23 июня, среда
Санкт-Петербург
Войти

«Содомиты, нехристи»: Как я пыталась развивать феминизм в Сочи Фемслёт, «Рёбра Евы» и казаки

«Содомиты, нехристи»: Как я пыталась развивать феминизм в Сочи

Редакция «The VillageЧерное море»  встретилась  с сочинской феминисткой — Таисией Симоновой, — основавшей в городе первое женское сообщество. Поговорили о том, почему на Юге не развивается правозащитное движение, что с этим делать и причём тут казаки

Как можно обвинять жертву?

В 2015 году я решила, что нужно организовать феминистическое сообщество в Сочи, потому что поняла, что с миром что-то не так. На это меня сподвигла история про девочку (ее зовут Аня Шатова), которую изнасиловали, а потом в комментариях к новостям об этом случае все её обвиняли. Во мне тогда что-то проснулось: как можно обвинять жертву? Почему так безжалостно? Какая разница, была ли она в состоянии алкогольного опьянения или нет? Над ней надругались несколько человек. Это издевательство. Но это, к сожалению, традиционная история, следовательно, надо начать что-то предпринимать. Со мной и муж соглашается, значит, не только женщинам так кажется.

Когда я возмущалась человеческой бессердечности, я увидела комментарии феминисток, которые говорили толковые вещи, мне хотелось быть с ними солидарной. Так я начала следить за активизмом и гуглить незнакомые слова: абьюз, интерсексуальный, объективизация.

Согласие мужа — это, конечно, хорошо, но мне хотелось найти женщин, с которыми можно было обсудить проблемы и просто помогать друг другу. Сначала просто поговорить, увидеть, что не только меня волнует такое отношение к женщинам, а потом уже бороться за свои права.


Нужно дать понять женщине, что мы с ней, что она не одна. Даже если это женщина, покусавшая гаишника за эвакуацию машины. Разные случаи бывают.


5 фемактивисток в Сочи

Я начала искать соратниц. В Сочи не оказалось движения, к которому можно примкнуть – пришлось его создавать самой. А ведь самое сложное: найти неравнодушных людей. Я позвала девочек на встречу в кафешку (искала их по всероссийским пабликам: «Здравствуйте, а кто из Сочи?»). На страничку мероприятия во ВКонтакте подписалось 15 человек – пришла одна девочка. Мы с ней познакомились, разговорились. А потом с её подружками создали беседу сочинских фемактивисток, которая существовала до прошлого года. Нас было пять человек, и мне казалось, что мы горы свернём. В Сочи найти пять деятельных людей — подвиг. С гражданским обществом ведь у нас всё плохо: максимум если кто-то на митинг выйдет с плакатом. Хотя и там лица одни и те же.

Впятером мы планировали устраивать какие-то акции – проводить реактивную политику. Схема была такая: что-то происходит – мы выходим на улицы – привлекаем общественное внимание. Но в итоге никто не хотел идти, не хотел раздавать эти листовки. Да и муж опасался: «Куда ты, одна не ходи, мало ли что».

Феминизм — это же про поддержку

Потом я познакомилась с фонтаном идей, девушкой Леной, которая только что переехала в Сочи. С ней мне было уже плевать, сколько женщин нас поддержит – мы были вдвоём, а значит дело живо. Нашей главной задачей стало – разрушить бытовой стереотип, что все феминистки страшные женщины, которые запрещают подавать им пальто. Но мы не только образовательными лекциями в уютных пространствах занимались – суды, отделения полиции без нашего внимания тоже не оставались. Феминизм – это же и про поддержку. Нужно дать понять женщине, что мы с ней, что она не одна. Даже если это женщина, за эвакуацию машины покусавшая гаишника. Разные случаи бывают.

«Рёбра Евы» и казаки

Я это особенно поняла после нашей мороки с казаками. В Краснодарском крае, в Горячем ключе, мы с фемсообществом «Рёбра Евы» хотели организовать фемслёт. Но с самого начала дело не клеилось: нас считали сомнительной организацией, не давали арендовать кемпинги. «Какие феминистки? Кто такие феминистки?» – вот и все объяснения.

