26 июня, воскресенье
Санкт-Петербург
Войти

Монолог девушки, на которую завели дело и уволили с работы из-за замены ценника в «Пятерочке»

Монолог девушки, на которую завели дело и уволили с работы из-за замены ценника в «Пятерочке»

До апреля Надя работала корреспонденткой регионального СМИ — занималась пресс-релизами и публикацией новостей. В апреле решила бороться против «спецоперации» и участвовать в акциях сопротивления, которые предлагает Феминистское антивоенное движение. За переклеивание ценников в магазине на ненастоящие с лозунгами против ***** Надя получила штраф 50 тысяч рублей, а позже ее уволили. The Village поговорил с девушкой и узнал, почему она решилась на анти******** акцию, что говорят полицейские обвиняемым в дискредитации вооруженных сил РФ и как активисты помогли ей собрать штраф.

«На работе попросили не писать лишнего»

С началом ***** все работники и работницы нашего регионального СМИ были подавлены. Я работала на новостях и редко бывала в редакции, но каждый раз, когда приходила, атмосфера в коллективе была гнетущей. Сотрудницы редакции боялись пропажи продуктов с полок, активно обсуждали сахар. Сначала шутили, а когда сахара не было больше недели, смех стал нервным. Много говорили, что мы не понимаем происходящего, что геополитика — это очень сложно, что «никто бы не начал просто так». Как будто уходили от действительно важных вопросов — зачем это все и почему гибнут люди.

Примерно 27 февраля нас созвали на общее собрание, где генеральная директорка сказала, что о «спецоперации» мы писать не будем, потому что издание получает финансовую помощь от градообразующих предприятий. Еще нам дали указание не сообщать про вооружение, которое будет появляться на территории Украины. Короче, попросили «не писать лишнего» и сказали, что будут согласовывать все материалы с «высшим руководством».

Ценники в «Пятерочке»

Я долго подписана на активистку Дашу Серенко и от нее узнала про Феминистское антивоенное движение. Когда началась *****, мы с друзьями обсуждали ситуацию и ответ на вопрос «Что делать?» возник почти сразу. Понимали, что выходить на протестные акции или пикеты в маленьком городе опасно, потому что если вас меньше 200 человек, то полицейских будет просто больше. Нам казалось, что народ обязан открыть глаза и увидеть, что происходит нечто неправильное, и плакаты с антивоенными лозунгами и самодельные стикеры показались самым приемлемым способом бороться. Расклеивали мы их по ночам.

Также я меняла в магазине ценники с настоящих на поддельные — с информацией о *****. На листке, за который меня судили, было сравнение числа погибших в Афганистане и возможных потерь наших солдат в Украине. Такой метод борьбы мне показался достаточно остроумным и относительно безопасным.

Было ли мне страшно? Каждый раз. Особенно я боялась попасть на камеры, и, к сожалению, мой страх оправдался. В тот день я клеила ценники в «Пятерочке»: я сильно волновалась, потому что пошла одна и была в яркой одежде. Когда уходила из магазина, мне показалось, что я веду себя странно и за мной наблюдают, поэтому, чтобы убрать подозрения, купила пачку печенья и оплатила ее банковской картой. В итоге полицейским нужно было лишь сопоставить мое движение на видеозаписи и время покупки.

Я приехала, потому что хотела быть рядом с мамой, даже если история обернется для меня нехорошими последствиями

Спустя два дня, когда я уже забыла об этой истории, мне позвонили незнакомые мужчины и представились учениками. Сказали, что хотят попасть ко мне на занятия как к репетитору. Но смутил меня другой звонок, во время которого взрослый мужчина сказал, что стоит у моего дома и хочет позаниматься, хотя свой адрес я нигде не указывала. Вскоре по адресу моей прописки приехала полиция. Там живет мама, и целый час полицейские пытались ее вызвать на разговор, чтобы она вышла из дома, а потом попросили, чтобы к ним приехала я.

