Как я сходила на благотворительный пикник в психоневрологический интернат Художница Катрин Ненашева сходила на вечеринку для воспитанников ПНИ и рассказала о том, что увидела

Как я сходила на благотворительный пикник в психоневрологический интернат

В психоневрологических интернатах Москвы живут около 10 тысяч человек, многие из которых попали туда из детских домов, где им были поставлены диагнозы, связанные с «умственной отсталостью». Правда, такое диагностирование часто очень неточно и не учитывает несовершенство педагогических и образовательных практик в детских домах.

ПНИ остаются закрытыми от остального мира учреждениями: несмотря на то что в теории их обитатели имеют право свободно передвигаться по городу, на деле в учреждениях действуют строгие пропускные режимы. Активистка и художница Катрин Ненашева сходила на вечеринку, которую волонтёры благотворительных организаций устроили для жителей одного из московских ПНИ, и рассказала
The Village о том, что она увидела.

Текст и фотографии

катрин ненашева

Эпизод 1

«Как ты думаешь, дождь пойдёт? Или, может, ливанёт да перестанет? Ну, не сахарные — не растаем», — Миша ходит туда-сюда по пустой гостевой комнате психоневрологического интерната. Скоро здесь соберутся волонтёры для подготовки воскресного пикника. Что-то подобное случается в интернате редко: для вечеринки нужен повод, а поводов здесь не бывает. Все дни одинаковые, без дат и отметок.

Мише 30 или 40, а может, где-то посередине — значения не имеет.
В психоневрологическом интернате он уже семь лет: «Примерно семь, а может, и больше. Меньше тоже может быть, но в целом — одинаково, одинаково».
По вечерам Миша смотрит телевизор, качается на кровати и, когда погода позволяет, ходит гулять во двор. Здесь все так делают, если могут ходить.

Мне кажется, я где-то уже видела Мишу: улыбчивый дядька в серой футболке, любит поговорить и иногда шутит, голос чуть прокуренный, жесты резковатые, электронные часы на запястье. Когда приходишь во взрослый интернат, поначалу всегда кажется, что многих из этих людей ты обязательно где-то слышал, помнил, встречал: лица и повадки типичных жителей городов и мегаполисов автоматом монтируют кадры. Вот и Мишу я как будто уже где-то видела — ехала с ним в троллейбусе в прошлую пятницу или стояла в очереди за сигаретами в «Пятёрочке». Это был он, такой же точь-в-точь, только на свободе — в зоне «нормальности».

— Миша, извините. Рада с вами познакомиться. Извините, Миша, но как мне спросить про ваш диагноз?

— А нам не говорят, мы его обычно не знаем, — отвечает Миша, — но я свой — знаю.

Скрипит дверь. Мимо нас проходит сотрудница интерната. Её белый халат с красной полоской наводит на меня жуткую тоску, и глаз на несколько секунд тонет в углублении жёлтой обшарпанной стены.

— А я свой — знаю, — громко повторяет Миша и смотрит мне в глаза. — Средний, у меня средний! Бываю вспыльчивый, а бываю нет.

— То есть вспыльчивость — ваш диагноз?

— Да, да. Но скоро меня ненадолго выпустят, и я поеду в Крым в отпуск с мамой, я там вырос.

Где-то за стенами звенят ложки и голоса: возможно, кто-то смеётся.

— А как вы воспринимаете историю с Крымом?

— Отвратительно. Хорошо, что его присоединили к России, потому что на Украине война постоянно, по телевизору это показывают. Как-то тоже не хочется, чтобы война. Так что я рад. Мы поедем в отпуск, и мне наконец отдадут в интернате мой паспорт. Как в жизни без паспорта, вдруг понадобится?

— А можно я спою, вы не против? Я люблю петь, — в комнату заходит высокий голубоглазый парень лет тридцати, он становится посередине комнаты и затягивает: «Море-море — мир бездонный, пенный шелест...» Нравится? Меня зовут Гриша, а вас тоже Марина?

Гриша не улыбается, взгляд его скорее сосредоточенный, иногда острый.
На протянутую руку он отвечает касанием за плечо. Гриша — шизофреник, он сам так себя называет. Знает несколько языков, много читает. Когда поёт — подставляет ко рту сжатый кулак — как микрофон.

