16 мая, понедельник
Москва
Войти
Где ты живёшь29 октября 2021

«Я живу в единственном свердловском доме-коммуне» Жители «домов-гребенок» Госпромурала – о коллективности и бомжах в подъездах

«Я живу в единственном свердловском доме-коммуне»

По словам жильцов конструктивистского комплекса Госпромурала, они устали писать жалобы в управляющую компанию из-за неблагоустроенных дворов, проблем со старыми коммуникациями и осыпающихся фасадов зданий, разрисованных граффити. Поэтому жители домов на Ленина, 52, 54, решили объединиться, чтобы своими силами реконструировать здания. У этих «домов-гребенок» разные адреса, но технически они являются частями единого комплекса. The Village Екатеринбург пообщался с четырьмя жильцами дома-коммуны о попытках засыпать ямы во дворе кусками асфальта с проспекта Ленина, о воспоминаниях про дворовые кинопоказы с борщом от Николая Коляды и о том, почему они объединились из-за разрушающегося конструктивистского комплекса.

По словам жильцов конструктивистского комплекса Госпромурала, они устали писать жалобы в управляющую компанию из-за неблагоустроенных дворов, проблем со старыми коммуникациями и осыпающихся фасадов зданий, разрисованных граффити. Поэтому жители домов на Ленина 52, 54, решили объединиться, чтобы своими силами реконструировать здания. У этих «домов-гребенок» разные адреса, но технически они являются частями единого комплекса. The Village Екатеринбург пообщался с четырьмя жильцами дома-коммуны о попытках засыпать ямы во дворе кусками асфальта с проспекта Ленина, о воспоминаниях про дворовые кинопоказы с борщом от Николая Коляды и о том, почему они объединились из-за разрушающегося конструктивистского комплекса.

Домгостяжпромурал


Адрес

проспект Ленина, 52, 54

Стиль

конструктивизм

Высота

6 этажей

Количество комплексов

2

Архитектор

Георгий Валенков, Александр Горшков, Евгений Коротков

Год постройки

1930–1937

Назначение

дом-коммуна

Историческая справка

Домгостяжпромурала представляет собой два комплекса жилых домов, построенных на проспекте Ленина, 52 и 54, в 1930—1937 годах. Изначально они представляли собой дома-коммуны с жилыми корпусами различной планировки и зданиями социальной инфраструктуры, которые возвели для жизни более 2 000 инженеров, технических работников и ученых Гостяжпромурала.

Комплекс на Ленина, 54, включал в себя общежитие, которое все еще функционирует, а Ленина, 52, — медицинскую часть со стационаром, поликлиникой и баней, административно-хозяйственный корпус с котельной, актовые залы, библиотеку, столовую, детский сад и ясли. В годы войны часть общих залов преобразовали в жилье для эвакуированных, а другие сменили функционал. Сейчас в помещении бывшего детского сада располагается травматологический пункт. В 2021 году корпус поликлиники передали городскому управлению культуры, чтобы организовать в нем центр с коворкингом и фондохранилище Музея истории Екатеринбурга.

Жилые корпуса расположены торцом к проспекту Ленина, потому что построены по принципу строчной застройки, когда параллельные ряды длинных многоквартирных зданий строили относительно меридиана, а не главной улицы. С внутренней стороны комплекса торцы жилых шестиэтажных корпусов объединены трехэтажными поперечными связками, образуя две гребенки (также применялось название «расческа»).

Согласно архитектурной концепции Домгостяжпромурала, все сооружения комплекса объединены переходами, чтобы, не выходя на улицу, можно было войти в комплекс с одной стороны и выйти с противоположной. Четвертый и пятый дома на Ленина, 54, — единственные жилые здания всего комплекса, которые не соединены надземными переходами с другими домами. А в подвале медицинского корпуса на Ленина, 52, функционировала баня, в которую также можно было попасть по внутренним переходам.

Наружные торцы здания на Ленина, 54, опираются на колонны, образующие ниши со входами в подъезды. Они лишены декора, но со стороны проспекта Ленина украшены квадратными муфтами. На корпусах Ленина, 54, есть другие декоративные элементы — карнизы, лепные изображения серпа и молота, балконные перила. Предполагается, что украшения добавили в связи с изменением отношения к неоклассицизму во второй половине 1930-х.

