В августе 2019 года основательница марки аксессуаров из натуральной кожи Kokosina Александра Косова написала в своем инстаграме, что закрывает оба розничных офлайн-магазина — и петербургский, и московский. Они работали несколько лет и приносили прибыль. «Но она была совершенно несоразмерна тревоге по поводу этих магазинов. Я себе дороже денег», — говорит Александра.

Для петербургских fashion-ретейла и ресторанной сферы прошлый год был трудным. На главных торговых улицах закрылось 62 магазина одежды и обуви (открылось 48). На 383 открытых в городе ресторана и кафе пришлось 400 закрытых. Ангедония особенно ярко проявилась на улице Рубинштейна, где в 2019-м заработали всего девять заведений общепита — против 17 съехавших. Рассказываем, как усталость продавцов совпала с неплатежеспособностью потребителей, и делаем прогноз на 2020 год.

Текст

Юлия Галкина, Сергей Феофанов

10 закрытий года

Магазин «Юность» на Малой Садовой

Офлайн-магазин Kokosina

Кафе «Пироги» на Фонтанке

Бар «Пурга» на Фонтанке

«Винный шкаф» на Рубинштейна

Ossi Bar на Фонтанке

Веганский проект «Горизонталь» в «Этажах»

Офлайн-магазин «Меч»

Пиццерия P. Maestrello на Владимирском

Jamie’s Italian на Конюшенной площади

Магазины одежды уходят в онлайн

По данным консалтинговой компании JLL, в четвертом квартале 2019 года на главных «fashion-улицах» произошло минимальное количество открытий магазинов одежды и обуви за всю историю наблюдений. «На десяти основных торговых улицах города было открыто только шесть магазинов одежды и обуви, среди которых — обувной бутик Reiker на Московском проспекте, магазин одежды Mollis на улице Рубинштейна, Paul& Shark на Большом проспекте Петроградской стороны, Elena Furs на Невском проспекте», — рассказывают аналитики. При этом на Старо-Невском проспекте за год количество свободных помещений увеличилось в три раза, а на Большом проспекте Петроградской стороны — в два раза.

За последние несколько месяцев в городе — за пределами fashion-магистралей — были и важные открытия: как в масс-маркете, так и нишевые. Например, в Доме мод у «Петроградской» запустили первый в России стрит-ретейл-магазин Uniqlo; у локальной марки Shu появился флагман на Литейном; а петербургская «Юность» — закрыв старейший магазин уличной одежды на Малой Садовой (из-за «смены профиля здания») — добавила отделение в «Охта-молле».

И все же тенденция последних пяти лет — уход магазинов одежды в онлайн (но и там за год не возникло ни одной заметной новой марки или площадки из Петербурга). В JLL отмечают, что на офлайн-магистралях хорошо себя чувствует только люкс: ДЛТ и бутики на Невском по-прежнему с нами. Этот тренд парадоксальным образом сочетается с общим падением доходов населения, которое фиксируют все аналитики. Официальных цифр по городу пока нет, но прошлой весной в Смольном рассказывали о снижении реальных денежных доходов на два процента.

Ossi Bar на Фонтанке

Владислав Фадеев

руководитель отдела исследований компании JLL

Мы ожидаем сохранение тенденции на сокращение присутствия операторов одежды и обуви на основных торговых улицах Петербурга. В то же время освобождающиеся помещения будут востребованы другими сегментами, например кафе и ресторанами.

В городе закрываются в том числе проекты с многолетней историей

Но с ресторанами тоже не все благополучно. В декабре аналитики ГК «БестЪ» сообщили, что за год в Петербурге открылось 383 заведения общепита и закрылось 400 (годом ранее эта же компания предсказывала «сложный год» для ресторанной индустрии). «Падение спроса увидели все, в воздухе разлита какая-то депрессия», — прокомментировал совладелец ресторанной группы «Свои в городе» Леонид Гарбар.


Из отчета ГК «БестЪ»

По сути дела, единственным тормозом для развития рынка остается низкий платежеспособный спрос. Но способов справиться с этой проблемой у рестораторов нет, поэтому аналитики ГК «БестЪ» прогнозируют отрицательный индекс развития и на 2020 год, хотя оборот рынка может вырасти на три-четыре процента.


Прекратили работу в том числе проекты с многолетней историей. Например, осенью на четной стороне Фонтанки закрылось кафе «Пироги», а на нечетной — бар «Пурга». Последнее заведение проработало более 15 лет и представляло собой милый атавизм гламурных 2000-х. Бар обещали запустить в другом месте, но сейчас команда работает в формате event-агентства (представитель «Пурги» не ответил на запрос The Village). Часть помещения на Фонтанки, 11 (ранее — правая «Пурга»), занял «Биргик-бар», который откроется в ближайшее время. «Нам понравились как локация, так и само помещение. От нашего первого „Биргика“ (теперь он практически официально ботлшоп) до второго (который сразу строился как бар) всего 5-10 минут пешком», — рассказал управляющий Валентин Хед.

«Винный шкаф» на Рубинштейна

Что будет с улицей Рубинштейна

Первый «Биргик» находится на улице Рубинштейна — средоточии городского гедонизма. По данным JLL, в 2019-м количество заведений общепита здесь начало снижаться: «За год в этой локации закрылось 17 баров, ресторанов и кафе, среди которых — „Жиробас“, „Скобари“ „Varvara“, „Винный шкаф“ и другие. При этом открылось только девять новых заведений общепита (Noir, Nau, Hunt, Tent и другие)».