— Не так громко, ты забыл? Тихий час ещё, — одёргивает Гришу сотрудница интерната из-за спины. По расписанию после обеда в ПНИ настоящий тихий час: взрослых и при этом часто физически активных людей нужно куда-то девать, а две санитарки на каждое отделение редко успевают за всем следить, что там говорить про какие-то занятия. Поэтому в дневное время люди здесь просто сидят на кроватях, смотрят телевизор, спят. И повторяют эти действия одно за одним в бесконечной степени повторений.

Эпизод 2

— Когда я училась за границей, я работала в фастфуде, это что-то типа «Макдоналдса». Сейчас я вас всех научу делать правильные чизбургеры, — волонтёр-психолог Алёна раскладывает зелень и кунжутные булочки на широком столе в интернатовской беседке. — Как вы думаете, что входит в состав чизбургера?

— Сыр, мясо, колбаса, — сразу же откликается Миша.

— А что ещё?

— Не знаю, я этого всего не понимаю и не умею.

По словам волонтёров, фразу «не умею» жители интерната произносят часто.
На самом деле многие из них рисуют, вышивают, вяжут — просто учатся этому сами и не воспринимают свои навыки всерьёз. В ситуации изоляции и отсутствия самореализации гораздо проще соглашаться со своей навязанной необучаемостью и отсутствием талантов — а иначе совсем невыносимо.

Санитарки по очереди приводят подопечных к беседке. Готовить смогут не все. Больше всего свободы сегодня у Стёпы и его друга Виталика: они живут в другом интернате, и им удалось добиться свободного выхода. Стёпе скоро 30, и всю свою жизнь он провёл в разных учреждениях — вот его основной диагноз. Сначала Дом ребёнка, потом ДДИ (детский дом-интернат), потом Стёпу лишили дееспособности и отправили на пожизненное — в психоневрологический.
При этом в самом интернате Стёпа долгое время работал на кухне, получал тысячу рублей, не раз проходил медицинские комиссии, но, по мнению сотрудников интерната, своё отсутствие самостоятельности Стёпа продемонстрировал покупкой телевизора к себе в комнату — «чтобы смотреть футбол». Полностью освободиться из учреждения он пока не может, но возможность выходить в город считает большой удачей.

— Вас, наверное, поближе подвинуть?

— А мы не будем вам мешать?

В беседку привозят Свету и Инну. Инна передвигается на коляске, живёт в отделении милосердия и активно пользуется соцсетями. У неё была мама, но с мамой разошёлся муж, а мама разошлась с Инной, отправив её в психоневрологический интернат.

У Инны спинная грыжа — так получилось при рождении. Инна не вылезает из цветастых бабушкиных халатов, потому что другой одежды в интернате не выдают, а мама навещает редко. Только Инна может подсказать, как правильно ухаживать за Светой. Они подружки, обе самостоятельно не двигаются — попробуй здесь не сдружись. Свете 22, она не говорит — только кивает и дёргает скрюченными руками. У Светы ДЦП, она сирота. Как рассказывают волонтёры, однажды Свету разыскала сестра — «приехала, поплакала, и больше её никто никогда не видел».

Света много улыбается и выговаривает единственное слово: «Нармана». На Свету постоянно натягивают детскую панамку,  которая то и дело сваливается на лицо и будто бы служит напоминанием того, что Света есть и к Свете надо подходить — поправить панаму, вывести из темноты, потому что сама она об этом попросить никак не может. У Светы, как и у многих в интернате, гниют зубы — санитарки забывают об элементарных гигиенических процедурах: таких, как Света, лежачих и неговорящих, в отделении десяток, на каждого рук и времени опять-таки не хватает.

Инна и Света сидят у края стола — Инна улыбается и внимательно наблюдает за приготовлением чизбургеров, а Света мигает глазами, полулёжа в кресле.

— Вот, я же могу, ты только посмотри, — Саша ровными кружками нарезает огурцы. — Видишь как?

