев с семьей радушно приветствовали нас. По дороге я пытался объяснить Фросту, к кому, куда и зачем мы едем, и предположил, что там будет и Анна Ахматова, лучший из ныне живущих русских поэтов. Я был взволнован. Я испытывал глубокое уважение и горячую симпатию к этим людям и знал, что разделенная с ними трапеза наряду с успехом предстоящих публичных чтений будет значить для Фроста больше, чем просмотр любого балета или посещение дворца, и, что важнее всего, оставит у него в памяти правдивый образ той России, о которой он раньше не имел представления. Фрост практически ничего не знал о русской поэзии: переводов ее на английский было мало, удачных среди них и того меньше. Перечисляемые русские фамилии звучали для него слишком замысловато, и он не мог их запомнить. В основном ему приходилось судить о людях по тому, как они выглядят и что говорят. И это делало предстоящий визит еще более важным.

Вместе с распорядительницами и нашим эскортом мы приехали к Алексеевым поздним утром. День был солнечный и прохладный. Алексеев взял с собой Фроста на прогулку по саду и с гордостью показал ему на стоящую среди других деревьев маленькую североамериканскую голубую ель, которую он посадил напротив застекленной террасы. Мы вошли в дом и расположились в кабинете Алексеева; корреспондентка ТАСС присела на диван, положив на колени открытую записную книжку. Фрост и Алексеев дружелюбно беседовали о садоводстве и Америке, о еде и книгах. В обоих чувствовалось некоторое напряжение: по-видимому, они были смущены тем, что их светская болтовня записывается для передачи на весь мир, словно некая истина в последней инстанции. Разговор все время притормаживал у невидимых ограничительных знаков, как будто воздух был заткан бесконечной сетью дорог, и нельзя было сказать наверняка, по какой из них ты движешься.

Подходило время обеда. Явилась Ахматова в темном платье и бледно-сиреневой шали, наброшенной на плечи, величественная с благородной сединой и глубоким взором. Они с Фростом вежливо поздоровались. За обедом Алексеев предложил тост за Фроста, а потом за Ахматову и Фроста, говоря об их встрече как об одном из замечательных литературных событий нашего времени. По тогдашним слухам, эти два великих поэта были соперничающими кандидатами на Нобелевскую премию.

Мы обедали в залитой солнцем столовой; обед состоял из семи блюд, и застольная беседа касалась американской и английской литератур, а также античной классики — предметов, в которых Ахматова, Фрост и Алексеев отлично разбирались. Ахматова, Фрост и Алексеев, который был лет на двадцать их моложе, в интеллектуальном плане принадлежали к одному поколению. И Ахматова, и Фрост начали приобретать известность перед первой мировой войной. При всем своем различии их долгие и необычные жизненные поприща привели их к общему итогу: каждый из них стал крупнейшим поэтом у себя в стране, виднейшим представителем национальной литературы. Они сидели за обедом, символизируя собой, как мы полагали, воскрешение того взаимопонимания, которое почти за сто лет до этого существовало между Тургеневым и Генри Джеймсом и которое казалось всем нам, несмотря на отсутствие какой-либо «глубокой» дискуссии, более важным, чем переговоры политиков.

Фрост, однако, чувствовал себя не очень уютно. Возможно, он просто нервничал из-за публичных чтений, которые должны были состояться этим вечером. После того как некоторые русские с большой похвалой отозвались об Ахматовой, я в нескольких фразах дал очень высокую оценку творчеству Фроста. Он раздраженно гаркнул: «Хватит, хватит, прекратите». Я кивнул и попытался разъяснить свою мысль, но он не стал слушать. «Прекратите», — повторил он.

Несмотря на настойчивые просьбы, он отказался прочесть стихотворение, тут же уступив это право Ахматовой. Мы прослушали итальянскую запись некоторых ее вещей, а потом она прочитала два коротких недавно написанных стихотворения. Она сидела в кресле у окна в наполненной светом кремовой столовой. Шаль все еще была наброшена на плечи. Руки лежали на коленях. Она читала:

О своем я уже не заплачу,

Но не видеть бы мне на земле

Золотое клеймо неудачи

На еще безмятежном челе.

И потом своим негромким, но волнующим и выразительным голосом она прочитала стихотворение о четырех могущественных, страстных женщинах, героинях мировой истории. Она написала это стихотворение всего шесть дней назад, сказала она, в день приезда Фроста в Россию, хотя тогда она об этом приезде ничего не знала.

Последняя роза

Вы напишете о нас наискосок…

И. Б [родский]

Мне с Морозовою класть поклоны,

С падчерицей Ирода плясать,

С дымом улетать с костра Дидоны,

Чтобы с Жанной на костер опять.

Господи! Ты видишь, я устала

Воскресать, и умирать, и жить.

Все возьми, но этой розы алой

Дай мне свежесть снова ощутить.

«Переведите», — обратилась она ко мне, прочитав стихотворение, но я сказал, что не могу и лишь приблизительно передал Фросту содержание.

«Очень музыкальное стихотворение, — сказал он, — в нем слышится музыка». Он улыбнулся и кивнул: «Очень хорошее стихотворение, очень хорошо звучит». С его стороны это была чистая любезность, он говорил те вещи, которые, как он чувствовал, от него хотели слышать, и он был тронут голосом Ахматовой и выражением ее лица. Он знал, что она пользуется авторитетом, но для него оставалось неясным, на чем он зиждется, и я чувствовал, что он не может понять, каким образом финал стихотворения вдруг сфокусировал историю русской литературы. Он снова чувствовал себя чужаком: ему недоступна была выраженная по-русски мысль о наивысшей важности и насущности вещественной красоты. Он видел, что другие ощущают нечто особенное, но сам ощутить этого не мог.