В комплексах находится несколько дворов. Между поперечными зданиями образуется относительно замкнутый хозяйственный двор, а парадные выходят на проспект Ленина. В одном из них был установлен красный мраморный фонтан, где стояла фигура Мадонны, держащей ребенка на руках.

В жилых помещениях были запроектированы различные планировочные решения. В квартирах на Ленина, 52, внутри корпусов 2, 2а, 3, 3а на четных этажах находились собственные кухни и санузлы, а на нечетных этажах была организована коридорная система с общей кухней и санузлом. А в корпусах 1, 1а, 4, 4а находятся двухуровневые квартиры.

Маша Мехоношина

журналистка


О том, как искала квартиру в Городке чекистов, а в итоге сменила три в домах Госпромурала

Девять лет назад мы с бывшим мужем искали квартиру в центре. Я работаю журналистом и раньше занималась проектами об истории города. Поэтому много знала о Городке чекистов (ранее мы рассказывали о жизни в нем. — Прим. Ред.), но найти квартиру в этом комплексе у нас с мужем не получилось. Тем не менее оказалось, что недалеко находятся и другие конструктивистские здания — дома Госпромурала, в которых продавались квартиры.

В 2013 году мы с мужем купили комнату в коммуналке на Ленина, 54. Она находилась в пятом корпусе, где на каждом этаже расположены всего по две квартиры с пятью комнатами в каждой. Нашим соседом снизу был Николай Коляда. Об этом мы узнали, когда он однажды уехал на летние гастроли, а в это время в его квартире произошла авария с трубами. Никто не мог до него дозвониться, поэтому мы всем подъездом жили несколько месяцев без воды и ждали его возвращения.

Мы с мужем жили в шумном дворе. Окна комнаты выходили на здание общежития Горного университета. Поэтому мы постоянно наблюдали странные истории: то молодежь устраивала драки, то дискотеки с музыкой из восьмерок (ВАЗ-2108 — Прим. ред.). Зимой одни студенты вывешивали пакеты с продуктами из окон, а другие пытались присвоить эти продукты себе. Еще у нашего корпуса находился травмпункт — это тоже специфическое соседство, потому что летом рядом с ним собирались очереди тех, кто выпивал, видимо, отмечая удачно наложенный гипс.

До переезда в дома Госпромурала, я уже снимала несколько квартир, но ни разу не сталкивалась с таким соседским комьюнити, как здесь. Помню, как меня удивило, что в доме есть костяк семей, которые живут здесь уже в третьем поколении. В общем, сам комплекс и его локация мне так понравились, что я успела сменить здесь три квартиры в разных корпусах.

Соседи рассказывали байки о том, что в их детстве в здании был открыт подвал, по которому они ходили гулять до Восточной

О байках про подземные переходы и шкафах в шахте лифта

Спустя полтора года жизни в коммуналке, мы продали нашу комнату и купили квартиру в этом же комплексе. В итоге даже получилось поселиться в соседнем корпусе, на перекрестке Ленина и Бажова. Здесь не было пятикомнатных квартир, только небольшие пространства, которые располагались в длинных коридорах. Наши окна выходили строго на запад и восток. Мне кажется, архитекторы это сделали намеренно — ведь благодаря такому расположению в квартире всегда много света.

Когда мы делали ремонт, заметили большой полый участок за одной из стен. Соседи рассказали, что здесь находилась шахта лифта, поэтому многие сломали стену в этом месте и установили в нише шкафы. Мы с мужем не решались повторить такой эксперимент — вдруг это всего лишь байка.

Среди наших соседей были семьи, которые живут в домах уже не в первом поколении. Некоторые рассказывали, как в детстве подружились во дворе с соседскими детьми, а сейчас уже дружат с ними семьями, часто встречаются и проводят все праздники вместе. Еще соседи делились воспоминаниями из детства о том, что в здании был открыт подвал, по которому они ходили гулять до Восточной улицы. Сама я в нем не была, поэтому, возможно, это тоже просто местная байка.

О бомжах в подъезде

В 2020 году мы с мужем развелись, и я начала искать другое жилье. Денег было немного, поэтому стояла перед выбором: купить в спальном районе квартиру побольше или остаться в центре, но в квартире поменьше. Я выбрала второй вариант, потому что за семь лет привыкла к жизни здесь. Особенно в последние годы, когда начала работать на фрилансе из дома и стала воспринимать как норму, что в любой момент могу сменить обстановку и пойти поработать в кофейне на районе. Еще мне нравится, что в центре я не замечаю проблем с транспортной системой: могу добраться до любой нужной мне точки пешком либо за пару остановок на общественном транспорте.

