Где ты живёшь10 февраля 2021

Дом железнодорожников на Верхневолжской набережной

Дом железнодорожников на Верхневолжской набережной

Купеческие особняки, доходные дома, деревянная городская застройка и нижегородский конструктивизм — в Нижнем Новгороде разные архитектурные стили вполне могут соседствовать друг с другом. В рубрике “Где ты живешь” The Village рассказывает о самых известных и необычных домах и их обитателях. В новом выпуске мы познакомились с жительницей Дома железнодорожников на Верхневолжской набережной.

Дом железнодорожников


Адрес

Верхневолжская набережная, 10

Архитектор

Дмитрий Павлович Сильванов

Год постройки

1938

Дом железнодорожников, который можно назвать образцом советского неоклассицизма, был построен в 1938 году архитектором Дмитрием Сильвановым, под его руководством в городе появилось еще 36 зданий. Эьл было время новых высотных домов, которые появились, чтобы навсегда изменить облик города. Нижний Новгород превратился в Горький.

Восьмиэтажная часть дома, выходящая парадным фасадом на Верхневолжскую набережную, — главная часть дома, поэтому она особенно презентабельна: портики, колонны, парапеты, массивные двери, высокие окна и украшения придают зданию монументальность. Вместе с другим корпусом дом имеет Г-образную форму, но вторая часть дома гораздо более спокойная и уютная. Весной 2020 года дом по улице Семашко, 2 включили в реестр объектов культурного наследия. И правда, если пройтись вдоль дома, не спеша и приглядываясь к деталям, то можно обнаружить старый декор и черты конструктивизма, если говорить строгим архитектурным языком. А если без него, то, прогуливаясь по тенистой аллее вдоль дома, где сохранились старые балконы, хранящие свои тайны, можно увидеть дорожки от массивного забора до подъездов и почувствовать, что советская эпоха оставила свое красивое наследие. Правда, в начале ноября прошлого года это наследие было обезображено — с верхнего этажа главного корпуса упал балкон (то ли от старости, то ли от неправильной эксплуатации, которая не соответствовала нормам, заложенным архитектором в эту конструкцию). Но теперь там осталась балконная дверь и пустота, которая нарушает симметрию торца дома, и которую уже ничем не исправить.

Светлана Иванова

активист, коллекционер, альтернативный историк


История семьи

Моя семья живет в этом доме очень давно. Моя дочь — представитель уже четвертого поколения, поэтому у нас довольно долгая история.

Эту квартиру дали еще моему деду Гавриилу Павловичу Иванову, управляющему на Горьковской железной дороге. В 1923 году он приехал из Саратова и поступил на курсы при железной дороге. На втором году обучения их реорганизовали в ремесленное училище. И по счастливому стечению обстоятельств на втором курсе его назначили директором. Такое было удивительное время — начало советской эпохи. Когда он закончил училище, то отправился работать на железную дорогу и, как это говорится сейчас, сделал там себе карьеру. Дослужился до поста управляющего железной дороги и работал до 1952, до самой кончины. Причем, смерть застигла его на рабочем месте, работа была повышенной ответственности и нервничал он очень много. Если случалась авария, сотрудник мгновенно лишался своей должности.

Изначально, когда мой дед только приехал в город, он вместе со своей женой жил в доме напротив железнодорожного вокзала в Канавинском районе. А потом ему предложили жилье в этом доме на набережной. Еще в детстве я слышала разговоры, что мой папа маленьким мальчиком забирался в дом по строительным лесам, потому что, когда они переехали, еще не до конца были закончены строительные работы. Удивительно для нас сейчас — люди жили в квартире, а еще шла внешняя отделка дома. Это было во время войны, и дом строился медленно.

Квартиры в доме

Работники из руководящего состава, ветераны ВОВ высшего ранга, профессора, академики и члены их семей получали ордер на квартиру, а скромные труженики получали комнату в коммуналке. Да, в этом доме были коммунальные квартиры, люди жили в цокольном этаже. Квартиры в доме имели большую площадь, высокие потолки с лепным фризом, на пол был уложен дубовый паркет, были кладовки, ванные комнаты с окном, на кухне были ниши (кстати, очень полезные в хозяйстве) и находился мусоропровод.

