21 января, пятница
Москва
Войти
Люди в городе1 декабря 2021

Люди, которые победили депрессию

Люди, которые победили депрессию

Россия занимает четвертое место в мире по уровню тревожности и депрессии. Здесь депрессия минимум у каждого десятого. Часто людям, которые долго пытаются справиться с заболеванием, кажется, что выхода из депрессии нет. Но в 60–70 % случаев ремиссия все-таки наступает. Мы поговорили с тремя людьми, которым удалось выйти из депрессии, и спросили у них как.

Алина Окунева 28 лет

контент-редактор


Невротическая депрессия

Сильно ******* [шарахнуло] в начале января 2014 года. Но, думаю, депрессия была и раньше, просто мне казалось, что дело в характере: я ленивая, ничего не хочу, у меня ничего не получается, меня ничего не радует. В подростковом возрасте уровень осознанности примерно ноль, плюс в то время не было такого доступа и поп-знаний о ментальном здоровье, как сейчас.

Когда началась сессия, я поняла, что последний месяц лежу и плачу, у меня в квартире бардак и мне плохо. Друзья говорили: «Сходи к врачу». Я пошла даже не для того, чтобы вылечиться, а потому что боялась вылететь из универа. Я надеялась, что психотерапевт скажет: вот тебе справочка, что у тебя депрессия, покажи в универе, и тебе простят сессию, потом закроешь долги.

В итоге я пришла и без остановки рыдала часа два, меня прорвало. Думаю: «Сейчас мне дадут справочку, мне же явно плохо». А психотерапевт говорит: «Тебе нужно срочно восстановиться в универе и сдавать долги, учеба — это важно, тебе никак нельзя вылетать». Мне будто камнем по голове дали.

Всю дорогу до дома я рыдала. Пришла и думаю: «Я больше никогда отсюда не выйду, моя жизнь окончена, даже психолог говорит, что я ****** [неудачница]». Вера в терапию просела. Из универа меня в итоге отчислили.

Что было дальше, я не помню, никаких позитивных воспоминаний. Я пыталась восстановить последовательность событий в жизни в тот период, но это оказалось сложно. У меня настолько отшибло память, что я искала сообщения во «ВКонтакте» по ключевым словам, чтобы вспомнить, где была и что делала. Я не сразу узнала, что нормально не помнить о событиях в депрессии. Помню только, что приезжал Леон Бриджес с концертом и я его пропустила, потому что мне было плохо. Я не могла себя поднять.

Года два я вообще не работала, жила в долгах, у меня было пять незакрытых кредиток. Около метро я брала микрозаймы на 3 тысячи или тысячу рублей. Я сидела в кабинке метр на метр, женщина давала мне 3 тысячи рублей наличкой, а я думаю: «Кайф». Настолько все было плохо.

Самолечением я не занималась, ничего про свое состояние не узнавала. Думала, что я депрессивная женщина, у которой в жизни все плохо и она с трудом моет за собой стакан. Это тоже не способствовало повышению самооценки.

Вскоре я узнала про реабилитационный центр «Дом надежды на Горе», который помогает зависимым людям. Моя мама — алкоголик — жила в нем. Во многом она причина моей депрессии. В этом центре человек живет месяц как в санатории и проходит 12 шагов программы реабилитации. Туда нельзя приехать повидаться с родственником — если ты хочешь его видеть, нужно прийти на семейную терапию, чем-то похожую на группу поддержки.

Всех родственников сажали в круг и рассказывали, как зависимость родного сказывается на нас и почему мы их спасаем и страдаем. Там я впервые узнала про созависимость. Вещи, которые описывал психолог, сильно отзывались во мне, я впервые поняла, что у меня не все в порядке с головой. Несмотря на то что я тогда уже понимала, что в депрессии, я не брала на себя ответственность за нее — думала, что мир сделал меня такой. Тогда я подумала: «Окей, если я хочу стать счастливой, мне придется самой что-то делать».

Я снова пошла к психотерапевту, уже другому, который выписал мне минимальную дозировку «Золофта», и у меня выровнялось эмоциональное состояние. С терапией он мне не помог — у меня по-прежнему все было плохо, я была супернесчастна, но хотя бы могла ходить на работу и мыть за собой кружки.