Саше уже больше 30, ростом он с 15-летнего подростка. У него ёмкий словарный запас, хорошие манеры и умственная отсталость: много-много лет назад в детском доме он не ответил на какие-то вопросы про кубики и цвета или вёл себя слишком «буйно» (так стандартно характеризуют детей в сиротских учреждениях при постановке диагноза «умственная отсталость»), за что и платит до сих пор.

— Нельзя, Саше нельзя, заберите у него нож, пусть стоит и смотрит! Пусть… пусть складывает булки, — в беседку встревает очередная сотрудница с красной полоской на белом халате. — А этих посадите на лавках, пускай ждут.

Рядом с беседкой возникает группа мужчин и женщин, укутанных в пижамно-халатные ткани. Кому только исполнилось 18, кто уже с седыми висками, кто улыбается, кто устал, кто безразличен, кто напряжён — здесь не различишь ни диагноза, ни точного возраста. Ровным рядом девушки-дедушки усаживаются на лавках вокруг беседки — им запрещают в неё заходить. Остаётся только переглядываться и ловить вспышки камеры. На внимание к себе некоторые здесь реагируют мгновенно, ведь их редко снимают, а своих фотографий кто-то не видел уже пару лет.

— Анна Михайловна, приятно, — я жму тёплую крепкую руку черноволосой женщины лет 55. Снова кажется, что мы где-то виделись — помните, столкнувшись случайно на рынке, вы вместе с моей бабушкой обсуждали очередную выходку соседей сверху, а потом, спустя месяц, вы пришли на выпускной с огромным букетом вонючих лилий к своему внуку — мы с ним выпускались вместе из школы. Вы же будете резать зелень?

— Порежу, конечно. И давай мне свои вещи, а то раскидала где ни попадя, потом не найдёшь, и что делать будешь? Внимательность — это главное: к себе и к тем, кто оказывается рядом. Всякое могут отмочить.

Эпизод 3

— Подождите, подождите! Мы ещё не едим! Осталось чуть-чуть!

За столами вокруг беседки собрались десятки интернатовцев. Руки тянутся за бутербродами, салатом, стаканами с колой. По словам жителей сразу нескольких московских интернатов, в теории их кормят примерно на 150 рублей в день, но на поверку выходит что-то около 70: «получатели социальных услуг» — а именно так официально называют жителей ПНИ — часто едят каши и булки на завтрак, обед и ужин.

— Свадьба! — кричит один из вновь пришедших по имени Антон. — Горько!

— Почему свадьба-то?

— Ну, похоже. А какие ещё бывают праздники? Свадьба и Новый год. У нас вот тоже как праздник.

— Это же ресторан! Мы в ресторане, честное слово! Большой-большой ресторан! — смеётся одна из девушек-дедушек.

Наконец стол накрыт. Все активно принимаются за чизбургеры и салаты.

— Вечеринка началась, ура! — громко говорит Антон, запивая помидор колой.

— Ребята, гляньте все сюда! Улыбочку, ну! — кричит сотрудница интерната, размахивая телефоном. — Я вас фотографирую!

Сидящие за столом одновременно поворачиваются и машут сотруднице.

— Знаете, что самое главное? Вы теперь умеете готовить как в «Макдоналдсе»! — говорит волонтёр Алена, присаживаясь за стол.

— Правда что ли? Прямо так же, как и они? — живо откликается Виталик.

По утверждению бывших интернатовцев, многие подопечные хотят и могут работать — некоторые, как Стёпа, и делают это, помогая санитаркам, поварам, уборщицам. Правда, вместо положенных четырёх-пяти часов они работают больше восьми и получают при этом 1 000–1 500 рублей, отдавая учреждению проценты от зарплаты за проживание (плюс к процентам от пенсии). Работа в городе могла бы стать для нынешних интернатовцев реальным шансом на здоровую социализацию и возвращение себе дееспособности, но программы по сопровождаемому трудоустройству подопечных ПНИ пока не продвигаются.

— Вот у кого сегодня праздник, так это у Алисы, — шепчет волонтёр Люба, кивая на низкорослую девушку в длинном голубом сарафане. — Её сегодня со мной первый раз отпустили в город, представляешь.