Проблема заведений на Рубинштейна — не только и не столько в обеднении потребителей, сколько в длительной войне с местными жителями. Управляющий партнер бюро юридических стратегий Legal To Business Светлана Гузь считает, что конфликт еще не прошел острую фазу. Жильцы жалуются в Роспотребнадзор, и орган активно реагирует на обращения. Впрочем, в начале 2020 года количество внеплановых проверок на Рубинштейна уменьшилось на 40 процентов по сравнению с аналогичным периодом 2019-го (78 к 137).

Символическим свидетельством триумфа жильцов стало закрытие в ноябре бара «Винный шкаф». Ассоциация собственников и арендаторов стрит-ретейла назвала этот случай примером «потребительского экстремизма». Бар закрыли по решению суда, иск подал Роспотребнадзор. Идеолог холдинга «ОПГ Добрых дел» Евгений Хитьков говорит, что успешно оспорил судебное решение, но перезапускать «Винный шкаф», тем более на Рубинштейна, не планирует.


Евгений Хитьков

идеолог холдинга «ОПГ Добрых дел»

Мне кажется, улица Рубинштейна как локация сейчас сильно переоценена. Я бы десять раз подумал, прежде чем туда заходить с какими-то концептуальными интересными проектами. Арендные ставки высокие, проблемы с соседями огромные, соблюдать нормы зачастую практически невозможно. Лучше искать помещения в бизнес-центрах или в современных домах, где есть инфраструктура для ресторанов. Думаю, перспективы у Рубинштейна так себе. Инвесторы и рестораторы будут по-минимуму хотеть туда заходить, и потихонечку ситуация там утихомирится.


С пессимистичным прогнозом не согласен президент группы компаний Renta Артем Гудченко. По его мнению, улица Рубинштейна «остается востребованной локацией» и «в высокий сезон будет по-прежнему генерировать серьезный трафик»: «Дальнейшая перспектива в большей степени зависит от позиции городских властей, которые должны вникнуть в проблемы жителей и бизнеса и предложить решение, которое устроило бы обе стороны».

Пиццерия P. Maestrello на Владимирском

Смерть нескольких петербургских торговых сетей

Непростым год выдался и для ретейла. Ситуация здесь такая же, как в других сегментах: число вновь открытых магазинов уступает количеству открытий. В Петербурге прекратили существование сразу несколько местных торговых сетей: от «Полушки» до «Кея». Закрылся и петербургский дистрибьютор «Фудлайн», занимавшийся импортом продуктов из Европы. Проблемы этих компаний назревали давно: петербургские сети проигрывали конкуренцию федеральным компаниям, а бизнес дистрибьюторов медленно убивало продуктовое эмбарго.

Совсем пессимистичной картину сделал крах торгового дома «Интерторг» — эта фирма занималась магазинами Spar и «Народная 7Я семьЯ», несколько лет назад она входила в число крупнейших ретейлеров города. В 2019 году торговый дом столкнулся с серьезными финансовыми проблемами, а затем обе сети прекратили существование. «Интерторг» обдумывал возрождение сети, но в итоге от перезапуска отказались (а имущество компании арестовали).

Впрочем, едва ли потеря Spar ударит по рынку очень сильно: серьезные планы по развитию в городе есть у «Вкусвилла», работу в Петербурге начала и дочерняя сеть «Дикси» — «Виктория». Оставшуюся от Spar недвижимость будут делить конкуренты: большую часть площадей мог забрать X5 Retail Group, но этот холдинг уже достиг 25 % от рынка и не может открывать в городе новые магазины (компания сосредоточилась на реконструкции уже имеющихся точек). В этих обстоятельствах на помещения претендует бывшая жена владельца «Интерторга» Инна Ким, которая собирается запустить новую сеть с фермерскими продуктами. Попытать счастья могут даже маленькие и независимые торговые сети (удивительно, но за последнее время их число в Петербурге выросло).

Дизайнеры устали

«Когда я закрыла магазины, мне сразу стало хорошо. И мне до сих пор хорошо. Сожалений нет. Это было правильное решение. У меня появилось много энергии, которую можно использовать эффективнее», — говорит основательница марки Kokosina Александра Косова. Сейчас ее команда сосредоточилась на онлайн-магазине и оптовой торговле, а у 31-летнего дизайнера теперь больше времени на творчество и учебу.

После августовского поста в инстаграме Александре написали много дизайнеров из разных российских городов. Все они рассказывали похожую историю усталости и выгорания. Основательница марки Kokosina говорит, что знает много прошлогодних примеров, когда люди в итоге бросали наработанную карьеру и начинали все с нуля.


Александра Косина

основательница марки аксессуаров из натуральной кожи Kokosina

Я вижу, что все быстро и сильно изменяется. Огромное количество институтов разрушается на наших глазах. Будет что-то новое — и это здорово. А надеяться на то, что мы переживем годик и все будет как было… Нет, не будет. Будет по-другому, и нужно адаптироваться.



Фотографии: обложка, 3 – Виктор Юльев, 1 – Ossi bar, 2 – Дима Цыренщиков