Но ещё до того, как мы приехали в палаточный городок, стали прилетать угрозы, обвинения от казаков. Они нашли где-то мобильные номера, которые нигде не были указаны и кричали в трубку: «Содомиты, нехристи». Мы не стали обращать внимания – я только написала текст на Facebook, что нам угрожали – «Если что, знайте кто». Но для безопасности мы сменили место встречи, разослав на электронные почты новые приглашения.

Но нас все равно нашли:

– Мы вас ждём, видели на вокзале. Лучше уезжайте по добру по здорову, иначе вам будет плохо.

Дело плохо – надо опять менять место. Мы переехали в лес, где уж точно никому мешать не будем. Но не тут-то было: в 6 утра к нам в палатки (первый раз нас задержали в номере, мы еще не доехали до палаток) вламываются полицейские. В 6 утра. Толпа полицейских. К женщинам. Первой мыслью было: «Почему нельзя женщинам собраться в лесу и пообщаться о своём?»

– Гражданки, пройдемте. К нам поступило заявление, что вы (три женщины и ребёнок) мешаете людям. Выпиваете. Это неправильно. Надо ехать в отделение.

По дороге в участок мы отправляли всем знакомым правозащитникам примерно такой текст: «Нас забирают полицейские из леса. Знайте это».

В отделении нас встретили радушно: «Принимайте, феминисток привели». С нами сделали всё, что только могут сделать в полицейском участке: перевернули все вещи, рассмотрели всё до трусов, практически взяли отпечатки пальцев. При том, нам так и не сказали, что мы нарушили, зачем, как, почему. Ни слова.


Нас забирают полицейские из леса. Знайте это.


В отделении нас встретили радушно: «Принимайте, феминисток привели». С нами сделали всё, что только могут сделать в полицейском участке: перевернули все вещи, рассмотрели всё до трусов, практически взяли отпечатки пальцев. При том, нам так и не сказали, что мы нарушили, зачем, как, почему. Ни слова.

Через три часа всё-таки смилостивились и отпустили — мы вернулись в кемпинг и стали собирать девушек-участниц, которые нас в чужом для них городе потеряли. А из-за угла выезжает бобик с казаками. Ну что это за наказание по нашу душу? Обступили, с шашками, папахами и единственным вопросом: «Зачем мы здесь нужны».

Такие грозные глаза, сабля и постановка вопроса — это либо капец, либо шухер. Я набираю «112»: «Алло, нас тут дядечки казаки обижают, что делать?». И из бобика выпрыгивает полицейский. Я рассказала ему про угрозы, про звонки, просила сделать хоть что-нибудь.

Когда нас привезли во второй раз в отделение, отобрали заявления и задержали. Нас задержали, а не обидчиков. Отбирая паспорта, обвиняли в каких-то сказках: «Вы не санкционировано организовывали митинг в Геленджике».


Сочинский феминизм стоит на месте не потому, что кто-то боится расправы. Дело даже не в кавказском менталитете. Зачем нужно гражданское общество, феминизм, если есть пляж?


Но тут уже Россия была в курсе: в отделение начали звонить правозащитники из разных городов: «Что вы делаете с женщинами? Как вам не стыдно?» Это спасло: нас заставили подписать бумажку и просто уходить. Так что, по документам, доблестные правоохранительные органы отговорили нас проводить несанкционированный митинг, разрушающий государственный строй. Такие дела.

Я после этой истории себя накрутила, морально перегорела. Мне стало казаться, что меня везде прослушивают, повсюду слежка и надо шифроваться.

Почему на нас так взъелись казаки? Что мы им сделали? Я до сих пор не до конца понимаю. Наверное, для них мы не свои, мы не разделяем их патриотизма. Мы навеяны Западом Мы растлеваем детей. Вообще-то я считаю себя патриоткой, но для них это имеет другой смысл.

Хотя в чём-то они правы, мы правда ведьмы, ведь нам тоже приходится прятаться в лесу, чтобы нас не трогали.

С меня пока хватит

Теперь я со своим активизмом ушла в Интернет: делаю видео, чередуя темы феминизма и психологии. Но сейчас у меня нет моральных ресурсов, чтобы организовывать митинги, акции или лекции — я могу помочь, но не сама. С меня пока хватит.

Вообще сочинский феминизм стоит на месте не потому, что кто-то боится расправы. Дело даже не в кавказском менталитете. Зачем нужно гражданское общество, феминизм, если есть пляж? Здесь всё на расслабоне. Об это всё и спотыкается.

