«Они сейчас там»: Истории участников «спецоперации», рассказанные их родными Зачем нам знать об этих людях?

«Они сейчас там»: Истории участников «спецоперации», рассказанные их родными

За последние 4,5 месяца почти все независимые российские медиа были заблокированы (и теперь доступны только через VPN), приостановили работу или закрылись. Однако на выжженном информационном поле стали появляться новые проекты: от сосредоточенной на жизни регионов «Новой вкладки» до «Кедра», рассказывающего про окружающую среду.

В апреле бывший главный редактор «Таких дел» Владимир Шведов и ведущий YouTube-шоу «Больше всех надо» Павел Меркулов запустили «Они сейчас там» — корпус историй россиян, чьи близкие оказались в Украине в качестве военнослужащих. Подзаголовок издания — «Истории, которые не должны были случиться». На сайте собраны собственные тексты проекта, а также материалы, созданные в сотрудничестве с другими медиа, в частности, иркутским онлайн-журналом «Люди Байкала», или опубликованные с их согласия.

Точных и верифицируемых данных, сколько всего российских военных участвует в боевых действиях, сколько из них погибло или оказалось в плену, нет. Отдельные СМИ собирают собственную статистику. Другие, наоборот, были вынуждены удалить страницы памяти погибших в Украине. В Москве, Петербурге и других городах можно увидеть билборды с портретами и именами военных и фразой «Слава героям России!» — но за что именно надо прославлять этих людей, там не указано. Очевидно, официальная линия государства — героизировать участников «спецоперации», одновременно анонимизируя их действия: аудитории презентуют собирательный стерильный образ воина, не отягощенный человеческими нюансами. Это не новый прием: героический эпос десятилетиями шлифовали в Советском Союзе, и публикация книг вроде «Прокляты и убиты» Астафьева или «У войны не женское лицо» Алексиевич стала возможной только ближе к распаду СССР.

Зачем людям вообще нужно знать про участников «спецоперации»? И почему их родные общаются с независимыми медиа? The Village задал эти вопросы Владимиру Шведову.

Они сейчас там

Подробнее

Владимир Шведов

сооснователь и редактор проекта «Они сейчас там»

 Идея проекта появилась в марте у ведущего YouTube-шоу «Больше всех надо» Павла Меркулова. Прошел только месяц с начала боевых действий, и было не очень понятно, как говорить о том, что происходит. Многие журналисты и редакторы тогда включились в активистские инициативы, но важно было реагировать и традиционными форматами — репортажами, интервью и другими. Павел хотел обратить внимание на семьи военнослужащих, которые оказались в плену, пропали без вести или погибли. Мне эта идея очень откликнулась, и я предложил выстроить проект не на цифрах или данных из открытых источников, а как большую галерею портретов родственников, оказавшихся в невыносимой ситуации. Я много лет проработал в социальном СМИ «Такие дела», и такой подход мне, как редактору, был близок.

 Я сталкивался с позицией, что сам принцип проекта, выстроенного вокруг российских военнослужащих, в текущих условиях в какой-то степени реабилитирует боевые действия

В официальных российских медиа об этих людях говорили и говорят очень мало. В украинских изданиях присутствует нарратив, согласно которому воюющих на стороне противника изображают как врагов. Это понятно. Но в независимых русскоязычных медиа на момент нашего запуска я почти не видел попыток понять, что это за люди, почему они там оказались, что привело их на службу. Особенно важно, как я подумал, говорить именно о семьях военнослужащих, чьи рассказы за счет личной вовлеченности могли бы ярче показать, насколько опасные и страшные могу быть последствия у разгоревшегося конфликта.