Еще у меня тогда усилилось расстройство пищевого поведения. Оно со мной давно, примерно с 15 лет, но раньше я могла его контролировать. А тогда на фоне несчастной любви я сильно переела — три дня плакала, объедалась и блевала. В итоге попала в больницу, и оказалось, что из-за боли в животе нужно делать операцию. Мне никогда не делали операций, я не была под общим наркозом, поэтому сильно нервничала. И тогда меня ******* [озарило]: я поняла, что больше не буду делать себе хуже. Эту мантру я повторяла себе год-два, пока лечилась.

У меня будто лампочка загорелась, и я решила: все, хватит, нужно полноценно лечиться. Я искала бесплатные центры помощи (денег у меня не было) и пошла в городской психотерапевтический центр, где со мной одновременно работал психотерапевт и два психолога. И все бесплатно.

Один психолог был социальный, другой медицинский. Первый учил меня медитировать, а второму я хочу поставить памятник. Она меня вытащила, и я слезла с таблеток, которые принимала месяцев девять. Бывает, люди несколько лет сидят на таблетках, а потом медленно с них слезают вместе с терапией — у меня было не так. Мне нужно было проработать мои детские травмы: импульсивность, разные неадекватные реакции, неуверенность в себе, слабоволие, синдром самозванца, инфантилизм, невозможность завести здоровые отношения. Мне сильно помогла рефлексия и постоянные вопросы к себе: «Ой, а почему я так себя чувствую?», «Ой, а что это за мысль тут вдруг?»

Теперь я понимаю, что чувствую: например, меня опять задавило чувством вины или я опять хочу спасти свою мать от зависимости — и сразу же пишу терапевту. Чувство вины в принципе преследует всех зависимых детей. Чувство, что ты должна спасать, помогать, должна была быть лучше, делать больше. Если на тебя не так посмотрели, это ты виновата, ты что-то сделала не так. Если раньше я видела, например, подругу с кислым лицом, я думала: «Ну вот, она меня ненавидит. Надо было сделать что-то». При этом я даже не знаю что, но вину чувствую. Будто огромный кусок бетона, под которым ты лежишь и не можешь дышать. Сейчас, если я вижу подругу с кислым лицом, я могу спросить: «Что случилось?»

Сейчас я хожу к психологу раз в месяц. Иду к ней, когда попадаю в тревожный стрессовый период. После него буду чувствовать себя нормально. Потом месяц буду накапливать тревожность до следующего визита. Сегодня я проснулась в слезах от кошмара и уже четко знаю, что мне делать. Я знаю, как себя успокоить, каких триггеров мне избегать. Мне всегда снятся одни и те же кошмары, после которых я не буду какое-то время общаться с семьей, я не пойду в компанию, где будут пить алкоголь, я буду избегать булок, которые люблю переедать, я не буду слушать грустную музыку, я буду медитировать по полчаса в день, я скажу парню: «Мне надо, чтобы ты пару дней был ко мне внимательнее и любил меня чуть громче» — и не буду винить себя за эту просьбу. Я ловлю тревожность и отношусь к себе вдвойне заботливо.

Многие люди думают, что антоним человека в депрессии — это вечно позитивный человек. Хотя на деле это человек, который не хочет убить себя и моет за собой кружки. А иногда не моет — потому что лень, а не потому что не может встать с кровати. Сейчас мне в кайф просыпаться, мне нравится ходить на работу. Нужно было просто найти грамотного специалиста.

Могу поделиться советами, которые помогают жить в депрессии — например, я не мылась неделями, но пользовалась влажными салфетками, которые лежали буквально везде. Вот еще некоторые советы:

  • Вся еда — хорошая еда. Плохая только та, у которой истек срок годности или на которую у тебя аллергия. Съесть доширак и запить его газировкой лучше, чем не съесть ничего.
  • Жуй жвачку. Она успокаивает и создает ощущение, что ты почистил зубы. Но все равно старайся чистить зубы, потому что лечить их дорого и лучше эти деньги потратить на терапию. Положи зубную пасту и щетку у кровати, и сплевывай в стакан, если все совсем плохо.
  • Не можешь мыться — тупо посиди под душем, можешь даже не стоять. Ну или посиди в ванне.
  • Смотри комедии и максимально дегенеративный контент (для меня это шоу типа «Обмен женами» и «Папа попал»). Не смотри ничего грустного.
  • Одноразовая посуда.
  • Избавь себя от больших целей: «собрать мусор по комнате в пакет» или «убрать пять вещей на место» вместо «убрать комнату»; «поменять наволочку» вместо «поменять постельное белье»; «ответить на сообщения трем людям» вместо «разобрать телеграм».
  • Создай рутину, хоть какую-то.
  • Не можешь гулять, выходи из подъезда во двор хоть на две минуты. Меня спасали друзья, которые вытаскивали ходить вокруг дома (я была в пижаме, завернутая в плед и сопли).
  • Мусорное ведро в комнате.

Я поняла, что вышла из депрессии, в марте 2020 года, спустя три месяца регулярных походов к психологу. Тогда всем вокруг было плохо, потому что нельзя выходить из дома, а мне было хорошо: я работаю, у меня чай, я с мальчиком переписываюсь.

Пазл начал собираться постепенно. Сначала я поняла, что вышла на доход, который меня устраивает, и могу наконец-то съехать из квартиры, которая мне снилась в кошмарах. У меня есть работа, которую я не ненавижу, увлечения, я не плачу ночами. С друзьями отношения стали ровнее, я перестала загоняться из-за ерунды. Раньше я всегда чувствовала себя виноватой за то, что не хочу их видеть, за то, что не могу стать лучше. Чувствовала себя лишней, мне хотелось провалиться сквозь землю рядом с ними. Сложно выразить это словами, но в депрессии как будто была «я и депрессия», а на другой стороне все остальное. Просто разные миры, в которые мне вход был заказан, да и не очень-то хотелось. Депрессия отделяет тебя от всего и держит, а сейчас я чувствую себя собой и одновременно частью чего-то, я присутствую в жизнях других людей и имею что-то за пределами своей головы.

Не помню, где я прочитала про пять шагов к выздоровлению. Сначала ты идешь по дороге, падаешь в яму и не понимаешь, как ты там оказался и как выбраться. Ты сидишь и рыдаешь, думая, что в падении нет твоей вины. Второй шаг — ты идешь, падаешь в яму, это все еще не твоя вина, но ты признаешь: окей, я в яме. Третий шаг — ты идешь, знаешь, что сейчас упадешь в яму, падаешь и говоришь: я в яме, и это моя вина. Четвертый шаг — ты идешь и обходишь яму. А пятый шаг — ты идешь по другой дороге.

Когда я раньше проваливалась, думала: «Все, я падаю в яму и не знаю, что происходит». Потом было: «О, я проваливаюсь в депрессию, ничего не хочу делать». В такие моменты ты сильно романтизируешь свое состояние. А сейчас, если я чувствую, что начинаю проваливаться, думаю: «Ок, мы сейчас напишем психологу, что мы чувствуем».

В тревожные периоды я все еще иногда хочу свернуться калачиком, поплакать и пожалеть себя: «Ты моя хорошая, моя депрессивная девочка, давай съедим ведро мороженого, будем смотреть „Бриджит Джонс“ и вонять неделю». Маленькая Алина все еще иногда плачет и стучит по спине: «Давай плакать, нам нужно, чтобы нас пожалели». Но у нее уже тихий голос.

Григорий Туманов 34 года

старший продюсер «Яндекс.Дзена», журналист, автор подкаста «Мужчина, вы куда?»


Депрессивный эпизод средней тяжести

Депрессия началась после смерти папы. Параллельно я был одним из партнеров в стартапе «Мамихлапинатана», что тоже не прибавляло эмоциональной стабильности. Потому что у нас стартап, постоянные перебои с деньгами, плюс я со всеми проблемами и людьми ношусь, как воспитатель.

До обращения к врачу я был в депрессии больше полугода. Я человек спокойный, довольно мягкий и деликатный, а за те полгода стал раздражительным, меня выбивали из колеи простейшие вещи: например, дежурные правки по проекту, недопонимающие сотрудники или малейшее замечание. Я был функционален час в день, потому что все остальное время хотел спать, бесился непонятно из-за чего или думал, что живу неправильно и надо все немедленно поменять. А как поменять — непонятно, потому что впереди кромешная темнота. Бесило будто все разом: подувший ветер, слишком медленно плетущаяся перед тобой спина в метро, сам факт существования Ольги Бузовой или сползший носок.