Услышав, как Ахматова читает это стихотворение, мы были растроганы. Все присутствовавшие были настолько поражены авторским исполнением, а также жизнью и мировосприятием, отразившимися в этом восьмистишии, что в течение нескольких секунд мы безмолвствовали. Не выразимая словами сущность стихотворения тенью легла на комнату. Фрост запомнил это, и он запомнил выражение лица Ахматовой: впоследствии он говорил, что она была величественной и в то же время очень печальной».

Франклин Рив «Роберт Фрост в России» (перевод с английского Л. Мотылевой; опубликовано в журнале Иностранная литература, номер 5, 2000)

Читать

Cкрыть

«У дедушки в этом году 125 лет со дня рождения, и я, готовя доклад в Пушкинском доме к его юбилею, нашла много интересного и неожиданного в семейном архиве», — говорит внучка Алексеева, ученый секретарь и завотделом Русского музея Александра Поляновская. Как и Ахматова, ее дедушка — а также бабушка и мама — похоронены в Комарово: «Для нас это важное место памяти. Здесь живет уже третье поколение нашей семьи».

Александра рассказывает, что большинство академиков были соседями не только по Комарово, но и по «Дому академиков» на набережной Лейтенанта Шмидта, 1. Михаил Павлович получил участок в Комарово позже некоторых соседей, в начале 1950-х годов, и возводил дом по индивидуальному проекту, который сильно отличался от стандартных финских построек (с них академический поселок начал свое существование во второй половине 1940-х).

«Чувствовалось, что архитектор — женщина: в доме было большое количество гардеробных, шкафов и прочих подсобных помещений. Две веранды: одна — для утреннего солнца и завтраков, вторая — чтобы любоваться закатами. Сегодня дом требует серьезного ремонта».


Александра Поляновская

Сейчас очень удобно добираться до Комарово на машине. Когда были жаркие месяцы, я ездила сюда каждый день. В будни, приезжая по вечерам, я пересаживаюсь на велосипед и еду на Щучье озеро. По выходным мы после завтрака идем загорать или гулять на залив, а после обеда — купаться на озеро. А по вечерам мы гуляем с друзьями и соседями.


«Лосиное болото»

«Хороший урожай дают только сосны, больше ничего [на нашем участке] не растет. Как-то раз мы посадили два ведра картошки нормального размера — и сняли те же два ведра мелкой картошки», — говорит Стас Гаврилов.

До заселения людьми в конце XIX века место, где расположено Комарово, называлось Хирвисуо — в переводе с финского «Лосиное болото». Почва здесь малопригодна для огородничества: пески чередуются с торфом и глиной. «А чуть копнешь — уже вода. Когда мой папа сам делал фундамент старого дома, у него обострился радикулит, который не беспокоил его с войны — очень уж здесь болотистая почва», — говорит местная жительница Екатерина Боярская.

Муниципальный депутат Владислав Яковенко рассказывает: сто́ит чуть копнуть землю, буквально на штык лопаты — «уже идет чистейший песок», который семья каждую весну засыпает в детскую песочницу. Чтобы посадить условную яблоню, нужно «выкопать пять тачек песка и завезти десять мешков грунта».

«А буквально через несколько лет все это опять превратится в песок», — добавляет Александра Поляновская. Она характеризует комаровское земледелие как «рискованное занятие»: «Тут удобнее просто любоваться природой». Организовать газоны и сады, по ее наблюдениям, пытаются разве что комаровские новоселы.

Екатерина Боярская

«Академики если и занимались садоводством, то только из удовольствия. А нас, людей попроще, обязывали посадить какое-то количество кустов и деревьев. Мои родители относились к этому спокойно, и на собраниях [садоводства] их ругали: „От Боярских одни сорняки летят!“ Но никаких санкций не было».

Родители Екатерины Боярской — актеры Николай Боярский и Лидия Штыкан — взяли 12 соток в комаровском садоводстве «Дружба», когда родилась дочь. «Родственники с трудом их уговорили. Родители летом всегда уезжали на гастроли и не представляли жизнь на даче».

Дом строили отец и брат Екатерины. Получилась летняя дача с засыпными стенами, которые совсем не держали тепло. Печи в домах — которые по официальным документам проходили как «садовые павильоны» — ставить не разрешали. Екатерина считает, что причины были идеологического, а не противопожарного свойства: «Наверное, боялись, что печки — это буржуазно. Приедут, сядут у печки, еще не дай бог бокал вина нальют вместо того, чтобы сажать малину и клубнику. Будет не социалистический вид». Соблюдение правил строго контролировал председатель садоводства. Жителей Академгородка нормативы не касались.

Только в 1970-е появилась возможность поставить печь. В 1990-е отменили садоводческую повинность. Тогда же Екатерина приватизировала участок. Пятнадцать лет назад она построила новый, теплый, дом из клееного бруса, с двускатной крышей и верандой. С тех пор она почти постоянно живет в Комарово. А позапрошлым летом начала проводить авторские экскурсии по поселку — сначала для друзей, «потом для друзей друзей, а теперь уже и не знаю, по каким каналам на меня выходят люди».


Екатерина Боярская

В Комарово отдыхал весь театральный Петербург. Все это были друзья родителей. Поток гостей на нашей веранде не прекращался. Мое детство прошло под хохот, актерские байки и — не без этого — выпивку. Если бы гостям пришло в голову расписываться на стенах (как в знаменитой гримерке БДТ) — не хватило бы стен. Здесь бывали Иннокентий Михайлович Смоктуновский, Алиса Бруновна Фрейндлих, Игорь Петрович Владимиров, Николай Константинович Черкасов и многие другие.


«Золотая земля»: Как устроен рынок недвижимости Комарово

Дачный фонд поселка можно условно поделить на несколько категорий: сохранившиеся дореволюционные постройки; послевоенные дома; современные индивидуальные жилища (есть также многоквартирные, но количество их невелико). Каменных хором нуворишей в Комарово, пожалуй, меньше, чем в других местах на курортном направлении — например, в Лисьем Носу. Среди материалов, даже в новом строительстве, до сих пор преобладает дерево.

