20 сентября, понедельник
Москва
Войти

«Между мужчиной и женщиной»: Что значит быть интерсексом Интерсекс-асексуал из Екатеринбурга — о школьном буллинге, асексуальности и мизогинии

«Между мужчиной и женщиной»: Что значит быть интерсексом

Чаще всего акушеры безошибочно определяют пол ребенка сразу после рождения. И пенис, и клитор формируются из одной и той же эмбриональной ткани — полового бугорка. Если длина отрезка не менее 2,5 сантиметра, то ребенка относят к мальчикам, если не более 1 сантиметра — то к девочкам. Но есть люди, половые органы которых находятся в промежутке между двумя значениями. По статистике ООН, с интерсекс-вариациями — то есть половыми признаками, которые не совпадают с типичным определением мужского или женского тела — рождаются от 0,5 до 1,7 % людей.

Обычно в таких ситуациях врачи проводят так называемую «нормализующую операцию», чтобы избавиться от «ненормальных» черт и привести гениталии к мужскому или женскому внешнему виду. Однако в будущем интерсекс-люди часто встречаются с проблемами в гендерной идентичности и принятии себя. Многие узнают о своих особенностях уже в зрелом возрасте. Первой и единственной страной, где запретили вмешательства для изменения анатомии половых органов без осознанного согласия пациента, в 2015 году стала Мальта.

The Village пообщался с Виктором, интерсексом из Екатеринбурга, который узнал о своем статусе только в 19 лет — об особенностях физиологии, жизни между мужским и женским и буллинге со стороны одноклассников.


ДИСКЛЕЙМЕР: Мы обратили внимание на героя после мероприятия «Живая библиотека» в уральском ГЦСИ, которое подразумевало камерный формат общения с людьми, неоднозначно воспринимаемыми в обществе. Виктор выступал как небинарный интерсекс-мужчина и асексуал. Документальных подтверждений физиологических особенностей Виктора мы не получили, интервью записано с его слов.

Иллюстрации

Анастасия Сич

Виктор

22 года


Ни девочка, ни мальчик

Я родился 22 года назад в Германии в семье русской женщины и немца. Результаты УЗИ обещали родителям, что на свет появится мальчик, отец хотел назвать сына Виктором. Однако после рождения врачи долго не могли определить мой пол. Замешательство длилось в течение недели — в результате по шкале Куигли (описательная визуальная система фенотипической оценки гениталий, которая использует семь классов между «полностью маскулинизированными» и «полностью феминизированными» типами гениталий, — прим. ред.) меня сделали девочкой Викторией. Большинство всех интерсекс-людей тогда получали женские гениталии, поскольку такая «нормализующая» операция была в разы проще.

В подростковом возрасте у меня почти не было признаков полового созревания. В 14 начало появляться какое-то подобие груди, но мне это так не нравилось, что я отрицал ее существование и перебинтовывал, чтобы скрыть. Мама же наоборот хотела, чтобы я подчеркивал грудь — покупала мне лифчики, которые я несколько раз демонстративно выбрасывал в окно.

Если у большинства моих ровесниц месячные начиналась в 12-13 лет, то у меня их не было и в 14. В 15 лет мама и врачи пытались вызвать их медикаментозно, но из-за того, что мои половые органы сформированы некорректно, это оказалось крайне болезненно. Первое время я вообще не знал, что мне дают специальные таблетки — они терялись в горстях лекарств от сердца и суставов, которые давала мне мама на завтрак, обед и ужин.

Когда я узнал, мне было неприятно, но я отреагировал довольно мудро: понимал, что родителей не учат быть родителями, а мама хотела как лучше. Сначала я терпел, но к 18 годам наотрез отказался от любого медикаментозного вмешательства — с тех пор попытки вызвать менструации прекратились.


Оказалось, что в детстве мне сделали «нормализующую» операцию, чтобы привести тело к существующей женской норме


Я никогда не идентифицировал себя как девушку и с детства представлялся Виктором. Скорее, ощущал себя как парень-трансгендер. В школе все думали, что я просто путаюсь, ждали, что с возрастом это пройдет. В 11 лет я познакомился с неформальной компанией, где мальчики выглядели как девочки, а девочки, наоборот, были похожи на мальчиков. В компании я выбрал себе нейтральное имя Саша.

О своей интерсексуальности я узнал только в 19 лет, когда из-за гормональных сбоев попал к эндокринологам и генетикам. Генетик отправил меня на анализ кариотипа, где я узнал, что хромосомно ни разу не девушка. У меня оказались мужские XY-хромосомы. Оказалось, что в детстве мне сделали «нормализующую» операцию, чтобы привести тело к существующей женской норме.