Еще я стал ловить себя на том, что если я иду с кем-нибудь выпивать, то мое состояние вдруг меняется в лучшую сторону. Меня это подбешивало, потому что я никогда не использовал алкоголь как допинг, чтобы повеселиться. Я не злоупотреблял, но вдруг резко становился функциональнее, а голова работала лучше.

За помощью решил обратиться в 2018 году после поездки на кинофестиваль «Край света» в Калининграде, который делает Алексей Агранович. Мы с ним и моей женой пошли на экскурсию в Дом Советов — легендарную заброшку, недострой советских времен.

Мы поднимались все выше, и вдруг у меня случился не самый приятный рабочий звонок. Я заканчиваю разговор и понимаю, что меня фатально выбило из колеи и мне ужасно надоело мое состояние. Я вдруг осознал, что хожу по Дому Советов и думаю: «Так, сейчас я оторвусь от группы, пару этажей еще надо пройти наверх, и если прыгать, то здесь. Там я нормально долечу и будет ништяк».

Из-за этих мыслей, которые меня ужасно испугали своей прагматичностью, я сильно разозлился, причем не на себя, а на свое состояние. Потому что я и вся моя семья очень жизнелюбивые — любят вкусно есть, вкусно пить, вкусно курить в кафе за столиком. И вообще считают, что жизнь дана не для испытаний, а для того, чтобы радоваться. Я с этим осознанием рос примерно с трех лет, как только научился читать.

Поэтому я думал: «Господи, да меня же жизнь вообще для другого готовила, она должна быть клевая, а я хочу ее закончить из-за какой-то ерунды». У меня никогда не было предубеждения перед психиатрами, но я, как типичный обалдуй, мог пропустить стоматолога, не дойти на чекап — бытовая дурная беспомощность. Но в тот раз я сразу решил пойти к врачу.

Я умею с собой разговаривать и хорошо себя чувствую. Меня так воспитали, что нужно рефлексировать, слышать себя, нужно, чтобы тебе с собой было интересно. Поэтому, когда мы начали курс лечения, врач сказала: «Ты сам все четко рассказал и хорошо понимаешь, что происходит. Кажется, это действительно сочетание травмирующего фактора и обстоятельств, о которых ты говоришь. И да, чувак, тебе 31, это кризис среднего возраста».

Я обрадовался, говорю: «Получается, я его экстерном прошел? То есть в 40 я не захочу феррари, не начну ходить в рваных джинсах и с поднятым воротником у розового поло?» Она говорит: «Нет, подожди, это так не работает. Это просто значит, что у тебя случился один кризис, а дальше будет еще».

Она назначила мне препараты — «Золофт» и поддерживающие лекарства для мозговой деятельности. За полгода приема антидепрессантов моя жизнь существенно улучшилась. На излете кризиса среднего возраста я запустил свой подкаст, а еще прозрел насчет того, что творилось в «Мамихлапинатане», и ушел оттуда. С тех пор я прекрасно себя чувствую, хотя прошло уже три года. Все это время я продолжаю пить «Золофт». Мне врач говорит: «Если препараты тебе не мешают, пей их спокойно. Потому что нет-нет, а что-то может тебя перевернуть».

Победить депрессию мне также помог тайский бокс. Но не из-за вымещения агрессии, потому что ее во мне не очень-то и много. Мне помогло понимание, что ты не выходишь на ринг проигрывать. Ты думаешь, как победить и как держать удар. Я не сразу осознал, насколько это для меня подспорье, как помогает переключить голову и сосредоточиться.

Когда я начинал пить антидепрессанты, в нашей сталинке стартовал капитальный ремонт. Дом обтянули строительными лесами, из окна практически ничего не было видно — только ноги рабочих. Я подумал, что это классная метафора: ты тоже как этот дом, закрываешься в кокон, в котором ремонтируешься, а потом уже полноценно живешь.

Я осознал, что вышел из депрессии, в рядовой вечер, когда шел домой. Я понял, что ощущаю себя здесь. Почувствовал запахи, ощущение возвращения домой, усталость. Вдруг выкрутили обратно цвета и звуки, и я понял: я ведь уже не первый день в хорошем состоянии, кажется, меня отпустило.

