25 июня, суббота
Москва
Войти

«Обычный человек»: История Вики Петровой, которая написала пост во «ВКонтакте» — и на нее возбудили дело о фейках Но она не сдается

«Обычный человек»: История Вики Петровой, которая написала пост во «ВКонтакте» — и на нее возбудили дело о фейках

«Я требую немедленного прекращения всех боевых действий, международного расследования всех совершенных преступлений. <…> Я призываю всех россиян бороться за свои права, против диктатуры, и сделать все, чтобы остановить эту чудовищную *****», — уверенно и четко говорит с экрана в 36-м зале заседаний Санкт-Петербургского городского суда молодая женщина по имени Виктория Петрова. Слушатели — их 33 — аплодируют.

Месяц назад Вика была «обычным человеком» — менеджером в небольшой семейной компании. Сейчас она фигурантка уголовного дела «о фейках об армии» и находится в Арсеналке — женском следственном изоляторе на Арсенальной улице в Петербурге. Дело возбудили после одного из постов Вики во «ВКонтакте», ей грозит до десяти лет лишения свободы. The Village рассказывает, как благодаря адвокату дело никому неизвестного «обычного человека» стало резонансным, почему Вике не разрешают свидания с мамой и что говорит сама арестантка.

Дело

Шестого мая, в семь утра, в съемную квартиру Виктории Петровой на улице Бутлерова пришли с обыском сотрудники Центра «Э» и СОБРа. На месте они изъяли телефоны, ноутбуки и семь плакатов. На следующий день Калининский районный суд направил Вику в СИЗО-5 на месяц и 25 дней. «Следователь сказал, что, будь его воля, он отпустил бы Вику под подписку о невыезде. Но было указание выходить в суд с ходатайством об аресте», — рассказала The Village адвокат Петровой Анастасия Пилипенко.

Против Вики возбудили дело по новой уголовной статье — «Публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных сил Российской Федерации». По нему «фейком» могут признать любые данные о так называемой спецоперации в Украине, исходящие не от официальных российских источников. В случае с Викой поводом для возбуждения дела стал пост во «ВКонтакте» от 23 марта 2022 года — и девять видеороликов, которые она к нему прикрепила: с выступлениями журналистов Дмитрия Гордона и Александра Невзорова*, а также общественного деятеля Максима Каца.

Кого еще арестовали в Петербурге по статье «о фейках»

Саша Скочиленко

художница, музыкантка

Ольга Смирнова

активистка

Мария Пономаренко

журналистка (ее этапировали в Барнаул)


Всего по России: более 50 дел (на конец мая)

Во «ВКонтакте» зарегистрировано почти 32 тысячи Викторий Петровых, более 1,8 тысячи из них — в Петербурге. Та самая Вика — женщина в светлой шапке бини, очках и с макияжем в цветах украинского флага. У нее 247 друзей и 89 подписчиков.

Ее пост от 23 марта администрация «ВКонтакте» по требованию Роскомнадзора удалила через два дня после публикации. Но остались другие антивоенные посты: в них Вика среди прочего рассказывает, как ее арестовали на 10 суток за участие в протестной акции у Гостиного двора. Всего с начала «спецоперации» ее задерживали дважды по административным статьям.

Когда за Викой 6 мая пришли Центр «Э» и СОБР, она сначала подумала, что ее снова привлекут по КоАП. Осознав, что теперь речь об Уголовном кодексе, Вика стала писать своей маме подробную записку: что нужно сделать с квартирой, с кошкой, какие вещи передать в СИЗО, рассказала защитница Петровой Анастасия. Сейчас она — единственное связующее звено между Викой и миром: кроме адвоката, к арестантке никого не пускают.

Адвокат

У мамы адвоката Анастасии Пилипенко 24 февраля день рождения, и вечером они с дочерью собирались пить чай с пирожными. Но рано утром началась *****: «На улицу выходят люди, которые тоже против *****. Полиция сажает их в автозаки. Обещают штрафы и аресты. Пирожные отменяются — у меня работа. […] Провожу ночь в отделе», — написала адвокат в своем телеграм-канале. В таком режиме у нее прошли полтора месяца.