Но надо как-то начинать. в любом случае: мне нравится просвещение, и я верю, как психолог, что большинство людей добрые, что им нужно только объяснить, что феминизм — это про справедливость. Если вы считаете, что ваша дочка может получать высшее образование и водить машину, значит вы уже чуточку про-феминист. Большинство примут и поймут, забыв страшный стереотип про бешеных женщин, которые ненавидят мужчин.

Фотографии: архив Таисии.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Я армянка, бисексуалка и живу в Сочи»
«Я армянка, бисексуалка и живу в Сочи» Каково это — быть частью ЛГБТ-сообщества в южном городе с особым менталитетом
«Я армянка, бисексуалка и живу в Сочи»

«Я армянка, бисексуалка и живу в Сочи»
Каково это — быть частью ЛГБТ-сообщества в южном городе с особым менталитетом

Иерей Виктор Писоцкий: «Любой священник может оказаться Иудой»
Иерей Виктор Писоцкий: «Любой священник может оказаться Иудой» О сексе, кризисе веры и роли священнослужителя сегодня
Иерей Виктор Писоцкий: «Любой священник может оказаться Иудой»

Иерей Виктор Писоцкий: «Любой священник может оказаться Иудой»
О сексе, кризисе веры и роли священнослужителя сегодня

Инал Габлиа: «Я открыл онлайн-курсы по изучению абхазского языка»
Инал Габлиа: «Я открыл онлайн-курсы по изучению абхазского языка» История создания первого и пока единственного онлайн-сервиса по изучению языка в Абхазии
Инал Габлиа: «Я открыл онлайн-курсы по изучению абхазского языка»

Инал Габлиа: «Я открыл онлайн-курсы по изучению абхазского языка»
История создания первого и пока единственного онлайн-сервиса по изучению языка в Абхазии

Интимные места 30-ого «Кинотавра»: Если не «Бык», то кто
Интимные места 30-ого «Кинотавра»: Если не «Бык», то кто Российские критики о картинах юбилейного фестиваля
Интимные места 30-ого «Кинотавра»: Если не «Бык», то кто

Интимные места 30-ого «Кинотавра»: Если не «Бык», то кто
Российские критики о картинах юбилейного фестиваля

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Никакой окрошки: 4 рецепта летних холодных супов

Современные толкинисты

Как BelkaCar сумела удержаться на рынке каршеринга

Saro на Петроградской стороне

От ласт до пляжного коврика

Первая полоса

Никакой окрошки: 4 рецепта летних холодных супов
Никакой окрошки: 4 рецепта летних холодных супов
Никакой окрошки: 4 рецепта летних холодных супов

Никакой окрошки: 4 рецепта летних холодных супов

Современные толкинисты

Современные толкинистыПотратить 400 тысяч рублей на костюмы и построить ролевую семью

Современные толкинисты

Современные толкинисты Потратить 400 тысяч рублей на костюмы и построить ролевую семью

Как BelkaCar сумела удержаться на рынке каршеринга
Как BelkaCar сумела удержаться на рынке каршеринга И смогла значительно вырасти после локдауна
Как BelkaCar сумела удержаться на рынке каршеринга

Как BelkaCar сумела удержаться на рынке каршеринга
И смогла значительно вырасти после локдауна

Saro на Петроградской стороне
Saro на Петроградской стороне Авторская кухня Марии Дементьевой в очень красивом ресторане
Saro на Петроградской стороне

Saro на Петроградской стороне
Авторская кухня Марии Дементьевой в очень красивом ресторане

От ласт до пляжного коврика
Промо
От ласт до пляжного коврика 10 вещей, которые пригодятся вам этим летом
От ласт до пляжного коврика
Промо

От ласт до пляжного коврика
10 вещей, которые пригодятся вам этим летом

25 главных событий недели
25 главных событий недели «Энди Уорхол и русское искусство», спектакль «Живой» Яны Туминой, Slava Marlow и ретроспектива Александра Сокурова
25 главных событий недели

25 главных событий недели
«Энди Уорхол и русское искусство», спектакль «Живой» Яны Туминой, Slava Marlow и ретроспектива Александра Сокурова

«Я пришел поработать курьером на время карантина, но так и остался»
«Я пришел поработать курьером на время карантина, но так и остался» Почему люди не хотят бросать доставку
«Я пришел поработать курьером на время карантина, но так и остался»

«Я пришел поработать курьером на время карантина, но так и остался»
Почему люди не хотят бросать доставку

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?

