Клинический психолог Галина Петракова — о думскроллинге, «травме свидетеля» и агрессии в интернете

Клинический психолог Галина Петракова — о думскроллинге, «травме свидетеля» и агрессии в интернете

Как война влияет на психику людей — сложный и не до конца изученный вопрос. Особенно если мы говорим про последствия для тех, кто напрямую не связан с боевыми действиями, например, про людей, которые узнают о происходящем из новостей. The Village поговорил с клиническим психологом Галиной Петраковой, автором телеграм-канала «Море волнуется, а ты нет», о защитных механизмах в стрессовых ситуациях, опыте свидетеля и о том, что можно сделать со злостью, которой сейчас так много.

О том, почему мы все переживаем из-за войны

— Как вы думаете, меньше ли из-за войны переживают ее сторонники? Почему вообще одни люди принимают войну ближе к сердцу, чем другие?

— Для начала надо отделить поведение людей от их переживаний. Отказ от чтения новостей, от обсуждения темы, выбор позиции «все не так однозначно» — это стратегии поведения, которые не говорят о том, что люди переживают из-за войны меньше, чем другие.

Представьте человека, который случайно попадает к собеседнику, а тот рассказывает ему ужасные истории из жизни — травматичный опыт, который он пережил. У слушателя будет целый спектр эмоциональных и поведенческих реакций. В идеальном мире у него есть силы, чтобы выслушать и поддержать говорящего. Но в реальном мире слушатель может перевести разговор на другую тему, вообще не захотеть слушать или решить, что человек сам виноват в сложившейся ситуации. «Это же так ужасно, должно быть, он сам сделал что-то не так», — подумает собеседник. И он даже может решить, что человек заслужил произошедшее. Но все эти стратегии не означают, что слушателю плевать на страдания рассказывающего. Варианты поведения слушателя в этой ситуации — это копинг-стратегии (также известные как стратегии преодоления стресса. — Прим. ред.).

Нашу возможность сопереживать на физиологическом уровне обеспечивают зеркальные нейроны. Они переносят то, что переживают другие, в наши эмоциональные и телесные ощущения. То есть в мозгу есть специальные области, которые откликаются на чужие эмоции. Такой эмпатический резонанс часто происходит неосознанно, на невербальном уровне. Эти механизмы выгодны с эволюционной точки зрения: они позволяли нам сотрудничать с другими, чтобы воспитывать детей или защищаться от опасности.

Из-за зеркальных нейронов нам некомфортно, когда мы видим, что кто-то испытывает боль. Даже если видим это через экран компьютера или телефона. Иногда это называют «эмпатической болью», которая может актуализировать неприятные и травматичные воспоминания из нашего собственного опыта. И выходит, что эмпатия, которая обычно рассматривается в позитивном контексте, может быть проблемой: резонируя с чужой болью, мы чувствуем эту боль как свою. Эмпатическую боль сложно выносить, поэтому вполне естественная реакция — пытаться ее заблокировать. Какие способы мы выбираем, чтобы с ней справиться, зависит от многих факторов — от генетики до нашего опыта. Среди стратегий может быть: говорить «все не так однозначно», винить пострадавших («я не такой, как они, а они заслуживают, что происходит»), отстраниться от события, встать на сторону сильного. Человек, который выбирает эти стратегии, переживает сложные эмоции, с которыми ему необходимо справляться. Если бы ему действительно было «все равно», то эти стратегии вообще бы не понадобились.

Определенным социальным группам некоторые способы справляться с собственной болью кажутся более правильными и приемлемыми — например, волонтерство, распространение информации или чтение новостей. Но эти способы очень энергозатратные, потому что требуют развитых навыков эмоциональной регуляции. Человек, который выбирает такие способы, будет сталкиваться с непростыми эмоциями и должен знать, что с ними делать. Но не у всех была возможность развить навыки эмоциональной регуляции в детстве или во взрослом возрасте (например, во время психотерапии). Поэтому кажется, что некоторые люди абстрагируются от войны.