Анастасии Пилипенко 35 лет, она окончила Северо-Западный филиал Российского государственного университета правосудия. Год проработала секретарем в Ленинградском городском суде — «как в армию сходила». Обычно секретари со временем становятся судьями, но Пилипенко ушла сначала в преподавание, потом — в адвокатуру. «Я бы никогда не стала судьей, не смогла бы вершить судьбы людей», — говорит она.

Анастасия специализируется на уголовном праве. Это самая тяжелая отрасль: доля оправдательных приговор в России ничтожна — 0,24 %. «Но бывает, что удается добиться прекращения дела на стадии следствия. Или помочь с переквалификацией статьи на менее тяжкую. По нынешним меркам это основной адвокатский успех», — рассказывает Пилипенко.

С Викой Петровой Анастасия не была знакома до 6 мая, когда в квартире женщины провели обыск. Адвокат подключилась от проекта «Сетевые свободы». Дело находится на контроле в Центральном аппарате Следственного комитета. «Это значит, что нет какого-то одного следователя, над делом работает весь следственный отдел», — пояснила Анастасия.

Именно адвокат привлекла внимание общественности к делу Вики, написав 11 мая в соцсетях:

«Вика — обычная девушка. <…> Обычная жизнь, обычный спортзал и кошка. Обычная работа в ничем не примечательной конторе. <…> Пожалуй, пока единственное необычное в деле Вики — это как раз ее обычность. Она совсем как мы. Не активистка, не журналистка, не голос поколения».

Вика

Виктории Петровой 28 лет. Она родилась в Петербурге, окончила Высшую школу менеджмента СПбГУ. «Вика была с длинной косой, очень серьезная, производила впечатление умного человека, всегда хорошо училась. Интуитивно я ощущаю в Вике какую-то детскость в хорошем смысле, неиспорченность», — рассказала The Village однокурсница Виктории Петровой София.

Другая подруга по учебе, Дарья, в комментарии «Медиазоне»* описала Вику как «прирожденную отличницу», «по жизни бойца» — человека, который «был организованнее всех»: «И у нее всегда болит сердце за любую несправедливость».

Адвокат Анастасия Пилипенко говорит, что Вика — «очень спокойный и организованный человек»: «Я этому поразилась на судебном заседании [по мере пресечения 7 мая]. Люди, когда их в первый раз арестовывают, ведут себя по-разному. Вика вела себя с большим достоинством».

Дело Виктории Петровой


Группа поддержки

Телеграм-канал

Петиция в защиту Вики

Подписать

До ареста Вика жила вдвоем с кошкой Марусей. Сейчас животное у мамы героини. Хозяйка Маруси сидит в СИЗО-5.

Арсеналка

СИЗО-5 находится на Арсенальной улице — это безлюдное место с небольшими производствами и бывшей территорией завода «Красный выборжец», где собирались строить жилье. На входе в Арсеналку растянут баннер с названием изолятора и изображением Медного всадника. Со стороны улицы комплекс закрывает типовой бетонный забор в ромб, усиленный сеткой и колючей проволокой. Над ним торчит обшитая гофрированным железом вышка. Справа, за старой кирпичной стеной, — психиатрический стационар «для лиц, совершивших общественно опасные деяния в состоянии невменяемости», здание в виде креста. Сами старые Кресты, изолятор для мужчин, — примерно в километре. Пять лет назад всех арестантов оттуда перевезли в новые камеры в Колпино. Женщины же остались в дореволюционном краснокирпичном комплексе Арсеналки.

«Метровой толщины стены, толстые железные двери с глазками и засовами, — описывает быт СИЗО-5 предпринимательница Наталия Верхова. — Матрасы толщиной в пару сантиметров, тюремные буханки хлеба, часто подгорелые, сломанная сантехника, бетонные полы в подвалах, где многие часы девчонки ждут выезда, очереди в бюро передач и на свидание, баулы с дамским романами в коридорах».