Самый роскошный новый дом находится в «нижнем» Комарово, на территории Академгородка. По данным Росреестра, дворец, зарегистрированный в 2016 году, принадлежит Татьяне Лебедь. Через одно из уже ликвидированных юрлиц она аффилирована с основным владельцем Василеостровского рынка Владимиром Хурцилавой.

Особенность Академгородка в том, что здесь нельзя продавать участки площадью меньше 20 соток. В советское время манипуляции с недвижимостью в этой части «нижнего» Комарово и вовсе были рискованным занятием. В Центральном городском архиве мы нашли «Переписку с вышестоящими органами о незаконной продаже дач» за 1971 год. Правление дачного поселка жаловалось председателю Ленгорисполкома, что «в связи со смертью части академиков несколько дач перешло по наследству их далеким родственникам и даже посторонним лицам (домработницам и т. п.) <…>. Наследники начали продавать дачи и сдавать в аренду <…>. За последнее время <…> определенная категория лиц, не брезгуя никакими противозаконными путями, <…> пытается проникнуть в Академический городок в поселке Комарово, предназначенный исключительно для творческого труда и отдыха ученых». Правление приводило два примера таких «проникновений».

Первый пример: замначальника по снабжению РСУ № 34 Исаак Зиновьевич Спивак купил у дальней родственницы академика Тюменева (историка древнего мира, годы жизни — 1880–1959) дачу за 18 тысяч рублей. Поскольку в бюро инвентаризации стоимость дома — старого здания, которое «большой ценности не представляло» — была 3330 рублей, в правлении рассудили, что покупателю на самом деле понадобился земельный участок в престижном месте. Три тысячи (из 18 тысяч) Спивак внес «под видом покупки библиотеки, состоящей из старых ненужных книг». А у нотариуса сделку оформил на 10 тысяч — восемь скостили, чтобы уменьшить налог.

Второй пример: некий гражданин Майзель, снимавший гараж-сторожку на улице академика Комарова, перестроил ее во вторую дачу. А после оформил в профсоюзе договор о том, что его жена якобы работала сторожем у владелицы участка.

«Общее собрание академиков-дачевладельцев пос. Комарово <…> единогласно постановило опротестовать незаконную продажу обоих дач». Чем закончилась эта история, в деле не указано.

Читать

Cкрыть

В «верхнем» Комарово на момент выпуска материала идет несколько строек. Здесь немного проще (и дешевле) приобрести участок — правда, предложений меньше 12 соток и в «Лесной» стороне почти не случается.

Генеральный директор агентства недвижимости «Невский простор» (и житель Комарово) Александр Гиновкер говорит, что в среднем в поселке бывает 2-3 предложения о продаже участков в год. Сейчас — всего одно (32 сотки под индивидуальное жилое строительство в центре Комарово). За пару лет цены за сотку выросли с 1-1,2 миллиона рублей до 1,5-2 (и даже трех!) миллионов. По ценам на землю с поселком сравним разве что Сестрорецк.

Рынок аренды в Комарово, по словам Александра Гиновкера, тоже очень узкий: «Арендой как бизнесом почти никто не занимается». Хорошие современные дома, как правило, не сдают (исключение: половина дома со всеми удобствами, которую сейчас можно надолго арендовать за 180 тысяч рублей в месяц). «Предложений очень мало, они, скорее, случайны»: это либо старые дома комаровцев, либо госдачи.

ДАЧА НЕДЕЛИ

Советская дача в Комарово, которую фотограф арендовала на лето

Читать 

Леонид Шапиро

«Дом был в убитом состоянии, а участок зарос бурьяном. Было много диких кустарников и огромное количество комаров размером с ноготь, они летали стаями. Я долгое время думал, что название Комарово — из-за комаров».

Гендиректор рекламного агентства «Гамма Медиа» Леонид Шапиро в 2011 году арендовал у ГУП ДО «Пригородное» один из домов на улице Танкистов в «верхнем» Комарово. На ремонт построенной в 1970-е дачи Леонид потратил в несколько раз больше, чем на саму аренду. Отремонтировал, по его словам, «всё»: фундамент, водоснабжение, канализацию, утеплил крышу, полы и потолки, поменял окна, вместе с соседями организовал собственную систему мелиорации.

Соседнюю дачу арендуют друзья Леонида, забор между участками они демонтировали и ходят друг к другу в гости. «У многих из нас есть ключи от домов друг у друга. Мы часто собираемся компаниями по 6-10 человек. Сидим у костра, поем песни под гитару. Каждый готовит еду, по которой считается специалистом (в моем случае это супы)».

Всего в поселке Комарово 383 государственные дачи, рассказали нам в ГУП «Пригородное». По состоянию на август 2021-го все они сданы аренду. «Стандартная дача — площадью 80 квадратных метров. Что интересно, я ни разу не видел внутри одинаковое расположение: в каждом доме своя планировка», — говорит Леонид Шапиро.

Общее состояние подведомственного дачного фонда в предприятии «Пригородное» оценивают как «хорошее». При этом многие арендаторы — не только Леонид — вкладываются в ремонт домов. Один из самых красивых примеров — вилла Гернандт («Замок Шишка»). Из-за заборов дом не видно, но судя по фотографиям Александра Браво, после ремонта вилла отлично выглядит.

Леонид Шапиро объясняет, что за железной дорогой у жителей «своя культура»: «Здесь примерно один уровень достатка (высокий средний класс), и его не принято выпячивать. Живут люди [по достатку] серьезно выше меня, но все аккуратно, без помпы».

Ежегодно семья Шапиро — Леонид, жена и дети — продлевает договор аренды. С мая по октябрь они живут в Комарово постоянно (до работы, по ЗСД, — максимум 50 минут). Зимой, когда снег, приезжают на выходные.