— То есть я правильно понимаю, что на эмоциональном уровне война задевает примерно всех?

Да. Война вовлекает большинство людей, особенно когда начинается. При этом уровень эмпатии у людей разный — у кого-то выше, чем у большинства, у кого-то ниже. Некоторым физиологически легче не вовлекаться в происходящее.

О роли «свидетеля»

— Может ли у человека, который узнает о войне из новостей, развиться ПТСР? А появиться травма?

DSM-5 (пояснялка DSM — диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. Как и у МКБ, у DSM есть несколько изданий. Последнее на сегодняшний день издание, DSM-5, было опубликовано в 2013 году. Авторы классификатора — Американская психиатрическая ассоциация) дает весьма узкое определение травмы. Травматичное событие должно быть связано со смертью или угрозой смерти, серьезными телесными повреждениями, сексуальным насилием. По этому определению даже самые стрессовые события, которые не являются угрозой для жизни или физической целостности, не являются травмой. Такое узкое понятие используется, чтобы диагностировать ПТСР. Поэтому при столкновении с другими событиями человеку может быть очень плохо, но у него не сформируется расстройство.

ПТСР может появиться при прямом проживании события («это случилось со мной»), при личном наблюдении за событием («это случилось с кем-то рядом»), при известии о том, что событие случилось с вашим близким человеком. Есть четвертый вариант — когда человек постоянно возвращается к деталям травмирующего события. Обычно он встречается у работников, которые собирают останки жертв катастроф и военных действий, у специалистов, работающих с детьми, пережившими сексуальное насилие. ДСМ-5 отдельно оговаривает, что в этот четвертый вариант не входит взаимодействие с травмирующими событиями через медиа. Кроме того, чтобы поставить диагноз ПТСР, необходимо не только столкновение с травматичным событием, но и наличие ряда симптомов.

Если вы столкнулись с травматичным событием — это не значит, что у вас обязательно разовьется ПТСР. По данным Института Сидран, международной организации, которая занимается исследованием травмирующих событий, примерно 70 % жителей США сталкивались с травматичными событиями. И симптомы ПТСР появились менее чем у 20 %.

То, что происходящее с вами не подпадает под строгие критерии одного расстройства (или определения травмы), не значит, что переживания и трудности надо обесценивать.

Существует понятие «вторичной травмы» — когда люди получают травму не в результате непосредственного переживания травматического события, а из-за того, что услышали о травмирующем событии, пережитом кем-то другим. Профессор Чарльз Фиглей, популяризатор термина, объяснял его так: «Это стресс, возникающий в результате помощи или желания оказать помощь страдающему человеку». Он же писал в одной из своих ранних работ: «Достаточно быть членом семьи и заботиться о своих близких, чтобы быть уязвимым к травматичным событиям, которые происходят с ними. Таким образом мы тоже становимся жертвами из-за нашей эмоциональной связи». Последствия от «вторичной травмы» бывают разные — тревога, навязчивые образы, избегание.

Людей, переживающих вторичный стресс, гораздо больше, чем тех, кто подходит под критерии ПТСР. Именно поэтому этот термин, не вошедший в руководство по психическим расстройствам, достаточно активно используется в литературе для описания опыта, который переживают представители помогающих профессий. Была даже разработана специальная шкала вторичного травматического стресса (Secondary Traumatic Stress Scale STSS), которая измеряет, насколько сильный вторичный стресс люди испытывают во время работы. Наибольший вторичный стресс испытывают работники здравоохранения (особенно медсестры и медбратья, работники скорой помощи и персонал онкологических отделений), социальные работники (особенно связанные со службами защиты детей), специалисты в сфере психического здоровья и те, кто оказывают первую помощь пострадавшим (полицейские, пожарные). Также есть исследования о вторичной травматизации детей, чьи родители были жертвами Холокоста или беженцами.