Сейчас из моей квартиры открывается вид на проспект Ленина, поэтому дома довольно шумно, но к этому быстро привыкаешь. Правда, летом бывает тяжело по вечерам, когда начинается сезон байкеров, с гулом гоняющих по главной улице. В пандемию окно на проспект Ленина заменило мне телевизор — я разглядывала людей, машины, свой университет, бывший УрГУ (сейчас УрФУ. — Прим.ред.).

Сейчас я живу в очень активном корпусе. На почве коммунальных проблем жильцы создали домовой чат, самостоятельно скинулись на замену коммуникаций, потому что устали ждать помощи от управляющей компании. Еще активные жильцы самостоятельно мониторят уборку в подъезде, а в прошлом году благодаря инициативе двух квартир с первого этажа получилось немного благоустроить двор.

Кто-то из соседей выставил на первом этаже шкаф и организовал буккроссинг, а остальные так активно подключились к сбору книг для него, что сейчас в шкафу даже нет свободного места. Я там же внизу оставила коробку для использованных батареек, которые потом сдаю в переработку. А в Новый год мы поставили елку в подъезде и коллективно украсили ее. А еще у нас прошел новогодний конкурс рисунков, в котором участвовали дети жильцов. Все это мы обсуждаем в домовом чате, где постоянно идет общение.

Наш подъезд выходит прямо на проспект Ленина. Дверь уже очень хлипкая, поэтому к нам часто заходят бомжи. Если мы их видим, то списываемся в чате и вызываем социальную службу, изредка полицию. Если я захожу в подъезд вечером и вижу бомжа, то мне страшно подниматься по лестнице одной. В таких случаях я тоже пишу в чат и прошу кого-нибудь проводить меня до квартиры — мне не раз так помогли.

Наверное, мы с соседями могли бы и своими силами отреставрировать весь подъезд, но это неправильно — таким должны заниматься люди, которые за это получают зарплату. К тому же жильцам могут выписать штраф за порчу памятника архитектуры — для проведения любых работ в таких зданиях нужны согласования по многим моментам.

Таисия Злоказова

автодизайнер


О жизни по фэншую и теории расположения киосков с мороженым на проспекте Ленина

В Екатеринбурге наша семья сменила около пяти квартир. Первую родители купили в корпусе дома-коммуны на Ленина, 52, но она быстро стала мала для троих, поэтому ее продали. Затем несколько раз переезжали по съемным квартирам в разных частях города, но в итоге вернулись на прежнее место: в дома Госпромурала, только здание на Ленина, 54. Причин возвращения сюда было несколько: расположение в центре, высокие потолки, которые дают пространству объем, несмотря на маленькую площадь, и автоматическая подписка на хорошую школу для меня — наш дом привязан к Лицею №110 (вошел в рейтинг 200 лучших школ России — Прим. ред.).

Моя семья живет на Ленина, 54, уже около 20 лет. В квартирах этого дома спроектированы очень маленькие кухни, поэтому жильцы либо объединяют их с гостиными, либо покупают квартиры этажом выше и соединяют пространства — это просто, потому что в доме деревянные перекрытия. Мои родители пошли по первому пути, но не сразу. Изначально в квартире долгое время была оригинальная планировка с крохотной кухней и двумя комнатами. В одной из них сохранилась историческая лепнина, а в другой мы несколько лет назад ошкурили стену и оголили оригинальный кирпич.

В детстве я жила в комнате поменьше, а через несколько лет в нее переехали родители. По словам мамы, обмен комнатами был обусловлен фэншуем: мне нужно было переехать на восточную сторону. Помню, как в этой комнате началась моя эпоха интернета, когда мы с папой сидели у ноутбука и вместе выбирали мне аватарку для аськи, а еще помню, как с подругами убирали из этой детской всю мебель, чтобы репетировать танцы для школьных конкурсов напротив большого зеркала.

В школе я училась в одном классе с ребятами из своего двора. А с лучшей подругой мы могли прийти друг к другу в гости без предварительного звонка, а затем пойти гулять рядом с домом, но по сути в центре города. Я с детства заметила: если идти по главной улице от Ленина, 54, до Плотинки, киоски с мороженым стоят ровно на таком расстоянии, чтобы следующий появился в тот момент, когда доешь мороженое, которое купил в предыдущем. Возможно, сейчас некоторые из них убрали.