Они показали маме запись с камеры, чтобы она опознала меня. Полицейские отказывались представляться и говорить, зачем приехали, просто говорили: «Мы ждем вашу дочь, чтобы поговорить с ней, а потом проехать в отделение». Как мне потом сказала мама, выглядели они «как следаки» — я сначала не поверила, что следователи выглядят по-особенному, а когда увидела, поняла, что у них и правда особый дресс-код: кожанка, туфли, портфельчик и старомодные джинсы.

Я переживала о психологическом здоровье мамы, потому что она не знала о моем активизме. Мужчины, которые к ней пришли, наговорили ей много тревожных вещей, что я «сяду надолго» и так далее. Я приехала, потому что хотела быть рядом с мамой, даже если история обернется для меня нехорошими последствиями.

Хуже вора

Когда я приехала к маме, сотрудники полиции отвезли меня в отделение, где составили протокол за административное правонарушение (статья 20.3.3 КоАП РФ — «Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных сил РФ в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности». — Прим. ред.). На следующий день состоялся суд, где мне и выписали штраф.

До составления протокола отношение следователей ко мне было отвратительным. Они оскорбляли меня, говорили, что я предательница и продала родину за копейки, что они обязательно найдут всех, кто был со мной, и впаяют мне самый большой срок. Я понимала, что полицейские пытаются ткнуть пальцем в небо, чтобы я среагировала, потому что я все отрицала и старалась не говорить лишнего. Я чувствовала, что они мало знают обо мне и пытаются нарыть любую информацию — полицейские даже не имели понятия, где я фактически живу, и пытались установить это по маршруту такси.

Они оскорбляли меня, говорили, что я предательница и продала родину за копейки

Я знала, какое наказание мне грозит — штраф от 30 до 50 тысяч рублей. Они угрожали, что прикроют деятельность моей некоммерческой организации и что я получу гораздо больший штраф — до полумиллиона рублей. Обманывали меня: когда я спросила, обязана ли я фотографироваться, сказали, что обязана, хотя на самом деле нет. Я попыталась отказаться, но они силой подняли меня со стула и подвели к дверному проему, чтобы сделать снимок. Потом эта фотография попала в региональные сообщества в соцсетях, из чего я сделала выводы, что их держат сотрудники полиции.

На 40-й минуте моего нахождения в участке я пыталась связаться с родными и написать в чат-бот «ОВД-Инфо» (признан иностранным агентом. — Прим. ред.). Тогда один из молодых сотрудников схватил меня за руки и силой отобрал сотовый. Его вернули только через пару часов.

Меня называли «преступником хуже вора», потому что даже воры идут на сделку со следствием, а я ничего не говорила. Сотрудник полиции, который составлял протокол, спросил, сколько мне заплатили. В ответ мне хотелось смеяться, но я была в таком шоке, что просто промолчала. Было ощущение, будто они задержали подозреваемого не в административном правонарушении, а важного и опасного криминального элемента. С меня не сводили глаз, а в туалет сопровождали. Всем видом пытались напугать, чтобы я сдала подельников, которых у меня не было.

Суд

Суд был на следующий день. Я много раз звонила туда, чтобы узнать, во сколько заседание и должна ли я на него явиться. Когда наконец дозвонилась, девушка сказала, что мое дело еще не доставлено в отделение суда и, по ее опыту, его доставят где-то через неделю. Я успокоилась и поехала по своим делам, но буквально за два часа до предполагаемого суда мне эта девушка перезвонила и сказала, что дело доставлено и суд будет. Я была удивлена скоростью, но хотела присутствовать на собственном суде, поэтому отменила все дела и приехала.

Судья была адекватная и спокойная, к ней у меня нет претензий — только к самому судопроизводству. Было даже весело, потому что материалы дела — записи с камер — посмотреть мы просто не смогли: в зале суда нет ни проектора, ни ноутбука. Мы втроем встали, вышли из зала, пошли в другой крошечный кабинет, где сидели две секретарши, и на старинном компьютере смотрели содержимое диска. Данные с него долго не загружались, потому что компьютер был старый, скрипел и пыхтел. Полицейский рядом со мной спросил у судьи: «Ну раз не идет, можно я покажу с телефона?»

Несмотря на то что это была моя первая административка, в содеянном я призналась и раскаялась в надежде на смягчение приговора, но штраф мне все-таки выписали — почти 50 тысяч рублей. У других ребят штрафы по этой статье были меньше. Сумма меня удивила и разочаровала.