Год назад Леонид запустил чат «Футбол против вируса» на несколько десятков комаровцев. В команде, среди прочих, были баскетболист «Зенита» Сергей Карасёв, ресторатор Ринат Умяров, директор Арктического и Антарктического научно-исследовательского института Александр Макаров, писатель Саша Филиппенко. Один из матчей снимал телеканал «Дождь». «Это было прекрасное лето. Со многими [из футбольной команды] мы продолжаем общаться».


Леонид Шапиро

Наш участок разделен на три части. Первая — сад с кустарниками и яблонями, грушами, вишней. Вторая — газон. А с третьей стороны — лес с черникой, малиной, земляникой. Я 10 лет пытался найти хорошее место для похода за грибами — и в прошлом году выяснилось, что оно прямо за домом: выходишь — а там грибные поляны.

Я 10 лет подкармливаю птиц. Мы ведем дневник наблюдений и уже обнаружили 13–14 видов птиц. В этом году прилетели дикие голуби (вяхири). Постоянно живут дятлы, прилетают сойки, сороки, синицы. Два года на участке было гнездо малиновки. Зимой наблюдаем снегирей.


Зима в Комарово: «Только семьи с детьми, санями и собаками»

Екатерина Боярская, которая живет в Комарово круглый год, стала замечать, что в последнее время все больше местных остаются в поселке на зиму. «Вечером идешь — количество окон, в которых в будни горит свет, намного больше, чем раньше. Может быть, это связано с пандемией. Впрочем, я вижу тут проявление общемировой тенденции, когда люди стараются уехать из большого города».

Дачники обычно живут в Комарово до осени, потом уезжают до весны. По подсчетам муниципального депутата Владислава Яковенко, зимой в поселке остается не более полутора тысяч человек жителей: «Классический дачник ищет дом с июня по август. Классический комаровский рантье старается сдать с мая по сентябрь».

Потомственный комаровец Стас Гаврилов приезжает в снежные дни кататься на лыжах («все ходят вдоль Щучьего озера»). И обязательно — на Новый год («украшаю елку на своем участке»). «Зимняя жизнь — это полная тишина. В поселке только семьи с детьми, санями и собаками».

Другая наша героиня Александра Поляновская сетует, что в Комарово стало практически невозможно кататься на финских санях, без которых еще недавно нельзя было представить себе зимний пейзаж: «Дорогу посыпают солью, из-за которой на многих улицах поселка снег стаивает почти до асфальта».

Владислав Яковенко

В 2004 году Владиславу Яковенко — комаровцу в третьем поколении — было 30 лет. Тогда его впервые избрали муниципальным депутатом. «В 2001 году я занялся реконструкцией дома [в Комарово]. Вскоре меня стали интересовать [местные проблемы]: чтобы дорога к дому была ровной, уличные фонари горели, а мусор вывозился. Я начал заходить в муниципальный совет: о чем-то спросить, что-то обсудить. У нас был глава [муниципального образования] Владимир Гуменников (умер в 2015 году. — Прим. ред.), замечательный, внимательный и очень душевный человек. У него всегда была открыта дверь. Он тогда и предложил: „Если тебе интересно — давай, избирайся!“»

Это был третий созыв муниципального совета поселка Комарово, а сейчас Яковенко — депутат шестого созыва. Он говорит, что депутатство — «общественная нагрузка». В профессиональной жизни Владислав — предприниматель в области недвижимости. Также администрирует комаровскую группу на 900 участников в фейсбуке (в ней мы нашли большинство героев этого материала): «Я тщательно проверяю все запросы на вступление, чтобы избежать спама и не допускать пустых аккаунтов».

Дед Владислава — военный врач-гигиенист Владимир Александрович Яковенко — получил участок в Комарово в 1953 году. Первоначально речь шла о литориновой террасе в южной части, неподалеку от дачи Шостаковича на Большом проспекте. Но климатолог посчитал это место сырым и выбрал участок на сухой сосновой горке парой километров севернее.

Дом построили к 1960 году, на даче жили летом, поскольку отопление было дровяное. Спустя несколько лет отец Владислава, доцент Политеха, установил систему центрального теплоснабжения с дизельным котлом, который работал в автоматическом режиме — одну из первых в поселке.


Владислав Яковенко

Когда мой отец в 2001 году ушел из жизни, я плотно занялся домом: сразу же полностью заменил сети электро- и водоснабжения, провел масштабный ремонт на первом этаже, сделал второй санузел. Последние 15-17 лет я постоянно живу в Комарово.

Дом наш — стародачный, в классическом комаровском стиле. Первый этаж — брус восемь на восемь метров плюс северная пристройка. Первоначально проект включал мансардный этаж со стандартной скатной многощипцовой кровлей, но в процессе строительства ее решили заменить на ломаную многощипцовую, чтобы увеличить площадь второго (мансардного) этажа. Еще одним достоинством этого решения стали достаточно высокие потолки второго этажа (2,7 метра). В советское время существовали ограничения на количество жилой площади, а вот по общей таких лимитов не было. Благодаря таланту архитектора жилая площадь дома — около 65 кв. м., а общая — больше 160 квадратов: просторные коридоры, веранды и так далее.

Душевный дом нескольких поколений, которому скоро исполнится 70 лет.


Инстаграм и магазин

Год назад у Комарово появился и свой инстаграм, рассчитанный не только на местных, но и на туристов. Его ведет Светлана Коган, чья семья отдыхает на даче в Академгородке с самого его основания в середине 1960-х. Помимо инстаграма за время пандемии Светлана запустила еще и сувенирный магазин, а еще придумала неформальный логотип поселка, которым стал штамп с дореволюционной открытки.