После школы я изучала промышленный дизайн в УрГАХУ, который известен выпускниками-автодизайнерами, работающими сейчас по всему миру. Однажды к нам на факультет приехал такой и с горящими глазами рассказал, как 20 лет занимается созданием облика тачек — от скетча до настоящей модели. В тот момент я подумала, что хочу так же. Поэтому после бакалавриата поступила во ВШЭ в Москве, где два года изучала автодизайн, а в этом году я вернулась обратно в Екатеринбург. Здесь я набираюсь опыта и учу английский язык, чтобы в будущем начать сотрудничать с компаниями за границей.

В профессии автодизайнера много направлений. Одни специалисты занимаются интерьером, другие — проработкой деталей и так далее. Я специализируюсь на экстерьере автомобилей, сейчас занимаюсь разработкой переднего и заднего бампера в компании Rival, которая поставляет в розницу и оптом — для различных предприятий — бамперы, накладки, багажники и многое другое.

Про кино во дворе с борщом от Николая Коляды

Пока я училась в Москве, мама решила все переделать в квартире, где я выросла: выкинула мои старые вещи, поменяла пол, повесила в моей комнате велосипед деда, на котором больше нельзя кататься, перекрасила стены, которые я после расписала. Сейчас я живу в этой квартире вместе с мамой, а папа переехал в другую.

Родители рассказывали, что раньше в нашем доме было много сотрудников Свердловской киностудии и «Коляда-театра». Поэтому когда мы только переехали, в теплые вечера жильцы часто собирались во дворе: то натягивали белое полотно и смотрели фильмы, то ели из большой кастрюли борщ, который сварил Николай Коляда, чтобы угостить всех желающих. Помню даже, что мы с классом ходили на его постановки в Городке чекистов (в 2004–2006 годах «Коляда-театру» было выделено полуподвальное помещении Краеведческого музея в Городке чекистов. — Прим. Ред.), сидели на деревянных лавках в подвале и смотрели какой-то трэш — было очень круто.

Киоски с мороженым стоят на Ленина так, чтобы следующий встретился в тот момент, когда доешь мороженое, которое купил в предыдущем

В течение нескольких лет я собиралась отреставрировать двор нашего дома. Но на время учебы в Москве пришлось поставить все на паузу. А когда я вернулась в Екатеринбург, то всерьез взялась за проработку этой идеи: собрала миллиард картинок для вдохновения, начала делать наброски и списываться с урбанистами.

Мой папа — юрист и председатель нашего дома. Недавно случайно узнала от него, что жильцы объединились для облагораживания территории и сразу присоединилась к ним — теперь каждый день получаю по сто сообщений из чата. На телефоне даже памяти не хватает для такого количества информации.

Сначала я хотела полностью снести все объекты во дворе и создать пространство заново, но недавно кто-то покрасил заборчик, и я думаю его оставить — в него же теперь вложены сила и время людей. Также останется и столб, на котором много лет назад мои родители установили баскетбольное кольцо, где играли и мы, и наши соседи. Сейчас от него почти ничего не осталось, но его легко можно восстановить. Еще в планах раскидать по двору деревянные и бетонные малые архитектурные формы, установить урны и проложить дорожки. Рабочая сила есть, осталось собрать деньги и решить эти вопросы с управляющей компанией.

О плохой звукоизоляции и граффити на фасаде

Нашему подъезду повезло — несколько лет назад поменяли трубы, но это произошло только после того, как мы завалили управляющую компанию жалобами. Хотя это не должно так работать. Еще в доме плохая звукоизоляция, и если кто-то кричит, то это слышно во всех смежных квартирах. Мы с родителями — неконфликтные соседи, поэтому никогда не ссорились из-за шума с другими жильцами.

В нашем дворе многие знают друг друга по имени и общаются между собой — кроме нас с мамой, мы случайно стали аутсайдерами. Есть даже чат подъезда, но меня и в нем нет. Тем не менее мы всегда готовы прийти на помощь и поддержать беседу с кем-то из соседей.

Здание, в котором мы живем, выглядит очень плохо. Даже косметический ремонт пошел бы ему на пользу. Мне нравятся многие граффити на фасаде, но было бы здорово их почистить, а затем приклеить на здание бумажные постеры, на которых можно ставить теги или делать большие работы без вреда архитектуре.