Последние определения вторичной травмы, которые я встречала в зарубежных источниках, звучат так: «травма, возникающая, когда человек слышит о травмах другого человека из первых уст или подвергается воздействию травмирующих свидетельств посредством изображений или видео». И под это определение можем попасть все мы (кроме тех, кто специально избегает подобного контента). Если раньше регулярное столкновение с материалами про ужасные события было привилегией (или проклятьем) представителей конкретных профессий, то сейчас достаточно открыть любую из социальных сетей и вы найдете достаточно, чтобы заработать вторичную травму.

Советы для тех, кто переживает вторичную травму:

• Проводите время с людьми, которые любят вас и заботятся о вас, — рассказывайте о ваших чувствах и воспоминаниях, о том, с чем вы столкнулись.

• Примите тот факт, что ваши чувства и эмоции какое-то время будут более интенсивными и часто меняться. Пробуйте регулировать эмоциональное состояние через дыхание, техники релаксации, физическую активность.

• Старайтесь поддерживать регулярный режим питания и сна. Травматический опыт, скорее всего, нарушит ваш привычный ритм, поэтому важно давать себе отдых и хорошо питаться — это поможет справиться со стрессом.

• Не критикуйте себя и не обесценивайте свой опыт. Признайте, что вы были травмированы и ваше тело и эмоции пытаются с этим справиться.

• Не ждите, что вы мгновенно придете в норму — скорее всего, на восстановление потребуется время.

— При этом во время войны мы постоянно читаем новости — почему так и насколько это плохо?

Думскроллинг (всплывающее Думскроллинг — процесс постоянного и неконтролируемого поиска и чтения плохих новостей. Термин стал популярным во время эпидемии COVID-19, когда из-за самоизоляции люди почти перестали выходить из дома, а новостные ленты были полны трагических событий) дает нам нужное ощущение контроля, потому что война — это внешний, неконтролируемый стресс-фактор. И этот стресс-фактор напрямую влияет на нашу жизнь — кто-то меняет место проживания, а кто-то сталкивается с подорожанием лекарств. Жить с таким мощным стресс-фактором крайне дискомфортно. Контроль над ситуацией — одно из ключевых чувств, на котором строится наше ментальное благополучие. И война отнимает этот контроль, нам хочется ощутить, что мы хоть чем-то управляем. Поэтому люди постоянно читают новости, пытаются анализировать их и тем самым создают иллюзию контроля над ситуацией.

Но использовать интернет для регуляции эмоций (уходить в онлайн, чтобы отвлечься от переживаний) — неэффективная стратегия совладания со стрессом. Все существующие исследования показывают связь психологического дистресса, тревожной и депрессивной симптоматики с проблемным или чрезмерным использованием интернета.

Кроме того, наше внимание и мышление крайне избирательны: мы склонны больше концентрироваться на негативной информации. Когда-то это было необходимо для нашего выживания — гораздо важнее было заметить дикого зверя, чем насладиться вкусом сочного фрукта.

И, наконец, исследования показывают, что мы не анализируем полученную информацию объективно. Например, люди предрасположены придавать большее значение фактам, подтверждающим их изначальную точку зрения, и не учитывать данные, опровергающие ее. А еще мы больше доверяем информации, которую увидели первой.

Вернуть контроль над своей жизнью мы можем только в реальности — поговорить с домашними, решить задачу по работе.

— Вы упомянули, что мы читаем новости ради некоего чувства «контроля», но для чего оно нам?

Если человек сталкивается с проблемой — он хочет ее проанализировать и решить. Нам кажется, что когда мы думаем и анализируем, то ищем пути решения проблемы. И зачастую такая тактика действительно работает.

Но иногда мы сталкиваемся с проблемами, которые один человек не может решить, или которые нельзя решить вообще, или которые нельзя решить сейчас. Тут мы можем попасть в ловушку — в таких ситуациях наш мозг все равно прибегает к типичному сценарию. Мы постоянно держим проблему в фокусе внимания, не можем сосредоточиться ни на чем другом, но решить проблему не можем. Наши постоянные мысли и поиск информации приводят лишь к поддержанию уровня тревоги и страха.