Светлана Коган

«Идея открыть магазинчик родилась в августе прошлого года благодаря моей фотовыставке. Нужны были какие-то сувениры, и я придумала историю, которая, на самом деле, лежала на поверхности: взяла штамп с дореволюционной открытки, мы с дизайнером его перерисовали и поместили на сумки-шопперы. Потом к этому шопперу прибавились книги, которые я подбираю строго по краеведческой тематике — все что можно найти об истории поселка и окрестностей. Это и те книги, которые издают сейчас, и те, которые можно отыскать у букинистов. Недавно у нас также появились керамические прототипы изразцовых печей. Это миниатюрные копии печей и каминов, которые можно встретить и в старинных домах в Петербурге, и на исторических дачах, которые располагаются в том числе и в Комарово.

Что касается инстаграма, то и до меня в у поселка были соцсети. Есть группа во «Вконтакте», есть в Facebook, но я бы назвала их общеинформационными, то есть их ведут в том числе представители муниципалитета, а помимо новостей культурного досуга, там обсуждают разные бытовые вопросы и проблемы. Это хорошая, нужная история, я сама из этих групп черпаю много полезной информации. Но если мы говорим о том, что поселок нужно позиционировать как точку притяжения для туристов, для этой цели такие группы не очень подходят. Инстаграм в этом смысле гораздо удобнее. Тебе дают фотографию или короткое видео, локацию, какую-то минимальную информацию. И тебе этого достаточно, чтобы поехать, посмотреть, пофотографировать или там почитать что-то на эту тему.

Лично для меня ведения блога — возможность познакомиться с теми, кто здесь сейчас живет. Я в Комарово провела детство, отлично это помню: нашими соседями были Дмитрий Лихачев, семья Пиотровских, Кондратьевых. Дедушка Самуил Коган, доктор технических наук, видный ученый и инженер в области телекоммуникаций, участвовал в развитии дачного поселка РАН в 1964 году. Но потом по семейным обстоятельствам мы много лет сюда не приезжали, а когда после 2005 года, я уже была взрослая, и вдруг поняла, что я теперь я никого здесь толком не знаю. Те, кого помнила с детства — они или уже ушли, или это были очень пожилые люди, либо это их дети, с которыми мы росли бок о бок, но друг друга почти не помним. Это было такое щемящее чувство, и что-то надо было с этим делать».


Экотропа

В 2000-е Щучье озеро — с его песчаным дном, с водой, которая в теплые дни быстро прогревается — задыхалось от обилия автомобилей. «Машины заезжали чуть ли не в озеро», — говорит депутат Владислав Яковенко. В 2011 году, при губернаторе Матвиенко, озеро получило статус природного заказника.

Другой памятник природы, «Комаровский берег», появился за 20 лет до этого — в 1992-м, при мэре Собчаке. А в 2014-м, при губернаторе Полтавченко, здесь организовали первую в Петербурге экотропу — маршрут протяженностью почти три километра, с деревянными настилами, информационными табличками, скамейками, кормушками для птиц и беседкой.

«И тут началась пандемия. Людям куда-то надо ехать. [Рядом с экотропой] начались чудовищные проблемы с парковкой: вся улица Морская забита машинами. Конечно, местным мало радости», — рассказывает Яковенко.

Александра Поляновская говорит, что «в лесу стало намного больше народа, никто за собой не убирает грязь. Урн категорически не хватает. Теперь большинство местных жителей ищут тропинки для прогулок в обход туристических маршрутов».

Впрочем, впечатления от экотропы у наших героев разные. Например, Галина Дмитриевна Шостакович считает, что «лесок стал чище, а раньше там бывали помоечки».

Галина Дмитриевна Шостакович

«Кажется, в Комарово у меня было больше друзей, чем в Москве. Помню, нам было лет по 14–15. Мы заходили к Боре Власову (будущий художник Борис Власов. — Прим. ред.), чтобы позвать его кататься на велосипеде. А у него была строгая мама, Татьяна Владимировна Шишмарева (художница-акварелистка. — Прим. ред.). Она говорила: „Боря никуда не выйдет, пока не прополет две грядки с земляникой“. Мы постояли, а потом решили помочь бедному Боре повыдергивать усы у земляники».

С именем композитора Дмитрия Шостаковича в Комарово связаны три адреса*. Первый — Большой проспект, 18. Дочери Шостаковича Галине было пять лет, когда отец арендовал дом в поселке. Шел 1941 год, поселок назывался Келломяки, зимняя война между СССР и Финляндией уже закончилась, Великая Отечественная — еще не началась.

Шостаковичи жили в Келломяках до сентября, потом, по воспоминаниям Галины Дмитриевны, семью эвакуировали в Куйбышев (Самару). «А когда война кончилась, выяснилось, что срок аренды дачи продлили: с 1946-го до 1951-го».

К окончанию этого срока тесть композитора выстроил в Комарово собственную, не арендную, дачу близ Академического городка, в 4-м Курортном переулке, 10. «Мы в это время уже жили в Москве, ходили там в школу. Комарово нам было доступно только в каникулы. Оно ассоциировалось с чу́дным временем каникул».

Третий комаровский адрес Дмитрия Шостаковича — коттедж № 20 Ленинградского дома творчества композиторов. «В небольшой дачке стало тесновато. Потом, мы выросли, и у нас была шумная компания. Папа это не очень приветствовал. Ему было удобнее жить в Доме композиторов».

Коттедж все еще стоит, как и бывшая дача на Большом проспекте: сейчас в ней находится детский сад. Дачу в 4-м Курортном переулке в конце 1970-х перестроили на старом фундаменте. Мы разговаривали с Галиной Дмитриевной по стационарному телефону, установленному в этом доме.

*Подробнее о домах Д. Д. Шостаковича в Комарово можно прочитать на сайте terijoki.spb.ru.


Галина Дмитриевна Шостакович

Я приезжаю [в Комарово из Москвы] только на летние месяцы. В этом году лето с одной стороны — прекрасное, с другой — очень жаркое. Я как старожил такое редко упомню. По-моему, [в Комарово жара переживается] полегче. В конце июня я была в Подмосковье: там более горячий воздух, плюс 34 градуса, очень тяжело. Здесь ветерок от воды. И потом — озера чудные.