Следим за главными событиями этого лета

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?
Следим за главными событиями этого лета

Как выбрать освещение для дачного участка
Как выбрать освещение для дачного участка
Как выбрать освещение для дачного участка

Как выбрать освещение для дачного участка

По рекам и каналам: 5 ресторанов на корабликах в Петербурге
По рекам и каналам: 5 ресторанов на корабликах в Петербурге Спасаемся от жары на воде
По рекам и каналам: 5 ресторанов на корабликах в Петербурге

По рекам и каналам: 5 ресторанов на корабликах в Петербурге
Спасаемся от жары на воде

Юлия Кулешова — о том, почему дети молчат о насильниках, а взрослые не замечают проблему
Юлия Кулешова — о том, почему дети молчат о насильниках, а взрослые не замечают проблему И истинном масштабе насилия в России
Юлия Кулешова — о том, почему дети молчат о насильниках, а взрослые не замечают проблему

Юлия Кулешова — о том, почему дети молчат о насильниках, а взрослые не замечают проблему
И истинном масштабе насилия в России

Лучшая экоинициатива, по версии горожан
Спецпроект
Лучшая экоинициатива, по версии горожан Как далеко вы готовы зайти ради экологии
Лучшая экоинициатива, по версии горожан
Спецпроект

Лучшая экоинициатива, по версии горожан
Как далеко вы готовы зайти ради экологии

Планы на лето-2021: музыка, сериалы, книги, игры и кино
Планы на лето-2021: музыка, сериалы, книги, игры и кино Мистика Шьямалана, грусть Ланы дель Рей, страх Джулианны Мур и хтонь Дельфина
Планы на лето-2021: музыка, сериалы, книги, игры и кино

Планы на лето-2021: музыка, сериалы, книги, игры и кино
Мистика Шьямалана, грусть Ланы дель Рей, страх Джулианны Мур и хтонь Дельфина

«Как я ревакцинировался»
«Как я ревакцинировался» Можно ли сейчас прийти в поликлинику за новой дозой вакцины
«Как я ревакцинировался»

«Как я ревакцинировался»
Можно ли сейчас прийти в поликлинику за новой дозой вакцины

«Я пеку хлеб с портретами»: Актриса Серафима Красникова — о карантинном хобби, которое превратилось в гастропроект
«Я пеку хлеб с портретами»: Актриса Серафима Красникова — о карантинном хобби, которое превратилось в гастропроект
«Я пеку хлеб с портретами»: Актриса Серафима Красникова — о карантинном хобби, которое превратилось в гастропроект

«Я пеку хлеб с портретами»: Актриса Серафима Красникова — о карантинном хобби, которое превратилось в гастропроект

На улице плюс 32: Вам нужен портативный кондиционер или ручной вентилятор
На улице плюс 32: Вам нужен портативный кондиционер или ручной вентилятор
На улице плюс 32: Вам нужен портативный кондиционер или ручной вентилятор

На улице плюс 32: Вам нужен портативный кондиционер или ручной вентилятор

Гид по капремонту вашего дома
Гид по капремонту вашего дома Как покрасить подъезд в любимый цвет и сделать в доме прозрачные двери
Гид по капремонту вашего дома

Гид по капремонту вашего дома
Как покрасить подъезд в любимый цвет и сделать в доме прозрачные двери

Как покупать вещи на распродаже
Как покупать вещи на распродаже Чтобы выбрать то, что вам действительно нужно
Как покупать вещи на распродаже

Как покупать вещи на распродаже
Чтобы выбрать то, что вам действительно нужно

«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?
«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем? И как поддержать его организаторов
«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?

«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?
И как поддержать его организаторов

От мечты до полета к звездам
Спецпроект
От мечты до полета к звездам Как сложилась карьера тех, кто в детстве грезил космосом
От мечты до полета к звездам
Спецпроект

От мечты до полета к звездам
Как сложилась карьера тех, кто в детстве грезил космосом

Подпишитесь на рассылку