Когда воспринимала конструктивизм как должное

Мое детство связано с одним районом Екатеринбурга: детский сад, школа и университет — все находилось рядом с домом. Когда с пеленок живешь в центре, где постоянный шум машин и людей, то привыкаешь к этому кипишу и ощущаешь себя в городе безопасно. Еще на остановке, только выходя из автобуса, я начинаю бренчать ключами и ощущать, что уже дома.

В детстве я воспринимала жизнь в конструктивистском комплексе как должное. Дома были высокие потолки, родители большинства друзей из двора были связаны с искусством, я ходила в гости к подруге, которая жила в двухэтажной квартире — все это казалось чем-то нормальным и обычным, как у всех. Это как ментальное здоровье: если к тебе с детства хорошо относятся, то ты начинаешь думать, что так и нужно. Так что да, я с детства знала, что живу в памятнике архитектуры с серпом и молотом на фасаде. Мне это нравилось, но казалось, что так везде, поэтому в этом нет чего-то необычного. Только сейчас я понимаю, что это не так.

Анатолий Афанасьевич

пенсионер


О службе во Владивостоке и переезде в свердловские бараки

Я родился в селе Байкалово и рос там с восьмью братьями и сестрами. Моя мама была домохозяйкой, а папа — управляющим конторами за государственный скот. Он контролировал откорм скота и в годы войны обеспечивал провизией нашу армию.

Когда мне было 15 лет, отец умер на операционном столе от заворота кишок. Я тогда заканчивал школу и устроился на завод учеником токаря. Через три года меня призвали в армию и отправили во Владивосток, куда пять дней ехал в товарных поездах. Я служил в Порт-Артуре, даже получил медаль Советско-китайской дружбы за то, что помогал обучать китайцев управлять реактивными самолетами. При этом китайский язык я за то время так и не выучил.

После службы я отправился в Свердловск, где жил в бараках на ВИЗе вместе со своей старшей сестрой. Как и другие дембели, я поступил в колледж имени Ползунова и после него получил направление на завод Уралэлектроаппарата (сейчас Уралэлектротяжмаш. — Прим. ред.), где контролировал эксплуатацию электрических печей. А в 1956 году я женился, и через год у нас родился сын.

О партийной работе

К 1973 году у нас с женой было уже два ребенка, поэтому мы начали искать квартиру побольше: гуляли по центру и искали дом, который нам приглянется. Ну и, конечно, пытались найти место недалеко от ее работы — Водоканалпроекта, здание которого находится на Восточной.

Со временем мы нашли трехкомнатную квартиру на Бажова. Она находится в очень удобном микрорайоне: детский сад во дворе, а до работы мы с женой могли оба ходить пешком.

Главный минус дома в том, что все старое

К 1989 году я уже работал начальником тыла в органах внутренних дел по Свердловской области, где занимался содержанием всех зданий УВД. Помню, как 1 октября 1989 года ушел в отставку с мыслями о том, что теперь буду отдыхать или найду спокойную работу, где можно просто переворачивать бумажки. На деле, 17 октября меня избрали председателем Всероссийского добровольного пожарного общества по Свердловской области, и я организовывал противопожарные работы на предприятиях и в разных учреждениях: мы проверяли сигнализации, снабжали здания рукавами и огнетушителями.

Окончательно на отдых у меня получилось уйти только когда мне было уже 72 года, потому что в 2006 году у меня родился внук. Сначала было скучно, но со временем я привык. После рождения внука мы с женой Луизой решили поменяться квартирами с детьми, ведь у нас было два балкона и в целом больше места. Поэтому с 2007 года они живут в нашей квартире на Бажова, а мы с женой переехали в их квартиру в домах Госпромурала, которую покупали дочери.

Изначально мы с Луизой покупали квартиру детям ближе к нам, чтобы жить недалеко и всегда оперативно прийти на помощь. А сейчас скорее детям удобнее, что я живу рядом. Например, во время самоизоляции мой внук сам приносит мне продукты из магазина.

О деревянных перекрытиях и сломанном домофоне

Главные минусы дома в том, что все старое: перекрытия между этажами деревянные, поэтому очень хорошо слышно все звуки соседей; вентиляционные коммуникации плохо работают, поэтому можно понять, чем обедал сосед этажом ниже. Раньше в подъезд часто забирались бомжи, но в последнее время я их не видел.