Такой была наша рабочая гипотеза. Поначалу родственников, готовых говорить, было очень мало. Но чем дальше, тем больше становилось открытых к диалогу людей, выходило больше материалов в разных медиа. Из историй военнослужащих и их семей сложился своеобразный характерный жанр: мы видим дом, откуда солдат родом, узнаем от родственников, что это был за человек и почему он оказался в войсках, проходим через трагическую развязку и заканчиваем ценностным диалогом с его близкими. Несмотря на то что истории похожи структурно и содержательно, мне показалось важным продолжать проект. Беспристрастная констатация того, через что проходят все новые и новые семьи, необходима. Лично я считаю эту тему одной из самых главных, что сейчас есть. Здесь даже неважно, каких политических взглядов придерживаетесь вы сами: невозможно не сопереживать людям, которые потеряли близкого человека, а после этого еще и столкнулись с безразличием и равнодушием государственной системы.

При этом видно, что никакой практической пользы от интервью для подавляющего большинства этих людей нет. Думаю, у родных военнослужащих просто большой запрос на проговаривание, на терапевтический эффект от рассказывания своей истории. Так вышло, что именно обломки независимой журналистики стали единственной возможностью для этих людей заявить о том, что с ними произошло, и немного снять с себя груз беды. Видно, что желающих высказаться становится значительно больше, и сейчас уже нет проблемы в том, чтобы найти историю. Важно рассказать ее так, чтобы, несмотря на повторяющийся сюжет, она могла впечатлить читателя. Думаю, чем дальше, тем сложнее это будет сделать — еще и потому, что у многих притупляется восприятие происходящего, а количество семей, оказавшихся в беде, только растет.

Отмечу, что риторика героев материалов тоже постепенно трансформируется. В первые месяцы была идеологическая броня: родные пытались избегать рассуждений на предмет того, нужно ли было начинать [«спецоперацию»], нормально ли произошедшее с их близкими. А сейчас и по нашим текстам, и по материалам коллег я вижу, что стало больше рефлексии, вопросов и сомнений.

Надо понимать, что люди, с которыми разговаривают наши журналисты, чаще всего находятся в ситуации невероятного стресса и утраты, поэтому нельзя подходить к ним с очень критической меркой. Я сталкивался с позицией некоторых знакомых, в том числе из медиа, что сам принцип проекта, выстроенного вокруг российских военнослужащих, в текущих условиях в какой-то степени реабилитирует боевые действия. Что давая голос родственникам, которые зачастую высказывают провластные взгляды, мы как будто встаем на их сторону. Уверен, это не так. Как раз попытка манипулировать их комментариями и монологами была бы не самой ценной работой, потому что личную позицию автора текста можно прочитать у него в соцсетях. А здесь важно давать максимально честный срез реальности. Я убежден, что дополнительный комментарий в лоб этим историям не требуется. Думающий читатель сделает из них совершенно ясные выводы.

Не представляю, как долго еще продлится проект. Все участники делают его в свободное от других работ время. Но я считаю, в русскоязычном медиаполе должно быть место, где собирают истории, напоминающие, что именно происходит и насколько это иногда ужасно.

Share
скопировать ссылку

Тэги

Новое и лучшее

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

Повестка: Что делать, если останавливают и вручают на улице

Генштаб разъяснил, кого будут призывать. Главное, что мы поняли

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

От айфона до iHerb: Как сейчас заказать из-за рубежа одежду, технику и витамины

Первая полоса

Что происходило в российских военкоматах за день

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я уезжаю прямо сейчас»

«Я уезжаю прямо сейчас»

«Я уезжаю прямо сейчас»

«Я уезжаю прямо сейчас»

В военкоматах Москвы и Петербурга мобилизованных зачисляют в тероборону

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)

The Bell: В аэропортах перестали пропускать мужчин, которые состоят в списках военкомата

В казахстанском кинотеатре переночевали более 200 россиян

«Новая газета»: Более 260 тысяч мужчин покинули Россию после объявления мобилизации

Росавиация продлила ограничение полетов на юг до 2 октября

Границу с Грузией разрешили переходить пешком

Студент журфака МГУ устроил Z-акцию. Как на это отреагировали его однокурсники и вуз

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»

Россияне продолжают поджигать военкоматы

Срочно в Армению
Срочно в Армению Экстренные советы по эмиграции
Срочно в Армению