Это обычная ситуация — свой хромосомный пол люди не знают наверняка, пока не сдадут тест на кариотип (тест, который оценивает количество и структуру хромосом человека с целью выявления аномалий, — прим. ред.). О своей особенности многие узнают уже в зрелом возрасте, к примеру, когда не могут забеременеть.

Ответы на вопросы я стал искать в городском ресурсном центре для ЛГБТИ. Тогда в Екатеринбурге как раз проводилась встреча с интерсекс-активисткой Ириной Куземко, которая объяснила мне: да, так бывает, и это тоже нормально. Ирина — одна из организаторов инициативной группы Intersex Russia, которая защищает права интерсекс-людей, занимается распространением информации, борьбой с патологизацией интерсекс-вариаций и поддержкой сообщества. Такая организация очень нужна, потому что люди в России не знают, что такое «интерсекс». Когда на встрече Ирина попросила попытаться объяснить это понятие, один юрист, человек с высшим образованием, предположил, что это «интернациональный секс».

Школьный буллинг

До шести лет я жил в Германии вместе с мамой, отцом и старшей сестрой. Нас с сестрой воспитывали гендерно-нейтрально — без розовой одежды с бантиками и рюшечками и девочковых увлечений. Отец был музыкантом и большим поклонником группы Nirvana, поэтому 90 % того периода моей жизни было связано с музыкой Кобейна. Перед сном мне читали комиксы и сказки братьев Гримм, кумиром моего детства был Тони Старк. Я был очень любопытным, но при этом замкнутым в себе ребенком. Мне нравились конструкторы и другие гиковские штуки.

Все изменилось, когда в шесть лет мама с папой развелись — мне пришлось переехать в Россию вместе с мамой. Меня сразу же отдали учить русский язык и заниматься с логопедом, и вскоре я пошел в первый класс обычной образовательной школы. Люди здесь относились ко мне предвзято: я приехал из Германии в страну, где детей с пеленок учат, что немцы — фашисты и не заслуживают уважения, деды же воевали.

Мой уровень образования к тому времени был существенно выше, чем у одноклассников. Впрочем, это касалось и некоторых преподавателей: с учительницей немецкого я воевал из-за того, что та постоянно путала падежи и предлоги, говорила с ужасным акцентом и ошибалась в произношении. В ответ на мои замечания она ставила мне двойки и тройки.

Школьные годы мне запомнились мне тем, что у меня были постоянные вспышки агрессии, хотя изначально я человек довольно рациональный и холодный. У меня даже была школьная компания — но не друзей, а таких же лохов и неудачников, как и я. Среди них были дети с инвалидностью, девочка из чересчур религиозной семьи и одноклассница с угревой сыпью. Мы воспринимали себя как маленькую империю внутри большого государства и пытались противостоять системе — были против всех.


Когда на встрече Ирина попросила попытаться объяснить понятие «интерсекс», один юрист, человек с высшим образованием, предположил, что это «интернациональный секс»


Из-за школьной формы у меня были проблемы — девочкам до пятого класса в обязательном порядке нужно было носить сарафан и пиджак. В таком виде я чувствовал себя ужасно. Дедушка долгое время вел беседы с классной руководительницей и пытался объяснить, что мне неудобно носить юбки, но ничего не вышло.

Бывало, я сильно кусался, когда одноклассники делали в мою сторону какие-то нападки. Мне прилетало за то, что я «одеваюсь как пидор» и «слушаю каких-то гомиков». Первое время я защищался именно физически, но с возрастом начал разбираться в манипуляциях и осознал, что могу ударить и словом.

Драки тоже иногда случались — в те моменты, когда мне было очень сложно донести что-то до человека, который говорил со мной на другом языке. Я говорю не о языковом барьере, а об общении с людьми, по мнению которых, все вокруг должны выглядеть и вести себя как они. Но почему должен принимать ваши вкусы и мнения, только чтобы быть с вами? Почему нельзя общаться, развиваться, узнавать друг от друга какую-то новую информацию?

В 14 я попробовал наркотики. Изначально мне просто было любопытно — я чувствовал себя исследователем. Я хорошо разбирался в химии и думал, что держу все под контролем, но вскоре пришла зависимость. Когда мне было 15, наркотики убили моего хорошего друга. Так вышло, что одним из первых нашел его я — с тех пор у меня были постоянные панические атаки. Это длилось до 18 лет, пока я не стал заменять вещества алкоголем.