Еще у нас постоянно отключается домофон и приходится сбрасывать ключи из окна, чтобы кто-то смог попасть ко мне домой. Непонятно, что делать в случае, если внизу будет стоять не внук, а, к примеру, скорая.

Вера Кузнецова

пенсионерка


О переезде в Екатеринбург и письме в защиту Ельцина

Я выросла в Михайловске, на юге Свердловской области. Мой отец умер, когда я родилась, а мать тяжело заболела, когда мне исполнилось 10 лет. После школы моя подруга поехала в Свердловск, чтобы поступать в УПИ (сейчас УрФУ. — Прим.ред.), а я отправилась с ней за компанию и в итоге попала на инженерно-экономический факультет. За время учебы специальность даже понравилась, а после окончания меня распределили в Научно-исследовательский институт в Свердловске. В нем я 13 лет работала инженером и занималась экономией топливно-энергетических ресурсов в цветной металлургии СССР: помогала утилизировать тепло, которое появляется из-за горячих газов, выделяемых на производстве. Это нужно делать, чтобы не затопить соседнюю улицу и не повлиять на окружающую среду негативно.

Когда началась перестройка, я ушла с работы в коммерческий сектор. В то время я была ярой ельцинисткой и участвовала в демонстрациях за Бориса Николаевича. Помню, как с друзьями даже написали коллективное обращение к партии в газету «Советская Россия», где указали, что Ельцина незаслуженно много и несправедливо критикуют. Чтобы отправить само письмо, нужно было оставить чьи-то данные и адрес. Всем было страшно это делать из-за рассказов родителей о репрессиях. Тогда свой адрес оставила я — все равно только снимала квартиру и не была в ней прописана. В итоге со мной ничего плохого не случилось, а спустя время по почте даже пришел ответ из газеты — правда, это была лишь дипломатичная отписка с благодарностью за само письмо.

После открытия Ельцин Центра я даже прошла курс экскурсоводов и собиралась работать в музее. Но передумала, потому что когда заново все проанализировала, то разочаровалась в политике Ельцина. Мое опьянение свободой, вседозволенностью и гласностью было невероятным кайфом в молодости, а теперь я вижу свою маленькую пенсию и понимаю, что нашу великую страну уничтожили. Так же говорит в своей программе Владимир Соловьев. Да, может быть, в Советском Союзе не было колбасы, но нельзя жить ей одной — мы были первые в балете, спорте, космосе. Теперь такого нет.

Как впервые увидела дом-коммуну и встретила будущего мужа в «Одноклассниках»

Я живу в Екатеринбурге с 1974 года — сначала в общежитиях и съемных квартирах, а в 1988 году купила свою квартиру на Мичурина — простояла в очереди девять лет и отдала за ремонт все накопленные деньги, которые государство перечисляло мне до совершеннолетия в связи с тем, что я росла без отца. После покупки квартиры я сразу перевезла к себе из Михайловска мать и бабушку, чтобы ухаживать за ними. Мы прожили там 18 лет, пока я не поняла, что устала от жизни на первом этаже из-за уличных животных и людей под окнами, поэтому стала искать новую квартиру. Один из вариантов, который мне показал риэлтор, была квартира на Ленина, 54. Совпало, что до этого я много лет ежедневно ходила на работу мимо домов Госпромурала. Но впервые узнала о них еще во время первого визита в Свердловск. Тогда мы с одноклассницами приехали, чтобы подать документы в институт — и пришлось остаться на ночь у родственницы одной из моих подруг. Она жила в том же доме и подъезде, где теперь живу я, только на этаж ниже.

В жизни у меня было три мечты: научиться плавать, выучить английский язык и иметь трехкомнатную квартиру — все хотя бы частично, но осуществилось. Помню, что все мои знакомые говорили: «Ну, ты крутая», когда узнавали, что я живу на Ленина, 54. В глубине душе я и сама гордилась, что приехала в Свердловск девочкой из маленького города в регионе, а когда выросла, стала жить на главной улице города.

Я всю жизнь строила вокруг заботы о своей маме, поэтому и не смогла устроить личную жизнь

Но сначала после переезда в дом Госпромурала я стала думать, что совершила ошибку: я жила с бабушкой и матерью — инвалидом первой группы, их нужно было водить в больницу и в подъезде практически нести на себе шесть этажей. Тогда мне было 50 лет и я думала, что для меня самой такой подъем будет простым всегда, но ошиблась.