В нашей квартире был коридор, который отделял бытовую часть квартиры от комнат. В этом коридоре было пять дверей. На кухне — печка, во дворе — дровяные сараи. Два раза в неделю давали горячую воду, которую специально грели и запускали по дому. В остальные дни вода была только холодная. В 1968 году эту систему поменяли и начали ставить газовые колонки, если жители могли себе это позволить. В этих советских квартирах было очень четкое зонирование, и уже стояла мебель с номерками, когда люди въезжали. Поэтому все квартиры были с одинаковой планировкой и с одинаково расставленной мебелью. Конечно, когда мы делали ремонт в квартире уже в современное время, мы убрали все эти двери и ниши, они только занимали место. Надо сказать, что по современным меркам моему деду дали не очень большую квартиру. У него было трое детей, то есть это была семья из пяти человек, а квартира была с двумя комнатами. В коридоре у нас стоял телефон с полочкой и телефонной книгой. Как сейчас помню, что номера тогда нужно было набирать с буквой.

Сад и детский сад

Дед был награжден орденом Красного Знамени, и ему полагался сад, которым мы пользуемся до сих пор. Сейчас этот сад превратился в нашу наследственную дачу. Поскольку сады выдавались жителям одного и того же дома, на нашей улице были дома пяти семей, живущих по соседству. Эти сады находятся в деревне Сартаково. Каждый год в день железнодорожника проходящий мимо этой деревни поезд гудел. Сейчас этого уже нет. Тогда было другое время и другое отношение к этому дню.

Дом построен Горьковской железной дорогой для своих сотрудников, и здесь во дворе дома был детский сад. Он тоже принадлежал железной дороге. Я ходила в этот детский сад. В нем была семидневка. Проводники и проводницы могла отдавать своих детей на семь дней, когда уезжали в рейс на поездах дальнего следования. На летний период весь детский сад уезжал за город, на дачу, что-то вроде летнего лагеря.

Интересные жители

Наш дом красив не только снаружи, но и внутри. В нем живут интересные люди. Знаете, у нас сейчас здесь, например, проживает академик Гапонов-Грехов. Он основатель ИПФАН и его первый директор. Живут несколько профессоров, даже можно сказать профессорских семей. Бывший ректор мединститута, два героя Советского Союза. Кстати, у одного из них была “Победа”, которую он каждый год перекрашивал серой краской. И еще у одного жильца была “Победа”. Во дворе всегда было 4 машины: были “Москвич” и “Запорожец”. У остальных были персональные “Волги”, но они стояли в отдельном гараже. У моего отца тоже была служебная “Волга”. В 70-е годы в доме жил первый директор “Дома моделей”, который раньше располагался на Скобе. И естественно в доме железнодорожников в разное время проживали пять руководителей железной дороги, в том числе мой дед.

Некоторые жители дома могли позволить себе иметь нянечку для детей. Это были женщины из деревень, которые приезжали в город и жили в этой же квартире в отдельной маленькой комнате. Дети вырастали, а они так и оставались с этими семьями, которые становились им родными.

Культура дома

В этом доме редко появляются новые жильцы. В основном живут все те, кто заселился сюда давно, либо родился здесь и вырос. И соседи здесь сейчас — это люди, с которыми я росла. У нас есть своя культура. Здесь принято здороваться, поддерживать беседу, приходить попрощаться с человеком, который умер. Недавно все обсуждали тему, как неприятно прославился наш дом, когда обвалился балкон. Я помню, был такой сильный грохот. По ощущениям, как будто разгрузили “Камаз” с гравием.

Что касается балконов, то с ними произошла трансформация в прямом смысле. Архитектор Сильванов задумал единые балконы на несколько квартир. Надо сказать, что в советское время это никого не напрягало. Можно было легко постучаться к соседям и вместе сбрасывать снег с балкона зимой. Но в 90-е годы появилась мысль отделиться, когда в доме стали появляться новые жильцы. И это уже было особенностью нового времени и новой эпохи.