У Алисы бегающие глаза, фарфоровая кожа, синдром Дауна и «что-то ещё» — что именно, знают только медики и вряд ли когда-то кому-то скажут. Алиса не умеет говорить: только мычит и укает, поджимает губы и часто меняет выражение лица.

— Вообще, интернаты не должны иметь жёсткой пропускной системы, получатели услуг могут выходить за пределы учреждения. Но на деле всё оказывается иначе, и у многих здесь вообще нет возможности выйти за ворота. Для чего это делается? Скорее всего, чтобы те, кто здесь живёт, не рассказывали лишнего, не выносили какие-то истории за пределы интерната, — рассказывает волонтёр Алена.

— Ну всё, поели? Заканчивается вечеринка, давайте потихоньку собираться, — командует одна из сотрудниц в белом халате с красной полоской.

— А может, споём напоследок? Как не спеть? — отзывается голос в дальнем углу стола. — Ра-а-а-скудрявый клён зелёный, лист резной…

Песню вяло подтягивают несколько хлипких голосов, которым вторит шелест одноразовой посуды.

— Когда мы поём — это будто тишина говорит, и ничего не слышно всё равно, — машет рукой одна из девушек-дедушек и уходит из-за стола.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Как и зачем художница Катрин Ненашева гуляет по городу, привязанная к кровати
Как и зачем художница Катрин Ненашева гуляет по городу, привязанная к кровати The Village провёл один день с акционисткой, которая изучает практики наказаний
Как и зачем художница Катрин Ненашева гуляет по городу, привязанная к кровати

Как и зачем художница Катрин Ненашева гуляет по городу, привязанная к кровати
The Village провёл один день с акционисткой, которая изучает практики наказаний

Тэги

Новое и лучшее

Эксклюзив The Village: Запрет на выезд из России можно проверить на черном рынке

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Криптовалюта — все еще удобный способ вывода денег. Варианты для уехавших

Евгений всюду ищет мины

Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды

Первая полоса

На трибьют-концерте украинской группы «Валентин Стрыкало» в Москве ожидается облава

Об этом рассказали знакомые «Стрыкало»

Куда можно улететь из России прямым рейсом? Ассоциация туроператоров России собрала все варианты

Уехали в Грузию? А теперь помогите местным фондам, шелтерам и приютам
Уехали в Грузию? А теперь помогите местным фондам, шелтерам и приютам Как — читайте в гиде The Village по волонтерству
Уехали в Грузию? А теперь помогите местным фондам, шелтерам и приютам

Уехали в Грузию? А теперь помогите местным фондам, шелтерам и приютам
Как — читайте в гиде The Village по волонтерству

Петербургский оппозиционный бар «Фогель» опять закрыли. Кто на него пожаловался?

Субботу официально признали выходным днем в Петербурге. Что это значит? 

Skillbox Limited проводила массовые сокращения и называла это «естественным оттоком»

На компанию впервые подали в суд за увольнение

Как отреагировали коллеги Алексея Коростелева на его увольнение с «Дождя»

А также что сказал главред телеканала Тихон Дзядко и сам Коростелев

Архсовет разрешил построить 400-метровую башню у Москва-Сити

Как будет выглядеть новый небоскреб?

На Авито нашли противотанковые бетонные пирамиды — их ставят на границе с Украиной

Проверьте, доставляют ли их в ваш город

Цена за тетрадь Бродского, которую он вел во время ссылки, подскочила до 500 000 рублей на аукционе

Показываем, как выглядят рисунки из этой тетради

Первое дело за высказывание о взрыве Крымского моста – против учителя из Сыктывкара. Что он написал?

Замдиректора московской школы донесла на учеников за «пропаганду ЛГБТ»

Что теперь грозит школьникам?

Крупнейший сайт с фанфиками Фикбук будет следовать новому закону о запрете «ЛГБТ-пропаганды»

Почему?

Последнее слово Ильи Яшина*. Редакция считает важным опубликовать эту речь целиком

(*признан властями иностранным агентом)

«Мандарины и тушенка»: Ночлежка устраивает сбор новогодних подарков для бездомных людей

Какие вещи нужны больше всего и куда их приносить?