Семь лет назад мать умерла, и я решила сделать из квартиры конфетку — обустроить ее так, как мне хочется. До этого я всю жизнь строила вокруг заботы о своей маме, поэтому и не смогла устроить личную жизнь. Только два года назад в «Одноклассниках» я встретилась со своим будущим мужем, но он быстро заболел и уже в прошлом году я его похоронила.

Соседка рассказала, что раньше в моей квартире долгое время находилась коммуналка. Я убрала из нее все деревянные окна и советские линолеумы, обустроила два балкона: один из них выходит на запад, а другой на восток. И в целом сделала квартиру яркой и современной. На стенах теперь однотонные обои, чтобы вешать картины и фотографии, создавая эффект музейности. Например, сейчас висят репродукции моего любимого художника Николя Рериха. Я в целом люблю искусство и яркие цвета во всем. На пенсии я даже пять лет работала костюмером по головным уборам в Театре музыкальной комедии — отвечала за целый фонд театра с разными шляпами, созданными с 1934 года.

О том, как за одну ночь из двора исчез железный забор

В 1974 году казалось, что в домах Госпромурала живут какие-то необыкновенные и особенные люди: территория была ухоженной, двор был закрытым и вдоль проспекта Ленина стояла железная решетка — соседи рассказали, что она исчезла в 1990-х за одну ночь.

Я хорошо изучила современную территорию у своего дома после того, как подобрала с улицы собаку Клепу и начала с ней везде гулять. Сейчас вижу, что в центре Екатеринбурга мы живем хуже, чем в деревне: последний ремонт фасада был в 2009 году, управляющая компания практически не убирает в подъездах и дворе, вокруг дома отвратительный асфальт: одни ямы и лужи. Когда на проспекте Ленина велись дорожные работы, я пыталась уговорить их подрядчика положить в наши ямы куски снятого старого асфальта, чтобы залатать дорогу самостоятельно, раз этим не занимается управляющая компания.

Мечтаю, чтобы уникальный городок Госпромурала возродился, принес новую славу Екатеринбургу и стал точкой притяжения туристов. А я готова помогать этому всеми силами.

Читайте там, где удобно


Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Места

Новое и лучшее

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

Уехавшие айтишники — о причинах переезда, утечке мозгов и будущем индустрии

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Первая полоса

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена Почему сейчас?
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
Почему сейчас?

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться Объясняют психолог и психиатр
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Объясняют психолог и психиатр

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России И что будет, если ее правда объявят
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
И что будет, если ее правда объявят

Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»
Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»
Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»

Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией
В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией
В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»
В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена» Редакторы The Village попытались записаться на показы
В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»

В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»
Редакторы The Village попытались записаться на показы

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней
Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней
Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам
«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам Которые едут в Европу
«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам

«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам
Которые едут в Европу

Как дела, как дела? Это новый автозак
Как дела, как дела? Это новый автозак Реакция твиттера на будущие «комфортные» автозаки
Как дела, как дела? Это новый автозак

Как дела, как дела? Это новый автозак
Реакция твиттера на будущие «комфортные» автозаки

«Поездка на дачу отменяется»
«Поездка на дачу отменяется» Собрали кадры с майским снегопадом в Москве
«Поездка на дачу отменяется»

«Поездка на дачу отменяется»
Собрали кадры с майским снегопадом в Москве

Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»
Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу» Великий американский писатель — о своем новом романе, автофикшене и Дэвиде Фостере Уоллесе
Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»

Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»
Великий американский писатель — о своем новом романе, автофикшене и Дэвиде Фостере Уоллесе

Уехавшие айтишники — о причинах переезда, утечке мозгов и будущем индустрии
Уехавшие айтишники — о причинах переезда, утечке мозгов и будущем индустрии
Уехавшие айтишники — о причинах переезда, утечке мозгов и будущем индустрии

Уехавшие айтишники — о причинах переезда, утечке мозгов и будущем индустрии

Пожелание здоровья от Жириновского и 450 писем в Госдуму за день
Пожелание здоровья от Жириновского и 450 писем в Госдуму за день Как появился проект «Приемная», помогающий достучаться до власти
Пожелание здоровья от Жириновского и 450 писем в Госдуму за день

Пожелание здоровья от Жириновского и 450 писем в Госдуму за день
Как появился проект «Приемная», помогающий достучаться до власти

Подпишитесь на рассылку