Еще раз я испытал схожее чувство через полгода, когда мы с женой поехали на нашу дачу в Калининградской области. Я стоял на пляже, смотрел, как носятся жена с собакой, и понял, что я счастливый человек. Максимально ванильная, но понятная картинка — хотя еще недавно я совсем не мог радоваться подобным вещам. Просто видел людей и собак, которые бегают около воды и песка.

Безусловно, со мной случались откаты в депрессивное состояние, но они были связаны с интенсивностью работы и сменой сезонов, которые традиционно влияют на людей в депрессии. Потом все снова становилось хорошо.

Боюсь ли я опять провалиться в депрессию? Я три раза травмировал роговицу глаза — два раза на тренировках по тайскому боксу и один раз нечаянно ткнул пальцем. Это ужасно противно — ты не можешь моргать, не можешь смотреть вторым глазом, потому что первый шевелится и становится дико больно. Нужно просто смириться и дней пять сидеть зажмуренным, периодически капая, что тоже очень больно.

Первый раз я совсем не понимал, что происходит, и не знал, что делать. На второй раз более-менее сообразил, что мне неприятно, но делать нечего — придется капать. А на третий понял: я знаю, что делать. Говорю жене: «Женя, мне нужны капли, я на пять дней выбываю, пожалуйста, будь моим секретарем, потому что я не могу смотреть в телефон и отвечать на сообщения. Включай мне телевизор, когда уходишь, я буду лежать и слушать телеканал „Домашний“». Мне нужно выздоравливать, ничего не поделаешь. Кстати, теперь для тренировок я купил себе шлем и стараюсь лишний раз не лазить в глаз.

С депрессией то же самое. Хотел бы я еще раз это пережить? Нет, конечно. Боюсь ли я этого? Да, как и любой человек с чувством самосохранения. Но знаю, что все переживу.

Полина Победа 23 года

диджитал-креаторка


Тревожно-депрессивное расстройство

В подростковом возрасте у меня появились первые приступы булимии, а году в 2017-м началась страшная депрессия. До нее у меня все было супер: любящие родители, учеба в хорошем вузе. Но я очень тревожный человек и многое воспринимаю близко к сердцу.

Булимия началась из-за того, что я ходила на танцы и девчонки со мной в группе были все высокие и худые, а я была обычная. Я не была никогда крупной, полной, но страдала, когда видела вокруг длиннючих девушек по 25 килограммов. Мне казалось, что все вокруг смотрят, какая у меня на животе складка, думают, что талия на два сантиметра больше, чем у других. Мне всегда хотелось извиниться, мол, простите, что я тут стою рядом с вами, я тут потанцую немножко со своей здоровенной задницей, ничего страшного? Мне казалось, что все люди на свете такие же худые, как девочки из моего коллектива, а я одна некрасивая и все в душе смеются. Хотя мне вроде никто никогда не говорил, что надо худеть, но я подумала, что блевать, чтобы сбросить вес, — отличная идея.

Еще я думала, что кто-то выигрывает спортивные соревнования, научные конкурсы — они лучшие в своем деле, и понятно, как их представлять. Это Вася — он ученый, это Таня — она художница. Я хоть и была смешной девчонкой, но ты же не скажешь: «Это Полина, она смешная». В общем, я не понимала, кто я и как себя охарактеризовать.

Потом я переехала учиться из Нижнего Новгорода в Москву, где оторвалась от мамы, с которой всегда была близка. А еще если в школе я была самой умной и прикольной отличницей, то на журфаке поняла, что куча людей намного умнее меня и лучше учатся. Мне было некомфортно, казалось, что я не заслуживаю своей жизни, что я тут случайно и все считают меня глупой. Еще казалось, что все вокруг намного красивее, лучше одеваются, более стильные, более успешные, а кто-то уже работает на прикольной работе.

Уже тогда нужно было идти за профессиональной помощью, а мне казалось, что я просто грущу от сильных изменений в жизни. У меня было возбужденное состояние — я постоянно думала, что сейчас выпрыгну из окна или что-нибудь порежу: например, в очередной раз руки. А потом умер мой близкий друг. Мне стало настолько тяжело, что я думала, что теперь до смерти буду лежать в кровати.