По старой эпохе все скучают, потому что у нас был очень приятный и культурный двор. В клумбах росли цветы, все деревья были подстрижены. Часто двери не запирали, потому что все были уверены, что ничего плохого не произойдет. Дети во дворе играли в лапту, в казаков-разбойников, хали-хало. Нам даже парапеты не мешали, когда мы играли в мяч, так это было по-детски. У меня есть фотография из детского сада с моей соседкой — мы две снежинки. Мы все так и живем в этом доме. Те, кто уезжают из дома, потом очень скучают по нему и жалеют. У меня был момент в жизни, когда и я уезжала, но потом спустя время снова вернулась. Этот дом — все-таки часть жизни.

Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Места

Новое и лучшее

Акция в поддержку Алексея Навального

За 14 дней, неделю или сутки: За сколько нужно бронировать столик в популярные рестораны Москвы

Как выглядит центр Петербурга перед протестной акцией, которую анонсировали сторонники Навального

Микродермалы, трагус и боль: Все, что нужно знать о пирсинге, прежде чем идти в салон

«Русская смерть», Сироткин, оскаровские фильмы и другие планы на эту неделю

Первая полоса

Акция в поддержку Алексея Навального
Акция в поддержку Алексея Навального Возможно, последняя перед признанием ФБК экстремистами
Акция в поддержку Алексея Навального

Акция в поддержку Алексея Навального
Возможно, последняя перед признанием ФБК экстремистами

За 14 дней, неделю или сутки: За сколько нужно бронировать столик в популярные рестораны Москвы
За 14 дней, неделю или сутки: За сколько нужно бронировать столик в популярные рестораны Москвы Примета времени — очереди повсюду
За 14 дней, неделю или сутки: За сколько нужно бронировать столик в популярные рестораны Москвы

За 14 дней, неделю или сутки: За сколько нужно бронировать столик в популярные рестораны Москвы
Примета времени — очереди повсюду

Как выглядит центр Петербурга перед протестной акцией, которую анонсировали сторонники Навального
Как выглядит центр Петербурга перед протестной акцией, которую анонсировали сторонники Навального
Как выглядит центр Петербурга перед протестной акцией, которую анонсировали сторонники Навального

Как выглядит центр Петербурга перед протестной акцией, которую анонсировали сторонники Навального

Микродермалы, трагус и боль: Все, что нужно знать о пирсинге, прежде чем идти в салон
Микродермалы, трагус и боль: Все, что нужно знать о пирсинге, прежде чем идти в салон
Микродермалы, трагус и боль: Все, что нужно знать о пирсинге, прежде чем идти в салон

Микродермалы, трагус и боль: Все, что нужно знать о пирсинге, прежде чем идти в салон

«Русская смерть», Сироткин, оскаровские фильмы и другие планы на эту неделю
«Русская смерть», Сироткин, оскаровские фильмы и другие планы на эту неделю
«Русская смерть», Сироткин, оскаровские фильмы и другие планы на эту неделю

«Русская смерть», Сироткин, оскаровские фильмы и другие планы на эту неделю

Как заботиться о позвоночнике и суставах в 20, чтобы потом не было больно
Как заботиться о позвоночнике и суставах в 20, чтобы потом не было больно Диета, нагрузки, массаж и другие рекомендации врачей
Как заботиться о позвоночнике и суставах в 20, чтобы потом не было больно

Как заботиться о позвоночнике и суставах в 20, чтобы потом не было больно
Диета, нагрузки, массаж и другие рекомендации врачей

Оформить судебную доверенность
Оформить судебную доверенность Чтобы родственники и друзья могли попасть к вам в суд и в спецприемник
Оформить судебную доверенность

Оформить судебную доверенность
Чтобы родственники и друзья могли попасть к вам в суд и в спецприемник

Зеленый сезон: 8 рецептов небанальных, но простых салатов
Зеленый сезон: 8 рецептов небанальных, но простых салатов
Зеленый сезон: 8 рецептов небанальных, но простых салатов

Зеленый сезон: 8 рецептов небанальных, но простых салатов

Сколько стоит жизнь в Абхазии
Сколько стоит жизнь в Абхазии Квартиры только для местных, маршрутка из Сухума в Гагру и бюджетный кофе на песке
Сколько стоит жизнь в Абхазии

Сколько стоит жизнь в Абхазии
Квартиры только для местных, маршрутка из Сухума в Гагру и бюджетный кофе на песке