«Ларисочная»

«Не так давно в Комарово появилось заведение под названием „Ларисочная“. Страшно модное. В прошлом году Алексей Герман-младший показывал там фильмы на большом экране, а потом он и его жена устраивали обсуждения», — рассказывает Екатерина Боярская. Поразительно, но самым модным местом в поселке и важной точкой притяжения, стал не дорогой ресторан или клуб, а скромное узбекское кафе недалеко от станции с чебуреками, мантами и пловом. В июне 2020 года, в самый разгар первой волны пандемии, его открыла команда во главе с петербургским предпринимателем Ринатом Умяровым («Лендок», «Рядом», «Бездельники»).


Ринат Умяров

«Мы с Петей Биргером (петербургский журналист, совладелец бара «Хроники», экс-главный редактор The Village Петербург — прим. ред.) давно думали о том, что было бы круто открыть в Комарово сельский паб — в том или ином виде. Но было непонятно, как это делать, где это делать и вообще для чего это делать. А во время пандемии, когда ты несколько месяцев сидишь на даче, ходишь из гостей в гости, подобные желания обостряются.

Так получилось, что в Комарово живут наши старинные приятели, Даня Тимофеев и Лена Котляр, с которыми мы работали в журнале «Собака». Они переехали в Комарово давно, и у них там был бизнес — магазин у станции и бистро. Бистро в пандемию не работало, стояло закрытым. И мы решили сделать такой поп-ап-проект на базе даниного бистро. А дальше получилось то, что получилось, не было никакого проекта, плана. Мы с Ромой Смирновым (главный фейсконтроль города перепрофилировался в повара на мангале) написали пост в фейсбуке, приехала куча наших друзей из города, и мы начали модернизировать бистро, сделали террасу, потому что поняли, что это классно.

Первые два месяца решали кучу проблем: как согласовать газ, где покупать продукты, где селить персонал. У нас узбекская кухня, а поселить узбеков в Курортном районе, как выяснилось, почти невозможно: на вторую неделю риэлторы просто перестали брать трубку, когда я звонил. А это было большой проблемой, потому что людям нужно где-то жить, чтобы они могли работать комфортно, а не каждый день ездить из города. Я вел смешные разговоры с какими-то пожилыми еврейскими старушками, которых я пытался увещевать, говорил: ну, как же так, вот вы же интеллигентная еврейская женщина, тема притеснений вам наверняка знакома, а здесь такие же люди… А они говорили: да, да, да, но жить — нет. Но в результате как-то удалось и с этим справиться.

Общепит в Комарово сейчас делится на три категории. Есть кафе у станции, где готовят условные супы и какую-то другую понятную еду. Это прямо такое сельское кафе — как полагается, старательное, с неплохой кухней, местами даже хорошей. Есть буржуазное место — «Фламандская роза». Там более сложная кухня, уходящая от шашлыка в сторону, скажем, тунца. Там все собираются на завтрак. И на этом все: на «Фламандской розе» все заканчивается. Потому что все остальное — это такие гигантские проекты типа «Русской рыбалки» на берегу, где ты и качественного сервиса особенно не получаешь, и денег тратишь много — никаких эндорфинов это не вызывает. А вот места неформального, немножко небрежного и богемного в Комарово не было. И это парадокс. Казалось бы, вся история поселка к этому ведет. Здесь же уже в 70-е был Дом писателей, где было принято выпивать, отдыхать художественным людям, гениям. У нас сейчас, может быть, с гениями посложнее, но все равно, все кто занимается не только тем, что гвозди в стенку вбивает, приходят к нам. Но и даже те, кто вбивают гвозди в стенку, они тоже к нам приходят, потому что…Ну условно, надоело тебе сидеть дома, дошел до станции, взял в магазине пакет молока, зашел в бистро. Тут горит костер, играет музыка, хаотично перемещаются люди. Выпил стакан пива, водки, закусил чебуреком, и пошел врать жене, что не выпивал. Кажется это именно то, что должно быть за городом».


Места для инстаграма


Расписанная подстанция

Адрес: Курортная ул., 42

Трансформаторная подстанция в советском неоклассическом стиле, которую расписали в 2020 году, изобразив двери, окна, балконы — и приветливых жителей разных возрастов. Похожих подстанций в Комарово несколько; «Курортэнерго», обновляя систему электроснабжения поселка, вывело их из эксплуатации. Расписанная находится в Академгородке — в конце Курортной улице, где, по словам местных жителей, исторически давали участки ученым-атомщикам.

Роспись заказал один из новоселов — житель ближайшего к подстанции дома (по данным из Росреестра, это Артем Шейкин — бывший глава Молодежной комиссии при губернаторе Петербурга). Работы согласовали с «Курортэнерго».

Мнения жителей о росписи на подстанции кардинально разошлись. Александра Поляновская: «Она выглядит неуместно, нарушая своей аляповатой пестротой как дух места, так и строгость советского неоклассицизма. Достопримечательность — это, скорее, дорожный знак „Осторожно ёжики“ (на 1-й Дачной ул., у Комаровского сквера. — Прим. ред.). Его периодически крадут, но местные жители каждый раз скидываются на новый». Екатерина Боярская: «Очень красивая [роспись]. Как только ее увидела, подумала: „О, я в Комарово, тут даже будка необыкновенная“».

Забор из лыж

Адрес: 1-я Дачная ул., 9

Удивительный штакетник, который неизменно привлекает гуляющих по «верхнему» Комарово туристов. Вышеупомянутый знак «Осторожно ёжики» находится рядом, на противоположной стороне дороги.

По нашим данным, забор возвел фотохудожник по имени Александр. Дом 1946 года постройки принадлежал еще его прадеду. На участке также масса инсталляций.