Вику Петрову, как и всех новичков, сначала определили в самую большую камеру Арсеналки — на 18 человек. «В [камере] стояли девять двухэтажных кроватей. Рядом с кроватями стояли тумбочки. Посередине камеры стоял большой железный стол с деревянными скамейками, все это прикручено к полу; еще были холодильник, телевизор, раковина рядом с туалетом и собственно туалет, за обычной дверью, без замка», — рассказывает об интерьере камеры бывшая арестантка Елизавета Иванчикова.

Адвокат Вики Анастасия Пилипенко говорит, что в этой камере постоянно включен Первый канал и много негласных правил по поддержанию чистоты: «Например, расчесывать волосы можно только в одном месте, так как, если 18 девушек будут делать это в разных местах, волосы окажутся повсюду». За порядком следит старшая, и сперва у Вики с ней не заладилось. Старшей не нравилось, что новенькая не знает, как себя вести в следственном изоляторе: «Что, допустим, когда пришли проверка в камеру, нужно встать и сцепить руки в замок за спиной». Конфликты, впрочем, быстро урегулировали, а потом Вику перевели в другую камеру.

Этому, по словам Анастасии Пилипенко, предшествовал инцидент во второй половине мая, с падением штукатурки прямо на заключенных женщин: «Вика говорила, что девочки сидели и пили чай, когда часть потолка обрушилась на стол. Вика не пострадала, у одной заключенной был ушиб». В телеграм-канале «Свободу Саше Скочиленко!» сообщили, что штукатурка обвалилась из-за сильных протечек: «Жительницы камеры стали собирать куски потолка, самые большие весили примерно по три килограмма. Куски собрали в простыни, подмели пол».

Сейчас Вика находится в камере на шесть человек. Когда адвокат в очередной раз навещала ее, на вопрос «как дела», арестантка ответила: «Вы знаете, хорошо». И сама удивилась своему ответу. «Большую роль играют письма, которые она получает. Без них ей бы не было, чем себя занять, — это главная проблема в изоляторе», — говорит Анастасия Пилипенко.

Письма

Писем пришли сотни, в основном от незнакомых людей, в том числе из других стран. Вика рассказала своему адвокату, что «получила письмо от человека из администрации „ВКонтакте“»: «Он расстроен, что соцсеть сыграла свою роль в моем уголовном деле».

«На все письма Вика обязательно ответит. Кроме тех, авторы которых снабдили их Z-символикой», — обещает Анастасия Пилипенко.

Переписываться с другими «обычными людьми» арестантке можно, а с журналистами — похоже, нет. The Village передал Вике вопросы через ее адвоката, но лист с ответами у героини изъяли прямо в камере. Тогда наша корреспондентка написала Петровой через онлайн-сервис «ФСИН-письмо». Все три запроса от журналистки The Village не прошли цензуру, причем отрицательные ответы приходили в течение нескольких часов — при стандартном сроке обработки три дня. Тогда по совету адвоката Вики корреспондентка направила через «ФСИН-письмо» все те же вопросы, но не указала, что они от СМИ. В день выпуска материала их доставили Вике, но ответа от нее пока не было. По нашим данным, другим коллегам тоже не удалось связаться с арестанткой.

Маму Вики к дочери также не допускают. По словам адвоката, один из следователей сообщил, что «разрешение на свидание с мамой будет зависеть от результатов допроса Вики в качестве обвиняемой». Следствие хочет от Вики признания вины.

Процесс

Мама Виктории Марина Петрова живет в трешке на проспекте Луначарского. Адвокат подала апелляционную жалобу на меру пресечения, надеясь, что «из соображений разумности, законности и гуманности» Вику переведут под домашний арест — к маме. Восьмого июня в Городском суде прошло заседание. На нем Анастасия Пилипенко заявила, что ее подзащитная «фактически преследуется за выражение своего мнения о специальной военной операции». Что у Вики нет загранпаспорта и она не намерена бежать из-под ареста. Что в деле Петровой нет потерпевших и свидетелей. Что Вике вменяют ненасильственное преступление.