«Мы потеряли возможность открыто говорить о себе»: «КилькоТ-Действие» запустил кампанию в поддержку ЛГБТ-людей

Вы тоже можете прислать свою историю

Генпрокуратура заявила СК, что россиян нельзя экстрадировать по статье о «военных фейках»

Почему?

От гениальных рюмочных до гигантских фуд-холлов: 12 петербургских открытий 2022 года
От гениальных рюмочных до гигантских фуд-холлов: 12 петербургских открытий 2022 года Бар «Витя», кабаре «Шум», Московский рынок и инклюзивный «Вход с улицы»
От гениальных рюмочных до гигантских фуд-холлов: 12 петербургских открытий 2022 года

От гениальных рюмочных до гигантских фуд-холлов: 12 петербургских открытий 2022 года
Бар «Витя», кабаре «Шум», Московский рынок и инклюзивный «Вход с улицы»

Россия попала в мировой топ-5 по числу новых случаев ВИЧ

Какие еще страны оказались в этом рейтинге?

Как стать волонтером в Ереване
Как стать волонтером в Ереване И помогать пострадавшим от войн, подросткам, эмигрантам из России и экологам
Как стать волонтером в Ереване

Как стать волонтером в Ереване
И помогать пострадавшим от войн, подросткам, эмигрантам из России и экологам

Что делать в Алматы и Астане? Выпуск № 3, декабрь
Что делать в Алматы и Астане? Выпуск № 3, декабрь Отправлять обогреватели в Экибастуз и слушать Pompeya
Что делать в Алматы и Астане? Выпуск № 3, декабрь

Что делать в Алматы и Астане? Выпуск № 3, декабрь
Отправлять обогреватели в Экибастуз и слушать Pompeya

Редакция выражает солидарность с телеканалом «Дождь». Их запрет в Латвии необоснован

Поступать по совести важнее, чем просто казаться «последовательным»

Вы уехали всей семьей. Как устроить ребенка в школу или детский сад?
Вы уехали всей семьей. Как устроить ребенка в школу или детский сад? В Турции, Грузии, Армении и Сербии
Вы уехали всей семьей. Как устроить ребенка в школу или детский сад?

Вы уехали всей семьей. Как устроить ребенка в школу или детский сад?
В Турции, Грузии, Армении и Сербии

Что делать в Москве и Питере в декабре?
Что делать в Москве и Питере в декабре? Успеть на выставку Саши Мадемуазель и помогать «Дому с маяком»
Что делать в Москве и Питере в декабре?

Что делать в Москве и Питере в декабре?
Успеть на выставку Саши Мадемуазель и помогать «Дому с маяком»

В Москве могут ликвидировать востоковедную Библиотеку имени М. А. Волошина

Кто в этом виноват?

Цены на мандарины в Петербурге выросли более чем на 50%

Почему подорожали цитрусовые?

Какую погоду стоит ожидать в Москве, Петербурге, Тбилиси, Ереване и Белграде на этой неделе

Доброго понедельника!

Силовики под видом покупателей на «Юле» задержали москвича и отвезли в военкомат

Где он сейчас?

Матвиенко предложила оснастить все сельские клубы баянами и гармонями за госсчет

Сколько это может стоить?

В челябинском детсаду попросили не одевать детей в Бэтмена на новогодние утренники

И предложили альтернативу

Жительницу Казани оштрафовали за плакат «Я люблю своего папу»

В отделе полиции силовики издевались над девушкой

Как лейтенант КГБ спал с мужчинами, а затем пытался сдать их начальству
Как лейтенант КГБ спал с мужчинами, а затем пытался сдать их начальству Отрывок из книги «Закрытые. Жизнь гомосексуалов в Советском Союзе»
Как лейтенант КГБ спал с мужчинами, а затем пытался сдать их начальству

Как лейтенант КГБ спал с мужчинами, а затем пытался сдать их начальству
Отрывок из книги «Закрытые. Жизнь гомосексуалов в Советском Союзе»

Глава СК Бастрыкин получил премию «юрист-правозащитник года»

Угадайте, какую премию получил чиновник из «ДНР»?