Что такое pasta fresca (или домашняя паста)? А pasta secca? Большой гид по пасте
Что такое pasta fresca (или домашняя паста)? А pasta secca? Большой гид по пасте
Что такое pasta fresca (или домашняя паста)? А pasta secca? Большой гид по пасте

Что такое pasta fresca (или домашняя паста)? А pasta secca? Большой гид по пасте

Как справиться с тревогой
Как справиться с тревогой Несколько действенных техник из когнитивной терапии
Как справиться с тревогой

Как справиться с тревогой
Несколько действенных техник из когнитивной терапии

Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского»
Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского» Говорим об аскезе, сплетнях, музыкальных крашах и реставрации города
Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского»

Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского»
Говорим об аскезе, сплетнях, музыкальных крашах и реставрации города

Гуляем с Никитой Кукушкиным по Патрикам и окрестностям
Гуляем с Никитой Кукушкиным по Патрикам и окрестностям Говорим о репетициях до первой крови, Radiohead и благотворительности
Гуляем с Никитой Кукушкиным по Патрикам и окрестностям

Гуляем с Никитой Кукушкиным по Патрикам и окрестностям
Говорим о репетициях до первой крови, Radiohead и благотворительности

Как выбрать уход за кожей по сезону
Как выбрать уход за кожей по сезону И как на ее состояние влияет менструальный цикл
Как выбрать уход за кожей по сезону

Как выбрать уход за кожей по сезону
И как на ее состояние влияет менструальный цикл

Новый альбом Энди Стотта, «Отец» с Энтони Хопкинсом и книга «Как я разлюбил дизайн»
Новый альбом Энди Стотта, «Отец» с Энтони Хопкинсом и книга «Как я разлюбил дизайн» Что слушать, читать и смотреть прямо сейчас
Новый альбом Энди Стотта, «Отец» с Энтони Хопкинсом и книга «Как я разлюбил дизайн»

Новый альбом Энди Стотта, «Отец» с Энтони Хопкинсом и книга «Как я разлюбил дизайн»
Что слушать, читать и смотреть прямо сейчас

«Мертвые — это неприятно, но это не страшно»: Выставка Виктории Ивлевой «Африканские дневники»
«Мертвые — это неприятно, но это не страшно»: Выставка Виктории Ивлевой «Африканские дневники» Как среди ужасов войны отыскать надежду
«Мертвые — это неприятно, но это не страшно»: Выставка Виктории Ивлевой «Африканские дневники»

«Мертвые — это неприятно, но это не страшно»: Выставка Виктории Ивлевой «Африканские дневники»
Как среди ужасов войны отыскать надежду

В книжном магазине, на заводе и в спальном районе: Три новых магазина винила в Москве
В книжном магазине, на заводе и в спальном районе: Три новых магазина винила в Москве «Во весь голос», Stoprobot и «Это винил»
В книжном магазине, на заводе и в спальном районе: Три новых магазина винила в Москве

В книжном магазине, на заводе и в спальном районе: Три новых магазина винила в Москве
«Во весь голос», Stoprobot и «Это винил»

Кофейня и красивый ресторан в кинотеатре «Художественный», суши-бар на Страстном и шведский стол на «Стрелке»
Кофейня и красивый ресторан в кинотеатре «Художественный», суши-бар на Страстном и шведский стол на «Стрелке»
Кофейня и красивый ресторан в кинотеатре «Художественный», суши-бар на Страстном и шведский стол на «Стрелке»

Кофейня и красивый ресторан в кинотеатре «Художественный», суши-бар на Страстном и шведский стол на «Стрелке»

Мифы и факты о воде
Промо
Мифы и факты о воде Откуда в ней лекарства, как бороться с примесями и что не так с городским водопроводом
Мифы и факты о воде
Промо

Мифы и факты о воде
Откуда в ней лекарства, как бороться с примесями и что не так с городским водопроводом

Специалистка по детскому сну Юлия Доманова — о ночных пробуждениях, укачивании и совместном сне
Специалистка по детскому сну Юлия Доманова — о ночных пробуждениях, укачивании и совместном сне
Специалистка по детскому сну Юлия Доманова — о ночных пробуждениях, укачивании и совместном сне

Специалистка по детскому сну Юлия Доманова — о ночных пробуждениях, укачивании и совместном сне

Подпишитесь на рассылку