Подзащитная участвовала в заседании суда по видеосвязи из Арсеналки. В семиминутном последнем слове она рассказала, что, по ее мнению, происходило последние три с половиной месяца в Украине, и среди прочего заявила: «В результате восьмилетнего промывания мозгов пропагандой россияне в массе своей не поняли, что началась *****. В то же время по стране, некогда победившей нацизм, расползается совершенно аморальное движение Z, зетификация. <…> Я не испытываю никакой идеологической, политической, религиозной и прочей вражды по отношению к государственной власти и Вооруженным силам Российской Федерации как к институтам. В своих антивоенных постах я говорила, что люди, отдавшие и исполнившие преступные приказы, совершившие военные преступления, должны понести за это наказание».

Судья Татьяна Ялцевич не удовлетворила жалобу защиты. Вика останется в СИЗО как минимум до конца июня. Вечером 8 июня подписчиков телеграм-канала «Свободу Вике Петровой!» предупредили, что репост ее судебной речи «может повлечь уголовное преследование» — вероятно, тоже по статье о фейках об армии.

На следующий день Вика прокомментировала свое выступление адвокату: «Говорит, раз она уже стала „политической“ заключенной, не может не использовать судебное заседание как способ рассказать о происходящем. Она не молчала раньше и тем более не хочет молчать теперь, когда ее услышат многие».

*Власти считают их иностранными агентами

Фотографии: из личного архива Вики Петровой

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Истории россиян, которые лишились работы, потому что выступают против «спецоперации»
Истории россиян, которые лишились работы, потому что выступают против «спецоперации»
Истории россиян, которые лишились работы, потому что выступают против «спецоперации»

Истории россиян, которые лишились работы, потому что выступают против «спецоперации»

Кто такая Саша Скочиленко, которую хотят посадить за антивоенный «ценник» в «Перекрестке»
Кто такая Саша Скочиленко, которую хотят посадить за антивоенный «ценник» в «Перекрестке» До 10 лет за фразу про Мариуполь
Кто такая Саша Скочиленко, которую хотят посадить за антивоенный «ценник» в «Перекрестке»

Кто такая Саша Скочиленко, которую хотят посадить за антивоенный «ценник» в «Перекрестке»
До 10 лет за фразу про Мариуполь

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Тэги

Сюжет

Люди

Событие

Места

Прочее

Новое и лучшее

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

Первая полоса

Слово редакции
Слово редакции Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****
Слово редакции

Слово редакции
Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове» Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время ***** Исследование социологини Кати Дегтяревой
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Исследование социологини Кати Дегтяревой

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут» Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком» Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту С минимальными потерями
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
С минимальными потерями

6 причин, почему разваливаются отношения
6 причин, почему разваливаются отношения Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»
6 причин, почему разваливаются отношения

6 причин, почему разваливаются отношения
Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей В нем участвуют рестораны из пяти городов России
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
В нем участвуют рестораны из пяти городов России

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей
Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей
Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»
«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****» The Village начинает публиковать литературные тексты
«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»

«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»
The Village начинает публиковать литературные тексты

Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние
Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние Собрали лучшие кадры астрономического явления
Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние

Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние
Собрали лучшие кадры астрономического явления

«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России
«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России
«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России

«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России

Гид по Beat Film Festival 2022
Гид по Beat Film Festival 2022 Что получилось привезти в этом году
Гид по Beat Film Festival 2022

Гид по Beat Film Festival 2022
Что получилось привезти в этом году

Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России
Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России
Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России

Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России

«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью
«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью
«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью

«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом
Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом Новый владелец сети обещает, что «хуже не будет»
Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом
Новый владелец сети обещает, что «хуже не будет»

«На улице может подойти человек и заорать, что я мудак»
«На улице может подойти человек и заорать, что я мудак» Как предприниматель превратил свой магазин в политическое высказывание
«На улице может подойти человек и заорать, что я мудак»

«На улице может подойти человек и заорать, что я мудак»
Как предприниматель превратил свой магазин в политическое высказывание

Подпишитесь на рассылку