В 19 у меня уже появилась серьезная работа, тогда же я узнал об интерсексулаьности. Я пережил кризис и полностью переосмыслил свое «я». Только тогда я понял, что из-за своих отличий от других я не стал ужасным членом общества. Мои особенности перестали казаться мне чем-то, что нужно корректировать и лечить.

Асексуальность

В 13 лет у меня случился первый сексуальный опыт. Мне было интересно, что же такое секс — тема, которая занимает столько места в головах у людей. Я познакомился с симпатичной андрогинной фанаткой группы Tokio Hotel и после одной из вечеринок первый раз остался ночевать не дома.

Я не позволил ей себя раздеть, но получил моральное и эстетическое удовлетворение — мне нравилось изучать себя и ее. Она не знала ничего про мои особенности — думала, что с ней классный мальчик. Когда человек находится в экстазе, он даже не всегда пытается как-то откликнуться. Я не считал это обманом, я знал, что я беру от жизни то, что мне положено.

Физиологически я все еще девственник и никому себя не доверял — это кажется мне неприятным, вызывает психологическое отторжение, дисфорию. Я бы хотел совершить трансгендерный переход, хотя не понимаю как можно идентифицировать себя трансгендером, когда пол не особо ясен.

Практически всегда секс у меня был с девушками маскулинного вида. Я могу с кем-то встречаться, но не даю партнеру заходить дальше поцелуев. Я моногамен. Часто бывает, что влюбляюсь в человека как в личность, но эстетически он не привлекает меня совсем. Иногда все наоборот: девушка привлекает меня эстетически, но я совсем не понимаю ее как человека.


У меня даже была школьная компания — но не друзей, а таких же лохов и неудачников, как и я. Среди них были дети с инвалидностью, девочка из чересчур религиозной семьи и одноклассница с угревой сыпью


Сознательно я прихожу к асексуальности. Позиция лидера в сексуальных отношениях меня выматывает, а подчиняться неприемлемо. Был показательный момент, когда друг однажды попытался склонить меня к сексуальным действиям, за что попал в больницу. Я не отдавал себе отчета — просто начал сильно бить его.

Из-за особенностей здоровья я вряд ли смогу иметь детей, но, если честно, не очень-то их люблю. Дети — это огромная ответственность. Пока я не встану на ноги, не стану иметь хорошее благосостояние, мудрость и достаточный опыт, даже не буду о них задумываться. Потому что я понимаю, что в России все проблемы с воспитанием детей оттого, что они появляются слишком рано, в незрелых и скомканных отношениях. Как можно воспитать ребенка, когда ты — девятиклассница, которая живет с мамой и толком ничего в жизни не видела?

Почему-то ранние беременности у нас поощряются, а у трансгендера Юлии Савиновских (актуальное имя Юлии — Фрэнсис Эрнст-Штергерт, — прим. ред.) отобрали приемных детей — и государство посчитало это нормальным. Если человек любит этих детей, воспитывает их, может предоставить благоприятную среду, так какого черта вы лезете в чужие штаны, узнаете, кто с кем спит и как себя ощущает?

«Ты же девочка»

Мама всегда говорила мне, чтобы я старался не выделяться, выглядеть и вести себя как все, но меня это бесило. В подростковом возрасте был период, когда я пытался напялить на себя рюшечки, платьица и цветочки, краситься и носить туфли на огромном каблуке, но ничего хорошего не вышло. На улице ко мне подходили взрослые мужчины и настойчиво пытались познакомиться — именно тогда я осознал, насколько мизогинично наше общество.

Тогда меня часто оценивали только по половой принадлежности, бросали шуточки в стиле «ну ты же девочка» — мой уровень интеллекта не был важен для людей. Совсем другое отношение мужчин я получаю сейчас, когда новые знакомые воспринимают меня как молодого человека, неплохо образованного для своих лет. Внезапно я стал для них прекрасным собеседником, которого они воспринимают на равных.

Девушкам приходится нелегко, потому что часто к ним относятся только как к представителям женского пола. Меня задевает, когда им говорят: «Вам бы только краситься, носить юбки и рожать детей». Есть такая вещь как масс-медиа — очень сильное оружие, которое навязывает обществу удобные стереотипы. Но все же мне кажется, что доля критического мышления не помешает никому.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Я живу с „женским обрезанием“»
«Я живу с „женским обрезанием“» Монолог женщины с Урала, пережившей калечащую операцию в младенчестве
«Я живу с „женским обрезанием“»

«Я живу с „женским обрезанием“»
Монолог женщины с Урала, пережившей калечащую операцию в младенчестве