Увольнение и осуждение коллег

Еще в отделении полиции один из сотрудников несколько раз шутил: «Сейчас позвоним тебе на работу, и тебя уволят». Я питала смутные надежды, что сотрудники СМИ понимают, что личные дела никак не касаются редакции, поэтому я сохраню свое рабочее место. Но, когда я ехала из полиции домой, мне набрала главная редакторка и кратко сказала: «Мне позвонили из органов. Завтра ты должна написать заявление на увольнение».

Как я поняла позже, коллеги больше не хотели со мной работать. Главная редакторка сказала, что я могу написать заявление и просто отправить ей фото. Иначе меня уволят по статье, ведь из-за суда у меня было два прогула. Сначала я безропотно написала заявление, но затем мне знакомый юрист подсказал, что так дела не делаются. На следующий день я пришла в офис вместе с ним.

Наличие в штате редакции политосужденного означает, что с изданием перестанут заключать контракты на рекламу

Я хотела материальной компенсации за столь стремительное увольнение, но ничего добиться не удалось. Кроме того, я пыталась заявить, что увольняться не буду, однако, как мне объяснили вышестоящие сотрудники, наличие в штате редакции политосужденного означает, что с изданием перестанут заключать контракты на рекламу. Гендиректорка даже не приехала. В офисе никто со мной не попрощался. Лишь некоторые написали: «Ну это ты зря, конечно, ты же знала, где работаешь». Я получила на руки полный пакет документов и выплаты. Сейчас я безработная.

Я не жалею о случившемся. Я и так хотела уволиться из издания, которое изначально было противно мне своей позицией. Я не могла позволить себе такую роскошь, когда началась «спецоперация», но события определили все за меня. В сравнении с моей низкой зарплатой хорошей кажется даже работа бариста. Надеюсь, смогу работать и дальше в журналистике.

Деньги на штраф за 15 минут

В первые дни после увольнения я получила несколько предложений от Феминистского антивоенного сопротивления — предлагали юристов, чтобы помочь. Но сил разбираться и восстанавливать справедливость после суда у меня не осталось. Сейчас я хочу поправить свое психологическое здоровье, поэтому юридические разборки отложу на потом — может, в будущем вернусь к этому вопросу.

Со штрафом ситуация менялась так же стремительно, как и с работой. Поначалу мне хотела помочь издательница Ex Nihilum Publishing Валерия (издательство Валерии выпускает настольные ролевые игры. — Прим. ред.): провести стрим в мою поддержку и собрать деньги на выплату штрафа. Но к этому моменту меня уже нашли волонтерки блогерки Янгмаши, на которую я была подписана в тиктоке. Оказалось, она давно собирает пожертвования на оплату штрафов активистам в телеграме. От меня потребовалось только подтвердить личность и показать протокол. Буквально за 15 минут все деньги на мой штраф были собраны неравнодушными людьми. Я все еще в шоке: мне всегда казалось, что подобные сборы — это муторно и долго. Думала, что не успею собрать нужную сумму за установленные судом два месяца.

Поддержка и советы тем, кто борется

Случившееся убедило, что у меня действительно золотая семья. Родные были рядом, помогали кто чем мог — советами, предложениями подработать, деньгами. Поддержка от мамы была самой неожиданной. Я очень надеюсь, что она успеет застать Россию, которая сделает ее счастливой.

Когда я начинала свою активистскую деятельность, верила опросам, по которым большинство людей поддерживает «спецоперацию». Но важно понимать: многие не отвечают, потому что боятся. Противников спецоперации больше, но они молчат, потому что им есть что терять. Большинство знакомых разделяет мои взгляды: многие написали в личку, что я сделала все правильно, что они гордятся мной, но сами бы активизмом не занимались. Живой солдат в плену лучше, чем героически погибший за родину, поэтому я лучше какое-то время посижу в плену и буду поддерживать тех, кто поступает так же, как я.

После полиции и суда я могу дать такие лайфхаки для тех, кто тоже может столкнуться с вынужденным общением с полицией и судом:

 Если не получили повестку, в суд можно не являться. Как бы вам ни угрожали и сколько бы ни звонили, если ее нет, вы имеете право никуда не ехать. 