Объекты фестиваля ParkArt

Адрес: 1-я Дачная ул.

Самодельные арт-объекты преимущественно из природных материалов, вписанные в среду 1-й Дачной. Если от забора с лыжами двигаться вперед по 1-й Дачной, можно увидеть различные инсталляции: лестницу с прибитыми к ней башмаками, хоровод из головешек, свисающих с березовых ветвей рыб и так далее.

Фестиваль ParkArt запустили во второй половине 2010-х. Принять участие может любой. Сегодня среди авторов — дизайнер Татьяна Парфенова, дендролог Варвара Байрамова, краевед Александр Браво. Как и в случае с расписанной подстанцией мнения комаровцев об арт-объектах разнятся (а в 2019-м на них даже жаловались губернатору Петербурга).

Библиотека

Адрес: ул. 3-я Дачная, 8

Деревянное здание 1958 года постройки. Десятки лет библиотекой руководит Елена Аркадьевна Цветкова. «Она ее фактически создала как некий культурный центр. Там проходят встречи с писателями, выставки. На улице есть небольшая сцена, и летом жизнь бьет ключом», — говорит Екатерина Боярская.

В октябре 2018-го библиотека открылась после капремонта. Через год — по решению ЦБС Курортного района, которой библиотека подведомственна — ее обнесли забором. В комаровской фейсбук-группе многие жители высказались против, но после окраски штакетника в приглушенный зеленый цвет с оградой, кажется, смирились.

Недавно на дереве рядом с библиотекой повесили более десятка разноцветных скворечников. У входа — стенд с импровизированной план-схемой Комарово, на которой изображены, среди прочих, академики, дачники, велосипедисты и композитор Каравайчук.

Олег Каравайчук: Дух места

«Меня всегда впечатлял Олег Каравайчук. Поначалу, когда был маленький, я думал, что это очень странный человек, который всегда ходил с полузакрытыми глазами. Для меня он был сакральным персонажем и я думал, что с ним связано что-то удивительное», — говорит Стас Гаврилов.

Композитор Олег Каравайчук жил в Комарово на 1-й Дачной улице. «Кутаясь в накидку, в неизменном берете на длинных каштановых волосах, он похож на импозантную даму, давно переступившую „бальзаковский“ возраст. Однажды я наблюдал, как одна школьница шептала другой, с восторгом глядя ему вслед: „Смотри, смотри, это же сама Анна Ахматова!“», — писал поэт и критик Алексей Ахматов.

Екатерина Боярская вспоминает, что ее папа, актер Николай Боярский, был знаком с Каравайчуком по работе на Ленфильме: «Когда я была совсем маленькая, мы частенько встречали [композитора] около станции, в магазине, на улице. Папа всегда с ним беседовал. У него был такой скрипучий резкий голос. На бытовые темы он никогда не говорил: тут же углублялся в события — музыкальные, театральные, киношные. Размахивая руками, начинал чем-то восторгаться или возмущаться, что-то обсуждать. Своеобразный был человек. Я помню его как некоего бесплотного комаровского духа. Воплощенная музыка. Он считал себя реинкарнацией Гоголя в музыке. Несколько лет назад он умер».

Олег Каравайчук умер 13 июня 2016 года. Его похоронили на Комаровском кладбище. «Родственников у Олега Каравайчука не осталось, однако проститься с выдающимся современником пришло около полусотни человек», — писала «Фонтанка».

Благодарим за помощь с поиском героев материала жительницу Комарово Евгению Долженкову.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Советская дача в Комарово, которую фотограф арендовала на лето
Советская дача в Комарово, которую фотограф арендовала на лето Поселок интеллигентов, красота запустения и уют с нуля
Советская дача в Комарово, которую фотограф арендовала на лето

Советская дача в Комарово, которую фотограф арендовала на лето
Поселок интеллигентов, красота запустения и уют с нуля

«Двуликий Янус»: История самой узкой улицы Петербурга
«Двуликий Янус»: История самой узкой улицы Петербурга Рассказывают жители
«Двуликий Янус»: История самой узкой улицы Петербурга

«Двуликий Янус»: История самой узкой улицы Петербурга
Рассказывают жители

Дача в Комарово в проекте молодого фотографа
Дача в Комарово в проекте молодого фотографа 7 снимков о жизни в старом доме
Дача в Комарово в проекте молодого фотографа

Дача в Комарово в проекте молодого фотографа
7 снимков о жизни в старом доме

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Прочее

Новое и лучшее

«Без усилий»: Как начать действовать

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве

Что наследуют «Наследники»: Из каких противоречий состоит лучший сериал на современном телевидении

Куда поехать на ноябрьские праздники: 10 туров по России

Безопасно ли участвовать в переписи населения?

Первая полоса

«Без усилий»: Как начать действовать
«Без усилий»: Как начать действовать И не забросить свое начинание, толком ничего не сделав
«Без усилий»: Как начать действовать

«Без усилий»: Как начать действовать
И не забросить свое начинание, толком ничего не сделав

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве Винтажные маркеты, Beat Weekend и немое кино с оркестром
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве
Винтажные маркеты, Beat Weekend и немое кино с оркестром

Что наследуют «Наследники»: Из каких противоречий состоит лучший сериал на современном телевидении
Что наследуют «Наследники»: Из каких противоречий состоит лучший сериал на современном телевидении
Что наследуют «Наследники»: Из каких противоречий состоит лучший сериал на современном телевидении

Что наследуют «Наследники»: Из каких противоречий состоит лучший сериал на современном телевидении

Куда поехать на ноябрьские праздники: 10 туров по России
Куда поехать на ноябрьские праздники: 10 туров по России Эльбрус, Алтай, Чечня, Золотое кольцо и зона отчуждения
Куда поехать на ноябрьские праздники: 10 туров по России

Куда поехать на ноябрьские праздники: 10 туров по России
Эльбрус, Алтай, Чечня, Золотое кольцо и зона отчуждения

Безопасно ли участвовать в переписи населения?