Вернуть контроль над своей жизнью мы можем только в реальности — поговорить с домашними, решить задачу по работе. Надо делать даже маленькие шаги, которые могут принести чувство удовлетворения, осознание успеха или контроля над собственной жизнью. Например, что-то, что вы давно откладывали: убрать комнату, разобрать шкаф, ответить на письмо, проверить почту, сделать звонок. Заняться какой-то физической активностью — помимо прочего, это дает ощущение контроля над собственным телом.

О развлечениях

— Почему нам так сложно во время войны смотреть фильмы, читать книги и слушать музыку? И, кажется, с музыкой как будто больше всего проблем — почему так?

— Навскидку сложно сказать, почему музыка выбивается из других развлечений. Можно предположить, что она воздействует только на слух. А фильмы, например, задействуют больше каналов получения информации, поэтому на них легче сосредоточиться. Абсолютно нормально, что мозг периодически возвращается к тяжелым мыслям — это особенность нашего внимания.

Как незакрытый гештальт — в мозгу есть постоянный очаг возбуждения, из-за которого нам сложно сосредоточиться на других делах. Поэтому в первые дни войны так тяжело было работать и выполнять повседневные задачи.

— То есть мы не сможем снова получать удовольствие от музыки, как раньше, пока не закончится война?

Да, и это абсолютно нормально. Но постоянные мысли о трагической ситуации истощают нас. Хороший способ восстановиться — возвращаться в физическую реальность, которая окружает нас в настоящий момент: сосредотачиваться на запахах, вкусах, телесных ощущениях.

Что делать, если вы физически в безопасности, но эмоции зашкаливают?

• Умойтесь очень холодной водой.

• Дышите и замечайте дыхание. Старайтесь дышать животом: медленней, глубже, замечать паузы между вдохом и выдохом, делать акцент на выдох.

• Обнимите близких и себя.

• Ограничьте чтение новостей. Если случится что-то серьезное, вы узнаете.

• Верните себе минимальное ощущение контроля. Даже простая уборка в комнате подойдет.

О злости и постоянной агрессии

— Почему во время войны все постоянно друг с другом ссорятся? И те, кто за войну, и те, кто против? Ведь интуитивно кажется, что защитный механизм во время опасности — сплотиться перед общей угрозой.

У тех, кто сейчас ссорится, нет непосредственной физической угрозы их жизни в моменте. Под бомбежкой никто не будет ссориться. В ситуации прямой опасности человек отделяется от эмоциональных переживаний — работает механизм диссоциации, который спасает нам жизнь. В действительно катастрофические моменты эмоции мешают нам. И в таких ситуациях люди действительно склонны действовать совместно.

Сейчас ситуация другая — да, мы знаем, что происходят ужасные вещи, но в наши дома ничего не летит. Даже если я подвергаюсь политическим преследованиям, но прямо сейчас сижу на диване и в дверь никто не ломится, то в этот конкретный момент я в безопасности. В такие моменты человек находится в контакте со своими эмоциями, сталкивается с тем, что их провоцирует, — механизм диссоциации не нужен. А с увеличением уровня стресса увеличивается и реактивность. Грубо говоря, тот стимул, который я бы пропустила в нормальное время, сейчас меня зацепит. Например, если у вас не задалось утро и вы со всеми поругались, то потом можете резко отреагировать на малейшую неудачу. Хотя в любой другой день вы бы о ней сразу забыли.

Злость — хорошая эмоция с плохой репутацией. По сути, это энергия, которая может помогать действовать.

Так вот все, что мы сейчас наблюдаем в интернет-пространстве, связано с «повышенной реактивностью». Злость — это эмоция, которая провоцирует импульсивное поведение. В результате учащаются ссоры, споры и конфликты. Причем, я думаю, что мы чаще видим выражения злости именно в интернет-пространстве, где это более социально приемлемо.

— А есть ли другие способы вымещения злости, которая у всех накопилась?