Я все время чувствовала вину, мне было стыдно, что я напрягаю своих друзей, которые постоянно ко мне приезжали и спрашивали, как у меня дела. Сегодня я в хорошем настроении, а завтра вообще никакая. Я чувствовала, что им тяжело, и мне самой было невыносимо. У меня не было ресурса изменить ситуацию, и я попросила свою подругу найти мне место или человека, куда я смогу обратиться.

Подруга меня записала в Научный центр психического здоровья. По дороге на прием я все время звонила по телефону родителям, чтобы отвлечься от мыслей, что я иду в больницу. Психиатр назначил антидепрессанты и нейролептики. Мне объяснили, что, вероятно, у меня могут быть побочные эффекты и завтра я не проснусь счастливым человеком. Это мне и было нужно, потому что, когда я понимаю, что сейчас будет происходить, мне становится спокойнее. Я готова к тому, что у меня будет две недели кружиться голова, меня будет тошнить и я наберу вес — хотя для человека в булимии это кошмар. Главное — знать, что будет результат. А еще параллельно с таблетками я начала проходить психотерапию.

От таблеток меня все время тошнило, кружилась голова — меня ужасно бесили эти побочки. Первое время я плакала. Пыталась работать, а у меня ни с того ни с сего голова кружится или я спать хочу, буквально вырубаюсь. Но эмоционально мне становилось лучше.

В какой-то момент я поняла, что я в ремиссии и держу себя под контролем. Поэтому таблетки я отменила. У меня появился суперчудесный молодой человек, которому я доверяла. Он сказал, что идея отменить таблетки — полное говно, и попросил меня этого не делать. Но я перестала пить их во многом потому, что почувствовала: если вдруг что, он меня поддержит. Меня, правда, страшно колбасило физически из-за отмены таблеток, но я больше к ним не возвращалась. Итого я пила таблетки в районе полутора лет. Думаю, мне очень повезло, что я встретила его.

Окончательно я поняла, что выхожу из депрессии, весной прошлого года — спустя пару месяцев после отмены таблеток. Я помню первый момент, когда подумала: «Ух ты, е-мое, походу, мне сильно лучше!» Я тогда продала своему начальнику идею корпоративного медиа. В момент, когда я поняла, что взвалила на себя огромный кусок работы, который сама же инициировала, и мне не страшно, я почувствовала себя хорошо.

На мой выход из депрессии точно повлияла психотерапия. Вообще я к психологу пришла скорее из-за булимии. Месяца за два сеансов я практически перестала блевать, и мы перешли к вопросам, связанным с депрессией. Моя терапия во многом сконцентрирована на том, чтобы я поняла, что со мной происходит. Изначально мне было плохо и тяжело из-за того, что я не понимаю: я злюсь, или мне грустно, или что-то еще. Мы много занимались тем, чтобы я перестала злиться на себя из-за депрессии без видимых причин.

Терапия круто работает, если длится долго. К моменту выхода из депрессии я со своей терапевткой работала месяцев семь, и мы уже снимали не острые симптомы, а занимались тем, чтобы я больше понимала себя. Если у тебя нет острого переживания и ты приходишь к терапевту, ты просто чуть больше про себя узнаешь, тебе становится спокойнее и понятнее, что существует проблема, которую ты можешь решить.

А еще рядом со мной были те, кому я полностью доверяю. У меня очень понимающая мама, но если ты скажешь маме: «Мам, я сейчас при смерти валяюсь в истерических припадках, слюнях и соплях» — она будет, мягко говоря, переживать. А вокруг меня были суперспокойные и рассудительные люди, и я понимала, что они принимают меня с моими слюнями и соплями. Они справятся и мне помогут, если что.

Мне часто последнее время кажется, что я самый сильный младенец на свете. Я хожу и думаю: «Я же могу это сделать и вот это». У меня творческая профессия, и мне нравится, что, оказывается, можно не просто придумать идею, но и реализовать ее, если захочется.

Еще оказалось, что я сама себе лучший друг, и это тоже круто. Я раньше не могла пойти одна куда-то гулять, сидеть одной, читать книжки — а сейчас могу, и мне не тревожно. Я сижу и смотрю на дерево, например. Или иду в бассейн и плаваю. Я просто живу свою жизнь.