И зачем она вообще нужна

Безопасно ли участвовать в переписи населения?
И зачем она вообще нужна

Документалка Apple TV про The Velvet Underground, книга Рема Колхаса о Нью-Йорке
Документалка Apple TV про The Velvet Underground, книга Рема Колхаса о Нью-Йорке И довольно унылый альбом Coldplay — что смотреть, читать и (не) слушать на этой неделе
Документалка Apple TV про The Velvet Underground, книга Рема Колхаса о Нью-Йорке

Документалка Apple TV про The Velvet Underground, книга Рема Колхаса о Нью-Йорке
И довольно унылый альбом Coldplay — что смотреть, читать и (не) слушать на этой неделе

Веган-пицца Kom Pizza на «Курской» и веган-кафе Carrots & Beans на Малой Грузинской, новое меню и шеф-повар в «Доме 16»
Веган-пицца Kom Pizza на «Курской» и веган-кафе Carrots & Beans на Малой Грузинской, новое меню и шеф-повар в «Доме 16»
Веган-пицца Kom Pizza на «Курской» и веган-кафе Carrots & Beans на Малой Грузинской, новое меню и шеф-повар в «Доме 16»

Веган-пицца Kom Pizza на «Курской» и веган-кафе Carrots & Beans на Малой Грузинской, новое меню и шеф-повар в «Доме 16»

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской» Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе

Вещи со смыслом
Промо
Вещи со смыслом Почему нам больше не интересны просто кроссовки
Вещи со смыслом
Промо

Вещи со смыслом
Почему нам больше не интересны просто кроссовки

Красный гид в Москве: Кому достались звезды Michelin
Красный гид в Москве: Кому достались звезды Michelin Как прошла церемония и у кого теперь есть особые отметки
Красный гид в Москве: Кому достались звезды Michelin

Красный гид в Москве: Кому достались звезды Michelin
Как прошла церемония и у кого теперь есть особые отметки

Жестокость семейного застолья глазами подростка в клипе группы «Привет»
Жестокость семейного застолья глазами подростка в клипе группы «Привет» «Самое стремное — когда открытое унижение прикрывают заботой и жизненным опытом»
Жестокость семейного застолья глазами подростка в клипе группы «Привет»

Жестокость семейного застолья глазами подростка в клипе группы «Привет»
«Самое стремное — когда открытое унижение прикрывают заботой и жизненным опытом»

Как две петербурженки запустили серию этичных секс-вечеринок
Как две петербурженки запустили серию этичных секс-вечеринок «Алиса это придумала, чтобы кайфануть самой в безопасной среде. Но что-то пошло не так»
Как две петербурженки запустили серию этичных секс-вечеринок

Как две петербурженки запустили серию этичных секс-вечеринок
«Алиса это придумала, чтобы кайфануть самой в безопасной среде. Но что-то пошло не так»

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права

Где купить посуду, как в ресторане? Отвечают владельцы заведений с самой красивой посудой
Где купить посуду, как в ресторане? Отвечают владельцы заведений с самой красивой посудой
Где купить посуду, как в ресторане? Отвечают владельцы заведений с самой красивой посудой

Где купить посуду, как в ресторане? Отвечают владельцы заведений с самой красивой посудой

«Криптополис»: Невероятный мультик о сказочных животных на фоне военной диктатуры
«Криптополис»: Невероятный мультик о сказочных животных на фоне военной диктатуры Холодная война, единороги и хиппи
«Криптополис»: Невероятный мультик о сказочных животных на фоне военной диктатуры

«Криптополис»: Невероятный мультик о сказочных животных на фоне военной диктатуры
Холодная война, единороги и хиппи

Как руководство и сотрудники Большого театра реагируют на гибель артиста Евгения Кулеша
Как руководство и сотрудники Большого театра реагируют на гибель артиста Евгения Кулеша Проблемы и нарушения, которые вскрыла трагедия
Как руководство и сотрудники Большого театра реагируют на гибель артиста Евгения Кулеша

Как руководство и сотрудники Большого театра реагируют на гибель артиста Евгения Кулеша
Проблемы и нарушения, которые вскрыла трагедия

Бывшие силовики: «Полицейским нравится лайт-насилие»
Бывшие силовики: «Полицейским нравится лайт-насилие» The Village запускает рубрику «Люди в городе» в видеоформате
Бывшие силовики: «Полицейским нравится лайт-насилие»

Бывшие силовики: «Полицейским нравится лайт-насилие»
The Village запускает рубрику «Люди в городе» в видеоформате

Как комик Женя Сидоров писал стендап для «Пингвинов моей мамы» — нового сериала Наталии Мещаниновой
Как комик Женя Сидоров писал стендап для «Пингвинов моей мамы» — нового сериала Наталии Мещаниновой «Мне не нравятся шутки, потому что они математические»
Как комик Женя Сидоров писал стендап для «Пингвинов моей мамы» — нового сериала Наталии Мещаниновой

Как комик Женя Сидоров писал стендап для «Пингвинов моей мамы» — нового сериала Наталии Мещаниновой
«Мне не нравятся шутки, потому что они математические»

Как приготовить конфету дальгона из «Игры в кальмара»
Как приготовить конфету дальгона из «Игры в кальмара» Рецепт сахарных сот от шеф-кондитера
Как приготовить конфету дальгона из «Игры в кальмара»

Как приготовить конфету дальгона из «Игры в кальмара»
Рецепт сахарных сот от шеф-кондитера

Как восстановить ногти после гель-лака
Как восстановить ногти после гель-лака Самостоятельно дома и в салоне
Как восстановить ногти после гель-лака

Как восстановить ногти после гель-лака
Самостоятельно дома и в салоне

Подпишитесь на рассылку