 Все, что говорят полицейские и не заносят в протокол, не имеет веса и значения. Ждите протокола, требуйте все документы.

 Найдите себе адвоката, например из «ОВД-Инфо» (признан иностранным агентом. — Прим. ред.).

 В суде обязательно держите связь с одним-двумя людьми, которые будут знать, где вы и что с вами происходит. Нередко суд может длиться дольше, чем вы рассчитываете, или вас могут незаконно задержать — если что-то пойдет не так, знающие о вас люди могут помочь с юристами и освещением ситуации в СМИ и соцсетях.

И последнее: ничего не бойтесь. Все, что случится с вами, как это было со мной, — страшно, разрушительно для психики, но абсолютно не смертельно, ведь нервные клетки все-таки восстанавливаются. И обязательно помните: людей, которые поддерживают ваши взгляды, несомненно больше, чем вы думаете.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Мою дверь исписали символами Z и обвинениями в предательстве родины»
«Мою дверь исписали символами Z и обвинениями в предательстве родины»
«Мою дверь исписали символами Z и обвинениями в предательстве родины»

«Мою дверь исписали символами Z и обвинениями в предательстве родины»

Как обезопасить переписку в интернете
Как обезопасить переписку в интернете И не напостить на госизмену
Как обезопасить переписку в интернете

Как обезопасить переписку в интернете
И не напостить на госизмену

Как помочь пострадавшим от боевых действий в Украине
Как помочь пострадавшим от боевых действий в Украине Список благотворительных проектов
Как помочь пострадавшим от боевых действий в Украине

Как помочь пострадавшим от боевых действий в Украине
Список благотворительных проектов

Как художница и почетная гражданка Милана Елена Осипова живет в Петербурге на пенсию шесть тысяч рублей в месяц
Как художница и почетная гражданка Милана Елена Осипова живет в Петербурге на пенсию шесть тысяч рублей в месяц Между полицией, оппозицией и «титушками»
Как художница и почетная гражданка Милана Елена Осипова живет в Петербурге на пенсию шесть тысяч рублей в месяц

Как художница и почетная гражданка Милана Елена Осипова живет в Петербурге на пенсию шесть тысяч рублей в месяц
Между полицией, оппозицией и «титушками»

Тэги

Сюжет

Событие

Бренды

Новое и лучшее

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

6 причин, почему разваливаются отношения

Первая полоса

Слово редакции
Слово редакции Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****
Слово редакции

Слово редакции
Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове» Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время ***** Исследование социологини Кати Дегтяревой
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Исследование социологини Кати Дегтяревой

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут» Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком» Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту С минимальными потерями
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
С минимальными потерями

6 причин, почему разваливаются отношения
6 причин, почему разваливаются отношения Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»
6 причин, почему разваливаются отношения

6 причин, почему разваливаются отношения
Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей В нем участвуют рестораны из пяти городов России
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
В нем участвуют рестораны из пяти городов России

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей
Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей
Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»
«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****» The Village начинает публиковать литературные тексты
«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»

«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»
The Village начинает публиковать литературные тексты

Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние
Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние Собрали лучшие кадры астрономического явления
Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние

Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние
Собрали лучшие кадры астрономического явления

«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России
«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России
«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России

«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России

Гид по Beat Film Festival 2022
Гид по Beat Film Festival 2022 Что получилось привезти в этом году
Гид по Beat Film Festival 2022

Гид по Beat Film Festival 2022
Что получилось привезти в этом году

Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России
Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России
Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России

Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России

«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью
«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью
«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью

«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом
Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом Новый владелец сети обещает, что «хуже не будет»
Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом
Новый владелец сети обещает, что «хуже не будет»

«На улице может подойти человек и заорать, что я мудак»
«На улице может подойти человек и заорать, что я мудак» Как предприниматель превратил свой магазин в политическое высказывание
«На улице может подойти человек и заорать, что я мудак»

«На улице может подойти человек и заорать, что я мудак»
Как предприниматель превратил свой магазин в политическое высказывание

Подпишитесь на рассылку