Сайты Elle, Elle Girl и Elle Decoration прекратят работу

Как Паша Техник раз за разом выбирает смерть, потому что хочет жить вечно

Как Паша Техник раз за разом выбирает смерть, потому что хочет жить вечноПолная история

Как Паша Техник раз за разом выбирает смерть, потому что хочет жить вечно

Как Паша Техник раз за разом выбирает смерть, потому что хочет жить вечно Полная история

Московские рестораны из списка Michelin не смогут подтвердить свой статус в 2023 году

Смогут ли они упоминать об уже полученных звездах?

Полицейские силой забрали студентов Финашки из общежития в военкомат

Где они находятся сейчас?

Театр в ДНР украл пьесу у ижевского драматурга
Театр в ДНР украл пьесу у ижевского драматурга Директор считает, что отказ дать права — это «геноцид детей Донбасса»
Театр в ДНР украл пьесу у ижевского драматурга

Театр в ДНР украл пьесу у ижевского драматурга
Директор считает, что отказ дать права — это «геноцид детей Донбасса»

«Счастлив это рвать»: В Хабаровске уничтожили книги, «пропагандирующие ЛГБТ»

Что говорят об этом сами активисты?

«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны
«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны И сериале Netflix про коррупцию в ФИФА
«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны

«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны
И сериале Netflix про коррупцию в ФИФА

Эксклюзив The Village: Библиотеки прямо сейчас прячут от читателей книги иноагентов

Их уже нельзя заказать онлайн и взять на месте

В России появятся казачьи факультеты

Какие предметы будут изучать студенты новых направлений?

10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года
10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года Очереди в Sangre Fresca, атмосферная «Библиотека» в Переделкине и Amy на месте Saxone + Parole
10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года

10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года
Очереди в Sangre Fresca, атмосферная «Библиотека» в Переделкине и Amy на месте Saxone + Parole

Бар в Петербурге уволил официанта, который носил жетон с символикой ВСУ

Как быстро отреагировало руководство заведения и при чем тут «Мужское государство»?

Официанты и бармены остались без работы

Почему сейчас ресторанному бизнесу не нужны новые сотрудники?

И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?
И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24? «Восемь. Донбасских. Лет», истории об аутизме и автофикшн Эми Липтрот
И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?

И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?
«Восемь. Донбасских. Лет», истории об аутизме и автофикшн Эми Липтрот

Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь
Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь Смотреть квир-кино, слушать группу «Интурист» и дарить новогодние подарки детям беженцев
Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь

Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь
Смотреть квир-кино, слушать группу «Интурист» и дарить новогодние подарки детям беженцев

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?Харьков, каминг-аут, лесопилка и хейтеры

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?
Харьков, каминг-аут, лесопилка и хейтеры

Можно ли отказаться идти на войну через суд?

Собрали все известные случаи

Как пытают в Москве?

Как пытают в Москве?Можно ли вообще добиться правосудия? Исследование «Команды против пыток» и The Village

Как пытают в Москве?

Как пытают в Москве? Можно ли вообще добиться правосудия? Исследование «Команды против пыток» и The Village

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь Изучать коррупцию и ездить на велосипеде
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь
Изучать коррупцию и ездить на велосипеде

Какие фильмы поддержит Минкульт в 2023 году в первую очередь

У метро «Проспект Просвещения» в Петербурге появился шар, который подозрительно похож на фигуру с Alibaba

Показываем куски манги «Человек-бензопила»

Показываем куски манги «Человек-бензопила»Петр Полещук выясняет: это безумный слэшер или религиозная притча?

Показываем куски манги «Человек-бензопила»

Показываем куски манги «Человек-бензопила» Петр Полещук выясняет: это безумный слэшер или религиозная притча?

Совфед одобрил закон о запрете митингов у зданий органов власти и церквей

Сотрудники склада Ozon в Подмосковье заболели менингитом. Госпитализировано более 10 человек

Совфед одобрил пакет законов о запрете «пропаганды» ЛГБТ, педофилии и смены пола в кино, книгах, рекламе и СМИ

Сырки «Б. Ю. Александров» вернутся на прилавки

Popcorn Books больше не издают и не продают квир-книги. Завтра последний день, когда их можно купить

«За него все подписали и теперь везут в военную часть в Твери». Данила Шершева из «Кружка» забрали в армию