Срочно в Армению
Экстренные советы по эмиграции

Срочно в Грузию
Срочно в Грузию Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Грузию

Срочно в Грузию
Экстренный гид по эмиграции

Генштаб разъяснил, кого будут призывать. Главное, что мы поняли
Генштаб разъяснил, кого будут призывать. Главное, что мы поняли
Генштаб разъяснил, кого будут призывать. Главное, что мы поняли

Генштаб разъяснил, кого будут призывать. Главное, что мы поняли

Когда закроют границу? Вот все версии

Кинотеатр в Казахстане предложил ночлег россиянам

Минобрнауки: Аспиранты тоже имеют право на отсрочку от мобилизации

Более 790 задержанных: Итоги субботних протестов против мобилизации

Четвертый день мобилизации в России. Собрали несколько историй

«Видите этот гондон?», — блогерка Рина Рамзаева ответила пропагандистам, объясняющим, почему не надо бояться мобилизации

Из AppStore пропало приложение с картами «2ГИС»

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

Финляндия готовится запретить российским туристам въезжать в страну по любым шенгенским визам. Собрали главное

Студентам-медикам в Петербурге неожиданно заменили плановые предметы на «экстренную хирургию и неотложную помощь»

Уклонистам точно будут давать убежище в Германии — Deutsche Welle

Норвегия приостановила упрощенный визовый режим с Россией

Минобороны: Каких специалистов не коснется мобилизация

Репатриация по телефону. «Сохнут» запустил горячую линию

После резонанса в СМИ в Москве не будут мобилизовать работника Сбербанка, который не служил в армии

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему? «Приехали и все время плачут»
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
«Приехали и все время плачут»

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

В Петербурге пришли с обысками к фигурантам дела «Весны», журналистке SOTA и фем-активистке

Журналиста «Соты» выгнали с митинга в поддержку референдумов. Позже к нему пристали двое парней

ЦБ: Родственникам мобилизованных тоже сделают более лояльные условия погашения кредита

В Улан-Удэ забирают студентов-мальчиков прямо с занятий

«ВКонтакте» заблокировала группу «Лета в пионерском галстуке»

Задержанным на митинге против мобилизации вручили повестки прямо в отделе полиции

Во Внуково начали допрашивать вылетающих мужчин. В петербургском Пулково — тоже

Сыновьям Пескова и Мишустина позвонили с предложением явиться в военкомат
Сыновьям Пескова и Мишустина позвонили с предложением явиться в военкомат
Повестка: Что делать, если останавливают и вручают на улице
Повестка: Что делать, если останавливают и вручают на улице Или приглашают в военкомат через «Госуслуги»
Повестка: Что делать, если останавливают и вручают на улице

Повестка: Что делать, если останавливают и вручают на улице
Или приглашают в военкомат через «Госуслуги»

Работодатели должны будут расторгнуть контракт с призванными в армию гражданами

Что известно о протестных акциях в России к 16:40

Совет Федерации: Выпускники военных кафедр не приравниваются к тем, кто прошел военную службу

Экс-сотрудница Первого канала отказалась от госнаград

Писатель Борис Акунин — о мобилизации

Провластным политикам, похоже, тоже нужны объяснения про мобилизацию

С сайта карты «Мир» пропало упоминание о возможности платить ей за границей

Алексей Навальный — о мобилизации

Как другие страны реагируют на мобилизацию в России

Закрывают ли границы? Рассказываем, что известно на данный момент
Закрывают ли границы? Рассказываем, что известно на данный момент
Закрывают ли границы? Рассказываем, что известно на данный момент

Закрывают ли границы? Рассказываем, что известно на данный момент

Сотрудникам «Сбербанка» пришло письмо о мобилизации. Об этом The Village рассказали работники компании

Повестки не будут приходить через Госуслуги — Минцифры

«Это неправда, это чушь»: что говорил Кремль о возможной мобилизации до ее объявления