— Выражать злость в интернете — действительно не самая эффективная стратегия. Со всеми эмоциями важно учиться жить, проживать их, не переходить немедленно к поведению. То есть со злостью необязательно что-то делать — можно просто разозлиться, отследить, что ее вызвало, побыть с ней и отпустить, когда она пройдет. Тем более, как уже было сказано, оскорбления, злые комментарии и конфликты — не лучшая поведенческая стратегия, она связана с такими вторичными эмоциями, как стыд, вина и печаль.

Злость — хорошая эмоция с плохой репутацией. По сути, это энергия, которая может помогать действовать. Есть фраза «разозлись хорошенько и сделай» — злость действительно дает силы для конструктивного действия. Когда мои клиенты злятся, я предлагаю им почувствовать, как она проявляется в их теле, понаблюдать за ней. Отследить привычный поведенческий импульс, проанализировать его с точки зрения краткосрочных и долгосрочных последствий и, возможно, выбрать более эффективную стратегию. Потратить эту энергию на то, что действительно позволит почувствовать себя лучше.

Например, можно разозлиться на человека, который высказывает противные мне мысли, но не вступать с ним в бесполезную эмоциональную дискуссию в соцсетях, а сделать то, что поддержит мои ценности и позицию. Так что злость дает нам неплохое пространство для маневра, главное — не уходить в привычные неэффективные автоматические реакции.

Советы по взаимодействию со сложными эмоциями:

• Признать эмоцию — например, «это злость» или «это тревога». Осознаем эмоцию как приходящую и уходящую волну, не отождествляем себя с ней.

• Наблюдаем эмоцию — не стараемся ее контролировать и не осуждаем. Как будто стоим чуть в стороне — мы в курсе переживания, позволяем ему присутствовать, но не сливаемся с ним.

• Принимаем эмоцию, не боремся с ней. Как не надо: «Мне нужно срочно успокоиться». Как надо: «Я признаю, что тревожусь в этот момент, — это ок».

• Позволяемся себе испытывать/проживать эмоцию вместо попыток загнать ее поглубже или прогнать подальше.

Фотографии: Katerina Presnetsova

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Тревожные люди: Как нам пережить 2022 год и не потерять рассудок
Тревожные люди: Как нам пережить 2022 год и не потерять рассудок Рассказывает клинический психолог Татьяна Павлова
Тревожные люди: Как нам пережить 2022 год и не потерять рассудок

Тревожные люди: Как нам пережить 2022 год и не потерять рассудок
Рассказывает клинический психолог Татьяна Павлова

Тэги

Новое и лучшее

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

Повестка: Что делать, если останавливают и вручают на улице

Генштаб разъяснил, кого будут призывать. Главное, что мы поняли

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

От айфона до iHerb: Как сейчас заказать из-за рубежа одежду, технику и витамины

Первая полоса

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

Границу с Грузией запретили пересекать пешком, на велосипедах и самокатах

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Мы публикуем стихи Артема Камардина Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован
Мы публикуем стихи Артема Камардина

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован

Генштаб разъяснил, кого будут призывать. Главное, что мы поняли
Генштаб разъяснил, кого будут призывать. Главное, что мы поняли
Генштаб разъяснил, кого будут призывать. Главное, что мы поняли

Генштаб разъяснил, кого будут призывать. Главное, что мы поняли

Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Есть кимчи, помогая Армении, и слушать стендап
Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Есть кимчи, помогая Армении, и слушать стендап

«Я уезжаю прямо сейчас»

«Я уезжаю прямо сейчас»

«Я уезжаю прямо сейчас»

«Я уезжаю прямо сейчас»

Хроники мобилизации в России, день девятый. Что произошло

Как найти жилье в Ереване
Как найти жилье в Ереване А там вообще осталось что снимать? Квартира или дом? Что с отоплением? Подписывать ли договор?
Как найти жилье в Ереване

Как найти жилье в Ереване
А там вообще осталось что снимать? Квартира или дом? Что с отоплением? Подписывать ли договор?