Юлия Савиновских — о трансгендерности и детях
Юлия Савиновских — о трансгендерности и детях Женщина, потерявшая приемных детей после удаления груди, — о Френсисе и мастэктомии
Юлия Савиновских — о трансгендерности и детях

Юлия Савиновских — о трансгендерности и детях
Женщина, потерявшая приемных детей после удаления груди, — о Френсисе и мастэктомии

Сутенер — о том, как устроен рынок секс-услуг
Сутенер — о том, как устроен рынок секс-услуг Как работает карьерная лестница секс-работников и сколько зарабатывают хедхантеры
Сутенер — о том, как устроен рынок секс-услуг

Сутенер — о том, как устроен рынок секс-услуг
Как работает карьерная лестница секс-работников и сколько зарабатывают хедхантеры

Тэги

Сюжет

Прочее

Новое и лучшее

Социолог, психолог, журналист и священник — о нападениях подростков на школы, колледжи и вузы

Мой дом, мои правила: Как осознанно обустроить свое жилье

14 кафе и ресторанов, где можно спокойно поработать за ноутбуком

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Первая полоса

Социолог, психолог, журналист и священник — о нападениях подростков на школы, колледжи и вузы
Социолог, психолог, журналист и священник — о нападениях подростков на школы, колледжи и вузы Кто виноват и что делать
Социолог, психолог, журналист и священник — о нападениях подростков на школы, колледжи и вузы

Социолог, психолог, журналист и священник — о нападениях подростков на школы, колледжи и вузы
Кто виноват и что делать

Мой дом, мои правила:
Как осознанно обустроить свое жилье
Спецпроект
Мой дом, мои правила: Как осознанно обустроить свое жилье И стараться не вредить природе
Мой дом, мои правила:
Как осознанно обустроить свое жилье
Спецпроект

Мой дом, мои правила: Как осознанно обустроить свое жилье
И стараться не вредить природе

14 кафе и ресторанов, где можно спокойно поработать за ноутбуком
14 кафе и ресторанов, где можно спокойно поработать за ноутбуком
14 кафе и ресторанов, где можно спокойно поработать за ноутбуком

14 кафе и ресторанов, где можно спокойно поработать за ноутбуком

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики» Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели
Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того? Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург

Кто такая Маша Платонова
Кто такая Маша Платонова Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам
Кто такая Маша Платонова

Кто такая Маша Платонова
Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам

Стоит ли идти на выборы и почему?

Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Стоит ли идти на выборы и почему?
Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Выпил — за руль не садись
Спецпроект
Выпил — за руль не садись Как устроена профессия «трезвый водитель»
Выпил — за руль не садись
Спецпроект

Выпил — за руль не садись
Как устроена профессия «трезвый водитель»

Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте
Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте
Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте

Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте

«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года
«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года С Тимоти Шаламе и Оскаром Айзеком и музыкой Ханса Циммера
«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года

«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года
С Тимоти Шаламе и Оскаром Айзеком и музыкой Ханса Циммера

Стол к окну, микрозелень на подоконник
Спецпроект
Стол к окну, микрозелень на подоконник 13 советов, как работать из дома экологично
Стол к окну, микрозелень на подоконник
Спецпроект

Стол к окну, микрозелень на подоконник
13 советов, как работать из дома экологично

В Петербурге нашли еще одну массовую карусель на выборах. На этот раз — в Военмехе

«Оденьтесь, пожалуйста, неброско»

В Петербурге нашли еще одну массовую карусель на выборах. На этот раз — в Военмехе
«Оденьтесь, пожалуйста, неброско»

Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?
Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти? «Моя война — это выбрать красный или белый цвет»
Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?

Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?
«Моя война — это выбрать красный или белый цвет»

«Церковь — открытый, гостеприимный дом»:
Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках
«Церковь — открытый, гостеприимный дом»: Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках
«Церковь — открытый, гостеприимный дом»:
Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках

«Церковь — открытый, гостеприимный дом»: Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках

7 глупых вопросов о Вертинском
7 глупых вопросов о Вертинском Как выглядел шансон до него и что общего между Вертинским и современным рэпом
7 глупых вопросов о Вертинском

7 глупых вопросов о Вертинском
Как выглядел шансон до него и что общего между Вертинским и современным рэпом

Пока кредит не разлучит вас
Спецпроект
Пока кредит не разлучит вас Сможете ли вы решить финансовые проблемы в семье и не развестись
Пока кредит не разлучит вас
Спецпроект

Пока кредит не разлучит вас
Сможете ли вы решить финансовые проблемы в семье и не развестись

Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень
Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень
Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень

Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень

Подпишитесь на рассылку