21 ноября в Киеве началась акция протеста, ставшая самой массовой и жёсткой в новейшей украинской истории. Сотни тысяч людей на улицах, камни, летящие в «Беркут», активисты, прячущиеся от милиции в церкви, бесплатный чай и Wi-Fi для митингующих и нескончаемая цепь митингов и маршей по всему центру Киева вот уже две недели. Даже на фоне «оранжевой революции» 9-летней давности для Украины это событие беспрецедентное — но в мировых масштабах вовсе не уникальное. The Village спросил у жителей Израиля, Белоруссии, Турции и Франции, как проходят митинги в их странах и что они могут изменить.

 

Тель-Авив, Израиль

 

лия гельдман

журналист, редактор портала

 Beinisrael

В Израиле митингуют многие — от студентов до портовых рабочих. Бастуют за улучшение условий труда и повышение зарплат. Из-за недавней забастовки сотрудников аэропорта почти неделю были перебои с вылетами из Тель-Авива.

Самый масштабный митинг последних лет прошёл летом 2011 года. Тысячи людей вышли с палатками на центральный тель-авивский бульвар Ротшильд и в буквальном смысле поселились там на два месяца. 

Горожане требовали снизить цены на жильё и расходы на его содержание. Первой на бульвар вышла девушка, чей арендодатель в очередной раз поднял плату. Она заявила, что больше не может столько платить, установила палатку и поселилась в ней. Постепенно, благодаря информации из группы протеста в Facebook, к девушке присоединились другие люди. Эта акция получила название «палаточный протест». По субботам толпы бастующих устраивали марши на бульваре Ибн Гвироль, из-за чего центр города был перекрыт для транспорта. Митинги, собиравшие до 300 000 человек (при населении страны в семь миллионов) прошли в нескольких городах страны. Полиция, присутствовавшая на акциях протеста, никого не трогала и не разгоняла. Многие израильские деятели культуры отнеслись к акции очень серьёзно: давали бесплатные концерты и поддерживали демонстрантов. У митингующих действительно было ощущение, что их проблема людям небезразлична.