«Мир кубиков» заменит Lego в России

Мобилизация в России, день восьмой. Что произошло

В США пообещали политическое убежище уклонистам от мобилизации

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»

Латвия объявила режим ЧС на границе с Россией из-за мобилизации

Бывшие журналисты «Эха Москвы» запустят новое медиа

Центр Москвы перекроют 30 сентября из-за митинга в поддержку референдумов

Срочно в Турцию
Срочно в Турцию Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Турцию

Срочно в Турцию
Экстренный гид по эмиграции

Срочно в Кыргызстан
Срочно в Кыргызстан Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Кыргызстан

Срочно в Кыргызстан
Экстренный гид по эмиграции

Срочно в Сербию
Срочно в Сербию Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Сербию

Срочно в Сербию
Экстренный гид по эмиграции

Финляндия закроет въезд для российских туристов 30 сентября

Коммунальщики и полиция ломают двери в подъездах, чтобы вручить повестки. Об этом написал депутат, но позже удалил пост

Turkish Airlines отменила все рейсы в Сочи, Ростов, Екатеринбург и Минск до 31 декабря 2022 года

Силовики пытали и насиловали гантелей поэта Артема Камардина в центре Москвы — «Новая газета. Европа»

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

«Просыпайся, бабушка, мне уже не стыдно». Как устроена русская ура-патриотическая поэзия

На фоне мобилизации продуктовым магазинам опять рекомендовали не штрафовать поставщиков. Так уже делали после 24 февраля

Госбанки Турции отказались от использования системы «Мир»

«Пограничники знали фамилии и места каждого»: Пятерых петербуржцев не выпустили в Беларусь

Apple заблокировала приложения почты Mail.ru и «ВКонтакте» в AppStore

Срочно в Казахстан
Срочно в Казахстан Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Казахстан

Срочно в Казахстан
Экстренный гид по эмиграции

Что происходило в российских военкоматах за день

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам

The Bell: В аэропортах перестали пропускать мужчин, которые состоят в списках военкомата

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)

В военкоматах Москвы и Петербурга мобилизованных зачисляют в тероборону

В казахстанском кинотеатре переночевали более 200 россиян

«Новая газета»: Более 260 тысяч мужчин покинули Россию после объявления мобилизации

Студент журфака МГУ устроил Z-акцию. Как на это отреагировали его однокурсники и вуз

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему? «Приехали и все время плачут»
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
«Приехали и все время плачут»

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

Росавиация продлила ограничение полетов на юг до 2 октября

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

Повестка: Что делать, если останавливают и вручают на улице
Повестка: Что делать, если останавливают и вручают на улице Или приглашают в военкомат через «Госуслуги»
Повестка: Что делать, если останавливают и вручают на улице

Повестка: Что делать, если останавливают и вручают на улице
Или приглашают в военкомат через «Госуслуги»

Улицу в Москве назвали в честь Жириновского

Россияне продолжают поджигать военкоматы

Срочно в Армению
Срочно в Армению Экстренные советы по эмиграции
Срочно в Армению

Срочно в Армению
Экстренные советы по эмиграции

Срочно в Грузию
Срочно в Грузию Экстренный гид по эмиграции
Срочно в Грузию

Срочно в Грузию
Экстренный гид по эмиграции

Когда закроют границу? Вот все версии

Кинотеатр в Казахстане предложил ночлег россиянам

Минобрнауки: Аспиранты тоже имеют право на отсрочку от мобилизации

Более 790 задержанных: Итоги субботних протестов против мобилизации

Четвертый день мобилизации в России. Собрали несколько историй

«Видите этот гондон?», — блогерка Рина Рамзаева ответила пропагандистам, объясняющим, почему не надо бояться мобилизации

Из AppStore пропало приложение с картами «2ГИС»

Финляндия готовится запретить российским туристам въезжать в страну по любым шенгенским визам. Собрали главное

В Петербурге пришли с обысками к фигурантам дела «Весны», журналистке SOTA и фем-активистке

Студентам-медикам в Петербурге неожиданно заменили плановые предметы на «экстренную хирургию и неотложную помощь»