Даже если мне сейчас становится грустно, что тоже происходит, очевидно — я не всегда какая-то блаженно-счастливая, мне бывает тяжело, я часто плачу, потому что какие-то вещи меня часто расстраивают, — я знаю точно, что в итоге справлюсь.

Летом я как раз расставалась с этим молодым человеком и боялась, что снова скачусь в депрессивное состояние и мне будет плохо. Но мы мирно разошлись, и я хорошо к нему отношусь, и вообще моя жизнь не стала хуже. Я разрешила себе неделю погрустить, когда мне было грустно. И я знаю, что грусть не навсегда, она пройдет.

Я стала нести ответственность за свою жизнь. Раньше я жила в потоке — просто что-то делала, потому что так сложилось. А когда вышла из депрессии, смогла уволиться со старой работы, потому что хотела заниматься другими вещами, закончила отношения, поменяла свои квартиры. Я похудела вообще-то, я круто выгляжу! Я стала намного более смелой девчонкой. Зарегистрировалась на фестиваль комедии «Панчлайн» участницей, просто потому что захотела. Но раньше я не могла себе этого позволить — вдруг меня засмеют. А сейчас — нет, я хочу, пойду зарегаюсь, познакомлюсь с кучей других людей, выступлю.

Снова не провалиться в депрессию мне помогает знание, что у меня есть инструменты с ней бороться. Даже если вдруг у меня случится сложный депрессивный эпизод, я точно буду понимать, куда мне идти и что мне делать. А еще я перестала стесняться. В начале депрессивного периода не понадобилось несколько месяцев, чтобы признаться хоть кому-нибудь, что мне плохо. Я очень много плакала из-за этого, потому что тебе с каждым днем все хуже и хуже, а помощи попросить ты не можешь, потому что тебе стыдно. А сейчас мне вообще не стыдно.

Я понимаю, что если мне снова станет тяжело, то я напишу близким людям и скажу: «Слушайте, мне нужна ваша помощь». Все мои друзья знают, что нужно сделать, если мне вдруг плохо, потому что я им объяснила. В какой-то момент мы просто сидели буднично пили кофе, и я сказала: «Знаешь, если вдруг мне станет сильно тяжело и грустно, ты, пожалуйста, не теряйся и не пугайся. По возможности приезжай ко мне со мной обняться и запиши на всякий случай номер моего психолога».

Фотографии: обложка, 1, 2, 3, 4 – Виктор Юльев, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12 – Света Максимова 

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Как понять, что близкий человек в депрессии, и помочь ему?
Как понять, что близкий человек в депрессии, и помочь ему? На что обращать внимание и когда стоит посоветовать обратиться к врачу
Как понять, что близкий человек в депрессии, и помочь ему?

Как понять, что близкий человек в депрессии, и помочь ему?
На что обращать внимание и когда стоит посоветовать обратиться к врачу

Как справиться с тревогой
Как справиться с тревогой Несколько действенных техник из когнитивной терапии
Как справиться с тревогой

Как справиться с тревогой
Несколько действенных техник из когнитивной терапии

«У меня шизофрения, и я живу нормальной жизнью»
«У меня шизофрения, и я живу нормальной жизнью»
«У меня шизофрения, и я живу нормальной жизнью»

«У меня шизофрения, и я живу нормальной жизнью»

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» — от команды Bjorn

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Первая полоса

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» — от команды Bjorn
Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» — от команды Bjorn
Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» — от команды Bjorn

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» — от команды Bjorn

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?
Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?
Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро» С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика» Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России Главное из интервью Алексея Навального журналу Time
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Главное из интервью Алексея Навального журналу Time

«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»

«Я сделал вазэктомию»

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)

«Черная книга» эпохи Собянина
«Черная книга» эпохи Собянина 30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году
«Черная книга» эпохи Собянина

«Черная книга» эпохи Собянина
30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Спасите мою душу»:
Спецпроект
«Спасите мою душу»: С чем боролись художники, создавая свои работы
«Спасите мою душу»:
Спецпроект

«Спасите мою душу»:
С чем боролись художники, создавая свои работы

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце» Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы

Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом
Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом
Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом

Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Подпишитесь на рассылку